Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ВЗДОХ ИЗ ГЛУБИН




Читайте также:
  1. Влияние свойств грунтов, размеров фундамента и глубины заложения на величину предельной нагрузки грунтовых оснований.
  2. ГЛУБИНА
  3. Глубина заложения фундаментов
  4. Глубина и действенность PR-воздействия
  5. Глубина охлаждения.
  6. Глубины ума
  7. Говорить — значит выражать то, что заключено в вещах, открывать и проявлять то, что за ними таится, как бы их глубинную динамическую сущность, их предназначение.
  8. Диагностика глубины поражения
  9. На каких глубинах, и в каких температурных пределах выделяется главная зона нефтеобразования и главная зона газообразования в осадочном бассейне.

 

Лондонские доки начинались от Тауэра и тянулись вдоль Темзы на восток. Они разрастались с каждым годом и в начале девятнадцатого века образовали крупнейший в мире порт. К 1854 году треть всех доков использовалась Британской Ост‑Индской компанией. Корабли, на борту которых перевозили опиум, чай, специи и шелк, поднимались по Темзе, входили в канал, врезающийся в северный берег реки, и дальше через систему шлюзов попадали в две огромные искусственные гавани, по берегам которых протянулись причалы. Одна гавань предназначалась для экспортных товаров, другая – для импортных. Гавани были настолько громадными, что в них одновременно могло стоять на якоре две с половиной сотни судов.

Вскоре после наступления темноты у крепких ворот остановился полицейский экипаж. Из него выпрыгнул Бруклин и подошел к стражнику. Тот поднял фонарь, осветил лицо полковника и кивнул в знак узнавания.

– Вернулись? – спросил он.

За спиной стражника стояли еще несколько человек. Холодный ветер хлопал полами их пальто.

– Приказ лорда Палмерстона.

Бруклин вытащил документы.

– Ни к чему это. Я уже много раз видел их.

– Его светлость по‑прежнему обеспокоен слухами о том, что кое‑кто планирует воспользоваться царящей в городе паникой и устроить беспорядки в доках.

Упоминание имени лорда Палмерстона произвело должный эффект. Будучи министром внутренних дел, Палмерстон, помимо всего прочего, обеспечивал и безопасность лондонского порта. Как бывшему секретарю по иностранным делам, лорду было также обеспечено место в руководстве Британской Ост‑Индской компании.

– Да уж, Господь свидетель, паника сейчас повсюду, – согласно закивал стражник. – Прошлой ночью толпа вынудила группу моряков забаррикадироваться в пакгаузе возле Шадуэлл‑Бейсин. Они их там чуть не поубивали. Нам пригодится любая помощь, какую захочет оказать его светлость.

Стражник открыл ворота и махнул кучеру, чтобы тот проезжал.

– Слухи, которые до нас дошли, касаются складов опиума, – сообщил Бруклин.

– Хорошо. Посмотрите там сами. Делайте все, что сочтете нужным.

Экипаж проследовал мимо стражников.

Возле складского здания он остановился, и на землю спрыгнули три человека, одетые констеблями. На самом деле все они в прошлом служили в Индии в том же специальном подразделении, что и Бруклин.



По поверхности гавани гуляли волны. Вдалеке на ветру раскачивались взад‑вперед фонари, с которыми стражники патрулировали причалы.

Переодетые констеблями сообщники Бруклина зажгли принесенные с собой фонари и прошли в здание склада. Они уже трижды побывали здесь, каждый раз под предлогом полицейских проверок, и использовали высокие борта полицейского экипажа как прикрытие для осуществления своих истинных намерений. Из соображений безопасности порох они переносили в маленьких бочонках – пять дюймов в диаметре и восемь дюймов в высоту. В декабре такую ношу легко было укрыть под просторной зимней одеждой.

Бруклин с подельниками убедились, что в помещении никого больше нет. Потом они прошли по всему складу от одного штабеля опиумных брикетов, укрытых грубой джутовой тканью, к другому, проверяя, хорошо ли спрятаны от посторонних глаз бочонки с порохом. В нужных местах они уложили те, что принесли сейчас с собой. Хотя упакованные брикеты и не пахли. Бруклин по своему двадцатилетнему опыту легко мог представить исходящий от них отвратительный запах гашеной извести, которая использовалась в процессе изготовления наркотика.



– Я сегодня исчезаю, – объявил он сообщникам.

– Так быстро?

– Я попал под подозрение. Время совершить стратегическое отступление.

Все улыбнулись, услышав привычный армейский термин.

– Вы исполнили то, о чем мы договаривались, – продолжал Бруклин. – Завтра, после того как огонь уничтожит сотни и тысячи домов, в городе останется мало людей. Уцелевшие банки и торговые компании окажутся без охраны. Возьмите себе за труды столько, сколько сочтете нужным. Никто вас не остановит, особенно учитывая, что вы одеты в полицейскую форму. И не забудьте сжечь здания, в которых совершите кражу.

– А ты? Какой будет твоя награда?

– Для начала уничтожение всего этого опиума.

– А потом?

– После того как половина Лондона сгорит, возможно, паника достигнет предела, за которым народ решится на революцию.

– Ты так любишь говорить о революции.

– Задача армии – защищать Англию, но в Индии мы на самом деле занимались тем, что помогали нашим богачам становиться еще богаче за счет продажи опиума. Я сбился со счета, скольких я убил из‑за этих ничтожных аристократов и их чертова наркотика.

– И теперь ты убиваешь граждан Англии.

– Неизбежные потери. Существующую систему необходимо уничтожить. Мне приятно думать, что аристократишки, которые наживались на совершаемых нами убийствах, теперь дрожат от страха.

– Ладно. Тебе – революция, нам – деньги.

– Честная сделка. Вы без проблем покинете город на украденных похоронных дрогах. Оденетесь сотрудниками похоронного бюро, поверх реквизированных денег поставите гробы с трупами, так что никто вами не заинтересуется.



– Чем скорее мы начнем, тем лучше. Давайте сообщим стражникам у ворот, что все здесь, похоже, в порядке.

– Взрыватели установлены на десять минут?

– Да. К тому времени мы уже будем на безопасном расстоянии. – Говоривший отогнул джутовую ткань и продемонстрировал засунутый между брикетов запал. – Поджигай. За ним воспламенятся и все остальные.

Бруклин чиркнул спичкой.

– Стоп! – раздался крик за спиной.

 

А в полумиле от доков, грохоча по булыжной мостовой, к Рэтклифф‑хайвей приближался кеб.

Когда сидевшая в кебе Маргарет Джуэлл узнала эти мрачные улицы, она пришла в сильное возбуждение.

– Нет! Вы не сказали, что мы поедем сюда!

– Понимаю, вам тяжело, – сказала Эмили и взяла руку женщины в свою. – Но нам нужна ваша помощь.

– Вы даже не можете представить, как мне тяжело!

Кеб свернул на Рэтклифф‑хайвей. В обычный день на улице бурлила бы жизнь, но этим вечером она была неестественно пустынной. Страх разогнал всех жителей по домам.

– Везите меня обратно! Я поклялась никогда не возвращаться в эти места!

– Маргарет, – мягко произнес Беккер, – вашего сына необходимо остановить.

– За этим я и пришла в Скотленд‑Ярд.

Даже несмотря на скудное освещение внутри кеба от редких уличных фонарей, женщина повернула голову так, чтобы не был виден шрам на лице.

– Вы, Маргарет. Только вы и можете его остановить, – сказала Эмили.

Кеб достиг места назначения.

Маргарет выглянула в окошко и застонала.

Ее взору предстал магазин одежды – тот самый, который в 1811 году принадлежал Тимоти Марру и в котором Джон Уильямс зверски убил четырех человек.

Маргарет заговорила. Так тихо, что Эмили и Беккер едва ее расслышали:

– Вы не заставите меня войти туда.

– Туда и не нужно, – успокоила ее Эмили. – Нужно перейти через дорогу. Мой отец и комиссар Мэйн приехали раньше нас и нашли подходящее место, где можно будет подождать.

Девушка и Беккер помогли Маргарет выбраться из кеба так, чтобы она не видела лавку Марра.

Ледяной ветер пронизывал до костей.

Скрипнула, отворяясь, дверь. За ней, казалось, царит абсолютный мрак.

– Сюда, Эмили, – позвал Де Квинси.

Когда глаза привыкли к темноте, стало ясно, что в качестве наблюдательного пункта выбрана бакалейная лавка. В воздухе стоял запах муки. На полках лежали рядом упаковки печенья и патентованные лекарства.

Беккер быстро захлопнул входную дверь и подвел Маргарет к стулу у прилавка. Женщина старалась не смотреть в сторону окна. Ее всю трясло.

К ней подошел Де Квинси.

– Маргарет, я – отец Эмили.

Она не ответила.

– Спасибо, что согласились приехать. Ваше присутствие чрезвычайно важно.

Маргарет всхлипнула, но ничего не сказала.

– Этот джентльмен – комиссар полиции Мэйн. Он тоже вам премного благодарен.

– Зачем вы привезли меня сюда? – с болью в голосе спросила Маргарет.

– Мы считаем, что сегодня вечером ваш сын совершит нечто еще более ужасное, чем все, что он сотворил до сих пор.

– Но как такое возможно?

– Мы предполагаем, что он планирует устроить взрыв в доках Британской Ост‑Индской компании. При таком ветре пламя почти наверняка быстро распространится на пол‑Лондона.

– Что?

– После этого он покинет город, возможно, навсегда. Но сперва явится сюда. Он просто помешан на убийствах, совершенных его отцом, он испытывает непреодолимое желание вновь пережить прошлое. И поэтому я убежден, что он не сможет противостоять искушению в последний раз увидеть лавку Марра.

В комнате настала тишина.

– Джон Уильямс, – сказала наконец Маргарет. Странно было слышать, как она произносит полностью имя и фамилию человека, которого когда‑то любила. – Будь он проклят. Будь проклята я. Будь проклят ребенок, которого мы произвели на свет.

Она повернула голову и уставилась в окно на противоположную сторону улицы. Даже в полутьме присутствующие отчетливо разглядели шрам на щеке.

– Тогда здесь располагалась лавка сапожника. В ту ночь, перед тем как пойти разбираться с Марром, Джон Уильямс скрывался в темноте здесь, возле этой лавки. Он сам мне рассказал. Он видел, как я вышла по поручению Марра. Марр объявил, что желает на ужин для своей семьи свежих устриц. Но на самом деле этот ужасный человек хотел испугать меня, хотел, чтобы я испытала страх, идя одна по темным ночным улицам. Когда я скрылась из виду, Джон Уильямс вошел в лавку и…

Слезы заструились из глаз Маргарет.

– Если вы поможете нам, – произнес Де Квинси, – история, начавшаяся сорок три года назад, наконец завершится.

 

– Стоп! – услышал Бруклин повелительный оклик.

Держа зажженную спичку возле запала, он резко обернулся в направлении, откуда раздался голос. К его удивлению, источник голоса находился где‑то наверху.

Один из сообщников Бруклина поднял фонарь, и на самой границе света появилась голова инспектора Райана. Он притаился на верху штабелей опиумных брикетов.

Распахнулись двери склада и от сильного порыва ветра с грохотом ударились о стену.

Внутрь ворвались полицейские. В руках они держали дубинки, а свет фонарей был направлен на Бруклина и его подельников.

Полковник прищурился от ослепительного сияния и поджег фитиль.

– Нет! – крикнул Райан.

Пламя поползло, плюясь искрами и распространяя вокруг дым, по фитилю, большая часть которого была скрыта под брикетами опиума.

Райан заскользил вниз по штабелю, скребя ботинками по джутовой ткани.

Едва он приземлился на отозвавшийся гулким эхом деревянный пол, как тут же прыгнул, чтобы ухватить горящий фитиль.

Но не дотянулся. Молниеносным движением Бруклин выхватил кинжал и полоснул Райана по руке.

Инспектор вскрикнул, схватился за раненую руку и отскочил.

– И сколько у вас здесь полицейских? – небрежно спросил Бруклин.

Ответил один из его сообщников:

– Похоже, около дюжины.

– И еще с полдюжины вон там, – добавил второй подельник и указал на группу патрульных, входящую в здание склада через дверь в дальнем конце.

Райан, обливаясь кровью, попытался еще раз ухватиться за фитиль, но вынужден был отпрыгнуть в сторону, когда Бруклин снова нанес удар.

– Маловато вы привели помощников, – бросил полковник.

Трое его товарищей тоже выхватили кинжалы.

Полицейские устремились к небольшой группе преступников. Но пока что все внимание Бруклина было поглощено горящим фитилем, который наконец исчез, продолжая разбрызгивать искры, среди брикетов опиума.

– Пора! – коротко скомандовал полковник.

Их движения были потрясающе быстрыми. Не давая полицейским возможности ответить, Бруклин и его товарищи налетели на них, демонстрируя мастерство и выучку, наработанные за двадцать лет боевых действий в Индии и Китае. Они были настолько хорошо обучены убивать, что не задумывались и на секунду перед тем, как совершить то или иное действие, которое обычному человеку показалось бы вовсе не возможным. Элита британских вооруженных сил – благодаря этим парням и их коллегам «Юнион Джек» развевался над четвертью земного шара.

Выпали из безвольных рук дубинки. Полетели на пол шлемы. Поразбивались фонари. Одежда и плоть разлетались на мелкие кусочки под молниеносными ударами острых как бритва кинжалов. Лезвия мелькали с такой скоростью, что глаз не успевал за ними уследить. Через каких‑то несколько секунд пол склада был усеян телами полицейских. Некоторые еще дышали и издавали предсмертные стоны.

Из упавших и разбившихся ламп вытекал керосин и смешивался с кровью. Местами занялось пламя.

– Эти остолопы думали, что они нам ровня, – презрительно заметил Бруклин.

– Ворота перекроют, – предупредил один из его сообщников.

– Перелезем через стену и пешком доберемся до катафалков, – сказал другой. – Ничего не поменялось. План сработает. По сравнению с Индией это сущая ерунда.

– Я горжусь тем, что служил вместе с вами, – торжественно произнес Бруклин.

– Мы тоже гордимся, полковник. Надеюсь, у тебя все сложится с революцией.

В огромном здании склада звук выстрела прозвучал подобно раскату грома.

Сообщники Бруклина, спешившие к двери в дальнем конце здания, удивленно обернулись и увидели, как их предводитель тяжело опускается на колени.

 

Истекающий кровью Райан взвел курок флотского «кольта нэви» и вторым выстрелом уложил замертво одного из лжеконстеблей. Пока оставшиеся двое приходили в себя от изумления, Райан нашел в себе силы выстрелить еще раз. Из дула вырвался дымок, и огромный пистолет едва не вылетел из рук инспектора. Пуля прошла мимо, но оглушительно громкие звуки выстрелов будут слышны на большом расстоянии, и совсем скоро в здание склада ворвется подмога.

Невредимые сообщники Бруклина наконец опомнились и помчались изо всех сил, топоча ботинками по деревянному полу, в дальний конец склада. Хлопнула дверь, и мужчины растворились в ночи.

Бруклин покачнулся и упал навзничь. Райан медленно подошел к нему.

– Мне сказали, что из подобного револьвера стрелял ваш человек, когда инсценировал покушение на лорда Палмерстона.

Морщась от боли в раненой руке, он сделал еще пару шагов.

– В пистолете пороха было чуть‑чуть больше, чем необходимо, но ровно настолько, чтобы при взрыве сам стрелявший не пострадал. Вы же проявили себя героем, предотвратили «покушение» и заработали себе тем самым еще большее доверие лорда Палмерстона. В то же время такое дерзкое нападение на члена правительства способствовало усилению паники. Но с этим пистолетом никаких осечек не случится. Оружейник, который одолжил мне «кольт», лично проверил количество пороха в пулях и проследил, чтобы барабан был в полном порядке.

Райан посмотрел сверху вниз на поверженного противника.

– Только, пожалуйста, не умирайте от огнестрельного ранения. Я хочу увидеть, как вы болтаетесь на виселице.

Внезапно у Райана перехватило дыхание. Он сморщился от боли и дернулся назад. Удар Бруклина был настолько же точным, насколько и быстрым.

Райан застонал, обхватил обеими руками живот и, сделав неуклюжий шажок, врезался в штабель опиумных брикетов. Колени его подогнулись, и инспектор плюхнулся на пятую точку.

Шипя от боли, Бруклин кое‑как поднялся на ноги, восстановил равновесие и шагнул к Райану. Он уже занес руку с ножом, готовясь нанести смертельный удар, когда от входа донеслись крики.

В это время Райан из последних сил поднял двумя руками тяжеленный револьвер, взвел курок и нажал на спусковой крючок.

Грохнул оглушительный выстрел, и пуля просвистела мимо полковника. Он уставился на дверь, крики за которой становились все громче, потом обернулся и увидел, что инспектор непослушными пальцами пытается перезарядить револьвер.

И Бруклин побежал.

В здание склада ворвались вооруженные люди и замерли от ужаса, увидев при свете разгорающегося пожара чудовищную картину бойни.

– Бруклин и два его сообщника, переодетые констеблями, бежали через ту дверь, – задыхаясь от боли, сообщил стражникам Райан. – Они направляются к стене, окружающей доки. Бруклин ранен.

Пистолет выпал из обессилевших рук инспектора.

Часть людей кинулась ко второму выходу, другие затаптывали пламя.

В здании появились люди с ведрами, которые принялись заливать огонь.

– Порох, – простонал Райан. – Под опиумом.

– Порох?

– Запал уже зажжен, – чуть громче сказал инспектор.

Плохо видя в густом дыму, он ухватился за ближайший штабель и попытался подняться. Показалось, что прошла целая вечность, пока ему наконец удалось встать на ноги. Штаны были влажными, как будто он обмочился. Вполне возможно, так и произошло, но инспектор знал, что в основном они мокрые от его крови.

– Нам нужно, – прохрипел, задыхаясь от дыма, Райан, – раскидать брикеты и найти запал.

– Вы сказали – порох?

Инспектор вытащил из штабеля завернутую в ткань упаковку наркотика и швырнул на пол.

– И зажженный запал?

Райан поморщился и вытащил еще один брикет.

– Давайте убираться отсюда! – крикнул кто‑то.

– Ветер перекинет пламя на город, – со стоном произнес инспектор.

Он сбросил на пол несколько брикетов и тихо воскликнул:

– Нашел!

Борясь с головокружением, Райан сфокусировал взгляд на бегущем огоньке.

– Поздно. О господи! Воспламенились еще три запала.

Наконец к нему пришли на помощь. Во все стороны полетели брикеты опиума.

– Есть один! – крикнул стражник и перерезал фитиль.

– Еще два уходят в эти штабели!

С громким кашлем люди отчаянно раскидывали упаковки с наркотиком.

– Здесь!

– Там дальше – еще запалы!

– Поторопитесь!

– Нашел!

– И еще один!

Стражники перебегали от одного штабеля к другому, яростно раскидывая упаковки опиума.

Райан отыскал еще один горящий фитиль и перерезал его. Ноги у инспектора дрожали.

– Последний фитиль уходит под этот штабель! – крикнул кто‑то. – Мы ни за что не успеем до него добраться!

– Бегите!

Люди бросились прочь. Один из стражников, пробегая мимо, подхватил Райана и потащил за собой к двери. Когда прогремел взрыв, ударная волна подняла инспектора в воздух и вышвырнула из здания. Он больно приземлился на гравий и несколько раз перевернулся. Стены склада разлетелись обломками, во все стороны хлынули горящие брикеты опиума, обрывки ткани и куски дерева. Райана снова подбросило в воздух. Он был настолько ошеломлен происходящим, что и не заметил, как перелетел через край причала и плюхнулся в воду.

 

Бруклин заставлял себя не думать о боли в груди. Изо всех сил напрягая натренированные десятилетиями ноги, он взбирался по склону к ограждающему доки забору и убеждал себя, что ранение не может быть серьезным. Ведь в противном случае он не в силах был бы бежать с такой скоростью. Пуля угодила в правую часть грудной клетки. Одет полковник был тепло: толстое пальто, пиджак и жилет – и вся эта одежда значительно ослабила скорость пули. Она не могла проникнуть глубоко. Бруклин в этом не сомневался.

Сильный ветер разгонял привычный лондонский туман, и полковник ориентировался по свету звезд и полумесяца. Он добрался до забора и обнаружил лежащую в грязи приставную лестницу. Охранники Британской Ост‑Индской компании пользовались ею, чтобы следить за тем, что происходит за оградой, и швырять камни, отпугивая потенциальных грабителей.

Бруклин поднял лестницу и взобрался на забор. Ребра сильно болели, но полковник убеждал себя, что причиной тому просто ушибы. Столбы, из которых состоял забор, были заострены, а между ними рассыпано битое стекло. Со стороны склада послышались громкие голоса преследователей. Бруклин ухватился за верхушки столбов и поставил обутую в крепкий ботинок ногу на стекло. Острый осколок вонзился в штанину и разорвал ткань, но все же полковнику удалось благополучно перебраться на другую сторону, после чего он оттолкнул лестницу и услышал, как она с шумом ударилась при падении.

– Что это? – крикнули с той стороны.

Бруклин повис на заборе. Расстояние до земли здесь было больше, так как вдоль ограды протянулась канава.

В груди что‑то треснуло. Звук был таким неприятным, что по телу полковника пробежала дрожь. Он разжал пальцы и полетел вниз. Хоть он и приготовился к жесткому приземлению, но все же громко охнул, когда колени от удара подогнулись. Он не удержал равновесия и завалился на бок.

Из‑за забора раздались сердитые вопли. Бруклин с трудом поднялся, пересек канаву и ползком взобрался по противоположному склону. Правое колено горело огнем, но полковник заставил себя преодолеть невысокую ограду из жердей – и вот он уже добрался до Ост‑Индия‑Док‑роуд.

С возвышения он оглянулся и увидел опиумный склад и гавань. Из открытой двери склада вырывалось пламя.

Впереди простирались туманные очертания городских кварталов. Бруклин побежал, неуклюже припадая на одну ногу, стараясь максимально ослабить нагрузку на поврежденное колено.

И еще у него сильно болела грудь. После того как там что‑то треснуло, боль сделалась почти непереносимой.

Взрыв швырнул его на землю. Здание склада разлетелось обломками. В воздух взвились огромные языки пламени, повалил дым. В ушах полковника и так звенело после сумасшедшей перестрелки в замкнутом пространстве, теперь же он почти оглох от грохота.

Всего один взрыв.

А планировалось, что их будет десять. Объединенная сила этих взрывов должна была сровнять с землей не только склад опиума (а он оказался разрушен лишь частично), но и другие здания в округе. В воздух должно было взлететь такое количество пылающих деревянных обломков, что сейчас полковник попал бы под настоящий огненный дождь. Сильный ветер, дующий с реки, унес бы искры в сторону городских кварталов. Дома по северной стороне Ост‑Индия‑Док‑роуд занялись бы огнем. Все вокруг должно было охватить безжалостное пламя.

Скрипя зубами от боли, Бруклин несколько секунд смотрел, как, размахивая фонарями, от доков бегут перепуганные взрывом люди. Потом он добрел до перекрестка, на котором сходились сразу пять улиц, и двинулся на юг. Вряд ли преследователи подумают, что беглец решит вернуться назад к реке. Табличка на столбе сообщала, что он находится на Черч‑стрит. Недалеко отсюда юный Бруклин убил родную мать и приемного отца, а затем поджег стоявшую на берегу хибару.

Он миновал церковь, в которой обучался грамоте. В памяти вдруг возник отрывок из часослова:

«Если мы говорим, что не имеем греха, то обманываем себя, и истины нет в нас».

«Это неправда, – подумал Бруклин. – Во мне нет греха».

Опиум – это грех.

Англия – это грех.

Любитель Опиума – это грех.

Мой отец – это грех.

Он брел, шатаясь, и наконец добрался до южного конца Черч‑стрит. Здесь его снова ждал перекресток пяти ведущих в разных направлениях улиц. Где‑то выводили тревожную мелодию полицейские трещотки – но далеко, судя по всему в районе Ост‑Индия‑Док‑роуд. Бруклин намеревался как можно сильнее запутать преследователей, и этот сложный перекресток вполне отвечал его целям.

Он решил двигаться на запад и заковылял по улице, которую помнил по своему детству, – Броуд‑стрит. Вдалеке ветер подхватывал искры бушующего среди руин склада пламени, и Бруклина вновь охватила надежда, что грандиозный пожар, о котором он мечтал, все же произойдет.

Он достиг следующего перекрестка – еще одна возможность сбить с толку преследователей. Здесь Броуд‑стрит переходила в другую улицу, и, даже не видя указателя на столбе, Бруклин с легкостью ее определил. Этот уголок Лондона он знал лучше любого другого. Знал лучше, чем Любитель Опиума знает район Оксфорд‑стрит.

Ощутив легкий шок от узнавания, Бруклин посмотрел налево и даже в темноте сообразил, что сейчас он ковыляет мимо Нью‑Грейвел‑лейн. Там, в доме номер 81, среди убогих лавочек, продававших всякую ерунду морякам, находилась таверна «Кингз армз». В ней его отец совершил второй акт своего кровавого преступления. В ней он проломил голову и перерезал горло Джону Уильямсону, его жене и служанке.

Джон Уильямс.

Джон Уильямсон.

Джон Уильямс.

Джон Уильям‑сын.

Перед самым своим поступлением добровольцем в армию Бруклин еще раз посетил лавку Марра и таверну «Кингз армз». В обоих местах он прошел внутрь. Постоял на том месте, где в его воображении стоял отец. Где он убивал.

Когда же Бруклин вернулся из Индии (куда его отец, служивший матросом на торговом судне, плавал множество раз), первым делом после двадцатилетнего пребывания вдали от родины он наведался в лавку Марра.

Затем он отправился на Нью‑Грейвел‑лейн, но, к глубокому своему огорчению, обнаружил, что таверны «Кингз армз» больше не существует. По западной стороне улицы тянулась высоченная мрачная стена, огородившая территорию доков.

«Когда это случилось?» – спросил он прохожего. Но тот испуганно взглянул на Бруклина и заспешил прочь.

Он помчался на Синнамон‑стрит и там, обливаясь потом после быстрого бега, с облегчением прислонился к фонарю. Пансион под названием «Грушевое дерево» стоял на прежнем месте. В этом пансионе его отец ночевал после того, как совершил убийство в доме Марра и таверне Уильямсона…

Джон Уильямс.

Джон Уильям‑сын.

В первую ночь после возвращения из Индии Бруклину удалось снять ту же комнату, которую тогда снимал отец. Насколько он понимал, спал он на той самой кровати, на которой спал Джон Уильямс.

Сейчас Бруклин ковылял в западном направлении, а высокая стена, выросшая на месте таверны «Кингз армз», угрюмо нависала над ним в темноте. Над головой проносились искры. Жители окрестных домов услышали звук взрыва, и отдельные смельчаки отважились покинуть свои жилища, чтобы отправиться на разведку. При виде летающих искр, грозящих пожарами, они принялись отчаянно их гасить.

Боль в правом колене вынуждала Бруклина морщиться всякий раз, когда он наступал на поврежденную ногу. Но еще большие мучения доставляла рана в груди. Он чувствовал, как под пальто, пиджаком и жилетом по коже течет жидкость, и не думал, что просто вспотел от длительного бега. Похоже было, что пуля все же проникла в тело глубже, чем Бруклин пытался себя убедить.

Он переходил от одного фонаря к другому и читал номера домов по левой стороне улицы: 55, 49, 43, 37. А впереди ждал дом номер 29 по Рэтклифф‑хайвей.

 


Дата добавления: 2015-01-05; просмотров: 10; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.077 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты