Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА В РОССИИ И ЕВРОСОЮЗЕ 2 страница




Читайте также:
  1. C. 4.35. 13). - Авторитетом права прямо признается, что доверенное лицо отвечает за dolus и за всякую culpa, но не за casus, которого нельзя было предусмотреть.
  2. C2 Покажите на трех примерах наличие многопартийной политической системы в современной России.
  3. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  10. D. Қолқа доғасынан 8 страница

 

Пространственно-субъектная сфера сближения права

 

При рассмотрении сближения права важнейшим ракурсом является его территориально-субъектная составляющая. С этой точки зрения различают универсальное, региональное, субрегиональное и двустороннее правовое сближение. Сложность при этом заключается в том, что установление правового единства происходит на всех указанных уровнях параллельно, и в то же время оно мало скоординировано. Это приводит к установлению разнородных правовых режимов, а следовательно, к фрагментации правового регулирования и его усложнению. При сближении права приоритет всегда отдавался созданию правового единства на универсальном уровне.

Процессы экономической интеграции, взаимодействия хозяйственных механизмов разных стран, интенсификации трансграничного движения товаров, услуг и капиталов и, соответственно, создания единого всемирного рынка предполагают существование единых правил, на основе которых такой рынок может функционировать. Однако единое пространство формируется не только в экономической сфере. Не менее важным оказывается формирование единых правовых режимов применительно к отношениям в области здравоохранения, образования, науки, культуры, а еще шире - в социально-гуманитарной сфере вообще.

Однако формирование подобного единого пространства во всемирном масштабе в значительной степени осложнено из-за существенных отличий в правовых системах государств. При этом свою роль играют не только различия в культуре, языке, традициях, но и значительная разница в уровне экономического развития государств и, следовательно, готовности воспринять те или иные варианты правового регулирования. В связи с этим в последние годы становится все сложнее находить схемы правовой регламентации, приемлемые для государств, находящихся на разных стадиях технологического и социально-экономического развития. Поэтому на доктринальном и практическом уровнях все чаще ставится вопрос об установлении не универсального, а регионального правового единства.

Сближение права на региональной и субрегиональной основах было и остается важнейшим направлением координации правовой политики. Широкое распространение подобное взаимодействие получило во второй половине XX в. с началом движения, получившего наименование регионализма. По мнению Л.М. Энтина, в результате интеграционных процессов в разных районах мира возникли новые и оригинальные по своей правовой природе образования, формирующиеся на стыке национального и международного права. "В результате взаимодействия факторов межнационального и наднационального порядка, - отмечает он, - складываются новые по своим качественным параметрам и правовым характеристикам образования, способные оказывать возрастающее воздействие на ход мировых событий и эволюцию права" <1>.



--------------------------------

<1> Европейское право: Учебник для вузов / Под общ. ред. Л.М. Энтина. М., 2000. С. X.

 

Под интеграционными группировками мы вправе понимать такие объединения государств, которые ставят перед собой задачу построения единого политико-экономического и правового пространства <1>. Создание единой правовой базы невозможно без интенсификации сближения правовых систем государств-участников. Возникающие в этих случаях особые правовые системы могут именоваться "интеграционным правом", или (что более точно) "правом интеграционных образований". Есть все основания для того, чтобы рассматривать подобные правовые формирования не как ответвление международного права или надстройку над системами права государств - членов таких объединений, а именно как самостоятельные правовые системы, функционирование которых подчиняется особым закономерностям.



--------------------------------

<1> В последнее время для обозначения подобных объединений появился даже специальный термин - "региональные организации экономической интеграции" (regional economic integration organization). Некоторые международные соглашения предусматривают, что в качестве их участников могут выступать региональные организации экономической интеграции (Конвенция о полностью или частично морской перевозке грузов от 11 декабря 2008 г. (Роттердамские правила), Конвенция о международном порядке взыскания алиментов на детей и других форм содержания семьи от 23 ноября 2007 г. и др.).

 

Активная деятельность интеграционных группировок по сближению правовых систем (ЕС, СНГ, ЕврАзЭС, МЕРКОСУР <1>, НАФТА <2>, ОГАДА <3> и др.) - в известном смысле явление вынужденное, а точнее, предопределенное взятым государствами-участниками курсом на формирование особых международных образований, способных путем координации усилий вывести участвующие государства на тот уровень экономического и социально-гуманитарного взаимодействия, который соответствовал бы складывающейся в мире обстановке. Очевидно, что одержать победу в жесточайшей конкурентной борьбе в сфере экономики, науки, технологии, производства, информации и коммуникаций можно лишь на основе объединения совместных усилий.



--------------------------------

<1> МЕРКОСУР (Mercosur) - Договор об общем рынке Южного Конуса (подробнее об этом см.: Розенберг Дж. Международная торговля: терминологический словарь. М., 1997. С. 184).

<2> НАФТА (NAFTA, North American Free Trade Agreement) - Североамериканское соглашение о свободной торговле (Там же. С. 199 - 201).

<3> ОГАДА (OHADA, Organization for the Harmonization of Business Law in Africa) - Организация по гармонизации коммерческого права в Африке (подробнее об этом см.: Энциклопедия международных организаций: В 3 т. / Под ред. Л.Н. Галенской, С.А. Малинина. СПб., 2003. Т. 1. Международные межправительственные организации. С. 315 - 316).

 

Для международных интеграционных группировок сближение правового регулирования имеет особое значение. Практика показала, что чем выше уровень взаимодействия в рамках таких объединений, тем больше необходимость в обеспечении единого правового пространства. Движение от свободных экономических зон (через интеграционные зоны, таможенный союз, общий рынок) к полному экономическому союзу предполагает необходимость сближения правового регулирования широкого спектра отношений <1>.

--------------------------------

<1> См.: Данько Т.П., Окрут З.М. Свободные экономические зоны в мировом хозяйстве: Учеб. пособие. М., 1998. С. 15 - 16.

 

Возможность присоединения к определенному интеграционному объединению всегда обусловлена приведением национального законодательства в соответствие с действующими в нем унифицированными режимами правового регулирования. Так, проведение работ по гармонизации национального и европейского права - "одно из обязательных и необходимых условий вступления в Союз (ЕС. - С.Б.)" <1>.

--------------------------------

<1> Европейское право: Учебник для вузов / Под общ. ред. Л.М. Энтина. С. XII.

 

Сближение права в рамках СНГ

 

Не остается в стороне от этого процесса и Россия, принимающая участие в значительном количестве региональных и субрегиональных интеграционных объединений. Особое значение для России имеют те из них, которые созданы на пространстве бывшего Союза ССР. Выстраивание общего правового пространства в этом случае облегчается тем, что государства-участники имели некогда единую правовую систему. С другой стороны, для государств, которые ранее были составными частями СССР, чрезвычайно важно поддержание общего правового пространства, ведь государственными границами были рассечены существовавшие прежде экономические, технологические, культурные, семейные и прочие связи.

Первым на пространстве бывшего СССР было создано СНГ. Сближение национального законодательства напрямую предусмотрено в Уставе СНГ. Установленные в нем цели сотрудничества (ст. 2) и сферы совместной деятельности (ст. 4) стали основой для широкого взаимодействия государств-участников в осуществлении координации правовой политики. В ст. 20 Устава СНГ предусмотрено, что государства-участники "осуществляют сотрудничество в области права, в частности, путем заключения многосторонних и двусторонних договоров об оказании правовой помощи и способствуют сближению национального законодательства" <1>. Особые положения по сближению национального законодательства включены во многие специальные соглашения, принятые в рамках СНГ.

--------------------------------

<1> БМД. 1994. N 1. С. 9.

 

Далеко идущие обязательства по сближению национального законодательства включены в договоры, касающиеся экономического сотрудничества. Так, в Соглашении о создании зоны свободной торговли от 15 апреля 1994 г. предусмотрено, что в той мере, в какой это необходимо для надлежащего и эффективного функционирования зоны свободной торговли, стороны будут взаимодействовать в "унификации и (или) гармонизации законодательства".

В Соглашении об общих условиях и механизме поддержки развития производственной кооперации предприятий и отраслей государств - участников Содружества Независимых Государств от 23 декабря 1993 г. <1> установлено, что стороны будут проводить "последовательную работу по координации и сближению норм национального законодательства в отношении хозяйствующих субъектов в части регулирования кооперационных связей предприятий и отраслей". Обязательства по сближению национального законодательства содержатся в Договоре о создании экономического союза от 24 сентября 1993 г. <2>. В ст. 3 указанного Договора предусмотрено, что "экономический союз предполагает... гармонизированное хозяйственное законодательство Договаривающихся Сторон".

--------------------------------

<1> БМД. 1994. N 12. С. 16 - 19.

<2> БМД. 1995. N 1. С. 3 - 11.

 

Установлено, что при переходе к общему рынку государства-участники создадут необходимые правовые, экономические и организационные условия для свободного перемещения капиталов и рабочей силы; условия для добросовестной конкуренции, включая механизм антимонопольного регулирования; будут проводить согласованную политику в области развития транспорта и коммуникаций, направленную на осуществление эффективных перевозок грузов и пассажиров; обеспечат равные экономические условия для взаимного инвестирования капиталов.

Определяющим применительно к правовой интеграции должно было стать Соглашение о принципах сближения хозяйственного законодательства государств - участников Содружества от 9 октября 1992 г. <1>. В нем предусмотрено проведение работы по сближению законодательства, регулирующего хозяйственную деятельность, по следующим направлениям: гражданское законодательство (в части, регулирующей хозяйственную деятельность); законодательство об изобретениях, промышленных образцах и товарных знаках; законодательство о предпринимательской деятельности, о порядке рассмотрения хозяйственных споров, антимонопольное законодательство; законодательство об охране окружающей среды; законодательство, регулирующее межгосударственное движение товаров и услуг, включая законодательство о качестве и стандартизации товаров и услуг; законодательство о денежной, банковской системе и ценных бумагах; законодательство о финансах, налогах и ценах; транспортное законодательство; законодательство о внешнеэкономических отношениях, включая законодательство об иностранных инвестициях и валютном регулировании; законодательство, регулирующее таможенные правила и тарифы (ст. 1).

--------------------------------

<1> БМД. 1993. N 10. С. 3 - 5 (Соглашение не подписали Молдавия, Туркменистан и Украина).

 

Установление подобных задач должно было послужить предпосылкой к созданию единого правового пространства в СНГ. К сожалению, во многих случаях положения о сближении правовых систем в рамках СНГ носят программный характер и формулируются в качестве планов и намерений на будущее. Реальные успехи в сближении национального права гораздо скромнее.

В СНГ существовала совершенно особая ситуация для создания единой правовой среды. Во-первых, у государств - членов СНГ первоначально не существовало собственного законодательства в сфере МЧП, и многие из них на первых порах использовали законодательство бывшего Союза ССР. Во-вторых, у стран СНГ не было необходимости изобретать собственные механизмы сближения национального законодательства, они могли воспользоваться тем опытом, который был накоплен в других интеграционных объединениях. В-третьих, у стран СНГ не было необходимости разрабатывать многоязычные правовые тексты в условиях, когда русский язык оставался (да и сейчас еще остается) языком межнационального общения.

С сожалением приходится отметить, что ни одна из этих уникальных возможностей в полной мере использована не была. Многие государства - участники СНГ больше были озабочены отстаиванием собственной независимости, нежели выстраиванием эффективных интеграционных связей. К тому же унификация и гармонизация национального законодательства в рамках СНГ не были подчинены четкому плану и осуществлялись бессистемно. Следствием этого стало принятие большого количества узких по тематике, взаимно не согласованных договоров. Во многих случаях их предмет определялся не действительными потребностями, а настойчивостью (интересами) тех или иных ведомств или же тем обстоятельством, что достичь соглашения можно было лишь по определенным вопросам.

Главным инструментом установления правового единства в рамках СНГ стали международные договоры. Обширность и нескоординированность правовой базы СНГ ведет к значительным трудностям в ее использовании. Прежде всего, некоторые из членов СНГ отказались (по различным причинам) от участия в тех или иных соглашениях. При этом правовое единство не простирается на все пространство СНГ. Кроме того, участники СНГ нередко делают оговорки к отдельным положениям договоров, что подчас подрывает правовое единство. К тому же не всегда эти оговорки доводятся до сведения других участников соглашения.

Наконец, возникали случаи, когда, принимая активное участие в разработке договора и выдвигая требования относительно его содержания, некоторые государства - члены СНГ впоследствии отказывались к нему присоединиться. К сожалению, относится это и к Российской Федерации. Инициировав разработку и принятие ряда соглашений в рамках СНГ, Россия впоследствии отказалась от участия в них. По этому вопросу было принято Постановление Правительства РФ от 24 июня 2003 г. N 364 "О намерении Российской Федерации не стать участником некоторых международных договоров, подписанных в рамках Содружества Независимых Государств" <1>. Случай этот не единственный, можно сослаться и на распоряжение Президента РФ от 22 мая 2003 г. N 263-рп "О некоторых международных договорах, подписанных в рамках Содружества Независимых Государств" <2>, в котором также содержится отказ от присоединения к ряду соглашений, разработанных в СНГ. Возникает вопрос: почему же ранее Россия принимала участие в разработке этих договоров и даже подписала их? Не характеризует ли это обстоятельство уровень сотрудничества в рамках СНГ и проработки соответствующих вопросов уполномоченными российскими ведомствами?

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2003. N 26. Ст. 2661.

<2> СЗ РФ. 2003. N 21. Ст. 2005.

 

Особое значение для установления правового единства имела разработка Минской конвенции 1993 г. Соглашение это следует признать уникальным в том смысле, что оно представляет собой единственный в мире полномасштабный многосторонний договор о правовой помощи. Однако впоследствии значение этого договора для России сократилось, поскольку к настоящему времени Россией заключены двусторонние договоры о правовой помощи с государствами - членами СНГ. К тому же 7 октября 2002 г. была принята Кишиневская конвенция, призванная заменить Минскую конвенцию 1993 г.

Новая редакция Конвенции направлена на расширение сотрудничества государств и корректировку некоторых не вполне точных формулировок Минской конвенции 1993 г. Однако модификация правового регулирования не во всех случаях была проведена продуманно и квалифицированно <1>. Скажем, применительно к контрактным отношениям в Минской конвенции 1993 г. содержалась коллизионная привязка, предписывающая применение права места заключения контракта. Однако впоследствии коллизионное регулирование многих государств СНГ претерпело значительные изменения. Ориентация на место заключения контракта уступила место гибким коллизионным привязкам, в частности закону тесной связи. Поэтому не может не вызвать удивления, что в Кишиневской конвенции 2002 г. была сохранена привязка к месту заключения контракта.

--------------------------------

<1> См.: Бахин С.В., Игнатьев А.С. Правовая помощь и правовые отношения по гражданским и семейным делам: корректировка регламентации в рамках СНГ (Кишиневская конвенция 2002 г.) // ЖМЧП. 2005. N 4(50). С. 3 - 20.

 

Вполне предсказуемой оказалась и судьба Кишиневской конвенции 2002 г. Конвенция вступила в силу и действует для нескольких государств - участников СНГ. Остальные государства, включая Россию, до сих пор к ней не присоединились. Под вопросом, по всей видимости, и их присоединение в будущем. Таким образом, из всех возможных вариантов мы получили наихудший: на сегодняшний день правовая помощь на пространстве СНГ регулируется двумя многосторонними актами с разным кругом участников.

Наряду с конвенционным, в рамках СНГ активно используется такой инструмент сближения законодательства, как модельные нормативные акты. В этом отношении нельзя не упомянуть о модельном ГК, который стал образцом для формирования гражданского законодательства в странах СНГ, а его часть третья послужила основой для разработки законодательства в сфере МЧП.

Правда, при этом нужно напомнить, что модельные акты служат основой не унификации, а лишь гармонизации национального законодательства. Принимаемые в государствах национальные нормативные акты могут при гармонизации в ряде случаев не совпадать с модельной первоосновой. Убедиться в этом можно, сравнив положения разд. 6 Модельного гражданского кодекса с соответствующим разделом ГК РФ <1>.

--------------------------------

<1> Нельзя не отметить, что модельное нормотворчество в рамках СНГ оценивается специалистами неоднозначно. Так, В.П. Звеков указывает: "Доказательством того, что идея создания модельных законодательных актов по мере ее реализации приобретает на постсоветском пространстве немаловажное практическое значение, стало принятие... в качестве модели соответственно частей первой, второй и третьей ГК - рекомендательных законодательных актов Содружества. Разработка модели ГК позволяет заключить, что создание модельных законов оказывается в некоторых сферах сотрудничества не менее (если не более) эффективным инструментом гармонизации права по сравнению с международным договором" (Звеков В.П. Обязательства вследствие причинения вреда в коллизионном праве. М., 2007. С. 54). Между тем в другой монографии, вышедшей в том же году, В.П. Звеков вынужден признать, что разд. VI ГК РФ по сравнению с соответствующим разделом модели "представляется более приближенным к некоторым современным зарубежным кодификациям коллизионного права, вобравшим в себя новейшие достижения в этой области" (Звеков В.П. Коллизии законов в международном частном праве. М., 2007. С. 101).

 

Помимо Модельного гражданского кодекса в рамках МПА СНГ разработано свыше 100 модельных законов. Очевидно, что это не тот случай, когда количество переходит в качество. Излишне детализированное, дробное и казуальное регулирование подчас плохо продумано с точки зрения системности регламентации. К тому же не всегда модельные законы разрабатываются в тех областях, в которых действительно требуется установление правового единства.

Однако главная причина низкой продуктивности модельного нормотворчества в рамках СНГ состоит в том, что после разработки модельного законопроекта никем не прослеживается его дальнейшая судьба, эффективность использования, реальность создания единого правового регулирования на его основе. Между тем в этом отношении весьма показательным было бы обобщить сведения о том, какие государства из числа членов СНГ использовали тот или иной модельный закон при разработке своего национального нормативного акта и, главное, какие изменения национальный правовой акт претерпел по сравнению с модельным образцом.

Впрочем, говоря о низкой эффективности модельного сближения права в рамках СНГ, необходимо признать, что аналогичный упрек может быть высказан и в отношении конвенционного сближения национального законодательства. В рамках СНГ не создано действенного механизма контроля за выполнением государствами обязательств, принятых на основе соглашений. Уже не раз отмечалось, что некоторые из договоров в рамках СНГ остаются только на бумаге.

В последнее время на политическом уровне, в том числе в Российской Федерации, звучат заявления высших должностных лиц о роспуске СНГ. Мотивируется это не низкой эффективностью этого интеграционного образования, а тем, что Содружество выполнило свои функции, которые, как выясняется, сводились вовсе не к интеграции, а к "цивилизованному разводу". Оставляя эти заявления на совести тех, кто их делает, зададимся, однако, вопросом: какая участь ожидает соглашения, заключенные в рамках СНГ, в случае прекращения существования этой организации?

В случае если государства - члены СНГ действительно пойдут на такой шаг, им следует заранее продумать, каким образом будет решена судьба обширного нормативного массива, действующего ныне в рамках СНГ. По всей видимости, те международные соглашения, которые не могут быть реализованы вне институционных рамок СНГ, должны быть прекращены. Однако надо полагать, что большинство соглашений, направленных на сближение законодательства, может остаться в силе и с прекращением функционирования СНГ. Правда, в отношении этих соглашений все же необходимо решение двух вопросов. Во-первых, должен быть установлен механизм их модификации (если необходимость в ней появится). Во-вторых, должен быть продуман механизм контроля за их исполнением и порядок разрешения споров, если таковые возникнут, с учетом того, что Экономический суд СНГ как один из органов этого объединения, видимо, прекратит свое существование вместе с СНГ.

Однако будем надеяться, что развитие событий по этому пессимистическому сценарию не пойдет. Тот уровень экономической, политической и правовой интеграции, включая сближение правового регулирования, который все же достигнут государствами СНГ, выбрасывать на ветер нерационально.

Давая оценку уровню правового взаимодействия в рамках СНГ, мы анализировали его в первую очередь с точки зрения нереализованных возможностей. Но при этом неправильно было бы ставить под сомнение или недооценивать проделанную работу. В сложившихся общественно-политических условиях государства - члены СНГ достигли того уровня правового единства, о котором они смогли договориться.

 

Сближение права в рамках ЕврАзЭС

 

Другим интеграционным объединением на пространстве бывшего СССР является ЕврАзЭС. Идея, на которой базируется данное формирование, довольно проста и понятна: объединить те государства из числа членов СНГ, которые желают и готовы к более тесной интеграции. Вначале предполагалось создание таможенного союза и единого экономического пространства, а позднее эти планы были расширены в направлении более интенсивной кооперации с созданием объединения, имеющего ряд надгосударственных полномочий.

26 февраля 1999 г. был подписан Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве (участники - Беларусь, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан). Во исполнение этого соглашения 10 октября 2000 г. был подписан Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества <1>. ЕврАзЭС - это международная организация, основная цель которой - развитие процесса формирования сторонами Таможенного союза и Единого экономического пространства. Под Единым экономическим пространством понимается пространство, состоящее из территорий сторон, на котором функционируют однотипные механизмы регулирования экономики, основанные на рыночных принципах и применении гармонизированных правовых норм, существует единая инфраструктура и проводится согласованная налоговая, денежно-кредитная, валютно-финансовая, торговая и таможенная политика, обеспечивающая свободное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

--------------------------------

<1> БМД. 2002. N 5. С. 9 - 15.

 

Логика построения Единого экономического пространства предполагает сближение национального права по многим вопросам экономической и общественной жизни. Уже отмечалось, что высший орган ЕврАзЭС имеет право принимать решения, обязательные для членов ЕврАзЭС, и резолюции, обязательные для отдельных государств. Подобная структура актов ЕврАзЭС, во многом копирующая систему актов вторичного права ЕС, нацелена на обеспечение тесного правового единства в масштабах ЕврАзЭС.

Органом парламентского сотрудничества в рамках ЕврАзЭС является МПА, уполномоченная рассматривать вопросы "гармонизации (сближения, унификации) национального законодательства государств-участников и приведения его в соответствие с договорами, заключенными в рамках ЕврАзЭС". Единообразное применение действующих в рамках Сообщества договоров и принимаемых органами ЕврАзЭС решений должен обеспечивать Суд ЕврАзЭС <1>.

--------------------------------

<1> См.: Информационный бюллетень ЕврАзЭС. 2003. N 5. С. 145 - 149.

 

26 октября 1999 г. было заключено Соглашение о правовом обеспечении формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства <1>, в котором детально регламентируется процедура "гармонизации (сближения, унификации) национального законодательства". В ст. 1 данного Соглашения предусмотрено, что стороны устанавливают "единообразный (унифицированный) порядок регулирования правоотношений" посредством: гармонизации законодательств сторон; синхронизации сроков выполнения внутригосударственных процедур, необходимых для вступления в силу международных договоров; организации обмена правовой информацией и т.д.

--------------------------------

<1> БМД. 2004. N 2. С. 3 - 8.

 

В ст. 5 названного Соглашения определены сферы национального законодательства, в которых планируется формирование единого правового регулирования (гражданское законодательство; законодательство о предпринимательской и внешнеэкономической деятельности; рынке товаров, услуг, капитала и рабочей силы; об инвестициях; о транспорте; об образовании; о труде; налоговое; таможенное законодательство и др.).

Таким образом, на уровне целеполагания сближению права в ЕврАзЭС отводится весьма существенная роль. Однако с сожалением приходится отметить, что многие недостатки и просчеты, допущенные при унификации и гармонизации в рамках СНГ, повторяются при осуществлении правового строительства в рамках ЕврАзЭС <1>. Например, в ЕврАзЭС предполагается разработка основ законодательства применительно к отдельным отраслям или разделам права. Однако при этом не установлено, как основы законодательства будут соотноситься с актами, принимаемыми Межгосударственным советом. Помимо этого, не определено, как акты ЕврАзЭС будут сопрягаться с национальным законодательством и международными обязательствами членов ЕврАзЭС <2>. Без решения этих и некоторых других вопросов едва ли возможно формирование целостной, четкой, непротиворечивой и удобной правовой системы ЕврАзЭС. Для того чтобы единое экономическое пространство функционировало эффективно, его правовая база должна быть простой и удобной.

--------------------------------

<1> Проанализировав институционные основы ЕврАзЭС, Г.Г. Шинкарецкая констатирует, что "в нынешнем виде ЕврАзЭС не только не является интеграционным объединением, но и вряд ли может быть квалифицировано как международная организация..." (Шинкарецкая Г.Г. Есть ли будущее у ЕврАзЭС? // ГиП. 2004. N 11. С. 73). Перспективы превращения ЕврАзЭС в полноценное интеграционное объединение Г.Г. Шинкарецкая оценивает весьма пессимистически.

<2> Позднее странами - членами ЕврАзЭС был принят Договор о статусе Основ законодательства Евразийского экономического сообщества, порядке их разработки, принятия и реализации от 18 июня 2004 г. (БМД. 2008. N 3. С. 67 - 72). Парадокс, однако, заключается в том, что о статусе основ, т.е. о том, как основы соотносятся с другими актами ЕврАзЭС и национальным законодательством стран-участниц, в Договоре нет ни слова.

 

Сближение права в рамках Союза Беларуси и России

 

Помимо СНГ и ЕврАзЭС, необходимо упомянуть еще одно интеграционное образование - Союз Беларуси и России. Правда, это объединение особого рода, ибо оно предполагает не просто интеграцию, а создание союзного государства. Соответственно, в этом случае речь идет не о сближении законодательства, а о формировании единой правовой системы. 2 апреля 1997 г. был подписан Договор о Союзе Беларуси и России, а 23 мая 1997 г. - Устав Союза <1>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3596. Утратил силу.

 

В решении Высшего Совета Сообщества Беларуси и России от 2 апреля 1997 г. "О программе синхронизации и единой направленности экономических реформ в Республике Беларусь и Российской Федерации" предусмотрено, что стороны принимают на себя обязательство обеспечить единую направленность хода экономических реформ. "Однонаправленность экономических реформ, - установлено в решении, - обеспечивается посредством принятия унифицированной нормативно-правовой базы" <1>.


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 8; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.016 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты