Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ




Читайте также:
  1. AGb III. Проблемы общей теории перевода 105
  2. AGb III. Проблемы общей теории перевода 149
  3. AGb III. Проблемы общей теории перевода 203
  4. I. ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПРИРОДЫ И ОБЩЕСТВА
  5. Ordm;. Постановка задачи о сложном движении твердого тела.
  6. U ее проблемы 1 страница
  7. U ее проблемы 2 страница
  8. U ее проблемы 3 страница
  9. U ее проблемы 4 страница
  10. Актуализация проблемы личности в переломные эпохи истории.

Болей четверти века назад, в процессе исследования функций госу­дарства, в отечественной юридической науке был сформулирован ряд положений о необходимости рассмотрения фундаментальной в теории государства категории "функция государства" как сложного по своей структуре, внутренне противоречивого явления, было проанализировано содержание его с позиции философских категорий сущности и явления, основы и обоснованного, должного и сущего, структуры и элемента и др. Это помогло преодолеть господствовавшее в те годы в теории госу­дарства и права упрощенное понимание функции государства как "направление деятельности государства по выполнению стоящих перед ним задач", повторявшееся из одного учебника по теории государства и права в другой, из одной научной работы в другую.

Автором этой главы было предложено рассматривать функцию госу­дарства как сложное по своему содержанию явление, включающее со­циальное назначение государства как основу и сущностную сторону функции ("должное") и практическую деятельность государства по реа­лизации его назначения как динамичный элемент функции, выражаю­щий ее жизнедеятельность ("сущее").

Дальнейший анализ структуры функции государства показал, что каждый из названных компонентов функции, в свою очередь, имеет собственную сложную структуру.

Социальное (т.е. с точки зрения потребностей гражданского общест­ва) назначение государства включало такие компоненты, как его сугубо классовое и общесоциальное назначение. Выявились и другие уровни социального (например, "национальное"), также получившие отражение в понятии "социальное назначение государства". Оказалось, что именно общество как высокоорганизованная "органическая" (по К. Марксу) система задает (или, по крайней мере, должно задавать) параметры, на­правления деятельности государству, определяет его функции, "программу" его деятельности. Ибо государство - "слуга" общества, создаваемый обществом институт, главное назначение которого выпол­нять те задачи и функции, которые общество ему задает, адресует, дик­тует. Речь шла о служебной роли государства по отношению к общест­ву. Такая постановка вопроса о "социальном (всеобщественном) назна­чении" государства была нетрадиционной хотя бы потому, что офи­циальной идеологией пропагандировался тезис о классовой сущности государства ("диктатура господствующего класса"), а всеобщественная,



общеполезная сторона его сущности либо отвергалась, либо недооцени­валась, либо рассматривалась в качестве несущественного компонента его классовой сущности и назначения.

Сложным по внутренней структуре оказалось и другое слагаемое функции - фактическая деятельность государства по реализации его социального назначения, которая включала такие компоненты, как предметная (объектная) направленность этой деятельности (ибо бес­предметных функций не бывает), ее цели (бесцельных функций также не должно быть), формы (организованные, правовые и др.), методы, способы государственной деятельности. Функция государства предстала не как нечто нерасчлененное, а как сложное, богатое содержанием, внутренне противоречивое явление, включающее определенный набор элементов и связей, отношений между ними. Эти связи, отношения, противоречия обнаружились между социальным назначением государст­ва и его деятельностью, между деятельностью и целями функции, между целями и методами деятельности и т.д.



Такой подход, обозначенный здесь в общих чертах, позволил уг­лубиться в исследуемое явление, познать его природу.

В свою очередь, такой подход позволил сформулировать ряд ме­тодологических принципов функционального анализа, оказавшихся при­годными при функциональном исследовании других государственных и правовых явлений. В последующем они были использованы при иссле­довании таких явлений, как функции прокурорского надзора, функции права, функции правового воспитания, управления и др.

Следует особо отметить, что понятия "структура функции", "эле­мент структуры функции", "связи элементов структуры функции", пред­ложенные применительно к функции государства четверть века назад, "прижились" в теории государства и права, пополнили понятийный ап­парат функционального метода исследования государственных и право­вых явлений. Эти понятия оказались пригодными для познания сложной природы, структуры, внутренней противоречивости функций государст­ва (как и права, управления и др.). Такой подход позволил углубиться в функцию государства, познать ее сущность первого, второго и так далее порядков.

Функциональный метод и деятельностный подход открыли новые возможности в исследовании такого феномена, как "сущность госу­дарства", - понятия, до сих пор в теории государства и права остаю­щегося дискуссионным. Привыкнув цитировать известное высказывание К. Маркса о том, что "...государство не может рассматриваться просто как действительность, оно должно рассматриваться как деятельность, как различенная деятельность"1, мы не всегда задумываемся над его методологическим смыслом. Данное положение К. Маркса, как пред-



1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 234.

Ю-6343

ставляется, нацеливает на исследование государства и как формы дея­тельности, и как формы бытия классового общества, но опять же через призму деятельности государства. Через призму государственной дея­тельности, его функции в новом ракурсе могут быть освещены многие традиционные в общей теории государства понятия: не только механизм государства, государственная власть и управление, деятельностная, функциональная природа которых очевидна всем, но и сущность, со­держание и форма государства, а также многие другие "моменты" (Гегель) государственности. Все они "деятельны", "функциональны", "работают", выполняя определенную роль в общей структуре государст­ва, в политической системе, в обществе в целом, а потому глубокий анализ их возможен прежде всего через исследование их назначения, функций, деятельности, реализацию их свойств1. Следовательно, функ­циональный метод и деятельностный подход позволяют глубже проник­нуть в сущность государства, исследовать ее различные уровни - от сущности первого порядка к сущности второго порядка и т.д.

Попытка исследования сущности государства через его деятельность в теории государства и права предпринималась Э.Л. Кузьминым. «Сущность государства, - отмечал он, - раскрывается не только в его деятельности (хотя именно она здесь главное, так сказать, "сущность первого порядка"), но и в способах, формах, посредством которых эта деятельность осуществляется, иными словами, в организации власти (назовем это "сущностью второго порядка")»2. В этом суждении при­влекает внимание мысль о том, что путь к познанию сущности государ­ства лежит через познание его деятельности и функций, что эта сущ­ность имеет несколько порядков, в процессе познания которых научная мысль все дальше и дальше уходит в глубинные пласты сущности. Хотя надо признать, что конкретные выводы автора как об уровнях сущно­сти, так и о последовательности их познания, не бесспорны. Дело в том, что "формы и способы" (как и "методы", "принципы") деятельности не следует отрывать от самой деятельности (чтобы не нарушить диалекти­ческого требования анализа явлений в единстве их содержания и фор­мы) и конструировать их самостоятельный порядок сущности.

Цельное представление о деятельности государства (которую мы со­гласно нашему пониманию структуры функции государства рас­сматриваем как "сущее" - внешнее проявление функции) можно полу­чить при анализе ее в единстве с формами, способами, методами, целя­ми осуществления. Поэтому функциональная деятельность государства в

См.: Глебов А.П. О деятельностном подходе в исследовании государства // Актуальные проблемы теории и практики государственной деятельности: Меж-вуз. сб. науч. трудов. Воронеж, 1990. С. 9.

Кузьмин ЭЛ. Демократия: Некоторые вопросы теории, методологии и практики. М., 1986. С. 151.

единстве ее содержания, форм, методов, способов, принципов и целей составляет один из уровней сущности государства. Причем это не сущ­ность "первого порядка", как полагает Э.Л. Кузьмин. Эта "различенная деятельность" (К. Маркс) представляет собой один из наиболее глубо­ких уровней сущности. Именно в функциональной деятельности госу­дарства отчетливее всего проявляется особая сущность государств раз­личных исторических типов.

По нашему мнению, сущность государства первого порядка является совокупностью его свойств, характеризующих государство как полити­ко-территориальную организацию власти - то, что у К. Маркса обозна­чено словами "просто как действительность", то, что наглядно и ближе лежит к поверхности.

Однако представления о государстве как политико-территориальной организации власти недостаточно для раскрытия всей его сущности. Логика познания сущности (и не только логика, но и гносеология) тре­бует исследования более глубоких пластов сущности - сущности второ­го и т. д. порядков.

Сущностью государства второго порядка следует признать его клас­совую сущность. На этом уровне мы познаем, интересы каких классо­вых сил или социальных групп выражает государство, каково соотно­шение в сущности государства сугубо классового и общесоциального начал.

Еще более глубокий уровень познания сущности государства - вы­явление его основы. По Гегелю, основание показывает, на чем держится сущность. Оно является самым глубоким моментом сущности: "...сущность определяет самое себя как основание"1. «Без понятия "основа" невозможно раскрыть сущность исследуемого объекта... Осно­ва - это базовый источник сущности и сущностных отношений объекта. Основа составляет главное в сущности. Другая часть сущности - со­вокупность необходимых свойств и отношений - есть обоснованное» .

Такой основой государства, по нашему мнению, выступает сово­купность производственных отношений, и прежде всего отношений соб­ственности, способ производства, обусловленная ими социальная струк­тура общества, а в целом - гражданское общество. Можно выделить и такой уровень сущности государства, как субстанциональный. Субстан­циональный "порядок" сущности на глубоком уровне вбирает в себя другие порядки сущности и замыкает их в единую сущностную целост­ность.

Этот срез позволяет осмыслить государство на уровне общества в целом, познать свойства государства, дает ключ к уяснению соци-

Гегель Г.В.Ф. Наука логики: М., 1971. Т. 2. С. 70.

2 Марксистско-ленинская диалектика: В 8 кн. Кн. 1 "Материалистическая Диалектика как научная система" / Под ред. А.П. Шептулина. М., 1983. С. 241.

ального назначения государства, его функций и роли в жизни общества, взаимодействия государства с окружающей средой. Не случайно у Ф. Энгельса в "Происхождении семьи, частной собственности и государст­ва" исходным и завершающим пунктами научного анализа государства было исследование соотношения общества и государства: причин воз­никновения государства, его признаков, форм, роли в обществе; а затем лишь анализировались условия, при которых произойдет обратное по­глощение государства обществом, отмирание государства и перспектива его ухода в "музей древности", где место ему будет "рядом с бронзовым топором и прялкой".

Разумеется, углубление в сущность государства не исчерпывается этими уровнями, ибо, по Цицерону, "углубление в науку может быть бесконечным''.

На субстанциональном "порядке" сущности государства наиболее четко проявляется взаимосвязь двух методов исследования социаль­ных явлений: сущностно-субстанционального и функционального. Функциональный метод настолько близко соприкасается с сущностно-субстанциональным, что частично сливается с ним, образуя единый сущностно-субстанционально-функциональный анализ. Функция госу­дарства сама по себе уже является выражением его сущности, и в тео­рии государства и права в определениях функции государства, как пра­вило, подчеркивается, что функции - это такие направления деятельно­сти государства, в которых выражается его сущность (М.И. Байтив, Н.В. Черноголовкин, М.Н. Марченко, В.Н. Хропанюк и др.). В фило­софской литературе соотношение функций и сущности объекта иссле­довалось Л.В. Удачиной, высказывавшей мысль о непосредственном выражении сущности в функциях1.

В юридической литературе иногда эта связь абсолютизируется. "Сущность государства выявляется при анализе его функций", - пишут Ю.А. Дмитриев и А.В. Мицкевич2. Мысль правильная, хотя и неудачно выраженная. Буквально можно понять и так, что сущность государства выявляется только путем исследования его функций. А это было бы крайней позицией, поскольку сущность государства выявляется не только через познание его функций. Возможно, авторы имели в виду, что из всего понятийного ряда теории государства (содержание государ­ства, форма государства, механизм государства и др.) именно функции государства ближе к его сущности. Так было бы правильнее, ибо функ­ции, по нашему мнению, важнейший компонент содержания государст­ва. Другой компонент, обусловленный функциями, - механизм государ­ства.

См.: Удачина Л.В. Структура и функции как выражение сущности // Взаимосвязь категорий: Сб. статей. Свердловск, 1970.

2 Общая теория права / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1995. С. 55.

Связующим звеном между сущностно-субстанциональным и функ­циональным анализами является исследование свойств объектов (государства, права и т.д.) и реализация этих свойств в отношениях с другими объектами в функциях. Между сущностью объекта (в фило­софском смысле) и функциями объекта лежат его свойства. Это один из исходных принципов функционального исследования любых социальных и естественных объектов.

Введением в понятийный аппарат функционального исследования го­сударства (права и др.) понятий "свойство" и "отношение" мы хотим пополнить систему категорий функционального метода исследования, использовавшихся нами в ранее проведенных исследованиях. Дело в том, что философские категории "свойства вещи", "способность ве­щи" и "отношение" лежат в основании категории "функция". Их объ­яснительные возможности в познании функции государства, права и других явлений поистине огромны и уникальны. Именно с них, а не только с "социального назначения государства", как мы полагали ранее, должен начинаться функциональный анализ государственных и право­вых явлений. Они - базовый источник функции, ее основание.

По К. Марксу, "...свойства данной вещи не возникают из ее отно­шения к другим вещам, а лишь обнаруживаются в таком отношении..." .

Свойства вещи относятся к ее сущности. Эти свойства прояв­ляются в отношении вещи к другим вещам (предметам), обнаруживают­ся в ее функциях. Поэтому в философии "функция" в самом общем смысле определяется как "внешнее проявление свойств какого-либо объекта в данной системе отношений" . Данные свойства имплицитно (внутренне), генетически присущи объекту (государству, праву и т.д.). Они проявляются в процессе функционирования объекта, в его отноше­ниях с другими объектами. Причем в отношениях с другими объектами свойства данного объекта (предмета) проявляются не все, а какая-то их часть. Это обстоятельство лежит в основе выделения конкретных функ­ций объекта, построения их системы исходя, во-первых, из сущностных свойств самого объекта (например, государства, права и т.п.), его по­тенциальных способностей и, во-вторых, из характера предмета, с кото­рым этот объект вступает в отношения, на который он функционально воздействует.

В этом смысл отстаиваемого нами подхода к функции государства (и права) как к единству его социального назначения, определяемого "заданностью", императивами общества к государству и связанными с этой "заданностью" свойствами государства; объектной направленности функции (отношение к другим предметам - объектам функции) и про­цесса функционального воздействия.

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 67.

2 Философский словарь / Под ред. М.М. Розенталя, П.Ф. Юдина. М., 1968. С. 389.

Мысль о том, что функции обусловливаются прежде всего свойст­вами функционирующего социального явления, все более утверждается в научной литературе и, что важно, в исследованиях таких феноменов, которые до последнего времени еще не были (или почти не были) объ­ектом функционального анализа. "Функции государственной службы, -справедливо отмечает Ю.Н. Старилов, - обусловливаются ее внутрен­ними свойствами и принципиальными чертами, раскрывающими ее сущность и социально-правовые назначения" .

Возможно, в цитированном высказывании союз "и" в первом упот­реблении было бы правильнее заменить выражением "и другими", по­скольку "внутренние свойства" государственной службы относятся как раз к "принципиальным чертам" сущности этого явления.

Свойства государства, которые непосредственно порождают его от­ношения к объектам функционального воздействия, являются ос­нованием функции. Эти свойства объективно присущи государству, за­ложены в нем генетически. Пока нет объекта функционального воздей­ствия, указанные свойства существуют как возможность, предрасполо­женность, потенциальная способность.

По Аристотелю, свойства вещи не могут существовать в отрыве от самой вещи: свойства придают вещи определенность, являются ее при-знаками: Указанные выше "предрасположенность", "потенциальная спо­собность" в философии называются диспозиционными свойствами предмета.

В юридической литературе в исследованиях по функциям тех или иных государственных и правовых явлений можно встретить утвержде­ния, что свойства, например, государства или права якобы включают отношения с объектом и являются результатом взаимодействия феноме­на (государства, права и т.д.) с объектами функционального воздейст­вия. "Когда говорят о свойстве, - пишут К.Д. Лубенченко и А.А. Ма-тюхин, - то подразумевают имплицитно, что оно есть результат взаимо­действия данного объекта с другими явлениями, т.е. результат его функционирования"2. Выше отмечалось: свойства данной вещи не воз­никают из ее отношения к другим вещам, а лишь обнаруживаются в таком отношении (К. Маркс). Суждение К.Д. Лубенченко и А.А. Ма-тюхина неточно, ибо свойства права (и государства) есть нечто внут­ренне присущее праву. Они не возникают из взаимодействия права с другими объектами, а лишь обнаруживаются в них; они не результат взаимодействия, а только обнаруживаются в нем.

1 Старилов Ю.Н. Государственная служба в Российской Федерации. Воро­неж, 1996. С. 46.

2 Лубенченко К.Д., Матюхин А.А. О функциональном подходе к ис­следованию социалистического права // Методологические проблемы юридиче­ской науки: Сб. науч. трудов / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1985. С. 7.

Свойства права (государства) существуют в силу наличия, бытия са­мого права (государства). Они могут существовать как предраспо­ложенность, диспозиция, как принадлежащий праву (государству) при­знак, образуя лишь основание функций этих явлений. Переводя эти фи­лософские положения на язык права, предлагаем следующую цепь рас­суждений, ведущих к уяснению природы, генезиса функции.

Проиллюстрируем это на примере понятия функции права, давно и во многом успешно разрабатываемого как в общей теории права, так и в отраслевых юридических науках. Считаем, что предлагаемый подход к выявлению природы, генетических корней функции права применим для уяснения природы функций других феноменов, в частности государства и государственного управления.

Свойства права, например, быть регулятором общественных отноше­ний, заложенные в самом праве, его природе, выступают как предрас­положенность права к регулированию этих отношений, возможность и способность права воздействовать на общественные отношения и пове­дение людей, которые являются объектами функций права. Тем самым свойства права входят в его функции, но это еще не функции права как целое, а только их основание.

Для того чтобы свойство и потенциальная способность права воздей­ствовать на общественные отношения приобрели характеристики функ­ций права, включаясь в функцию, необходимо возникновение отноше­ния права к предмету его функционального воздействия. Для уяснения такого отношения в методологическом плане представляет интерес суж­дение К. Маркса о различии реального отношения и потенциального свойства при определении им понятия "способность веши": "Отношение одной вещи к другой есть отношение этих двух вещей ме­жду собой... способность вещи есть, наоборот, нечто внутренне прису­щее вещи, хотя это внутренне присущее ей свойство может проявляться только... в ее отношении к другим вещам"1.

Диспозиционные свойства права, понимаемые как потенциальные возможности права, его способность регулировать общественные отно­шения вместе с обусловленным потребностями гражданского общества социальным назначением права, составляют в функции права должное в правовом воздействии на объекты функции, ведущую (сущностную) сторону содержания функции права. Через эту способность и социаль­ное назначение права, заложенные в праве возможность и социальную потребность (должное) происходит "перелив" сущности права в его функциональную деятельность (сущее), в конкретные взаимодействия, в которые право вступает в процессе своего функционирования. Функция права в таком понимании несводима ни к социальному назначению пра­ва или его потенциальной способности, например, регулировать обще-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 26. Ч. 3. С. 143.

ственные отношения, ни к содержанию функционального воздействия, деятельности. Указанные социальное назначение и способность права могут существовать в потенции, оставаться в большей или меньшей степени нереализованными. С другой стороны, правовое воздействие ("деятельность") не всегда бывает функциональным (может быть и дис­функциональным) и сущностным для права. Фактическая деятельность может нести в себе элементы субъективизма, волюнтаризма, бюрокра­тизма и других негативных проявлений, которые в особых условиях мо­гут сопровождать процесс функционирования права (как и государства). Сущностные свойства права, понимаемые как проявления его сущности, и социальное назначение права целенаправляют, упорядочивают, при необходимости корректируют правовое воздействие в соответствии с функцией, являясь ее элементом и тем самым придавая функции объек­тивный характер (тогда как другое слагаемое функции - деятельность -субъективна по своей природе). В функции права "способность" права и его социальное назначение (должное) соотносятся с функциональным действием (сущее) как сущность и проявление сущности.

Через свойства права и его социальное назначение функция связана с сущностью права. Сущность права обусловливает его свойства и вме­сте с ними образует его субстанцию. Как уже отмечалось, свойства права не могут существовать в отрыве от его сущности. "Из других ря­дов сущего ни один не может существовать отдельно, лишь одна сущ­ность может"1.

Другие ряды сущего - свойства и отношения права. Они придают праву определенность, являются его признаками. В процессе функцио­нирования права его свойства, способности и социальное назначение реализуются в реальные отношения. Превращаясь в реальные отноше­ния, диспозиционные свойства и проявляются в них.

В философской литературе отмечалось, что свойства недостаточно понимать только как потенциальные возможности, они суть и признаки, реально присущие предмету сами по себе. Отмечалась также способ­ность предмета приобретать новые свойства, новые отношения к другим предметам. Отношения между предметами и порождаются свойствами этих предметов, и порождают их свойства. Противоречие здесь кажу­щееся. Право, обладая свойством регулировать общественные отноше­ния, в процессе своего функционирования оказывает регулирующее воздействие на эти отношения. В свою очередь, в процессе функциони­рования право приобретает новые регулирующие свойства и способно­сти воздействовать на эти отношения.

С этими свойствами и способностями права связаны процессы до­стижения все большей эффективности и целостности правового воз­действия, а также происходящие в известных границах расширение и углубление правового регулирования.

1 Аристотель. Метафизика. М.Л., 1934. С. 188.

Реализуя свои регулятивные и иные свойства, право приобретает но­вые свойства, связанные с развитием его регулятивной (или иной) спо­собности. Развивая эти способности, право получает и способность при­обретать новые отношения к объектам правового воздействия, расши­рять свое воздействие на эти объекты вглубь и вширь. Этим методоло­гическим принципом можно объяснить широко распространенные на страницах юридической печати высказывания об усложнении функций права, возрастании его роли (что связано прежде всего с потребностями формирования правового государства и гражданского общества), под­вести под них, так сказать, методологическое обоснование.


Дата добавления: 2015-04-11; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.018 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты