Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



В. Принципы отрасли уголовного права.




Читайте также:
  1. I.2.1) Понятие права.
  2. I.2.3) Система римского права.
  3. I.3.2) Историческое восприятие римского права.
  4. II. Основные принципы и правила служебного поведения государственных гражданских служащих Федеральной налоговой службы
  5. III.1.1) Формы уголовного процесса.
  6. III.1.2) Порядок уголовного судопроизводства.
  7. III.3.1) Цель наказания и общие принципы ответственности.
  8. IV.2.1) Понятие и классификация исков частного права.
  9. IV.4.5) Презумпции и фикции преторского права.
  10. R Принципы купирования пароксизмов мерцания и трепетания предсердий

Подписано в печать Формат 60х84 1/16. Бумага офсетная. Печать оперативная. Печ. л. . Уч.-изд. л. . Тираж 1000 экз.

Заказ .

 


[1] Далее – ГК РФ.

[2] Далее по тексту – СК РФ.

[3] Далее - КоАП РФ.

В. Принципы отрасли уголовного права.

Отраслевые уголовно-правовые принципы - это те принципы, которые присущи только уголовному праву. Как уже отмечалось, к ним следует отнести принцип экономии уголовной репрессии и принцип неотвратимости применения мер уголовно-правового воздействия.

1. Принцип экономии уголовной репрессии. Суть принципа экономии уголовной репрессии состоит в том, чтобы в процессе применения уголовного закона не причинить лицу, виновному в совершении преступления, излишние, хотя и предусмотренные законом за это деяние, ограничения, лишения, страдания и т.п.

Это правовой принцип. О нем прямо не сказано в законе, он не выделен в самостоятельную статью УК РФ. В то же время анализ ряда норм УК позволяет сделать вывод, что в их основе лежит именно принцип экономии репрессий. Об этом свидетельствует, в частности, наличие многочисленных альтернативных санкций, институтов освобождения от уголовной ответственности и освобождения от наказания.

Более того, само содержание принципа экономии уголовной репрессии вытекает из ряда конкретных уголовно-правовых норм. Во-первых, об этом сказано в ч. 1 ст. 60 УК РФ. Закон гласит: "Более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания".

Во-вторых, это подчеркивается в ч. 3 ст. 30 и ч. ч. 2, 3 и 4 ст. 66 УК РФ. В них содержится ряд положений, регламентирующих "работу" принципа экономии уголовной репрессии. Так, в ч. 2 ст. 30 УК РФ указано, что уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлению. Таким образом, приготовление к совершению преступлений небольшой или средней тяжести не влечет уголовной ответственности.

Далее, ограничение репрессии в отношении приготовительных действий состоит в том, что максимальный размер или срок наказаний за них не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Общей части УК за оконченное преступление.



Третье ограничение репрессии, касающееся приготовления, а вместе с ним и покушения, предусмотрено в ч. 4 ст. 66 УК РФ - за неоконченное преступление смертная казнь и пожизненное лишение свободы не назначаются. Предусмотрено еще одно ограничение репрессии в отношении покушения. Согласно ч. 3 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за него не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК за оконченное преступление.

В-третьих, принцип экономии уголовной репрессии наглядно прослеживается даже в отношении рецидива преступлений. Об этом "красноречиво" свидетельствуют ч. ч. 2 и 3 ст. 68 УК РФ - назначение наказаний при рецидиве преступлений. Известно, что до декабря 2003 г. редакция ст. 68 была иной, более "суровой".

В-четвертых, принцип экономии уголовной репрессии рельефно выражен в ст. 65 УК РФ, в которой предусмотрено, что срок или размер наказания лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Более того, если за совершенное преступление предусмотрена смертная казнь или пожизненное лишение свободы, то эти виды наказаний не применяются.



В-пятых, достаточно четко принцип экономии уголовной репрессии проявляется в ст. 69 УК РФ. Например, в том, что при совокупности преступлений небольшой или средней тяжести, а также при их сочетании при назначении окончательного размера и вида наказания:

а) допускается поглощение менее строгого наказания более строгим;

б) при полном или частичном сложении наказаний, не связанных с лишением свободы, наказание не должно превышать максимального размера для данного вида наказания, предусмотренного в нормах Общей части УК РФ. Это правило не записано в ст. 69 УК РФ. Оно вытекает из соотношения ч. ч. 1 и 3 ст. 69 с ч. 2 ст. 70 УК РФ;

в) если назначаются наказания, связанные с лишением свободы, то применяется полное или частичное сложение, но "окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений" (ч. 2 ст. 69 УК РФ).

Это же правило применяется и тогда, когда совершается тяжкое или особо тяжкое преступление;

г) при назначении дополнительного наказания по совокупности преступлений, если применяется принцип частичного или полного сложения, окончательный размер наказания не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания в УК РФ.



В-шестых, принцип экономии уголовной репрессии проявляет себя в ч. ч. 2 и 3 ст. 70 УК РФ. Так, ч. 2 этой статьи гласит: "Окончательное наказание по совокупности приговоров, в случае, если оно менее строгое, чем лишение свободы, не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью настоящего Кодекса".

В-седьмых, анализируемый принцип проявляет себя и в тех случаях, когда граждане России и лица без гражданства совершают преступления вне пределов России (ч. 1 ст. 12 УК РФ). Закон прямо подчеркивает, что при "осуждении указанных лиц наказание не может превышать верхнего предела санкции, предусмотренной законом иностранного государства, на территории которого было совершено преступление".

В-восьмых, принцип экономии уголовной репрессии особенно рельефно проявляется в отношении несовершеннолетних. Это следующие аспекты:

а) ограничение сроков и размеров наказаний, назначаемых несовершеннолетним, по сравнению с совершеннолетними;

б) основания освобождения от уголовной ответственности и наказания - их больше, чем у взрослых преступников;

в) неприменение лишения свободы к несовершеннолетним до шестнадцати лет при совершении ими преступлений небольшой или средней тяжести;

г) неприменение лишения свободы и к более старшим несовершеннолетним, если они совершают преступления небольшой тяжести;

д) несовершеннолетним, в возрасте до 16 лет, наказание в виде лишения свободы назначается на срок не свыше шести лет за тяжкие преступления. Этой категории несовершеннолетних за совершение особо тяжких преступлений, а также иным несовершеннолетним (от 16 до 18 лет) лишение свободы назначается на срок не свыше десяти лет;

е) снижен наполовину низший предел наказания в виде лишения свободы, предусмотренный Особенной частью УК, при совершении тяжких либо особо тяжких преступлений;

ж) допускается повторное применение условного осуждения к ранее условно осужденному несовершеннолетнему при условии, если новое преступление не является особо тяжким;

з) сокращены наполовину сроки давности привлечения к уголовной ответственности и обвинительного приговора, а также сроки погашения и снятия судимости.

Мы привели типичные примеры проявления принципа экономии уголовной репрессии, в которых наиболее полно раскрыты "требования" этого принципа. В ряде случаев он прямо не указан, но вытекает из содержания соответствующих норм. Об этом может свидетельствовать ч. 2 ст. 24 УК РФ (в редакции 1998 г.). Согласно этой норме "общественно опасное деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса".

Общеизвестно, что в некоторых составах законодатель не указывал форму вины, поскольку эти преступления могли совершаться как умышленно, так и по неосторожности. К таким составам можно отнести, например, ст. ст. 250 - 252 - загрязнение вод, атмосферы, морской среды. Некоторые авторы продолжают считать их преступлениями как с неосторожной, так и с умышленной виной.

Если же строго следовать редакции ч. 2 ст. 24 УК РФ, то за неосторожные деяния подобного рода к ответственности привлекать нельзя.

2. Принцип неотвратимости применения мер уголовно-правового характера за совершение общественно опасных действий, предусмотренных уголовным законом как преступление. В юридической литературе высказывалось и иное мнение: принцип неотвратимости ответственности является общим принципом для всех отраслей прав <1>.

--------------------------------

<1> См., например: Келина С.Г., Кудрявцев В.Н. Принципы советского уголовного права. М., 1988. С. 121 - 131; Кудрявцев В.Н. Курс российского уголовного права. Общая часть. М., 2001. С. 41 - 42; Филимонов В.Д. Принципы уголовного права. М., 2002. С. 121 - 131.

 

Сразу же подчеркнем, что мы не сводим этот принцип к принципу неотвратимости наказания. Первое понятие более широкое, нежели последнее. Хотя в историческом плане, действительно, вначале был выявлен и обоснован принцип неотвратимости наказаний. Его впервые сформулировал Ш. Монтескье в своей работе "О духе законов" (1748 г.). Более глубокое раскрытие сущности этого принципа дал Ч. Беккариа в своем трактате "О преступлениях и наказаниях" (1764 г.). Он писал, что "одно из самых действенных средств, сдерживающих преступления, заключается не в жестокости наказаний, а в их неизбежности..." <1>.

--------------------------------

<1> Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1939. С. 308.

 

На наш взгляд, нельзя сводить этот принцип и к принципу неотвратимости уголовной ответственности. Последний включает в себя принцип неотвратимости наказания, но в то же время является одним из проявлений более широкого принципа - неотвратимости применения мер уголовно-правового воздействия. В юридической литературе его чаще сводят все же к принципу неотвратимости уголовной ответственности <1>. Следует отметить, что анализируемый нами принцип рассматривался как принцип неотвратимости уголовной ответственности и судебной практикой Союза ССР <2>.

--------------------------------

<1> См., например: Малеин Н.С. Неотвратимость и индивидуализация ответственности // Советское государство и право. 1982. N 11. С. 50.

<2> См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924 - 1977. М., 1978.

 

Принцип неотвратимости уголовной ответственности был предусмотрен в ст. 3 проекта Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1988 г. и в ст. 2 принятых Основ уголовного законодательства 1991 г. Статьи назывались "Принципы уголовного законодательства". Таким образом, законодатель, хотя и косвенно, подтвердил, что принцип неотвратимости применения мер уголовно-правового характера нельзя сводить только к неотвратимости наказания или ответственности. О неотвратимости можно говорить, например, в отношении принудительных мер воспитательного воздействия или медицинского характера. Они не связаны ни с уголовной ответственностью, ни с ее институтом - наказанием.

Невключение этого принципа в качестве самостоятельной статьи в УК РФ позволило ряду ученых сделать вывод о том, что он не является принципом уголовного права <1>, что это одно из требований законности <2>.

--------------------------------

<1> Более подробно по этому поводу см.: Филимонов В.Д. Указ. соч. С. 43.

<2> См., например: Кузнецова Н.Ф. Курс уголовного права. Часть общая. Т. 1. М., 2002. С. 68.

 

Следует отметить, что принцип неотвратимости применения мер уголовно-правового характера содержится в УК Республики Таджикистан 1998 г. В ст. 6 "Принцип неотвратимости ответственности" записано: "Каждое лицо, совершившее преступление, подлежит наказанию или иным мерам уголовно-правового характера, предусмотренным Уголовным кодексом" <1>. Такое же название у ст. 10 УК Республики Узбекистан, но содержание ее сводится только к неотвратимости ответственности <2>.

--------------------------------

<1> Уголовный кодекс Республики Таджикистан. СПб., 2001. С. 26 - 27.

<2> Уголовный кодекс Республики Узбекистан. СПб., 2001. С. 56.

 

Предусмотрен этот принцип и в УК Республики Беларусь. Хотя отдельной статьи закон не содержит, но в ч. 4 ст. 3 раскрывает его так же, как и УК Таджикистана <1>. УК Кыргызской Республики в ч. 1 ст. 3 называет этот принцип, но не раскрывает его <2>.

--------------------------------

<1> Уголовный кодекс Республики Беларусь. С. 75.

<2> Уголовный кодекс Кыргызской Республики. СПб., 2002. С. 42.

 

В чем же суть принципа неотвратимости применения мер уголовно-правового характера? И может ли он рассматриваться в качестве принципа?

Если понимать его как принцип неотвратимости наказания или как принцип неотвратимости уголовной ответственности, то он, действительно, "пробуксовывает", поскольку есть не только институт освобождения от наказания, но и институт освобождения от уголовной ответственности, т.е. освобождение от наказания и ответственности по нереабилитирующим обстоятельствам. А это кажется несовместимым с названными принципами. Однако это лишь внешняя несовместимость. Представляется, что наличие этих институтов не противоречит принципу неотвратимости применения мер уголовно-правового воздействия, поскольку наличие самого, например, института освобождения от уголовной ответственности (ст. ст. 75, 77, 78, 90 и др.) лишь подтверждает, что есть меры уголовно-правового воздействия, не связанные с уголовной ответственностью, но которые воздействуют на виновного. Это позволяет сделать и другой вывод - все преступления связаны с принципом неотвратимости применения мер уголовно-правового воздействия и он действует в полном объеме. В этой связи вряд ли оправданна позиция В.Д. Филимонова, который утверждает обратное <1>. Правда, он трактует свою позицию лишь применительно к пониманию этого принципа как принципа неотвратимости уголовной ответственности.

--------------------------------

<1> См.: Филимонов В.Д. Указ. соч. С. 46.

 

Следовательно, принцип неотвратимости применения мер уголовно-правового воздействия является самостоятельным принципом, который имеет своим содержанием следующие требования.

Они, во-первых, состоят в том, что каждое преступление или иное общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом как преступление, должно быть раскрыто и за каждое из них лица, их совершившие, должны претерпеть меры уголовно-правового воздействия.

Второе обстоятельство, раскрывающее неотвратимость применения мер уголовно-правового воздействия за совершение общественно опасного деяния, состоит в многообразии этих мер. А оно, в свою очередь, состоит в том, что существуют меры, применяемые за:

1) совершение преступлений;

2) совершение общественно опасных действий, предусмотренных уголовным законом, но не считающихся таковыми в силу ряда обстоятельств.

Вторая группа мер уголовно-правового воздействия - это меры, которые применяются к малолетним и к невменяемым и не связаны с уголовной ответственностью.

Первая группа мер, применяемых к лицам, совершившим преступление, неоднородна. В зависимости от того, как связаны они с уголовной ответственностью, их можно подразделить на:

а) меры, применение которых связано с реализацией принудительных мер уголовной ответственности;

б) меры, которые связаны с реализацией стимулирующих мер уголовной ответственности.

В юридической литературе совершенно справедливо отмечается, что принцип неотвратимости применения мер уголовно-правового воздействия имеет значение не только при квалификации содеянного и определении пределов уголовной ответственности, но и при реализации целей предупреждения преступлений. Этот принцип имеет, например, "сдерживающее воздействие, о чем свидетельствуют многочисленные социологические исследования" <1>.

--------------------------------

<1> Келина С.Г., Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 122.

 

Разумеется, что принцип неотвратимости применения мер уголовно-правового воздействия касается прежде всего граждан, независимо от того, идет ли речь о его уголовно-правовом или криминологическом аспекте. Но в то же время, он, образно говоря, "работает и в другом направлении" - касается деятельности правоохранительных органов и судов. На этот счет имеются многочисленные приказы руководителей правоохранительных органов и постановления Пленума Верховного Суда РФ, в которых предписывается, что эти органы должны принять все меры к тому, чтобы все лица, в той или иной мере причастные к уголовной ответственности, были установлены и к ним были применены необходимые меры уголовно-правового воздействия.

Ослабление одного из указанных аспектов проявления принципа неотвратимости применения мер уголовно-правового воздействия, с одной стороны, может повлечь формирование у граждан установки терпимости и даже "поощрения" к совершению преступлений, особенно таких, как хозяйственные, бытовые, социальной направленности, а с другой - формирование у правоохранительных органов, например, применительно к этим преступлениям послабленческого, безразличного отношения и соответствующего подхода. Наглядным примером этого является неоднократная декриминализация состава хулиганства. Это очень опасная тенденция. У граждан она формирует всеобщее убеждение в ненаказуемости своих преступных действий, а у правоохранительных органов - установку на нецелесообразность применения к ним мер уголовно-правового воздействия, поскольку "все совершают подобные действия", это уже стало "привычкой" и т.п.

Из этого следует, что принцип неотвратимости применения мер уголовно-правового воздействия касается и законодателя.

В этой связи в юридической литературе уже давно ставится вопрос о приведении некоторых положений и норм уголовного закона (УК) в соответствие с данным принципом. Это касается, например, ст. 69 УК РФ и др. <1>.

--------------------------------

<1> Келина С.Г., Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 131.

 

Контрольные вопросы и задания

 

1. Что понимается под принципами уголовного права?

2. Раскройте соотношение понятий "принципы уголовного права" и "общие положения".

3. Дайте понятие принципов уголовной ответственности.

4. Какие классификационные группы принципов выделяются в теории уголовного права?

5. Какие принципы уголовного права носят межотраслевой и общеправовой характер?

6. Как в уголовном праве воплощается принцип законности?

7. Почему недопустимо применение уголовного закона по аналогии?

8. Как регулируется в уголовном праве конституционный принцип равенства граждан перед законом?

9. Что входит в содержание принципа вины?

10. Что понимается под объективным вменением и каково его значение?

11. Раскройте два аспекта принципа справедливости.

12. Как реализуется принцип справедливости при назначении наказания и применении иных мер уголовно-правового характера?

13. В чем сущность принципа гуманизма?

14. Какие принципы уголовного права выделяет наука уголовного права?

15. В чем значение принципов уголовного права?

 

Глава 3. ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

Литература

 

Исаев И.А. История государства и права России: Учебник для юридических вузов. 3-е изд., перераб. и доп. М., 1996.

Кузнецова Н.Ф. Главные тенденции развития российского уголовного законодательства. Уголовное право в XXI веке: Материалы Международной научной конференции на юридическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова 31 мая - 1 июня 2001 г. М., 2002.

Курс советского уголовного права: В 6 т. Т. 1: Уголовный закон. М., 1970.

Курс советского уголовного права (часть Общая). Т. 2. Л., 1970.

Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 1996.

Российское уголовное право: Курс лекций: В 2 т. Т. 1: Общая часть. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2004.

Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1953 - 1991 гг.) // Законодательство СССР. Ч. 1. Казань, 1992.

Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1953 - 1991 гг.) // Законодательство СССР. Ч. 2. Казань, 1995.

 

История российского уголовного права неразрывно связана с историей общества. Периодизация российского уголовного законодательства определяется основными вехами его становления и развития, которые, в свою очередь, обусловлены социально-экономическими, политическими факторами развития российского государства и общества. В связи с этим будет вполне оправданным считать, что периоды развития российского уголовного законодательства в основном совпадают с этапами развития Российского государства. Однако было бы неправильным попытаться механически перенести в сферу уголовного законодательства общую периодизацию истории российской государственности. Игнорируя относительную самостоятельность права - важнейшей части надстройки, - упуская из виду то обстоятельство, что уголовные законы, принятые в определенный период, в ряде случаев действовали продолжительное время, но в совершенно иных исторических условиях, можно прийти к неверным выводам о закономерностях эволюции российского уголовного законодательства. Это обусловливает некоторую условность предлагаемой в учебной литературе периодизации уголовного законодательства.

Выделение досоветского, советского и постсоветского периодов <1> вполне допустимо для общего (в рамках учебника) исторического анализа развития уголовного законодательства.

--------------------------------

<1> См.: Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 1996. С. 69.

 

Характеристика основных этапов развития уголовного законодательства предполагает рассмотрение важнейших памятников права и уголовных законов, в которых наиболее полным образом отражена история отечественного уголовного права.

 

§ 1. Уголовное законодательство досоветского периода

 

1. Уголовное право Древней Руси. Наиболее ранние сохранившиеся письменные памятники отечественного права относятся к X в. Отдельные положения и статьи, изложенные в этих памятниках, дают нам некоторое представление о тех общественных отношениях, которые регулировались нормами уголовного права. Развитие торговых взаимоотношений между Россией и Византией, частые военные конфликты обусловили принятие целого ряда договоров: в 907 и 911 гг. при - Олеге, в 945 г. - при Игоре, в 971 г. - при Святославе.

В них предусматривалась ответственность за такие преступления против личности, как убийство (ст. 40 договора Олега и ст. 13 договора Игоря), телесные повреждения, оскорбления, кражи (ст. ст. 6 и 7 договора Олега и ст. 9 договора Игоря). В качестве наказания договоры предусматривали кровную месть, выкупы. Из других преступлений против личных прав договоры упоминают о лишении свободы ("человека поработить").

Первым писаным памятником обычного права Древней Руси была Русская Правда. До наших дней дошло более ста различных списков Русской Правды. Это обусловлено тем фактом, что она была уставом не одного, а нескольких князей: Ярослава, Изяслава с братьями и Владимира Мономаха. Данные списки обычно представляются в трех основных редакциях: Краткая, Пространная и Сокращенная (обозначаемых в литературе как КП, ПП, СП).

Преступление по Русской Правде определялось не как нарушение закона или княжеской воли, а как "обида", т.е. причинение морального или материального ущерба лицу или группе лиц. Преступление не отграничивалось от гражданско-правового правонарушения. Объектами преступления были личность и имущество. Объективная сторона включала в себя покушение на преступление (наказывался человек, обнаживший меч, но не ударивший) и оконченное преступление. Закон намечал понятие соучастия (разбойное нападение "скопом"). Уже в то время существовало представление о превышении пределов необходимой обороны (если вора убьют после его задержания, спустя некоторое время, когда непосредственная опасность от его действий уже не исходит). К смягчающим обстоятельствам Русская Правда относила состояние опьянения, к отягчающим - корыстный умысел преступника.

Субъектами преступления были все физические лица, причем возрастной ценз не устанавливался: не был известен и институт вменяемости, но уже были заложены основы института индивидуализации ответственности и наказания. Убийство при разбое наказывалось строже, чем убийство в драке. Размер наказания зависел от того, было ли совершено преступление в одиночку или несколькими лицами, что позволяет говорить о начале формирования института соучастия в преступлении. Субъективная сторона включала умысел и неосторожность, хотя четкого разграничения мотивов преступления в Русской Правде не усматривалось. Не давалось и понятия виновности. Статья 6 ПП упоминает случай убийства ("на пиру явлено"), а ст. 7 ПП - "убийство на разбое без всякой свады". В первом случае имелось в виду неумышленное, а во втором - разбойное, корыстное, предумышленное убийство.

Имущественные преступления по Русской Правде включали разбой, кражу (татьбу), уничтожение чужого имущества, угон, повреждение межевых знаков, поджог, конокрадство, злостную неуплату долга и пр.

Основными мерами наказания являлись кровная месть, поток и разграбление, выкупы, часть которых шла князю (виры, продажа), часть - потерпевшему (головничество, урок).

Смертная казнь в Русской Правде не упоминается, хотя на практике она, несомненно, имела место.

Высшей мерой наказания по Русской Правде являлись "поток и разграбление", назначаемые только в трех случаях: за убийство в разбое (ст. 7 ПП), поджог (ст. 83 ПП) и конокрадство (ст. 35 ПП). Наказание предполагало конфискацию имущества и выдачу преступника (вместе с семьей) "головой", т.е. в рабство. Следующим по тяжести видом наказания была "вира" - штраф, который назначался только за убийство.

В Русской Правде были сохранены древнейшие элементы обычая, связанные с принципом талиона, в случаях с кровной местью. Однако главной целью наказания становится возмещение ущерба (материального и морального) <1>.

--------------------------------

<1> См. Исаев И.А. История государства и права России: Учебник для юридических вузов. 3-е изд., перераб. и доп. М., 1996. С. 21 - 23.

 

Ряд положений уголовного права содержится в Новгородской (1471 г.) и Псковской (1397 - 1467 гг.) судных грамотах. В них, наряду с рассмотрением вопросов гражданского права и уголовного процесса, предусматривалась ответственность за отдельные виды политических и государственных преступлений.

Под преступлением Псковская судная грамота понимает причинение ущерба не только частным лицам, но и государству. В ней различаются следующие виды преступлений: против государства (измена, или "перевет"); против судебных органов (взятка или "посул" судье, насильственное вторжение в судебное помещение, насилие в отношении судейских чинов); имущественные (простая татьба, квалифицированная и неоднократная татьба, кража церковного имущества, поджог, конокрадство, грабеж - насильственный и открытый захват имущества, разбой - вооруженное нападение с целью грабежа); против личности (убийство, или "гоповщина", нанесение побоев, оскорбление действием).

В Пскове, кроме денежных штрафов, применяли и смертную казнь.

Создание Русского централизованного государства, усиление процесса закрепощения крестьян и другие изменения в социально-экономической, политической сферах вызывают значительные изменения в уголовном законодательстве. Они нашли свое отражение в Судебниках Ивана Васильевича (1497 г., содержал 68 статей), Ивана IV (1550 г., 100 статей). В Судебниках в основном рассматриваются вопросы процесса, но в то же время в них есть ряд положений уголовного права. Их немного: "о лихоимстве"; "об отказе в правосудии"; "о лжесвидетельствах" и др. "Облихование" (ст. 52 Судебника 1550 г.), как своеобразная форма судебного процесса, порождало особого субъекта - "лихого человека", его появление в деле придавало особую значимость данному составу преступления. К "лихим", т.е. особо опасным, делам относились разбой, грабеж, поджог, убийство ("душегубство"), особые виды татьбы. Появляется понятие "крамола", обозначающее антигосударственные деяния. В него включались также договоры и мятежи, сдача города неприятелю. Это позволяет говорить о появлении в законе понятия государственного преступления, ранее неизвестного российскому законодательству.

К этому виду примыкают должностные преступления и преступления против порядка управления и суда: взятка ("посул"), вынесение заведомо несправедливого решения, казнокрадство, фальшивомонетничество.

В группе преступлений против личности в Судебниках выделяются квалифицированные виды убийств ("государственный убийца"), оскорбление действием и словом. В группе имущественных преступлений много внимания уделено татьбе, в которых также выделяются квалифицированные виды: церковная, "головная" (похищение людей) татьба, а также впервые сделана попытка разграничить грабеж как открытое похищение вещи и разбой как хищение, связанное с насилием.

Виды наказаний стали более строгими по сравнению с ранее действовавшим законодательством. Имущественные наказания отходят на второй план. Судебник 1497 г. знает такие взыскания, как смертная казнь, битье кнутом, денежные взыскания. Характерной особенностью Судебника 1497 г. является то, что он устанавливает различные наказания в зависимости от того, кто совершил преступление - "ведомый лихой человек" или нет. Целями наказания являются устрашение и изоляция, возмездие и извлечение имущественной выгоды.

2. Уголовное право периода формирования централизованного государства. Значительное влияние на развитие российского уголовного законодательства оказало Соборное уложение 1649 г. Это - один из крупнейших памятников истории русского права, в котором значительное место занимали вопросы уголовного права. Уложение из 25 глав специально посвящало две главы - 21-ю "О разбойных и татиных делах" (104 статьи) и 22-ю "За какие вины смертная казнь" (26 статей) - вопросам уголовного права. Общего определения понятия преступления в Соборном уложении нет. Но из содержания статей можно сделать вывод о понимании под преступлением непослушание царской воле, нарушение предписаний. Субъектами преступлений признавались представители всех сословий. Появились многие новые институты уголовного права. Так, например, в нем предпринята попытка разграничения умышленных и неосторожных преступлений. За случайные деяния наказание не устанавливалось. Следует отметить, что закон не всегда четко определял случайное, ненаказуемое действие и формы вины, не содержал четких определений этих понятий: "бесхитростное" деяние, например, в одной статье понимается как неосторожное, в другой - как случайное (ст. ст. 223, 225, 226, 228 гл. X). Соборному уложению известны положения о необходимой обороне (ст. 200 гл. X), крайней необходимости, освобождающей от уголовной ответственности. В ст. 283 гл. X указывается "А буде кто собаку убьет... бороняться от себя и ему за ту собаку цены не платить, а вину ему того не ставити". В Уложении более подробно определено соучастие, ему известно подстрекательство (ст. 19 гл. XXII), пособничество (ст. 198 гл. X), укрывательство (ст. 20 гл. XXI).

В отличие от прежнего законодательства в Соборном уложении виды преступлений изложены по определенной системе. На первое место поставлены преступления против веры (богохульство, нарушение порядка в церкви); на второе - государственные. Закон уделял много внимания измене, заговорам, бунтам. Подробно определены и многие составы преступлений против порядка управления (подделка печатей, фальшивомонетничество и др.). Известны были и воинские преступления; преступления против судебной власти; против личности. Среди имущественных преступлений закон выделяет кражу (татьбу), т.е. тайное похищение, грабежи - насильственное отнятие имущества и разбой - грабеж, связанный с посягательством на жизнь и здоровье потерпевшего.

Составы преступлений в Соборном уложении сформулированы в целом четко, но казуальность в изложении правового материала еще не преодолена. В составах государственных преступлений получили отражение укрепившаяся власть царя, значимость государства и его аппарата. Главная цель наказания по Соборному уложению - устрашение ("наказать так, чтобы, смотря на то, иным неповадно было так делати").

В системе наказаний отражена чрезмерная жестокость карательной политики того времени. Широко применялись смертная казнь (простая и квалифицированная); телесные наказания (болезненные и членовредительные); тюремное заключение, ссылка на окраину страны; каторжные работы ("в кандалах работать на всякие изделья, где государь укажет"); имущественные наказания; лишение чина, отставление от должности, церковное покаяние.

Многие статьи Соборного уложения не содержат указаний на применение того или иного наказания, а ограничиваются крайне неопределенной формулой типа: "чинити жестокое наказание, что Государь укажет".

Для Соборного уложения характерна и множественность наказаний: были очень велики различия в наказаниях для лиц разной социальной принадлежности (ст. 5, 74 гл. X; ст. ст. 9, 69, 71 гл. XXI).

Дальнейшее развитие отечественное уголовное законодательство получило при Петре I. Этот период характеризовался ростом классовых противоречий, что обусловило усиление уголовной репрессии.

В период царствования Петра I были приняты Воинский (1715 г.) и Морской (1720 г.) уставы, а также ряд указов, содержащих нормы уголовного права. Воинский устав в части, касающейся уголовного права, так называемый Артикул воинский, распространялся и на "правителей земских", т.е. применялся не только к военнослужащим. В принципе он представлял собой военно-уголовный кодекс без общей части <1>. Несмотря на отсутствие Общей части, в нем говорится о необходимости установления причинной связи между действием и преступным результатом, о вине, целях и задачах наказания, необходимой обороне, крайней необходимости.

--------------------------------

<1> См.: Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 1996. С. 64.

 

Артикул воинский состоит из 24 глав, разделенных на 209 артикулов (статей). Ряд статей имеют специальные толкования, в которых обычно разъясняется смысл закона и порядок его применения. Толкования имели силу закона.

При Петре I впервые появляется термин "преступление" для обозначения наказуемых деяний. Преступлением по Артикулу воинскому признавалось нарушение законов и ослушание царской воли.

Различались действия умышленные, неосторожные и случайные. Ответственность наступала только при совершении умышленных или неосторожных преступных действий. Случайные деяния не влекли за собой уголовной ответственности. Наказание зависело от степени вины. Не до конца проводился принцип индивидуальной ответственности. За некоторые преступления привлекались к ответственности не только виновные, но и совершенно безвинные их близкие - жена и дети (например, за государственные преступления).

Артикул воинский затрагивал вопрос о вменяемости совершивших преступления. Наказание смягчалось или даже не применялось к лицам, совершившим преступление в состоянии душевной болезни. Преступление, совершенное в состоянии опьянения, в отличие от Соборного уложения, усиливало ответственность, а в отдельных случаях пьянство само по себе составляло преступление.

Наказание по ряду преступлений применялось не только за совершенное преступление, но и за обнаружение умысла. В отдельных случаях предусматривалось наказание за приготовления к совершению преступления.

Наиболее опасными считались групповые преступления, а соучастники преступления наказывались одинаково, независимо от степени виновности каждого.

Артикулы включали следующие виды преступлений: преступления против веры (чародейство, идолопоклонничество, богохульство, несоблюдение церковных обрядов, непосещение богослужений, прибытие в церковь в пьяном виде, совращение в раскол и др.); государственные преступления (простой умысел убить или взять в плен царя наказывался четвертованием, так же наказывали за вооруженное восстание, тяжким преступлением являлось оскорбление словом царя, его жены и наследника; запрещались "все непристойные подозрительные сходбища... (хотя и не для зла)... через что возмущение или бунт может сочиниться"; наказывалось недоносительство о государственных преступлениях, измена); должностные преступления (взяточничество, казнокрадство, попустительство преступникам, небрежное отношение к службе, нарушение порядка работы административных и судебных органов и др.); преступления против порядка управления (срывание и истребление указов и распоряжений, фальшивомонетничество, подделка печатей - наказывались тяжкими телесными наказаниями, ссылкой на каторгу, смертной казнью сожжением); преступления против суда (лжеприсяга, лжесвидетельство - наказывались отсечением двух пальцев); имущественные преступления (кража, грабеж, поджог, насильственное повреждение или истребление чужого имущества); преступления против личности (преступления против жизни, телесной неприкосновенности, чести). К преступлениям против жизни относилось убийство. Артикулу воинскому известны умышленное, неосторожное и случайное убийство. К наиболее тяжким видам убийства законодательство относило: убийство по найму, отравление, убийство отца, матери, младенца, офицера (наказывалось колесованием).

Наказание и его применение характеризовались рядом особенностей: отсутствием индивидуализации, неопределенностью формулировок, неравенством перед законом.

Петровское законодательство отличалось суровостью, жестокими наказаниями и широким применением смертной казни. Смертная казнь по Артикулам была предусмотрена в 122 случаях, причем в 62 случаях - с обозначением вида. Она подразделялась на простую (отсечение головы, повешение, расстрел) и квалифицированную (четвертование, колесование, закапывание в землю заживо, залитие горла металлом, сожжение, повешение за ребро на железном крюке). Так, "ежели кто из воинских людей найдется идолопоклонник, чернокнижник, ружья заговоритель, суеверный и богохульный чародей оный по состоянию дела в жестоком заключении в железах, гонянием шпицрутеном наказан или весьма сожжен имеет быть". За богохуление "язык раскаленным железом прожжен и потом отсечена глава да будет". Цели наказания сводились к следующему: а) устрашение, б) возмездие, в) обезвреживание преступников или их изоляция, г) извлечение для государства выгод путем эксплуатации труда преступников.

Значительным шагом в развитии отечественного уголовного законодательства был Наказ Екатерины II. Развивая идеи, характерные для ранних представителей классической школы уголовного права, Екатерина высказывалась против жестоких наказаний и пыток, против расширения понятия политического преступления, требовала равенства и соответствия наказания совершенному преступлению и ограничения применения смертной казни. Однако созданная в 1767 г. комиссия для разработки на основе Наказа Уложения не добилась никаких результатов и, формально просуществовав до 1774 г., прекратила свою работу. Это было обусловлено отсутствием реальной экономической и политической базы.

Реформаторские попытки Екатерины II были продолжены Александром I. В 1801 г. он поставил во главе (десятой по счету) Комиссии по составлению законов П.В. Завадовского. В 1804 г. эту комиссию возглавил товарищ министра юстиции Н.Н. Новосильцев. Медлительность, противоречивость, хаотичность, консерватизм - характерные черты работы комиссии того периода. Это было обусловлено тем, что практически всеми работами над законами руководил главный секретарь референдарий барон Розенкампф, по настоянию которого из комиссии была уволена большая часть русских чиновников, а заменившие их иностранцы (французы и немцы), как и он сам, не знали ни языка, ни законов, ни нравов и обычаев Российской империи.

В 1808 г. руководителем комиссии был назначен М.Н. Сперанский, с именем которого связаны все последующие законопроектные работы дореформенного периода, включая и Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. При проведении законопроектных работ им был широко использован зарубежный опыт, в особенности Французский уголовный кодекс 1810 г. и Баварское уголовное уложение 1813 г., а также проекты прусского 1830 г. и баварского 1831 г. уголовных кодексов. При составлении проекта для консультации были привлечены такие крупные криминалисты начала XIX в., как И. Бентам и А. Фейербах. В 1810 г. М.Н. Сперанский для разработки проекта уголовного уложения пригласил немецкого профессора Г. Якоби, который в 1813 г. закончил работу над ним. Данный проект представлял собой переделку Баварского уголовного уложения А. Фейербаха. В этом проекте впервые в истории отечественного уголовного законодательства была разработана Общая часть. Однако этот проект законом не стал.

В 1832 г. был утвержден и с 1 января 1835 г. вступил в силу Свод законов Российской империи. Нормы уголовного права были систематизированы в кн. I т. XV Свода законов. Книга состояла из разделов, глав и статей; всего было 765 статей. Впервые были выделены Общая и Особенная части. Свод законов уголовных (кн. I т. XV) разделялся, в свою очередь, на две книги. Книга 1-я называлась "О преступлениях и наказаниях вообще". Она представляла собой свод (не совсем полный) действующего русского уголовного законодателя и подразделялась на одиннадцать разделов. Первый раздел включал в себя нормы Общей части уголовного права, остальные - Особенную часть. Он был первым российским уголовным законом, имевшим специально выделенную общую часть, в которой определялись общие понятия уголовно-правовых институтов. Книга 2-я называлась "О судопроизводстве по преступлениям" и содержала свод действующего русского уголовно-судебного (уголовно-процессуального и судоустройственного) законодательства.

Общая часть книги 1-й т. XV Свода называлась "О существе преступлений и разных родов казней и наказаний". Она делилась на главы: "О сущности преступлений и разных степеней виновности", "О разных родах казни и наказаний", "Об изъятии от телесного наказания по состоянию подсудимого", "О мерах наказания по мере вины", "Об освобождении от наказания, отсрочке и отмене оного", "О последствиях наказаний и о гражданских взысканиях по преступлениям", "О пространстве действия уголовных законов".

Свод различал в зависимости от тяжести наказания два вида уголовно-наказуемого деяния: преступление и проступок. Все преступления делились на умышленные, неосторожные и случайные. Наиболее тщательно сформулировано понятие неосторожности (ст. 5). Ответственность за неосторожные преступления наступала в двух случаях: 1) когда "виновный легко мог предвидеть, что действие его может повлечь противозаконные последствия" (прообраз современной небрежности) и 2) "когда виновный совершил действие законом не воспрещенное, не думая, чтобы из оного смогло произойти противозаконное последствие, однако же при надлежащей осмотрительности можно избежать противозаконных последствий" (аналог современного понятия легкомыслия как разновидности неосторожной вины).

В Своде было сформулировано положение об уменьшении вины и наказания в случае совершения преступления малолетним (ст. 126), хотя не давалось точного ответа на вопрос о возрасте наступления уголовной ответственности. Свод содержал понятия "безумие" и "сумасшествие" как обстоятельства, устранявшие уголовную ответственность. Со ссылками на Соборное уложение и Артикул воинский регламентировались институт необходимой обороны (ст. 133), а также институт крайней необходимости, именуемой как "насильственное принуждение", но рассматриваемой не только как принуждение насильственное, но и непреодолимое (последнее уже сближает это понятие с современным пониманием крайней необходимости).

Свод учитывал и значение совокупности преступлений, именуя ее "стечением преступлений" и рассматривая ее в связи с обстоятельствами, увеличивающими вину, наряду, например, с рецидивом (ст. 123) <1>.

--------------------------------

<1> См.: Наумов А.В. Российское уголовное право: Курс лекций: В 2 т. Т. 1: Общая часть. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 69 - 70.

 

3. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. В 1845 г. императором Николаем I было утверждено Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Оно было введено в действие в 1846 г. Структурно оно состояло из двенадцати разделов и приложения ("О лицах, изъятых от наказаний телесных"). Разделы, в свою очередь, делились на главы, разделы, статьи. В разд. I ("О преступлениях, проступках и наказаниях вообще") были сосредоточены нормы Общей части, а в остальных разделах (II - XII) были помещены нормы Особенной части. Уложение состояло из 2224 статей. В нем сохранялся сословный подход к классификации видов наказаний и определению санкций в соответствии с установленными привилегиями. Понятие преступления, заимствованное из т. XV Свода законов, формулировалось более развернуто. В Уложении не было четкой грани между понятиями "преступление" и "проступок". В ст. 4 записано следующее: "Преступлением или проступком признается как само противозаконное деяние, так и неисполнение того, что под страхом наказания уголовного или исправительного законом предписано". Из этой формулировки вытекало деление наказуемых преступлений и проступков по их объективной стороне на деяния, под которыми следовало понимать активные действия (в других статьях Уложения употреблялось обычно понятие "действия"), и бездействие, т.е. невыполнение лежащей на лице обязанности действовать. Разграничение между преступлением и проступком проводилось по объекту и по видам наказания, установленным за их совершение. Так, в ст. 1 под проступком понималось: "Всякое нарушение закона, чрез которое посягается на неприкосновенность прав Власти Верховной и установленных Ею властей или же на права или безопасность общества или частных лиц". В соответствии же со ст. 2 проступком именовалось "нарушение правил, предписанных для охранения определенных законом прав и общественной или же личной безопасности или пользы".

Составителям Уложения не удалось добиться четкого отличия преступления и проступка по объекту посягательства. Посягательство на "безопасность общества" относилось к преступлению, а на "общественную безопасность" - к проступку. Разграничение между преступлением и проступком было проведено и по формальному признаку - по видам полагавшихся за их совершение наказаний. Так, в ст. 3 указывалось, что "за преступления и проступки, по роду и мере важности оных, виновные подвергаются наказаниям уголовным и исправительным" <1>. Сроки давности устанавливались лишь для преступлений. В Уложении регламентировались формы вины, стадии совершения преступления, виды соучастия, обстоятельства, смягчающие и отягчающие вину.

--------------------------------

<1> См.: Наумов. А.В. Указ. соч. С. 76.

 

Уложение вводило следующие основания, устраняющие уголовную ответственность: случайность, малолетство, безумие, сумасшествие, беспамятство, ошибка, принуждение, непреодолимая сила и необходимая оборона. Субъективная сторона выражалась в совершении преступления умышленно либо по неосторожности.

Уложение различало соучастие в преступлении: а) по предварительному соглашению участников и б) без предварительного соглашения. Соучастники делились на зачинщиков, сообщников, подговорщиков, подстрекателей, пособников, попустителей, укрывателей.

Система наказания составляла сложную иерархию наказаний уголовных и исправительных. Уложение предусматривало 11 родов наказаний, разделенных на 35 ступеней (от смертной казни до внушения).

К уголовным наказаниям относились: лишение всех прав состояния и смертная казнь; лишение всех прав состояния и ссылка на каторгу; лишение всех прав состояния и ссылка на поселение в Сибирь; лишение всех прав состояния и ссылка на поселение на Кавказ. Лишение всех прав состояния означало гражданскую смерть: лишение прав, преимуществ, собственности, прекращение супружеских и родительских прав.

К исправительным наказаниям относились: лишение всех особенных прав и преимуществ; ссылка; отдача в исправительные арестантские роты; заключение в тюрьме, крепости, смирительном или работном доме; арест; выговор в присутствии суда; денежные взыскания; внушения. Лишение всех особенных прав и преимуществ заключалось в лишении почетных титулов, дворянства, чинов, знаков отличия, права поступать на службу, записываться в гильдии, быть свидетелем и опекуном. Применялось также частичное лишение некоторых прав и преимуществ.

Наказания подразделялись на главные, дополнительные, заменяющие. Главные, как уже говорилось, составляли 11 родов наказаний, дополнительные следовали за главными, заменяющие могли заменять главные. Все эти наказания считались общими. Их дополняли особенные наказания.

Система преступлений включала двенадцать разделов, каждый из которых делился на главы и отделения. Важнейшими были преступления против веры, государственные преступления, против порядка управления, должностные, имущественные, преступные деяния против благочиния, законов о состоянии, против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц, семьи и собственности.

Уложение 1845 г. до революции дважды претерпевало значительные изменения (в 1866 и 1885 гг.), а в последней редакции оно просуществовало до октября 1917 г.

В связи с Судебной реформой 1864 г. был введен суд присяжных и местный суд (мировые судьи) в местностях, где было местное самоуправление. В 1864 г. был издан особый Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. В нем были предусмотрены менее серьезные преступления с наказаниями до двух лет лишения свободы. Данный Устав с технической стороны был шагом вперед, отличаясь меньшей казуистичностью и лучшей разработкой диспозитивных частей составов преступлений.

Субъектами преступления признавались, наряду с физическими лицами, и юридические лица (крестьянские общины). В основу понятия преступного деяния были положены формальные признаки. Под преступлением понималось действие или бездействие, наказуемость которого предусмотрена законом. Произошло выделение понятия состава преступления, оформилось деление уголовного права на Общую и Особенную части.

Устав о наказаниях разделял преступления на следующие категории: тяжкие преступления (карались смертной казнью, каторгой, ссылкой на поселение); преступления (наказывались заключением в крепость, тюрьму, исправительный дом); проступки (наказывались арестом или штрафом). Субъектом признавалось вменяемое лицо, достигшее определенного возраста. Привлечение к уголовной ответственности допускалось с семи лет.

Субъективная сторона выражалась в совершении преступления умышленно либо по неосторожности. Виды соучастников по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных делились на скоп, сговор, шайку. Система наказания состояла из уголовных и исправительных.

4. Уголовное уложение 1903 г. Развитие рыночных отношений, обострение классовой борьбы потребовали создания новых уголовных законов, отвечающих изменившимся условиям общественной жизни. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., несмотря на внесенные изменения и дополнения, не отвечало экономическим и социально-политическим реалиям России начала XX в. Именно это обусловило в 1881 г. начало работы над составлением нового Уголовного уложения, которая была закончена через 12 лет. В 1903 г. императором Николаем II был утвержден проект нового Уголовного уложения. Однако полностью оно так и не было введено, применялись только главы о политических и религиозных преступлениях. Так, например, Законом от 7 июня 1904 г. были введены в действие главы 3-я ("О бунте против Верховной власти и о преступных деяниях против Священной Особы Императора и членов Императорского Дома"), 4-я ("О государственной измене") и 5-я ("О смуте").

Уголовное уложение 1903 г. состояло из 37 глав и 687 статей. Оно сохранило разделение на Общую (172 статьи) и Особенную (615 статей) части. Общая часть раскрывала понятия преступления, умысла, неосторожности, приготовления, покушения, соучастия. Особенная часть содержала нормы, предусматривающие ответственность за религиозные, государственные, должностные и другие преступления.

Впервые Уголовное уложение 1903 г. определяло пространство действия закона - вся территория Российской империи. Закон одинаково распространялся на всех лиц, на ней пребывавших (ст. ст. 4 - 13).

Под преступлением Уголовное уложение понимало "деяние, воспрещенное законом во время его учинения, под страхом его наказания". Субъектом преступления признавалось вменяемое физическое лицо, достигшее десятилетнего возраста.

Субъективная сторона выражалась в совершении преступления умышленно либо по неосторожности.

Приготовление и покушение на преступление наказывались в случаях, установленных законом (в основном это относилось к тяжким преступлениям). Добровольный отказ от преступления устранял применение наказания.

Соучастниками признавались лица, действующие заведомо сообща или согласившиеся на совершение деяния, учиненного несколькими лицами. Закон давал определение исполнителя, подстрекателя и пособника.

Уголовное уложение 1903 г. упрощало систему наказаний. Все наказания делились на главные, дополнительные и заменяющие. В Уголовном уложении предусматривались восемь родов главных наказаний и восемь родов дополнительных.

С технической точки зрения Уголовное уложение 1903 г. стояло на значительно более высоком уровне, чем старое российское уголовное законодательство. Оно вполне соответствовало современным ему уголовным кодексам европейских стран и оказало определенное влияние на становление и развитие советского уголовного законодательства.

 

§ 2. Советское социалистическое уголовное право

 

1. Уголовное право первых лет советской власти. Формирование основ советского права началось с издания первых декретов II Всероссийского съезда Советов, сформировавших его принципы. Декрет о суде N 1 отменял действие старых законов, если они противоречили "революционному правосознанию". Это и стало основным источником права при отсутствии новых писаных норм. В местных судах в качестве источников продолжали действовать нормы обычного права. Приоритет "революционного правосознания" в качестве источника права основывался на господстве в первые годы после революции психологической теории права, считавшей важнейшим аспектом правовой реальности именно правосознание, а не норму и не правоотношения.

В первые годы революции формировавшаяся власть приняла ряд декретов, имевших отношение к уголовному праву. К апрелю 1918 г. было принято 17 специальных уголовно-правовых декретов и 15 актов об ответственности за отдельные преступления, к концу июля их было соответственно 40 и 69 <1>.

--------------------------------

<1> См.: История государства и права. М., 1996. С. 328.

 

Первым актом Советского государства в области уголовного права явился Декрет II Всероссийского съезда Советов "Об отмене смертной казни", опубликованное 28 октября 1917 г., согласно которому "восстановленная Керенским смертная казнь на фронте отменялась".

28 ноября 1917 г. было опубликовано разработанное Народным комиссариатом юстиции Руководство для устройства революционных трибуналов, где впервые был дан примерный перечень наказаний, которые мог применять трибунал: денежные штрафы, общественное порицание, лишение общественного доверия, принудительные общественные работы, лишение свободы, высылка за границу. Положения Декрета о суде N 1 о подсудности революционных трибуналов были конкретизированы Инструкцией НКЮ революционным трибуналам. В соответствии с ней революционным трибуналам подлежали дела о лицах, организующих восстания против "власти рабоче-крестьянского правительства", активное противодействие правительству, неподчинение ему, призыв других к противодействию или неподчинению ему, саботаж, злоупотребление властью и др. Это была попытка систематизировать нормы Особенной части уголовного законодательства в отношении дел, подсудных трибуналам. Инструкция содержала перечень мер наказаний, применяемых революционными трибуналами.

В связи с обострением обстановки в РСФСР 16 июля 1918 г. было опубликовано Постановление НКЮ, наделявшее революционные трибуналы правом применения высшей меры наказания.

6 октября 1918 г. был опубликован документ, подготовленный Кассационным отделом ВЦИК, в котором впервые в советском уголовном праве была проведена систематизация норм Особенной части в отношении преступлений, отнесенных к подсудности революционных трибуналов, предпринята попытка сформулировать составы преступлений, отнесенных к компетенции трибуналов. Это прежде всего дела по обвинению в контрреволюционной деятельности. В Инструкции раскрывалось содержание этой деятельности.

В 1919 г. НКЮ подготовил документ по Общей части уголовного права, обобщивший законодательство, а также судебную практику общих судов и революционных трибуналов; 12 декабря 1919 г. НКЮ утвердил Руководящие начала по уголовному праву РСФСР. Они были изданы в качестве Постановления НКЮ. Это была по существу первая систематизация норм Общей части уголовного права. Руководящие начала 1919 г. включали в себя введение и восемь разделов: об уголовном праве, уголовном правосудии, преступлении и наказании, стадиях осуществления преступления, соучастии, видах наказания, условном осуждении, пространственном действии уголовного закона.

Под преступлением понималось нарушение общественных отношений, охраняемых уголовным правом. Уголовная ответственность устанавливалась с 14 лет. Наказание определялось как мера принудительного воздействия, посредством которой власть обеспечивает сохранение данного порядка общественных отношений от преступников. Система наказаний включала: внушение, общественное порицание, принудительное изучение курса политграмоты, бойкот, исключение из коллектива, возмещение ущерба, отстранение от должности, конфискацию имущества, лишение политических прав, объявление "врагом народа", принудительные работы, лишение свободы, объявление вне закона, расстрел.

При определении меры наказания суд учитывал социальное положение преступника, политический или личный характер мотивов преступления, степень осознания преступником своего деяния, соучастие, профессионализм преступника, наличие насилия, характер объекта преступления, а также другие обстоятельства.

Уголовное право РСФСР действовало на всей территории страны в отношении как ее граждан, так и иностранцев, совершивших преступление в РСФСР или на территории другого государства.

В советской юридической литературе по-разному оценивались Руководящие начала 1919 г. Современные исследователи отмечают, что они сыграли большую роль в улучшении деятельности судебных органов, в развитии уголовного права, были важным этапом на пути создания в последующем Уголовного кодекса РСФСР 1922 г.

2. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. Уголовный кодекс РСФСР был утвержден третьей сессией ВЦИКа девятого созыва 26 мая 1922 г. и вступил в действие с 1 июля 1922 г. Кодекс состоял из введения и двух частей - Общей и Особенной. Части делились на главы, которые, в свою очередь, подразделялись на статьи (227).

Под преступлением данный УК РСФСР понимал всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожавшее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени (ст. 6).

Действие УК 1922 г. распространялось на все преступления, совершенные в пределах РСФСР как ее гражданами, так и иностранцами, не пользовавшимися правом экстерриториальности. Целями наказания являлись предупреждение новых правонарушений, приспособление правонарушителя к условиям общежития путем исправительно-трудового воздействия, лишение преступника возможности совершать новые преступления.

Уголовная ответственность наступала с 14 лет. В отношении несовершеннолетних в возрасте от 14 до 16 лет могли быть назначены меры медико-педагогического воздействия.

Система наказаний варьировалась от общественного порицания до изгнания за пределы РСФСР. По делам, находящимся в производстве у ревтрибуналов, в качестве исключительной меры применялся расстрел. Кроме перечисленных, в Общей части УК наказаний судом могли применяться меры социальной защиты: удаление из определенной местности и запрещение заниматься определенной деятельностью. При отсутствии в УК прямых указаний на отдельные виды преступлений наказания могли применяться в соответствии с принципом аналогии (ст. 10 УК). При определении меры наказания должны были учитываться характер и степень опасности преступника и совершенного им преступления.

Система преступлений по УК 1922 г. включала преступления государственные, против порядка управления, хозяйственные, должностные, против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, имущественные, воинские.

Глава III была посвящена нарушениям правил отделения церкви от государства.

13 октября 1924 г. ЦИК СССР принял общесоюзный акт Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, которые отказались от термина "наказание" и установили термин "меры социальной защиты", что впоследствии было признано ошибочным. В основе этого изменения в терминологии лежало желание законодателя подчеркнуть отказ от наказания как возмездия.

В этот период было также издано союзное Положение о воинских преступлениях (принятое затем в новой редакции в 1927 г.). В том же 1924 г. был издан первый советский Исправительно-трудовой кодекс. ИТК РСФСР 1924 г. был построен на основе классового подхода к отдельным категориям преступников (ст. ст. 47 и 101). Этот Кодекс исходил из прогрессивной системы отбывания наказания в виде лишения свободы (ст. ст. 100 - 106 и др.) и предусматривал институт условно-досрочного освобождения (ст. 16).

В 1927 г. были изданы Положение о преступлениях государственных и Положение о воинских преступлениях, которые вошли в уголовные кодексы союзных республик в качестве самостоятельных глав.

3. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. 22 ноября 1926 г. ВЦИК принял новый Уголовный кодекс РСФСР, который вступил в действие с 1 января 1927 г. Данный Закон не внес серьезных изменений в УК РСФСР 1922 г. Его издание было обусловлено необходимостью приведения уголовного законодательства РСФСР в соответствие с уголовным законодательством СССР.


Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 45; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.09 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты