Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Дайана Койл




 

Сформулированную нами фундаментальную экономическую проблему можно (с некоторой долей условности) разделить на четыреосновных вопроса (выбора) любой экономической системы. Они универсальны итребуют обязательного решения:

· что (и сколько) производить? Т.е. – какие именно блага и в каких объемах? Что предпочесть и чем пожертвовать? Для ответа на данный вопрос ключевыми являются понятия альтернативных издержек и добавленной стоимости. Производить надо те блага, которые (на концептуальном уровне) имеют минимальные альтернативные издержки и, соответственно (на практическом уровне) – максимальную добавленную стоимость в производстве;

· кто должен производить (какие работники, предприятия и страны)? Ключевые понятия здесь – разделение труда и принцип сравнительного преимущества;

· как производить (ресурсы, технологии, географические регионы)? Ключевым понятием является Парето–эффективность в производстве;

· для кого производить? Т.е. – для себя или для внешнего потребителя? Кому предназначаются произведенные блага (товары)? Ключевое понятие здесь – Парето–эффективность в распределении.

Любая экономическая система сталкивается с необходимостью совершения этих четырех основных экономических «выборов». Их разграничение является несколько искусственным, условным: объемы производства (что и сколько производить?) во многом зависят от того, кому поручено производство (кто должен производить?) и какие ресурсы и технологии при этом задействованы (как производить?). За различными объемами производства «стоят» разные производители и производственные технологии. «Основные вопросы экономики» являются в этом смысле частично пересекающимися выборами, решения по которым взаимосвязаны. При этом в условиях разделения труда возникает необходимость координации решений что, кто, как и для кого производить, что приводит нас к фундаментальному понятию трансакционных издержек. Рассмотрим их по порядку.

Ответ на первый выбор «что производить?» мы уже дали в первой главе. Ответ на второй вопрос – «кто должен производить?» – связан с понятиями кооперации, разделения труда, специализации и сравнительного преимущества.

Кооперация – объединение усилий любого количества людей (от двух работников и больше) в производстве того или иного блага. Четыре вещи делают кооперацию ценной (эффективной) – совместная работа, разделение труда, обучение в процессе специализированной деятельности и сравнительное преимущество. Рассмотрим эти понятия по порядку.



Повседневный опыт доказывает, что кооперация может быть эффективной, если все делают совместную работу (team production) на основе объединения ресурсов под контролем одного лица (менеджера). Совместная работа – форма централизованной кооперации. Даже простая совместная работа (одинаковая, без разделения труда, не требующая специальных умений) уже позволяет любому данному числу людей произвести больше, чем если бы каждый из них работал в одиночку. Другими словами – увеличивает производительность труда, снижает средние издержки.

Увеличение производительности и снижение средних издержек при объединении ресурсов и иерархическом управлении называют внутренней экономией. Она имеет технологическую природу, является разновидностью положительной технологической отдачи от масштаба и наблюдается при любой совместной работе. Любая совместная работа по определению предполагает иерархию и в большинстве случаев осуществляется в рамках предприятий (фирм).



Простая совместная работа – простейшая форма кооперации. Однако во многих случаях требуется выполнение различных работ (трудовых операций), используя различные природные способности, умения и навыки. И тогда вступают в силу такие принципы кооперации, как разделение труда и специализация, применимые как при совместной работе, так и при децентрализованной кооперации.

Разделение труда (division of labor) – способ кооперации, когда отдельные виды работ (от отдельных трудовых операций до производства продукции целиком) закрепляются за разными работниками, предприятиями и географическими регионами. Соответственно можно говорить о межличностном разделении труда (в рамках одного предприятия), межотраслевом, межрегиональном и международном. Когда такое закрепление является постоянным (долговременным), используют термин специализация. Благодаря специализации возникают различные профессии, а также отрасли экономики.

Эффективность разделения труда и специализации заключается в том, что они в еще большей степени, чем совместная работа, увеличивают производительность труда (выработку) каждого работника. Происходит это в силу трех причин, указанных еще Адамом Смитом:

· работнику не надо тратить время на переключение с одних трудовых операций на другие;

· в случае специализации у работника быстрее вырабатываются соответствующие трудовые навыки, привычка к данному виду работ. Постепенно он становится профессионалом в своей узкой сфере. Срабатывает своего рода эффект обучения в процессе специализированной деятельности (learning by doing), который постепенно превращает работников со средней производительностью труда в высокопроизводительных специалистов;



· внимание работника узконаправленно, оно не рассеивается между различными видами работ, поэтому ему гораздо быстрее придут в голову те или иные инновации, усовершенствования.

Первый фактор эффективности разделения труда срабатывает сразу (в краткосрочном плане), второй фактор – в среднесрочном временном периоде, третий фактор – в долгосрочной перспективе.

Разделение труда и специализация – одни из главных принципов экономики. Они присущи даже самому примитивному хозяйству. Как только в «экономике Робинзона Крузо» появляется второй человек – Пятница – появляется смысл в разделении труда между ними, в результате чего благосостояние обоих вырастает. Знаменитое «Богатство народов» А. Смита начинается с тезиса: «Экономический прогресс, постепенный рост благосостояния людей в течение человеческой истории является, по–видимому, следствием разделения труда».[1] Если верно, что экономика является основой (фундаментом) общества, то именно в том смысле, что совместное существование людей открывает возможность для разделения труда и специализации, а рост производительности труда, совокупного продукта и уровня личных доходов (как результат растущей специализации) преображают материальные условия жизни общества. Наверное, в любом другом смысле тезис о примате экономики в жизни общества сомнителен. С экономической точки зрения общество– объединение индивидов людей для совместной деятельности на основе разделения труда.

Возникает естественный вопрос: а кому именно лучше поручить ту или иную трудовую операцию? Какому работнику, предприятию или какой стране? Ответом на данный вопрос является принцип сравнительного преимущества. Именно он управляет разделением труда.

Сравнительное (относительное)преимущество (comparative advantage) – это способность экономического агента выполнять работу с наименьшими альтернативными издержками. Его не следует путать с понятием абсолютного преимущества (absolute advantage) – способности выполнять работу с наименьшими затратами ресурсов в физических объемах (затратами рабочего времени в часах и минутах, затратами сырья в килограммах и т.д.).

Принцип сравнительного преимущества в разделении труда заключается в том, что поручать работу необходимо тому, кто выполнит ее с минимальными альтернативными издержками. Принцип сравнительного преимущества вступает в силу в условиях:

· либо изначально неодинаковой степени природной одаренности (талантов, способностей) работников;

· либо когда предварительное специализированное обучение работников или вышеописанный «эффект обучения в процессе деятельности» вырабатывают у них различные умения.

Кооперация усилий по принципу сравнительного преимущества гарантирует эффективное использование ресурсов, поэтому именно этот принцип лежит в основе разделения труда и специализации (в чем можно убедиться на конкретных цифровых примерах). Более того, принцип сравнительного преимущества универсален и применим не только к трудовым ресурсам, но к любому фактору производства. Эффективное использование ресурса – такое его применение, при котором для производства каждой дополнительной единицы блага используются ресурсы, имеющие сравнительное преимущество в производстве данного блага перед другими ресурсами того же типа и/или назначения.

В рыночной экономике следование принципу сравнительного преимущества облегчается тем обстоятельством, что цены на ресурсы определяются альтернативными издержками, поэтому рыночным агентам достаточно произвести несложный денежный расчет.

Однако разделение труда и специализация возможны только при обмене производимой продукцией. Это обстоятельство настолько очевидно, насколько фундаментально в экономических отношениях. Обмен может быть сугубо добровольным или регулироваться централизованно – это не меняет сути дела. Если экономические агенты специализируются на производстве различных благ или выполнении различных производственных операций, то они по необходимости должны обмениваться тем, что делают и производят, иначе разделение труда теряет всякий смысл. Каждый человек нуждается в самых разных благах, и если он специализируется на производстве только одного из них или – более того – на выполнении отдельных трудовых операций, он предполагает возможность обмена результатов своего труда на труд других. В противном случае он не будет иметь того, в чем нуждается (даже в минимальных количествах), и вынужден будет заняться экономически изолированным натуральным хозяйством.

Заметим, что возможность обмена – необходимое условие разделения труда, но обратное неверно. Конечно, осознаваемая целесообразность разделения труда и специализации может подталкивать стороны к обмену, заставлять искать их удобные формы сделок, выгодные рынки сбыта и т.д. В этом смысле обмен испытывает обратное воздействие со стороны разделения труда. Однако любому разделению труда должны предшествовать если не фактически имевшие место в прошлом обмены, то по крайней мере предполагаемая возможность обмена (если стороны хоть в некоторой степени рациональны). Ни один рациональный человек, экономический агент (производственная единица) не будет сначала производить продукцию сверх собственных потребностей, а уже потом задаваться вопросом: у кого можно обменять произведенный излишек на другие блага? Именно обмен рождает разделение труда, а не наоборот. Это верно и логически, и исторически. Утверждение, что разделение труда и обмен – взаимозависимые явления, взаимно обуславливающие и порождающие друг друга – поверхностный взгляд на логику экономических отношений.

Кроме того, обмениваться можно и без разделения труда. Другое дело, что в такой – чистой меновой экономике – возможны только разовые, случайные, несистематические обмены. Но если стороны хотя–бы иногда обмениваются теми или иными благами (пусть несистематически), то со временем они могут начать специализироваться на их производстве. Систематический и расширяющийся обмен сделает специализацию более узкой, увеличит выгоды от разделения труда. И чем шире будет рынок, тем уже будет специализация; как писал Адам Смит, «разделение труда ограничено размерами рынка». Таким путем два человека от чисто меновой экономики постепенно могут перейти к экономике производительной, а два первобытных племени – от традиционного натурального хозяйства к производству, ориентированному на рынок. Исторически именно так и происходило: обмен порождал разделение труда и предшествовал ему, а не наоборот.

Таким образом, обмен приносит двойную пользу:

· в краткосрочном плане он непосредственно, напрямую увеличивает благосостояние участников обмена. Обмен в этом смысле «продуктивен», «производителен» (разумеется, не в смысле материального производства);

· в долгосрочном плане обмен открывает возможности для разделения труда, а значит – для роста производительности труда, увеличения объемов производства и потребления (подробнее об этом – в Заключении второй части пособия).

Перейдем к ответам на третий и четвертый «вопросы экономики».

При принятии решения о том, как производить, ключевым соображением является эффективность. В обыденной речи слово «эффективность» означает, что производство (и вообще любая целесообразная человеческая деятельность) осуществляется с минимальными затратами, усилиями и потерями. Экономисты пользуются более точным определением. Экономическая эффективность на концептуальном уровне означает такое положение дел, при котором невозможно произвести ни одного полезного изменения для одного лица (экономического агента), не нанеся при этом ущерба другому лицу. Эффективность, определяемую таким – концептуальным – образом, экономисты называют Парето–эффективностью (в честь выдающегося итальянского экономиста и социолога Вильфредо Парето). Если вдуматься, это определение весьма близко к обыденному и общепринятому пониманию эффективности.

Парето–эффективность предполагает действие общего правила экономической эффективности (правила поиска экономического оптимума) – равенство предельных издержек (marginal costs, MC) и предельных выгод (marginal benefits, MB): MC = MB. Мы еще не раз убедимся, что эффективные экономические решения определяются предельными величинами.

Понятие Парето–эффективности имеет ряд приложений, одним из которых является вопрос о том, как производить. Парето–эффективность в производстве – ситуация, когда невозможно увеличить производство одного блага, не уменьшив при этом производства другого. Парето–эффективность в производстве означает, что ресурсы (факторы производства) распределены оптимальным образом. Как мы уже знаем, эффективное использование трудовых ресурсов обеспечивается использованием принципа сравнительного преимущества. Экономические расчеты (в рыночной экономике – калькуляция цен и издержек) обеспечивают рациональное использование и остальных факторов производства.

Экономическая эффективность имеет также прямое отношение к вопросу о том, для кого производить. Парето–эффективность в распределении – ситуация, когда невозможно увеличить благосостояние одного лица, не уменьшив при этом благосостояния другого.

Экономическая эффективность – не единственный возможный здесь критерий. Можно также задаться вопросом, является ли фактически наблюдаемое или предполагаемое распределение (distribution) справедливым и честным. В этом отношении экономическая эффективность и т.н. социальная справедливость – альтернативные принципы (критерии) распределения. На практике критерий (принцип) уравнительной социальной справедливости часто доминирует в дискуссиях о распределении.

Безусловно, справедливость – многозначное понятие. Противопоставлять эффективности понимаемую специфическим образом справедливость некорректно, т.к. Парето–эффективность производстве и Парето–эффективность в распределении – это два аспекта общего понятия экономической эффективности. Если учитывать оба аспекта, то зависимость между распределением и эффективностью не ограничивается случаями, в которых суммарное количество благ заданно и неизменно. Дело в том, что правила распределения самым непосредственным образом влияют на образ действий участников производства, т.е. распределение играет стимулирующую или дестимулирующую роль для производства. Распределяемые потребительские блага были кемто ранее произведены, эти производители являются одновременно и потребителями (обратное верно не всегда), их производственная мотивация вомногом материальна, поэтому то или иное распределение благ (доходов) сегодня существенным образом повлияет на объемы производства благ завтра.

Соответственно экономическая теория делает акцент на производстве, а не на распределении имеющихся (ранее произведенных) благ. Экономист задается вопросом как оптимально (эффективнее, рациональнее) распределить ресурсы, чтобы увеличить производство благ? а не вопросом как справедливо распределить имеющиеся потребительские блага? Образно выражаясь, близорукий вопрос «как справедливо поделить на всех испеченный пирог так, чтобы никого не обидеть» заменяется дальновидным вопросом «как разделить пирог так, чтобы не отбить желание печь пироги дальше и чтобы следующий испеченный пирог был пышнее и вкуснее». Характер текущего распределения, безусловно, тоже очень важен, но экономист склонен рассматривать его в контексте влияния текущего распределения на будущее производство. Таким образом, экономическая теория не разрывает процессы распределения и процессы производства, а рассматривает их воедино, акцентируя внимание на стимулах к производительной деятельности.

Поэтому с точки зрения современной экономической теории, т.н. «справедливость» должна зависеть от того, как влияет данный механизм распределения потребительских благ (общинный механизм, рыночный, централизованный и т.д.) на производство этих благ в будущем. Исходя из этой точки зрения, должны соблюдаться определенные принципы правовой справедливости – право частной собственности, отсутствие дискриминации (половой, расовой, этнической, религиозной и т.д.), равенство всех перед законом. Это равенство правил игры (и, отчасти, стартовых условий), но не ее экономических результатов. Таким образом, принципу уравнительной социальной справедливостиэкономическая теория противопоставляет принцип равенства правил игры и стартовых условий.

Понятия Парето–эффективности в производстве и в распределении детализируются в целом ряде показателейэкономическойэффективности: производительность труда (выработка), фондоотдача, материалоемкость продукции, рентабельность и друг., изучаемых в прикладных экономических науках.

Теперь настала пора сделать следующий шаг в анализе того, как осуществляется экономическая деятельность.

Как мы уже знаем, эффективная экономика начинается с разделения труда и специализации. Однако любое, даже самое элементарное (с двумя работниками) разделение труда порождает взаимозависимость участников. Экономическая взаимозависимость означает взаимную обусловленность локальных планов и решений экономических агентов, кооперирующихся на основе разделения труда. В условиях разделения труда все зависят друг от друга: каждое производственное решение одного лица неизбежно обуславливается принятием соответствующих производственных решений другими лицами и наоборот.

В условиях взаимозависимости действует принцип взаимодополняемости (комплементарности) экономических операций: осуществление одного вида экономической деятельности делает осуществление другого более привлекательным (выгодным, доходным). Но для этого необходима координация. Суммарный выигрыш от одновременных системных (скоординированных) изменений превосходит частные выигрыши от отдельных (локальных) изменений.[2] Возникающий эффект взаимодополняемости является синергетическим, и чем глубже разделение труда, сложнее взаимозависимость и чаще внедряются инновации, тем сильнее этот эффект выражен.

Итак, взаимозависимость порождает необходимость координации. Кто-то должен оценить сравнительные преимущества каждого работника, соответствующим образом распределять работу и дать всем необходимые инструкции. Даже если работников всего двое. Тем более, если их тысячи и миллионы и они объединены в производственные единицы (предприятия, крестьянские хозяйства и т.д.). «Координатор» должен собирать необходимую многообразную информацию о ресурсах, потребностях и технологиях и на этой основе оценивать сравнительные преимущества каждого работника и каждой производственной единицы и соответствующим образом распределять работу. В этом нуждается даже стационарная экономика (с неизменными потребностями, технологиями и объемами производства). А в динамичной, инновационной экономике координация обеспечивает одновременность изменений, что имеет особое значение.

В отсутствие координации преимущества специализации будут ограниченными: локальные планы и решения отдельных экономических агентов будут полностью или частично не совпадать, часть ресурсов и трудовых усилий будут растрачиваться впустую. В отдельных случаях отсутствие координации способно полностью свести к нулю преимущества разделения труда.

Если разделение труда не является глубоким (т.е. специализация не является узкой), то экономическая координация является технически несложным делом. Однако в условиях глубокого разделения труда объем задействованной информации о ресурсах, технологиях и потребностях является очень большим и экономическая взаимозависимость большого количества участников становится тесной и сложной. Возникает неопределенность в принятии локальных экономических планов и решений. Строго горя, неопределенность возникает в тот момент, когда экономическая деятельность выходит за рамки охватывающего ее индивидуального человеческого разума. Как только экономический агент теряет способность охватить в одиночку весь сложный хозяйственный процесс (в силу большого количества участников, их взаимозависимости и большого объема задействованной информации), возникает феномен неопределенности. Неопределенность делает экономическую координацию сложной, нетривиальной проблемой: состыковать локальные планы и решения множества участников так, чтобы распределение ограниченных ресурсов оказалось оптимальным – очень непросто. На более глубоком уровне понятие неопределенности рассматривается в теме 8 курса «Экономика».

При поверхностном взгляде на проблему может показаться, что в чистой меновой экономике координация достаточно проста. Если экономические агенты, кооперирующиеся на основе разделения труда, обмениваются друг с другом производимой продукцией, то ни в какой особой координации они не нуждаются. Однако любой обмен (шире – сделка) предполагает контракт – письменную, устную или хотя–бы молчаливую договоренность об обмене, которая определяет взаимные права и обязанности и дает гарантии контрагентам. Некоторые контракты могут быть очень непростыми по содержанию. И с экономической точки зрения контракт – не что иное, как инструмент координации участников обмена. Кроме того, контрагенты ориентируются на складывающиеся в ходе торговли цены, поэтому т.н. система цен – тоже инструмент экономической координации.

Итак, обмен рождает разделение труда, разделение труда вызывает необходимость координации. Координация как сложная и нетривиальная экономическая проблема порождается глубоким разделением труда, сложной взаимозависимостью и возникающей в силу этого неопределенностью в принятии локальных экономических решений. Причем в этих условиях эффект взаимодополняемости выражен сильнее. Координация – существенная часть общей проблемы эффективного распределения ресурсов. Необходимость координации на порядок усложняет решение фундаментальной экономической проблемы эффективного использования ограниченных ресурсов. Глубокое разделение труда и координация – две неразрывные стороны процесса экономической кооперации, две стороны одной медали под названием «производительная (эффективная) экономика».

Так возникает «вопрос вопросов»: кто и каким образом принимает ежечасные скоординированные экономические решения основных вопросов что, кто, как и для кого производить? Иначе – как координируются действия всех участников (координация – ключевой момент любой организации и составная часть большинства решений)? Ключевым понятием при ответе на данный вопрос являются трансакционные издержки.

Любая экономическая координация требует наличия соответствующего механизма и неизбежно сопряжена с издержками. Издержки координации экономисты называют трансакционными (см. выше понятие трансакции). Другими словами, трансакционные издержки – издержки управления экономическими трансакциями. Трансакционные издержки связаны с преодолением барьера неопределенности и снятием распределительного конфликта в экономических отношениях. Их величина может сильно отличаться для разных механизмов координации и различных сфер экономической деятельности. Другими словами, чем лучше институционализированный механизм координации, тем трансакционные издержки ниже.

Двумя альтернативными принципами координации являются свободный обмен (горизонтальность отношений и их контрактный характер) и иерархия (вертикальные трансакции и централизованное управление). Соответственно в зависимости от доминирующего принципа экономической координации трансакционные издержки представляют собой либо внешние трансакционные издержки, т.е. издержки свободного обмена (при использовании горизонтальных, рыночных трансакций) либо внутренние трансакционные издержки, т.е.издержки централизованной координации (при наличии вертикальных, иерархических трансакций). Подробнее концепция трансакционных издержек рассматривается в теме 9 курса «Экономика».

В каждом конкретном механизме экономической координации тот или иной принцип доминирует. Одни механизмы базируются на принципе свободного обмена и являются различными видами рынка, другие основаны на принципе иерархии и являются той или иной ее разновидностью. Рынок (в его различных видах), государственное регулирование и фирма с внутренней централизацией и иерархией – основные современные механизмы координации, «организационные решения».

Необходимость координации и наличие трансакционных издержек приходит нас к понятию экономической системы.

Экономическая система – это совокупность экономических агентов и производственных возможностей, а также принципов, институтов и механизмов, в рамках которых распределяются ограниченные ресурсы, принимаются и координируются экономические решения. Если коротко – ресурсы, агенты и механизмы координации. Координация – ключевой момент в этих определениях. Именно необходимость координации приводит нас к понятию экономической системы. Любая реально существующая экономическая система представляет собой набор различных механизмов координации, из которых некоторые играют основную роль, а другие относительно второстепенны. С точки зрения доминирующих институциональных механизмов экономической координации выделяют такие фундаментальные типы экономических систем, как традиционная экономика, командная экономика, рыночная экономика и многоукладная экономика. Экономическим системам, их фундаментальным типам и разновидностям посвящена вторая тема учебного курса «Экономика».

Подытожим сказанное. Люди работают, чтобы жить. И средний уровень жизни (экономическое благосостояние) отдельного человека определяется средней производительностью труда каждого занятого в экономике. Чем больше производит каждый работник, тем – в конечном счете – больше производимых потребительских благ приходится на каждого члена общества (работающего или неработающего), выше достаток каждого человека. Мы говорим «в конечном счете», потому что часть работников занята в производстве не потребительских, а капитальных благ (инвестиционной продукции), а определенная часть населения вообще не занята в экономическом производстве (нетрудоспособные и иные экономически неактивные слои населения). При этом уровень жизни тех или иных слоев населения может сильно варьировать, отклоняться от пресловутого «среднего уровня» в силу определенных причин. В частности, производительность труда сильно варьирует от отрасли к отрасли. Кроме того, в силу перераспределения доходов личное экономическое благосостояние конкретного человека может заметно не совпадать с производительностью его труда и даже вообще не иметь никакого отношения к его трудовым усилиям. Но на уровне средних величин можно утверждать однозначно: чем выше средняя производительность труда, тем выше средний уровень жизни.

Производительность труда не есть некая заданная, фиксированная (экзогенная для экономической системы) величина, т.к. она обусловлена степенью разделения труда (степенью специализации), уровнем используемых технологий, масштабами различного рода технических инноваций и, наконец, тем, насколько эффективно распределяются ресурсы. В свою очередь, эти факторы определяются факторами следующего порядка: разделение труда ограничено размерами рынка, т.е. масштабами обмена (торговли), инновации ограничиваются размерами доступного капитала, эффективность размещения ресурсов определяется уровнем координации. Другими словами, эффективная экономика начинается с разделения труда (которое обеспечивает статическую эффективность) и в дальнейшем развивается на основе накопления капитала, применения в производстве новых технических знаний (что обеспечивает динамическую эффективность) и точной координации принимаемых экономических решений. Кроме того, обмен сопряжен с издержками, величина которых зависит от наличия и эффективности экономических институтов. Не в меньшей степени институты влияют на величину сбережений, масштабы накопления капитала (инвестиций). При этом все локальные экономические решения нуждаются в эффективной координации.

 

Рис. 1. Факторы экономического прогресса

уровень количество производительность

жизни производимых труда (выработка)

потребительских

благ

запасы эффективное разделение труда инновации (научно–

ресурсов размещение и специализация технический прогресс)

ресурсов

координация обмен(торговля)капитал и инвестиции


экономические институты и менталитет населения

 

Таким образом, разделение труда, обмен, научно–технический прогресс (инновации), накопление капитала (инвестиции), эффективная координация решений и институты – основные факторы экономического развития. Они относятся к числу фундаментальных принципов экономики (экономической организации), одинаково важных и для плановой, и для рыночной системы (см. рис. 1). При этом разделение труда играет, в некотором смысле, особую роль. По мере изучения курса «Экономика» описанная логика экономического прогресса станет более понятной, обрастет «плотью и кровью».

В заключение отметим, что существует и информационная сторона выбора. Экономическая теория – не просто наука об эффективном размещении заданного объема редких ресурсов. Существует еще и проблема оптимального использования неполного знания о редких ресурсах. Мало того, что ресурсов объективно не хватает для удовлетворения потребностей, не хватает одновременно и знаний о наличии ресурсов, о сути потребностей и обо всем спектре способов их удовлетворения. Одновременная экономическая деятельность тысяч и миллионов людей связана с постоянными изменениями потребностей, изменениями в запасах ресурсов, с прогрессом технологических знаний. Поэтому размещение ресурсов, которое было оптимальным еще вчера, может сегодня оказаться уже неэффективным. Любая новая информация (например, изобретение нового материала, или изменение моды на какой-либо товар) требует новых экономических решений, больших или маленьких, требует скоординированных изменений. Громадный объем экономической информации, ее быстрая изменчивость и рассеянность (принципиальная неаккумулируемость в одном месте) делает решение «фундаментальной экономической проблемы» в высшей степени сложным делом.

Таким образом, в современной экономике фундаментальная экономическая проблема оптимального размещения ограниченных производственных ресурсов имеет информационную природу и требует тех или иных организационных решений, т.е. механизмов координации.


Дата добавления: 2015-01-01; просмотров: 17; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.049 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты