Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА 10 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. E. M. Donaldson, P.Swanson, W.-K. Chan. 1 страница

ИРМ привлекли в свои ряды значительное число рабочих. С 1905 по 1915 г. было выдано 300 тыс. членских билетов. Однако постоянное число членов (аккуратно платящих взносы) не превышало 60 тыс. «Рабочие „проходили" через ИРМ, но не оставались в ней»,—писала Э. Г. Флинн 34.

Чем можно объяснить это явление? Думается, что здесь играли роль репрессии против ИРМ. Признание организацией бескомпромиссной клас­совой борьбы, боевой революционный дух ее выступлений, беззаветная смелость и энергия ее лидеров и рядовых членов вызвали открытую не­нависть к ИРМ со стороны правящих кругов. Руководство АФТ полно­стью поддерживало атаки властей и предпринимателей на ИРМ. Другой причиной медленного роста ИРМ идаже выхода из нее крупных союзов (например, Западной федерации горнорабочих) были внутренние разног­ласия идейного и тактического характера.

34 Флинн Э. Г. Своими словами: Жизнь бунтарки. М., 1962, с. 222.


 

РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ

Разногласия, как мы видели, наметились уже на учредительном съезде ИРМ; с течением времени они углублялись в связи с ростом внутри организации анархо-синдикалистских настроений как следствия «специфических условий США» 35. Рассматривая эти условия, У. 3. Фос-тер указывал на такие факторы, способствовавшие в США развитию анархо-синдикализма: жестокие репрессии правительства, вызывавшие стремление ответить «на насилие насилием»; умелая дискредитация по­литических выступлений рабочего класса; отрицательное отношение к политической борьбе со стороны миллионов рабочих-иммигрантов, не пользующихся избирательными правами; возмущение рабочих оппорту­нистической линией социалистов-реформистов; влияние на рабочий класс мелкобуржуазных радикалов; проникновение анархистских идей в США из Европы36. Все эти факты в соединении с пагубной для рабочих идеологией и тактикой АФТ привели к тому, что даже многие видные лидеры рабочего и социалистического движения увлеклись синдикализ­мом и тактикой «прямого действия».

Первые разногласия в рядах ИРМ проявились уже во время II съез­да в 1906 г., на котором Траутман, Де Леон и Сент-Джон открыто выс­тупили против консервативных взглядов председателя ИРМ Шермана и «низложили» его. Им удалось это сделать путем введения в устава поправки об упразднении должности председателя 37.



Однако разногласия внутри организации не утихали, чему способст­вовали как стремление Сент-Джона,. Траутмана и других анархистов настоять на полном отказе от политических действий, так и нежелание Де Леона отказаться от мысли, что новая производственная организация рабочих должна ориентироваться в политических вопросах на руко­водимую им Социалистическую рабочую партию. Положение усугубилось тем, что самый сильный профсоюз Западная федерация горнорабочих осудила позицию руководства ИРМ и в начале 1908 г. вышла из орга­низации.

Раскол произошел ча IV съезде в сентябре 1908 г. под давлением Сент-Джона, обвинившего Де Леона в стремлении превратить ИРМ в придаток Социалистической рабочей партии. Де Леону пришлось уйти со съезда, вместе с ним организацию покинули его сторонники38. Победа осталась за анархо-синдикалистами. Сент-Джон был избран ге- неральным секретарем-казначеем, съезд утвердил новую поправку к уста­ву, из которого был вычеркнут пункт о политической борьбе. Отныне ИРМ окончательно отказались от политических действий, провозгласив «прямые действия» (саботаж и стачку) основными принципами борьбы за освобождение рабочего класса. Это была ошибочная тактика. Всё же дальнейшие события показали, что, несмотря на слабость своих идейных позиций, члены ИРМ были искренними и смелыми бойцами.



35 Фостер У. 3. Очерк политической истории Америки. М., 1953, с. 541.
36 Foster W. Z. History of the Communist Party of the United States. N. Y., 1952, p. 66. 37 Фонер ф. С. Указ. соч., т. 4, с. 66—69. 38 Вриссенден П. Ф. Промышленные рабочие мира. М.; Л., 1926, с. 105—110. Вноябре того же года отколовшаяся во главе с Де Леоном группа основала собственную' организацию ИРМ с центром в Патерсоне; впоследствии центр был перенесен в Детройт. См.: Там же, с. 110.



II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ


20f


 


4. ПЕРЕХОД АФТ К ПОЛИТИЧЕСКИМ ДЕЙСТВИЯМ

В 1905—1906 гг. началось организованное наступление предпринима­телей на рабочие союзы. Теперь даже лидерам АФТ стало ясно', что вся правительственная машина — от шерифов и судей на местах до Вер­ховного суда и президента — поддерживает стремление хозяев любой ценой сохранить систему «открытого цеха».

Самым действенным орудием предпринимателей были суды, стоявшие на страже интересов владельцев предприятий. Робкие попытки руковод­ства АФТ внести в конгресс через своих посредников билли о 8-часо­вом рабочем дне и о запрещении судам применять «инджанкшнз» не имели успеха. Более того, 5 декабря 1905 г. Рузвельт в ежегодном посла­нии конгрессу назвал «весьма неразумными» любые требования лишить суды права выносить решения по трудовым спорам 39.

В 1904 г. во многих штатах суды нанесли тяжелые удары организо­ванным рабочим. Например, в Цинциннати (штат Огайо) суд оштрафо­вал профсоюз литейщиков за привлечение в союз рабочих; в штате Массачусетс — поддержал иск рабочего, нечлена союза. Этот рабочий подал жалобу на профсоюз, у которого был заключен договор с пред­принимателем о приеме на работу только организованных рабочих. Наиболее серьезное для профсоюзов положение создалось в г. Данбери (штат Коннектикут), где рабочие шляпной фабрики Д. Э. Лоу организо­вали профсоюз и требовали его признания. В ответ на отказ предпри­нимателя шляпники объявили бойкот. Лоу обратился в суд в 1903 г. и предъявил профсоюзу иск за нарушение закона Шермана в размере 240 тыс. долл. В декабре 1905 г. суд признал жалобу Лоу обоснован­ной 40. Не только шляпники, но все профсоюзы оказались под угрозой финансового краха, ибо «дело Данбери» создавало прецедент, опасный для американского рабочего движения.



Подобное положение сложилось в Англии во время нашумевшего судебного процесса по делу профсоюза железнодорожников Таффской долины. В 1900 г. железнодорожники в долине реки Тафф (Южный Уэльс) объявили стачку. Железнодорожная компания предъявила иск профсоюзу о возмещении убытков, причиненных забастовкой, и в 1902 г. палата лордов как суд высшей инстанции подтвердила требования ком­пании. Однако комитет рабочего представительства, обратившийся к методам политической борьбы 41, добился утверждения билля, восстанав­ливающего право союзов на бойкот и пикетирование. Решение по делу Таффской долины было отменено. Это событие широко обсуждалось не только в Англии, но и в США. Гомперсу и его коллегам пришлось подумать об изменении тактики, чтобы не подорвать авторитета АФТ.

Наступательные действия предпринимателей, падение в последние годы членства в союзах АФТ, рост влияния Социалистической партии Америки и образование боевой массовой организации неквалифицирован­ных рабочих «Индустриальные рабочие мира» — все это заставило на­конец Гомперса пересмотреть свои позиции. АФТ обратилась к конгрес-

39 Congressional Record, vol. 40, pt 1, p. 94.

40 Фонер Ф. С. Указ. соч., т. 3, с. 300—302.

41 Комитет рабочего представительства, добившийся избрания в парламент 50-представителей, был предшественником лейбористской партии.


cy и правительству с документом, получившим известность как проф­союзный билль о жалобах.

Этот документ, составленный С. I омперсом и Э. Фурусетом; оыл пpинят 21 марта 1906 г. на конференции 118 национальных и межна-циoнальных союзов. Рабочие обращались к конгрессу с жалобой на его невнимание к жизненно важным для трудящихся вопросам. Билль о жалобах включал прежде всего требование отмены «инджанкшнз» и принятия закона о 8-часовом рабочем дне на всех видах работ по государственным заказам. Затем перечислялись требования защиты ра­бочих от конкуренции с трудом заключенных, отмены так называемой «панамской поправки» к закону о 8-часовом рабочем дне42, об ограни­чении иммиграции, об усилении закона, запрещающего въезд в страну китайцам, освобождении моряков от принудительной службы, о запре­щении использовать закон Шермана против рабочих союзов и некото­рые другие. Билль заканчивался почти что угрозой обратиться «к сове­сти и поддержке наших соотечественников» 43, если голос рабочпх не1 будет опять услышан.

Увы, этот голос не был услышан. Президент Рузвельт принял С. Гомперса и Ф. Моррисона, национального секретаря АФТ, но сказал, что не питает надежды на утверждение конгрессом такого билля, хотя он сам якобы — за упразднение закона об «инджанкшнз» 44. Действитель­но, от спикера Дж. Кэннона лидеры АФТ получили резкую отповедь.

Гомперсу ничего не оставалось, как обратиться к поддержке рабочих,. Однако никаких решительных акций он не предпринял. Билль о жало­бах был разослан всем профсоюзам. В сопроводительном письме Гом-перс предлагал союзам поддерживать друзей (т. е. тех буржуазных политиков, которые благожелательны к АФТ) и «давать отпор людям и партиям, которые безразличны, нерадивы или враждебны к нам» 45. Так впервые была сформулирована тактическая линия, которой отныне стала придерживаться АФТ: «поддерживай друзей и наказывай врагов». Как показали события, коренных изменений в тактике АФТ не произо­шло, хотя руководству АФТ и пришлось признать, что в определенных случаях необходимо прибегать к давлению на правительство. Но Гом-перс в своих выступлениях недвусмысленно ограничивал цель этих дей­ствий исключительно уничтожением различных запретов, налагаемых правительством на рабочие союзы.

Гомперс глубоко заблуждался в том, что его раболепие перед силь­ными мира сего принесет плодотворные результаты. Истинное отношение к АФТ правящих кругов — государственных деятелей и представителей монополий — было явно пренебрежительно, как наглядно показала исто­рия билля о жалобах, а также упорное противодействие требованиям отмены практики «инджанкшнз». Вполне очевидно, что политика АФТ не вызывала больших опасений ни у правительства, ни у монополи-

42 B 1905 г. по настоянию Рузвельта был отменен закон о 8-часовом рабочем дне для иностранных рабочих, нанимаемых для строительства Панамского канала. А эти рабочие составляли основной контингент на канале.

43 Цит. по: Karson M. American Labor Unions and Politics, 1900—1918. Cambridge (Mass.), 1958, p. 43.

44 The Letters of Theodore Roosevelt: Vol. 1—8/Ed. by E. E. Morison. Cambridge (Mass.), 1951—1956, vol. 5, p. 190—191, note 2.

45 Цит. по: Фонер Ф. С. Указ. соч., т. 3, с. 309.



И. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ



 


       
 
 
   

стических кругов. Иное отношение сложилось к «Индустриальным ра­бочим мира».

УИЛЬЯМ ХЕЙВУД

С первых дней имущие классы выказывали к союзу ИРМ непри­крытую ненависть. Лидеры ИРМ на­ряду с социалистами оказались «нежелательными гражданами», как открыто назвал их президент Руз­вельт. В 1906-1907 гг. власти орга­низовали судебный процесс в Бойсе (штат Айдахо) над тремя членами ИРМ — Хейвудом, Мойером и Петти-боном. Это было предпринято в це­лях разгрома Западной федерации горнорабочих, которую можно на­звать головным профсоюзом, вхо­дившим в ИРМ. Арестованных об­винили в убийстве бывшего губер­натора штата Айдахо Ф. Стюненбер-га. Действительным убийцей был не­кий Орчард, задержанный властями штата. Но его заставили дать пока­зания против Хейвуда, Петтибона и Мойера, хотя все они в момент убий­ства проживали в Денвере (штат Колорадо) 46.

Pабочих лидеров буквально похитили без предъявления ордера на арест и специальным поездом, предоставленным железнодорожной ком­панией «Юнион пасифик рэйлроуд», доставили в Бойсе, где и был ор­ганизован судебный процесс.

На защиту ложно обвиненных товарищей поднялись рабочий класс, социалисты. Западная федерация горнорабочих, «Индустриальные рабо­чие мира», почти все союзы, входившие в АФТ,, Социалистическая пар­тия Америки и Социалистическая рабочая партия выступили с гневным протестом против беззаконных действии губернаторов штатов Айдахо и Колорадо, полицейских властей, судов. В фонд защиты арестованных было собрано 87 тыс. долл. Только Исполнительный совет АФТ ограни­чился заявлением о невиновности лидеров ЗФГ и просьбой о проведении «беспристрастного суда присяжных».

Суд над У. Хейвудом начался 7 мая 1907 г. и продолжался 54 дня. Защитником выступил адвокат К. Дэрроу. В патетической речи в тече­ние двух заседаний он не только доказал невиновность своего подза­щитного, но и ярко обрисовал тяжелую судьбу горняков и деятельность ЗФГ. Непричастность всех трех обвиняемых к убийству Стюненберга была столь очевидной, что присяжные вынесли оправдательный вердикт сначала Хейвуду (27 июля 1907 г.), а затем и Петтибону (в январе 1908 г.). Ч. Мойер был освобожден без суда.

46 Делу Хейвуда, Мойера и Петтибона посвящена глава в кн.: Фонер Ф. С. Указ. соч..,

т. 4, c. 42 - 70.


Процесс в Бойсе имел большое политическое значение. Он показал действенность массового протеста, возможность для рабочих добиться успеха, противопоставив враждебным силам сплоченность и организо­ванность. Но этот же процесс показал и другое: уклончивую позицию руководства АФТ. Поведение лидеров федерации свидетельствовало, что они не желают идти на сближение с левыми силами в рабочем движении, предпочитая сотрудничество с буржуазными партиями и правительством. И это, несмотря на открытое наступление предприни­мателей на рабочие союзы, завершившееся судебными решениями по» искам двух компаний — «Бакс стоув энд рейндж» (президентом которой был глава Национальной ассоциации промышленников Дж. У. Ван Клив) и компании Лоу.

Ван Клив решил расправиться с союзом литейщиков и шлифоваль­щиков на своем предприятии. Он спровоцировал конфликт, а когда рабочие объявили бойкот, добился от суда в декабре 1907 г. жестокого временного предписания против АФТ, ее лидеров, всех их представителей и участников бойкота. Судья Гульд, вынесший это постановление, зап­ретил впредь любые действия, которые могли бы «препятствовать деятель­ности истца, ограничить ее или разрушить предприятие» 47.

Даже Гомперс вынужден был признать, что эта мера — посягатель­ство на права граждан США. Однако апелляция Гомперса в Верховный суд не возымела действия. Более того, 3 февраля 1908 г. Верховный суд подтвердил иск Лоу к союзу шляпников и прямо заявил, что «анти­трестовский закон распространяется на рассматриваемое дело»48. Это решение означало, что все профессиональные союзы и все выступ­ления рабочих — забастовки, бойкоты, пикетирование, сбор средств на? нужды бастующих — будут рассматриваться как «заговоры» и нарушения; закона Шермана.

Рабочему движению был нанесен тяжелый удар. Во всех штатах-рабочие требовали от руководства АФТ активных действий для защиты права на организацию, создания самостоятельной партии рабочих. Тем не менее лидеры АФТ отказались обсуждать вопрос об образовании ра­бочей партии, утверждая, что участие в политической жизни со сторо­ны профсоюзов должно заключаться лишь в поддержке кандидатов той буржуазной партии, какая займет доброжелательную позицию по отно­шению к рабочему классу.

Принцип «поддерживай друзей и наказывай врагов» Гомперс решил применить во время президентской кампании 1908 г. Собрание прези­дентов национальных и межнациональных профессиональных союзов 18 марта 1908 г. утвердило два документа: «Протест рабочих в конг­ресс» с требованием запретить применение закона Шермана против профсоюзов и «Обращение к рабочим», которое заканчивалось опять-таки призывом поддерживать друзей и выступать против врагов.

«Протест рабочих в конгресс» был вручен председателю сената и спикеру палаты представителей. Но все было тщетно: лидеры правящей республиканской партии резко отклонили требования рабочих.

Гомперс сделал еще одну попытку договориться с республиканцами. Он явился на съезд в Чикаго и предложил включить в избирательную

47 Injunction Data Filed by S. Gompers. Wash., 1908, p. 117.

48 Фонер Ф. С. Указ. соч., т. 3, с. 333.



II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ



 


платформу партии программу рабочих в обмен на поддержку их канди­дата в президенты. На первом месте стояло требование о запрещении распространять действие закона Шермана на рабочие и фермерские ор­ганизации. Затем шли требования об ограничении «инджанкшнз» и о передаче конфликтов на рассмотрение суда присяжных; гарантирование закона о 8-часовом рабочем дне всем лицам, занятым на государствен­ных предприятиях; принятие закона об ответственности предпринимате­лей; создание министерства труда и федерального бюро горнорудной промышленности; учреждение государственных почтовых банков; при­нятие поправки к конституции о всеобщем избирательном праве для женщин.

Руководство республиканской партии отвергло предложения АФТ. Тогда Гомперс отправился в Денвер, где происходил съезд демократиче­ской партии. Здесь он встретил благожелательный прием, ибо демократы, выдвинувшие вновь своим кандидатом У. Дж. Брайана, были заинтересо­ваны в поддержке АФТ. Шесть из восьми пунктов рабочей программы были включены в платформу. Съезд демократов отклонил пункты об из­бирательном праве для женщин и об учреждении правительством почто­вых банков. Взамен демократы получили возможность печатать выступле­ния Брайана на страницах органа АФТ «Америкэн федерейшионист». Впервые руководство АФТ выступило с прямым призывом к рабочим голосовать за кандидата буржуазной партии.

Тактика поддержки буржуазного кандидата федерацией ослабляла по­зиции кандидата в президенты от Социалистической партии Америки Ю. Дебса, представителя левого крыла в американском рабочем и социа­листическом движениях. Все же вопреки руководству АФТ за него вы­ступали многие не только местные, но и крупные межнациональные союзы.

Поддержка АФТ в 1908 г. не изменила соотношение сил республи­канцев и демократов. Кандидат республиканской партии У. Г. Тафт, из­вестный тем, что, будучи юристом, обосновал применение «инджанкшнз» против союзов, победил на выборах значительным числом голосов. Пере­ход АФТ к тактике «поддерживай друзей и наказывай врагов» не принес каких-либо изменений в отношении предпринимателей к союзам. Пред­приниматели продолжали наступательные действия на союзы, власти уси­ливали репрессии против рабочих, особенно против членов ИРМ. Рабочий класс отвечал на эти действия стачками и выступлениями в защиту кон­ституционного права на свободу слова. В этих выступлениях, так же как в забастовках 1909—1914 гг., большую роль играли члены ИРМ.

 

 

5. БОРЬБА РАБОЧИХ ЗА СВОБОДУ СЛОВА

«Индустриальные рабочие мира» отличались от тред-юнионистов бое­вым духом, храбростью, готовностью ради дела рабочего класса самозаб­венно жертвовать всем, даже жизнью. Эти поразительные черты членов ИРМ — уоббли, как стали их называть повсюду, проявились во время классовых боев в 1909—1914 гг., когда они вели упорную борьбу за право выступать на уличных митингах. Это была настоящая политическая борь­ба за осуществление права на свободу слова, зафиксированного в кон­ституции США. Американский историк Ф. Фонер справедливо называл .эти выступления «Индустриальных рабочих мира» «одной из самых по-


pазительных в истории Америки попыток претворить в жизнь билль о правах»49.

Первое выступление раоочих за право собираться на уличные митин­ги произошло летом 1909 г. в г. Мизула (штат Монтана). Мизула была центром, через который проезжали тысячи сезонных рабочих в поисках работы на лесопромышленных участках. Агентства по найму, которых в Мизуле насчитывались десятки, пользовались безвыходным положением этих людей, вынужденных соглашаться на тяжелейшие условия труда да еще и выплачивать агентам немалые суммы из заработка за устройство на работу. Эти агенты (рабочие звали их «вымогателями» или «акулами найма») действовали в контакте с предпринимателями. Последние уволь­няли вновь принятого рабочего, как только тот выплачивал деньги за устройство на работу. Эта система, которую уоббли с горьким юмором называли «командой-из-трех» (three-crews), т. е. один едет работать, другой увольняется, третий работает, выматывала из людей последние силы.

ИРМ в 1909 г. выступили в Мизуле против подобной системы, тре­буя, чтобы предприниматели нанимали кочующих рабочих через союзы. Несколько организаторов ИРМ стали на улицах агитировать этих рабочих вступать в союз. Муниципалитет запретил уличные митинги, но ирмовцы не подчинились, и через два дня начались аресты.

На помощь в Мизулу бросились ирмовцы. Э. Г. Флинн, принимавшая деятельное участие в борьбе за свободу слова, писала: «В город непре­рывным потоком начали прибывать члены ИРМ. Они приезжали в ваго­нах, на вагонах и под вагонами»50. Эти люди включались в борьбу, едва сойдя с поезда. Как только полиция хватала одного, его место на ящике, игравшем роль трибуны, занимал следующий. В городской тюрь­ме не хватало помещения для арестованных. В Мизуле ирмовцами была испробована новая тактика ненасилия, тактика пассивного сопротивления и переполнения тюрем. Местные власти не устояли перед напором ИРМ. Арестованных выпустили, уличные митинги были разрешены.

Успех в Мизуле окрылил ирмовцев. Еще до того как были освобож­дены последние заключенные из мизульской тюрьмы, в конце 1909 г. началась борьба за свободу слова в Спокане (штат Вашингтон), Фресно и других городах Запада51. Ирмовцы и здесь применяли тактпку «пере­полнения тюрем», стойко перенося издевательства п жестокое обращение полиции.

В битвах за свободу слова участвовали люди, ставшие впоследствии знаменитыми и верными бойцами за дело рабочего класса: Фрэнк Литл, 19-летняя Элизабет Гарли Флинн (для которой тюремное заключение в Мизуле и Спокане было боевым крещением), Уильям 3. Фостер, буду­щий руководитель Коммунистической партии США. Отбыв 2-месячное тюремное заключение в Спокане, Фостер вступил в ИРМ и вошел в ко­митет, руководящий борьбой рабочих52.

Благодаря мужеству и стойкости членов ИРМ битвы за свободу слова в Мизуле, Спокане, Фресно, Абердине и некоторых других городах на

49 Фонер Ф. С. Указ. соч., т. 4. с. 149.

50 Флинн Э. Г. Указ. соч., с. 111.

51 Подробнее о борьбе рабочих за свободу слова см.: Фонер Ф. С.Указ. соч., т. 4,
гл. VII, VIII.

52 Foster W. Z. Pages from a Worker's Life. N. Y., 1939, p. 145.



И. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ



 


Западе закончились победой рабочих. Эта победа была завоевана в же­стоких схватках, ценой страданий и даже смерти тех, кто не вынес истязаний в тюрьмах.

В 1911 г. Ассоциация торговцев и предпринимателей решила положить конец деятельности ИРМ по организации кочующих сезонных рабочих в Калифорнии. Удар был нанесен в Сан-Диего; там организаторы ИРМ проводили агитацию для вовлечения в союз трамвайщиков, рабочих са­харного завода и лесорубов. В этом городе издавна было отведено ме­сто для выступлений уличных ораторов, тем не менее городские власти внезапно запретили созывать митинги в пределах города. Это решение вызвало взрыв протеста. Ирмовцы, социалисты, члены профсоюзов АФТ и представители религиозных организаций устроили митинг, несмотря на запрещение. Но власти не собирались отказываться от принятого реше­ния, и через месяц, когда постановление вошло в силу, начались массо­вые аресты. Тогда несколько тысяч уоббли и безработных из разных шта­тов двинулись в Сан-Диего. Повторилось то же, что и во Фресно и Абердине: местная тюрьма была переполнена, были случаи, когда поли­цейские насмерть забивали заключенных. Протесты либеральных газет не могли остановить озверевших «бдительных» и полицейских.

В адрес губернатора штата X. Джонсона посыпались телеграммы и письма с требованиями прекратить зверства в Сан-Диего. Губернатор, имевший репутацию прогрессиста, направил для расследования в Сан-Диего своего представителя. Тот устроил открытое разбирательство и на основании показаний многочисленных свидетелей составил доклад, в ко­тором, хотя и критиковал деятельность ИРМ, резко осудил зверства го­родских властей. Генеральному прокурору штата пришлось сделать вну­шение «бдительным». «Именитые граждане» Калифорнии были возмуще­ны и обратились с письмом к президенту, в котором требовали прислать федеральные войска и покончить с «преступной организацией ИРМ». Тафт готов был бы совершить подобный шаг, но конституция США не допускала посылку федеральных войск без просьбы губернатора штата. Однако X. Джонсон не сделал этого. В конце концов полиции пришлось постепенно освободить арестованных, но только к лету 1914 г. ирмовцы получили возможность проводить уличные митинги в Сан-Диего.

Борьба рабочих за право устраивать собрания для обсуждения своих нужд, за право организации уличных митингов оставила яркий след в истории американского народа. Ошибки ИРМ, отразившие анархо-синди-калистский дух этой организации, отказ большинства ее членов прово­дить планомерную работу в среде рабочих по созданию жизнестойких сою­зов (они покидали город, как только добивались разрешения на уличные митинги), даже тот факт, что пассивная тактика «переполнения тюрем» в итоге подтачивала силы людей и организации в целом,— все это не может зачеркнуть мужества и подлинного героизма, проявленных участ­никами этой жестокой и изнурительной борьбы. И, как правильно отме­чал Л. Де Кокс, один из ветеранов ИРМ53, «крестовые походы ирмов-цев за свободу слова были более альтруистическим движением, чем боль­шая часть движений угнетенных за улучшение своего положения»54.

53 Л. Де Кокс состоял в рядах ИРМ в 1921—1925 гг., когда еще были живы воспоми­
нания о героической борьбе ИРМ в 1909—1912 гг., и в годы первой мировой войны.

54 Be Caux L. The Living Spirit of the Wobblies. N. Y., 1978, p. 55.


Однако истинно революционный, бунтарский дух ирмовцев, преданность бщему делу сочетались с отсутствием дисциплины, отказом от политиче-oкой борьбы и отрицанием политической организации рабочего класса. Все надежды возлагались на всеобщую стачку, которая когда-нибудь при­едет к победе рабочего класса и созданию общественного строя, назы­ваемого ими «индустриальной республикой». Ради этой цели, маячившей где-то в будущем, члены ИРМ сражались за свободу слова и принимали непосредственное участие в забастовочном движении, широко развернув­шемся во многих районах страны в эти годы.

6. СТАЧКИ И ПРОФСОЮЗЫ В 1909-1914 ГГ.

Крупные классовые битвы произошли в Мак-Кис-Роксе (1909 г.), в Лоренсе (1912 г.), в Ладлоу (1913—1914 гг.) и других местах55. Забастовки большей частью вспыхивали стихийно в результате чрезвы­чайно тяжелых условий труда и низкой заработной платы рабочих, когда их терпение истощалось и они бросали работу, ставя на карту будущее свое и своих семей.

Одной из первых крупных стачек, окончившихся победой рабочих, была стачка 1909 г. в Мак-Кис-Роксе (штат Пенсильвания) на заводе «Преет стил кар компани», дочернем предприятии «Стального треста». Ф. С. Фонер подчеркивал значение этой стачки как первой, которая дока­зала, что рабочие-иммигранты способны создать эффективную организа­цию на производственной основе56. Действительно, подавляющая масса рабочих Мак-Кис-Рокса были иммигранты57. Но именно среди них ока­зались люди, имевшие опыт забастовочной борьбы у себя на родине. Они внесли в забастовку элементы организации, образовали собственный ко­митет («Секретный комитет»), увлекший за собой колеблющихся и склон­ных к компромиссу квалифицированных американских рабочих. ИРМ взяли на себя руководство стачкой. Попытки компании пустить завод с помощью штрейкбрехеров не дали результатов, и ей пришлось удовлет­ворить почти все требования рабочих.


Дата добавления: 2015-04-05; просмотров: 14; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.029 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты