Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



МОЙ ЧАС




 

 

Еще не наступил рассвет,

Ни ночи нет, ни утра нет,

Ворона под моим окном

Спросонья шевелит крылом

И в небе за звездой звезда

Истаивает навсегда.

 

Вот час, когда я все могу:

Проникнуть помыслом к врагу

Беспомощному и на грудь

Кошмаром гривистым вскакнуть.

Иль в спальню девушки войти,

Куда лишь ангел знал пути,

И в сонной памяти ее,

Лучом прорезав забытье,

Запечатлеть свои черты,

Как символ высшей красоты.

 

Но тихо в мире, тихо так,

Что внятен осторожный шаг

Ночного зверя и полет

Совы кочевницы высот.

А где‑то пляшет океан,

Над ним белесый встал туман,

Как дым из трубки моряка,

Чей труп чуть виден из песка.

Передрассветный ветерок

Струится, весел и жесток,

Так странно весел, точно я,

Жесток – совсем судьба моя.

 

Чужая жизнь – на что она?

Свою я выпью ли до дна?

Пойму ль всей волею моей

Единый из земных стеблей?

Вы, спящие вокруг меня,

Вы, не встречающие дня,

За то, что пощадил я вас

И одиноко сжег свой час,

Оставьте завтрашнюю тьму

Мне также встретить одному.

 

1919

 

КАНЦОНА

 

 

Закричал громогласно

В сине‑черную сонь

На дворе моем красный

И пернатый огонь.

 

Ветер милый и вольный,

Прилетевший с луны,

Хлещет дерзко и больно

По щекам тишины.

 

И, вступая на кручи,

Молодая заря

Кормит жадные тучи

Ячменем янтаря.

 

В этот час я родился,

В этот час и умру,

И зато мне не снился

Путь, ведущий к добру.

 

И уста мои рады

Целовать лишь одну,

Ту, с которой не надо

Улетать в вышину.

 

1919

 

ЕСТЕСТВО

 

 

Я не печалюсь, что с природы

Покров, ее скрывавший, снят,

Что древний лес, седые воды

Не кроют фавнов и наяд.

 

Не человеческою речью

Гудят пустынные ветра

И не усталость человечью

Нам возвещают вечера.

 

Нет, в этих медленных, инертных

Преображеньях естества –

Залог бессмертия для смертных,

Первоначальные слова.

 

Поэт, лишь ты единый в силе

Постичь ужасный тот язык,

Которым сфинксы говорили

В кругу драконовых владык.

 

Стань ныне вещью, Богом бывши,



И слово вещи возгласи,

Чтоб шар земной, тебя родивший,

Вдруг дрогнул на своей оси.

 

1919

 

ДУША И ТЕЛО

 

 

I

 

Над городом плывет ночная тишь,

И каждый шорох делается глуше,

А ты, душа, ты все‑таки молчишь,

Помилуй, Боже, мраморные души.

 

И отвечала мне душа моя,

Как будто арфы дальние пропели:

«Зачем открыла я для бытия

Глаза в презренном человечьем теле?

 

Безумная, я бросила мой дом,

К иному устремясь великолепью,

И шар земной мне сделался ядром,

К какому каторжник прикован цепью.

 

Ах, я возненавидела любовь,

Болезнь, которой все у вас подвластны,

 

Которая туманит вновь и вновь

Мир мне чужой, но стройный и прекрасный.

 

И если что еще меня роднит

С былым, мерцающим в планетном хоре,

То это горе, мой надежный щит,

Холодное презрительное горе».

 

 

II

 

Закат из золотого стал как медь,

Покрылись облака зеленой ржою,

И телу я сказал тогда: «Ответь

На все провозглашенное душою».

 

И тело мне ответило мое,

Простое тело, но с горячей кровью:



«Не знаю я, что значит бытие,

Хотя и знаю, что зовут любовью.

 

Люблю в соленой плескаться волне,

Прислушиваться к крикам ястребиным,

Люблю на необъезженном коне

Нестись по лугу, пахнущему тмином.

 

И женщину люблю… когда глаза

Ее потупленные я целую,

Я пьяно, будто близится гроза,

Иль будто пью я воду ключевую.

 

Но я за все, что взяло и хочу,

За все печали, радости и бредни,

Как подобает мужу, заплачу

Непоправимой гибелью последней».

 

 

III

 

Когда же слово Бога с высоты

Большой Медведицею заблестело,

С вопросом: «Кто же, вопрошатель, ты?» –

Душа предстала предо мной и тело.

 

На них я взоры медленно вознес

И милостиво дерзостным ответил:

«Скажите мне, ужель разумен пес,

Который воет, если месяц светел?

 

Ужели вам допрашивать меня,

Меня, кому единое мгновенье –

 

Весь срок от первого земного дня

До огненного светопреставленья?

 

Меня, кто, словно древо Игдразиль,

Пророс главою семью семь вселенных

И для очей которого как пыль

Поля земные и поля блаженных?

 

Я тот, кто спит, и кроет глубина

Его невыразимое прозванье;

А вы, вы только слабый отсвет сна,

Бегущего на дне его сознанья!»

 

1919

 

СЛОВО

 

 

В оный день, когда над миром новым

Бог склонял лицо Свое, тогда

Солнце останавливали словом,

Словом разрушали города.

 

И орел не взмахивал крылами,

Звезды жались в ужасе к луне,

Если, точно розовое пламя,

Слово проплывало в вышине.

 

А для низкой жизни были числа,

Как домашний, подъяремный скот,

Потому что все оттенки смысла



Умное число передает.

 

Патриарх седой, себе под руку

Покоривший и добро и зло,

Не решаясь обратиться к звуку,

Тростью на песке чертил число.

 

Но забыли мы, что осиянно

Только слово средь земных тревог

И в Евангелии от Иоанна

Сказано, что Слово – это Бог.

 

Мы ему поставили пределом

Скудные пределы естества,

И, как пчелы в улье опустелом,

Дурно пахнут мертвые слова.

 

1919

 

ЛЕС

 

 

В том лесу белесоватые стволы

Выступали неожиданно из мглы,

 

Из земли за корнем корень выходил,

Точно руки обитателей могил.

 

Под покровом ярко‑огненной листвы

Великаны жили, карлики и львы,

 

И следы в песке видали рыбаки

Шестипалой человеческой руки.

 

Никогда сюда тропа не завела

Пэра Франции иль Круглого Стола,

 

И разбойник не гнездился здесь в кустах,

И пещерки не выкапывал монах.

 

Только раз отсюда в вечер грозовой

Вышла женщина с кошачьей головой,

 

Но в короне из литого серебра,

И вздыхала, и стонала до утра,

 

И скончалась тихой смертью на заре,

Перед тем, как дал причастье ей кюре.

 

Это было, это было в те года,

От которых не осталось и следа,

 

Это было, это было в той стране,

О которой не загрезишь и во сне.

 

Я придумал это, глядя на твои

Косы‑кольца огневеющей змеи,

 

На твои зеленоватые глаза,

Как персидская больная бирюза.

 

Может быть, тот лес – душа твоя.

Может быть, тот лес – любовь моя,

 

Или, может быть, когда умрем,

Мы в тот лес направимся вдвоем.

 

1919

 


Дата добавления: 2015-01-10; просмотров: 9; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.047 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты