Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Недостатки административного управления




Читайте также:
  1. D. Преимущества и недостатки стратегического альянса
  2. F. Область управления временем
  3. FDDI. Кадр. Процедуры управления доступом к кольцу и инициализации работы кольца.
  4. I.Формы государственного управления
  5. II. ЕДИНСТВЕННО ПРАВИЛЬНЫЙ СПОСОБ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ
  6. VI. Педагогические технологии на основе эффективности управления и организации учебного процесса
  7. Автоматизированная система управления подстанцией
  8. Автоматизированные системы управления в здравоохранении (клиничекий, городсокй. Областной, уровни управления.
  9. Автоматизированные системы управления производственной деятельностью аэропорта
  10. Автоматизированные системы управления.

Начальники твои – сообщники воров.

Из библейской книги пророка Исайи

Никакое окружение, никакое бегство, никакие несчастья и неудачи не деморализуют солдата так, как бездарное руководство.

Генерал П.В. Севастьянов

Однако, несмотря на все свои очевидные достоинства, в современном своём состоянии административная система работает плохо. И эта оценка в определённой мере справедлива не только для российской действительности, но и для всех государств мира. Более того, негативные качества административной системы не ослабли существенно с древнейших времен до наших дней. То есть они присущи ей генетически, изначально, неизменно.

Разберёмся в причинах этого более основательно.

В основе административного управления лежит подчинение низших чинов высшим. А сам этот процесс сводится к прогнозированию ситуации, к выдаче разрешений и установлению запретов, к отдаче команд и к контролю за их исполнением. При этом для его надёжной работы применяется весь мыслимый арсенал наказаний и поощрений, т.е. широко используется принцип кнута и пряника: «Я то лис, то лев. Весь секрет правления состоит в том, когда быть тем или другим» (Наполеон I – Государственному Совету Франции).

Вместе с тем с момента зарождения административной системы страх занимает в ней более весомое место, чем интересы. И это полностью соответствовало уровню развития людей, для управления которыми она некогда создавалась. Поэтому для её работы требуются жёсткая иерархия, неусыпное внимание, энергичные меры, дисциплина, насилие. Нужно преодолевать изначальный консерватизм, малограмотность, пассивность, лень и недальновидность широких масс. В этой связи указанный механизм административного управления нередко называют авторитарным, директивным, волюнтаристским.

Для успешной работы этого механизма было необходимо, чтобы прав у вышестоящих начальников было существенно больше, чем у нижестоящих, контроль сверху был значительно сильнее, чем контроль снизу. То есть вертикальные связи при таком способе управления оказываются всегда не скомпенсированными противовесами, отношения начальника и подчинённого являются в большей мере командно-исполнительскими, чем партнёрскими. Это нарушает гармоничное единство всей системы управления, при котором возможности собственного и внешнего воздействия на ситуацию должны уравновешиваться на всех уровнях кооперации Рис. 2.1.



Формируемое при этом несовершенство организации проявляется по-разному, принимает различные специфические формы. Так, вследствие мультипликативного увеличения прав по мере повышения административного статуса начальника возникает чрезмерная концентрация их в руках немногих и бесправие всех остальных. Но иначе данная система работать в существующих условиях неспособна. Отсюда такое управление в основе своей является неравноправным, олигархическим и дисгармоничным со всеми вытекающими из этого последствиями.

С другой стороны, не бывает прав без обязанностей, как не может быть обязанностей без необходимых для их исполнения прав. Они всегда фигурируют вместе, должны соответствовать друг другу, составлять единое, гармоничное целое. Поэтому концентрация поля прав в верхних эшелонах власти за счёт нижних объективно ведёт к необходимости такой же концентрации поля обязанностей. Однако верхние эшелоны власти не способны и не стремятся работать больше нижних. И возможностей для избежания этого у них предостаточно. В результате такое положение приводит к нарушению принципа соответствия прав и обязанностей. Способствует тому, что администраторы получают возможность всё в большей степени пользоваться открываемыми перед ними правами для личного благополучия, а не для исполнения предназначенных им функций. И это явилось главной причиной деградации административного управления.



Действительно, наверху прав стало значительно больше, чем обязанностей, а внизу – наоборот. Очевидно, что это не способствует лучшей деятельности административного управления, не помогает успешной работе ни верхов, ни низов. А поэтому, как уже отмечалось, наиболее работоспособными в существующей административной системе оказалось только среднее звено, в котором права соответствуют исполняемым им функциям. И именно ему такая система управления обязана столь долгим своим сохранением. При этом наиболее слабыми звеньями управления оказываются верхние и нижние структуры власти. Но если от нижних этажей сама система управления зависит неявно, то верхние создают наибольшие проблемы, являются источниками основных недостатков существующей административной системы.

В самом деле, указанное положение вещей породило бесправие, пассивность большинства и самодовольство, тиранию «избранных». С одной стороны, оно сделало так, что Homo sapiens (Человек разумный) из царя Природы превратился в винтик государства, безынициативный и нерадивый. Потребовало в большом и в малом направлять его, тетёшкать, тщательно отслеживать все элементы его поведения. То есть существующее административное управление само по себе самостоятельно работать не способно. Как грудного младенца, его постоянно требуется отслеживать, направлять, корректировать, активизировать. А иначе оно перестаёт функционировать, погрязает в коррупции, становится неквалифицированным и нечистоплотным.



С другой – породило бюрократа, привело к тому, что все действия чиновников стали жёстко регламентироваться. «Верблюд – это арабский скакун, прошедший все ведомственные согласования», утверждает министр экономразвития Г.О. Грефф, и он здесь прав. Подчинённые и исполнители оказались беззащитными от произвола начальников всякого рода. Это сформировало такую систему отбора руководящих персоналий, характера их деятельности, основало такие приёмы стимулирования и контроля общества над властными структурами, что указанное положение остаётся незыблемым уже в течение многих веков.

Так, несмотря на официальные декларации, оптимизация затрат для получения результата никогда не являлась главной целью административного управления. Действительно, только конечный итог служит критерием работы администратора, а потому такое управление стремится к достижению поставленных перед ней целей любой ценой. Это обстоятельство является несомненным достоинством административной системы, когда нужно что-то реальное получить, т.е. делает его функционально результативным. И вместе с тем ведёт к тому, что все успехи административного управления оплачиваются сверхвысокими затратами, будь то строительство БАМа, Волго-Донского канала, Магнитки и кончая Победой в Отечественной войне. И в этом чисто административное и чисто рыночное регулирования схожи между собой.

Естественным результатом функционального неравенства различных иерархий явилось стремление администрации подняться над обществом, сделать своё положение не зависящим от результатов собственной деятельности. То есть у верхов появилось стремление защитить собственное благополучие посредством всевозможных исключений, неписанных правил, льгот, привилегий, выработкой соответствующей идеологии и законодательства. Это привело к возникновению социального неравенства власти и народа, к возникновению пропасти непонимания между ними, к потере властью чувства реальности и авторитета. Поэтому уже нередко не власть служит обществу, а последнее – власти и её целям. И данное качество администрации является фатальным: «… мне ещё не приходилось слышать, чтобы правящий класс видел что-нибудь, кроме собственной выгоды» (Р. Сабатини).

В результате всего этого должность перестала отображать общественные обязанности, превратилась в синекуру. Административные посты стали всё в большей мере распределяться не путём отбора по деловым, профессиональным, интеллектуальным или нравственным качествам, а выступать в виде вознаграждения. Получаться с помощью протекции, борьбы соперничающих группировок, связей, взяток и др. Это, разумеется, не способствует ни повышению интеллекта, профессионализма и нравственности правящей элиты, ни её авторитета, а тем более успешной работе. Привело к появлению современного административного монстра, сформировало портрет того, что называется Властью.

Возникла никогда не прекращающаяся война Власти с Народом. Она замаскирована густым туманом законов, временных указаний, разъяснений и дополнений. Правил, тысячу раз преломлённых через произвол, личную выгоду, собственные качества законодателей и исполнителей. Эта война полна недозволенных приёмов, развращающим обе стороны расхождением между словом и делом, растлевающей ложью докладов, хроник, клятвопреступлений. Полна бесстыдством манифестов и всеми видами обманов, которые только возможны в мире. И эти качества мало зависят от того, какие классы общества в тот или иной момент истории выступают гегемонами, какие ценности они проповедуют. Система административного управления сохраняет свои характерные качества неизменно.

Отсюда «… элита, отделившись от народа, со временем начинает воспринимать только идеи, соответствующие её собственным установкам» (М.Г. Делягин), препятствует общественному контролю над собой. И неслучайно одним из первых указов Б. Ельцина после организованного им государственного переворота 1993-го года было запрещение деятельности демократично избранных Советов Народных депутатов всех уровней, которые по Конституции РСФСР обязаны были контролировать администрацию.

Главной слабостью административного управления является его существенная зависимость от персоналий, т.е. от того, в чьих конкретно руках оказывается власть. От интеллекта, умения работать, честности и порядочности президентов и начальников, отдельных администраторов и организаторов, от морали и профессионализма деловой элиты, от её подготовки, подбора, выдвижения, но не от организации как таковой. А зачастую от их окружения. Причём, чем слабее является примадонна-руководитель, тем более важную роль играет при нём его кордебалет. И пример Б. Ельцина, фактически полностью передавшего власть в стране кучке негодяев, получивших обобщённое название «семья», яркая тому демонстрация.

В самом деле, единственное работоспособное постреформенное правительство Е.М. Примакова, вытащившее страну из организованного либералами дефолта и пользующееся народным доверием, было с помощью «семьи» отправлено в отставку, когда заявило о своём намерении прекратить разворовывание страны. И это неудивительно, поскольку для всякого нормального правительства, стремящегося работать на общество, очевидно, что при господствующем в верхах власти криминальном беспределе государство не поднять. Отсюда понятно, что при нынешней расстановке государственных приоритетов плодотворное правительство в России не может появиться в принципе.

С другой стороны, в мире ещё не выработаны способы выделения и передачи власти истиной интеллектуальной, профессиональной и нравственной элите общества. Ни авторитарные, ни демократические, ни идеологические, религиозные или клановые структуры оказались не способными адекватно решать эту проблему. Даже серьёзная попытка формировать класс управляющих путём сдачи претендентами специальных экзаменов, предпринятая в древнем Китае, себя не оправдала. Единственный путь, который применяется сейчас в мире и даёт определённый эффект, это прохождение кандидатами на должности тестов, специальных курсов, экзаменов, послужные досье и проч. Но и это не всегда даёт возможность очистить властные структуры от неквалифицированных и нечистоплотных деятелей.

Вместе с тем в России никогда не существовало продуманной системы отбора правящей элиты. Вспомним древнее обращение к варягам: «Придите и правьте нами…». Поэтому власть зачастую попадает в руки людей недалёких, эгоистичных и безнравственных, а в деятельности административного аппарата всегда присутствуют сбои, непоследовательность, субъективизм. Поэтому власть всегда была слабым местом России, именно через неё страну и побеждали, и грабили. Так, по оценке состояния царского государственного аппарата, высказанной монархистом И.Солоневичем, в ней имели место «Всё те же три кита, на которых основывался наш правящий слой: безмозглость, бездарность и безответственность».

В самом деле, все невзгоды страны возникали именно в моменты кризиса власти. Так было во времена Батыева нашествия, когда вместо совместной защиты Отечества князья боролись между собой за центральную власть. То же происходило после смерти Ивана Грозного, которая привела к смуте и к иностранной интервенции начала 17 века. Аналогичные процессы развёртывались в стране после либеральной февральской революции 17-го года и во время нашей реформы. Более того, если возникали консолидирующие полюсы нации, нередко появлялись как внешние, так и внутренние силы, стремящиеся разрушить это единство. В результате их работы много сделавший для страны реформатор Александр II был взорван, прекрасно работавший премьер Пётр Столыпин убит, препятствующий разрушению страны Верховный Совет России в 1993 году расстрелян, правительство Е.М. Примакова уволено в отставку и так далее.

Поэтому в силу своей ущербности власть в России всегда стремилась ослабить самоорганизующее народное начало, так называемое гражданское общество. В результате при наступлении всякого рода форс-мажорных обстоятельств (оборонительные войны, стихийные бедствия, социальные потрясения), когда властные структуры теряли управление над обстоятельствами, им не на кого было опереться. Не оказывалось организующих, стабилизирующих сил, способных выправить ситуацию.

И это приводило к громадным потрясениям, зачастую превышающим по своему проявлению причины, их вызывающие. Так было во времена смуты начала 17-го века, при смене правящих режимов в 1917 году, в Отечественной войне, при нынешней реформе. Избавление от бед наступало лишь тогда, когда вступали в действие подспудные силы нации. Причём, повторяем, пропасть между властью и народом сохранялась всегда вне зависимости от социальных групп, которые становились гегемонами после таких катаклизмов, будь то дворяне, пролетарии или демократы. И так будет всегда, пока власть и общество останутся разъединёнными, не окажутся гармонично встроенными друг в друга.

Согласно одному из законов, сформулированных известным знатоком современной административной системы С.Н. Паркинсоном: «Всякий администратор в своём карьерном росте стремится к пределу своей некомпетентности». Отсюда им делается вывод, что все высшие административные должности в государственных органах и компаниях занимают ныне некомпетентные люди. И приводит пример, когда в одной из крупных фирм всех высших должностных лиц переселили в отдельное здание, поместили в шикарные кабинеты, предоставили им очаровательных секретарш, дали громадные зарплаты, но полностью отключили от реальной работы. Эти люди проводили заседания и совещания, писали протоколы и принимали решения, одни этажи активно переписывались с другими, дискутировали и т.д., но никакого выхода во внешние структуры не имели. При этом реальную деятельность осуществляли лишь те работники, которые ещё не достигли предела своей некомпетентности, и от этого фирма получила громадную выгоду.

Но очевидно, что данное качество административного управления не ограничивается масштабами отдельных организаций. Вне сомнения, что то же самое происходит и во всех иных структурах административного управления. Причём, данного качества не избегает и само государство. То есть во главе стран, управляемых преимущественно административно, как правило, стоят лица, уже достигшие предела своей некомпетентности, т.е. не способные продуктивно управлять ими. И история советской, а также постсоветской эпохи нашего государства в полной мере это демонстрирует.

Но и этим глобальные недостатки существующего административного управления не исчерпываются. Известно, что ни один начальник не заинтересован, чтобы его подчинённый оказался умнее, грамотнее и компетентнее его самого. Иначе он сможет сместить начальника и занять его кресло. И это обстоятельство определяет всю кадровую политику административного управления, препятствует выдвижению квалифицированных людей, способствует деградации руководства, приводит к вырождению всего управленческого корпуса: «… штаты постепенно заполняются людьми, которые глупее начальника, директора или председателя. Если он второго сорта, они будут третьего и позаботятся о том, чтобы их подчинённые были четвёртого. Вскоре все станут соревноваться в глупости и притворяться ещё глупее, чем они есть» (С.Н. Паркинсон, «Законы Паркинсона»). Это содействует развитию подхалимажа, борьбе структур между собой и проч. Вспомним пресловутое: «Я начальник – ты дурак, ты начальник – я дурак». В этой «шутке» мало шутки.

С другой стороны, власть лишь тогда востребована, когда она служит обществу. В самом деле, кому нужен чиновник, способный служить только себе самому и своему начальству? Или офицер-трус, не готовый при необходимости заплатить жизнью за благополучие, предоставляемое ему обществом в мирное время? Очевидно, что такие «администраторы» являются чистыми паразитами. И очевидно, что чем выше ранг их «службы», тем большее число дармоедов стремится пробраться во власть и хуже исполняют они свои обязанности.

Но делать дело кому-то надо, а поэтому вопреки описанной тенденции иногда во власть просачиваются талантливые администраторы, умные, честные и квалифицированные специалисты управления. Но какую бездну унижений приходится им при этом претерпеть, какой ценой вынуждены покупать они своё право служить Отечеству! Так, не защити вовремя граф Потёмкин Александра Суворова, никогда не узнала бы Россия, что у неё есть гениальный полководец.

И чем более прогнившей является власть, тем более наплевательски относится она к своему авторитету, примитивнее оказывались её лидеры (вспомним Н. Хрущёва, Л. Брежнева, Н. Черненко, М. Горбачёва, Б. Ельцина). В результате существующего состояния административной системы при возникновении сложной ситуации приходится спешно заменять большую часть управляющей элиты теми, кто способен эту ситуацию как-то разрешить. Так случилось с высшим генералитетом в начале Отечественной войны, когда прославленных командиров пришлось спешно заменять менее известными, но умеющими побеждать полководцами.

«Чему нас учит полученный опыт? Во-первых, мы не имели заранее подобранных и хорошо обученных командующих фронтами, армиями, корпусами, дивизиями. Во главе фронтов стали люди, которые проваливали одно дело за другим (Павлов, Кузнецов, Попов, Будённый, Черевиченко, Тюленев, Рябышев, Тимошенко и др.). На армии ставились также малоизученные и неподготовленные люди» (маршал Г.К. Жуков). И то же самое наблюдалось во время конфликта в Чечне, в другие ответственные моменты нашей истории. То есть в мирное время правят, получают награды, отсвечивают наверху, болтают и пользуются всевозможными благами власти всякого рода генералы для парадов. А в сложное время приходится спешно заменять их теми, кто умеет работать и воевать. Таким образом, система выдвижения лидеров в нашей стране(да и в других государствах мира)оказывается никуда не годной.

В процессе эволюции административного управления сформировались специфические тенденции, характеризующие особенности его поведения. В частности, стремление, подобно раковой клетке, к неограниченному росту, к многократному воспроизводству самого себя. При этом «чиновник множит подчинённых, но не соперников» (С.Н. Паркинсон). Или, как утверждал один из ведущих мировых экономистов Дж. Бьюкенен, государственная власть всегда «стремится к максимальному увеличению своих размеров». Так, если в США начала прошлого столетия на одного конторского работника приходилось 40 рабочих, в 1958 – 6, то уже к 1965 году – всего один рабочий. И таких примеров можно привести множество. Существует ли здесь предел? Это объясняется не только желанием каждого начальника получить в своё подчинение возможно большее число людей, но и самими административными принципами организации работ. В то же время очевидно, что при размножении чиновников эффективность их работы не только не увеличивается, но падает. Например, если в любом другом государстве обязанности администрации Президента исполняются 20 – 100 чиновниками, то российскому для этого потребовалось 2 500 человек! А если настолько низка производительность труда административного аппарата в самых верхних эшелонах нашей власти, что тогда может противостоять этому во всех остальных структурах?

Так, в результате приватизации доля государственного имущества за последние годы в нашей стране сократилась более чем в три раза, но аппарат её управления, тем не менее, почти удвоился. Если в СССР на каждые 100 тыс. работающих приходилась одна тысяча государством оплачиваемых управленцев, то сейчас их в России уже 1.7 – 1.8 тысяч. И одному Богу известно, чем они занимаются. В настоящее время административное управление достигло своего предельного развития, в нём уже в той или иной мере занято до трети всех работающих. Расходы на управление превосходят все разумные рамки и продолжают расти. Так, с 1999 по 2002 год затраты на государственное управление и местное самоуправление увеличились в бюджете на 35% по сравнению с 32% на правоохранительную деятельность, 20% – на национальную оборону и 10% – на всю социальную сферу.

С другой стороны, простое сокращение управленческого персонала ничего не даёт. Это уже было много раз и всегда заканчивалось одинаково: после сокращения аппарат ещё более разбухал. Так, в конце 1995 года в центральном аппарате исполнительной власти числилось 33.8 тыс. человек. После принятия решения о сокращении его за полгода на 15% осталось почему-то только ... 40 тыс. чиновников. А значит не настолько плохо живётся нынешней администрации, не столь уж малы у них доходы и чрезмерна ответственность, как нередко ими утверждается, если так много претендентов стремится пополнить их ряды!

Таким образом, в данном примере получил наглядное подтверждение один из известных законов Паркинсона, согласно которому при любых условиях бюрократия воспроизводит самое себя подобно сказочной птице Феникс. Или «…число государственных служащих неумолимо растёт независимо от объёма работы – и даже если таковой нет вовсе» (Сирил Н. Паркинсон). При этом, естественно, работа растягивается, чтобы заполнить наличное время всё большего числа её исполнителей.

Отсюда вполне логично поставить вопрос: если природа административного управления не поменяется кардинально, через сколько времени чиновничий аппарат поглотит половину всего работающего населения? Или всё население? По подсчётам того же Паркинсона, в Англии первое из указанных событий произойдёт в 2145, а второе к 2195 году. Судя по темпам указанного роста, у нас это случится значительно раньше.

Причём, в полном соответствии с другим законом Паркинсона, чем хуже идут дела в управляемых объектах, тем шикарнее живётся администрации. Богаче фасады административных зданий, дороже вестибюли, роскошнее кабинеты ответственных работников. Государственные расходы на управление растут при отсутствии всяких критериев его продуктивности (вспомним шикарную реставрацию Кремля в самое тяжёлое для страны время).

Так, положение дел на многих предприятиях в процессе проводимой реформы стало ниже всякой критики, оплата труда работающих в них упала в несколько раз. А заработки их руководителей, тем не менее, выросли многократно. И такое происходит повсеместно. Поэтому трудно установить, что в существующих условиях служит причиной кризиса экономики, а что – его следствием.

Характерна ещё одна закономерность, по которой живёт административное управление. При возникновении какой-либо проблемы стараются организовать новый административный орган, ответственный за её решение. И таким образом делают проблему неразрешимой. В самом деле, оказывается, что именно этот орган наименее заинтересован в том, чтобы данную задачу действительно решить, поскольку тогда он окажется лишним. И, разумеется, данная структура делает всё, чтобы быть возможно дольше необходимой. Так, в наименьшей мере заинтересованы в уничтожении преступности в стране именно правоохранительные органы. Чем тогда станут они заниматься, как докажут свою нужность? После теракта в школе Беслана работникам правоохранительных органов, допустившим его, повысили зарплату в полтора раза. Да после этого они на Басаева молиться должны, а вы хотите, чтобы они его поймали! Чего бы такое организовать врачам и преподавателям, чтобы власти и на них обратили внимание?

Поэтому чем актуальнее проблема, тем мощнее разрешающий её аппарат, и наоборот. Или, как признавался один из борцов с грызунами, после обработки помещения он обязательно пару крыс выпускал на развод. Когда сыщики арестовали с поличным опытнейшего чеченского фальшивомонетчика, московский суд выпустил его. И правильно сделал, слишком многим давал он и работу, и заработок, в том числе самим судьям и арестовавшим его пинкертонам.

Так, создав ещё при Ленине громадный репрессивный аппарат, уже было невозможно остановить его деятельность. Поэтому он последовательно уничтожал действительных и мнимых врагов Советской власти и его лидеров, пока не стал перемалывать всё вокруг, в том числе и самого себя. А если врагов не было – он их выдумывал. Но иное было и невозможно, поскольку такова его природа и ничего иного делать он не способен. Для доказательства острейшей своей необходимости ему требовалось всячески демонстрировать свою деятельность. В частности, хрущёвская «оттепель» была ликвидирована в немалой степени потому, что при отсутствии «врагов» этот аппарат оказался бы не нужным. Отсюда трудно сказать, чем в большей мере объясняются чистки и подавление всего нестандартного в советский период российской истории, борьбой за власть верхушки страны или природой созданного ею репрессивного аппарата?

Основная подоплёка изложенного заключаются в том, что отрицательные обратные связи в нынешней системе административный аппарат – объект управления являются ослабленными. Поэтому в существующей своей форме администрация по природе своей не способна работать по принципам высокоорганизованных систем, не может быть объективной, саморегулируемой, зрелой. В ней не соблюдаются принципы подобияразличных структур, отсутствует единство их целей.Это управление не является устойчивым к различного рода внутренним или внешним изменениям, оно не способно быть адаптивным,самостоятельно перестраиваемым. То есть не отвечает признакам, изложенным в разделе 3.1.2, без соблюдения которых высокоорганизованные системы не образуются в принципе.

Все перечисленные качества особенно остро проявили себя в Советском Союзе, в котором административное управление оказалось ничем не ограниченным. Так, после переворота 17-го года в стране были ликвидированы все зародыши самоорганизации и самоуправления. И большевикам ничего не оставалось, как обратиться к тщательно отслеживаемому административному управлению. Однако выдвижение руководящих кадров не по деловым и профессиональным качествам, а по классовым с неизбежностью привело к низкому качеству управления СССР и в большом, и в малом. В результате оформилось особое образование управленцев, элита администрации, получившая название номенклатуры. Она узурпировала всю власть в стране и совершенно не собирается ею ни с кем делиться. Номенклатура создала для себя особый мир, живущий по своим законам. Полностью отгородилась от общества, сделала своё положение практически не зависящим от жизни народа, от результатов собственного управления. Большая часть проблем государства замыкается на эту прослойку и без её ослабления не может быть решена.

В самом деле, пользуясь своим привилегированным положением и обладая реальной властью, номенклатура всегда искала пути к получению сверхдоходов. Так, согласно «Приказу Заместителя Народного комиссара обороны Маршала СССР А. Василевского о разбазаривании подарочного фонда в Управлении Командующего бронетанковыми и механизированными войсками 1-го Украинского фронта», Заместителем командующего этого Управления генерал-майором Петровым и его помощниками в 1944 году было разворовано 2 вагона подарков Красной Армии от населения страны. В Узбекистане в 1987 году следственной группой Прокуратуры СССР Гдляна-Иванова «За пять лет под стражу был взят ряд руководящих работников, включая бывших секретарей ЦК Компартии Узбекистана, первых секретарей обкомов, горкомов и райкомов партии, Председателя Совмина республики, заместителя Председателя Верховного Совета Узбекистана, управляющего делами ЦК партии, первого заместителя министра МВД СССР, министра внутренних дел Узбекистана и трёх его заместителей, начальников областных УВД, советских, хозяйственных работников…» (Газета «Правда» от 23 января 1988 года).

Нет сомнений, что подобный размах коррупции был характерен не только для Узбекистана. Так, известно «Дело грузинских теневиков» во главе с Пазишвили, которое рассматривалось самим Генпрокурором Андреем Руденко в 60-е годы, другие менее громкие дела. Просто в других республиках соответствующую работу Прокуратура СССР осуществить не успела. Но могла, а поэтому номенклатуре пришлось срочно предпринимать меры по узакониванию получаемых ею преступных доходов, по разрушению правоохранительных органов и самой Прокуратуры. А реальную власть для этого она имела. И здесь её интересы совпали с интересами противников СССР и всех криминальных группировок мира. В этих условиях разрушение Союза и выбранный путь реформ оказались неизбежными. Очевидно, что реальная польза для государства и подавляющей части его населения при этом не имела значения вовсе.

Действительно, погубить Великую страну никакие внешние силы были не способны, как не могли быть разрушены извне Берлинская стена, Варшавский блок, СССР, КПСС, наше производство, наука, образование и армия, но только изнутри. И приманка для номенклатуры в виде частной собственности вполне успешно решила эту задачу, легализовала незаконные доходы.

В самом деле, номенклатура пользовалась всеми благами только при наличии должности. Лишаясь её, она утрачивала подавляющую часть своих привилегий. Известно, например, что некогда всесильный 1-й секретарь МГК КПСС В.В. Гришин, будучи пенсионером, умер в очереди в поликлинику. Бывшего маршала, Председателя Совета министров, Депутата Верховного Совета, Председателя правления Госбанка Советского Союза и проч., и проч. Н.А. Булганина, когда он был отправлен в отставку «за участие в антиправительственной группе», в 70-е годы встречали в центре Москвы в очереди за арбузами. Частная собственность позволила номенклатуре разрешить и эту проблему. А потому не заглотать эту наживку, отвергнуть её номенклатура была не в состоянии. В результате Великая Держава была растащена по карманам, а Россия для преступных элементов превратилась в рай.

С другой стороны, введение частной собственности на средства производства ослабляет вертикаль власти. Поэтому приватизация ведёт к ограничению сферы функционирования административной системы, к утрате ею своего базиса. И это явилось единственным продуктивным итогом приватизации. В результате вместо того, чтобы побороть бюрократа, его стали покупать. Тем не менее, номенклатура всё равно препятствует утрате своего влияния. Стремится, прибрав к рукам всё наиболее ценное в стране, исключить всякое воздействие конкурентов. Понимает свою неспособность организовать нормальный производственный процесс. Осознаёт, что в равной борьбе с соперниками, т.е. при появлении настоящего рынка, демократии и реальных предпринимателей она неизбежно потерпит крах, утратит всё ею «прихватизированное».

Поэтому, присвоив без всякого на то согласия истинного собственника общественных богатств, т.е. народа, средства производства страны, номенклатура под любыми предлогами стремится сохранить существующее административное управление. Российский чиновник по-прежнему желает быть на рынке самой влиятельной фигурой, диктовать производителям свою волю, навязывать свои правила игры. Это, в частности, и является одной из причин столь неудовлетворительного итога наших рыночных преобразований, складывающихся из попытки сочетать несовместимое. И если не появятся силы, способные предотвратить такой противоестественный процесс, тогда коллапс государства окажется неизбежным. Подобно пираньям, наши чиновники дочиста обгложут всю страну. «Как только чиновников выпускают на волю – государству конец. Растащат» (Наталья Ипатова, «Смена», 23.05.92 г.). «Понятно, что коррупция выгодна чиновникам – это их средство к существованию, средство обогащения. А что такое взятки? Это налог с теневого оборота. Значит им нужна теневая экономика, они в ней заинтересованы» (Президент фонда ИНДЕМ Г. Сатаров).

Вместе с тем, централизация управления с неизбежностью порождает свою элиту, за которой располагается бесправная масса. Организующей прослойкой между ними выступает каста бюрократов, которая реально всем руководит. Именно так была организована КПСС, в которой преклонение перед элитой трактовалось как «любовь к партии», а холопское ей подчинение – «партийной дисциплиной». И история с Е.Ф. Азефом, возглавлявшим «боевую организацию» партии эсеров и одновременно являющимся платным агентом царской охранки, ничему Партию не научила. Она по-прежнему сохраняла свою нежизнестойкую структуру, что в конечном итоге и привело её к гибели.

Было бы полбеды, если бы в этих условиях сама власть была моноликой. Но в действительности на всех её этажах, а особенно на самых верхних, происходит постоянная грызня различных группировок за лучшие места, ведутся непрекращающиеся интриги, войны, «подковёрная борьба». Это не только отвлекает власть от исполнения своих прямых обязанностей, но ещё более искажает её природу. Победа одних группировок сопровождается не только устранением, но нередко физическим уничтожением противников вне зависимости от их квалификации, порядочности или приносимой ими реальной пользы. При этом интересы страны, народа только декларируются. Государство оказывается всего лишь полем битвы, на котором разыгрываются эти трагедии. И как происходит со всяким полем боя, его сбережение и процветание мало кого заботит.

Как пример, в ходе экспериментов, проводимых в 70-е годы в сельском хозяйстве страны, выполняемых под руководством И. Худенко и И. Снимщикова, удалось реализовывались определённые преимущества коллективного ведения хозяйства. В результате в несколько раз повысились производительность труда и жизненный уровень колхозников. Тиражируемые по всей стране, эти методы были способны кардинально улучшить состояние всего сельского хозяйства страны и явиться толчком по улучшению жизни всего населения. Однако они вступали в противоречие с некоторыми официальными догмами, а значит и личными интересами стоящих за ними номенклатурщиков. Поэтому на организаторов этого эксперимента были заведены уголовные дела, а возглавляемые ими благополучные колхозы искусственно развалены. И то же произошло с экспериментами, проводимыми в других отраслях (Щёкинский эксперимент и др.). Отсюда соревнование по самому главному пункту – жизненному уровню населения, странами социализма оказался проигранным, что и явилось одной из главных причин состоявшегося финала.

С другой стороны, для придания весомости своим властным амбициям масштабы политической борьбы всегда стараются искусственно расширить, распространить во все эшелоны власти, на все структуры общества. «Великая политика питается человеческим мясом …» (Герцег де Кастри, «Эмигранты»). И это оборачивается несчастьем всего народа. Такое происходит всюду, но особенно остро проявляется при всякого рода псевдодемократических и тоталитарных режимах. В частности, именно политическая борьба властных структур являлась истиной причиной всех сталинских чисток, борьбы «с правыми и левыми уклонами», с троцкистами, уклонистами, космополитами и проч. Она привела к раскулачиванию крепких хозяйств, к голоду начала 30-х годов, к трагедии 1936 – 1938, к позору 1941 – 1942, к зачисткам 1949 – 1952 годов и т.д.

Известно, что пресловутая «чистка» руководства Красной Армии конца
30-х годов была вызвана борьбой за власть И. Сталина и Л. Троцкого, который, будучи долгое время Председателем Реввоенсовета, руководил подбором высших командных кадров. Поэтому Сталин опасался, что в сложной ситуации армия пойдёт за Троцким. Как говориться, «Паны дерутся, а у холопов чубы трещат». В результате из 5 маршалов Советского Союза было расстреляно 3, из двух командующих флотами – оба, из 4-х командармов 1-го ранга – двое. И так во всех более низких должностях. Из 12 командармов 2-го ранга уничтожены все 12, из 15 армейских комиссаров – 15, из 67 комкоров – 60. Среди 36 бригадных комиссаров расстреляно 34, из 397 командиров бригад – 221, из 199 командиров дивизий – 136 и из 28 корпусных комиссаров – 25. А всего было уничтожено до трети командного состава вооруженных сил СССР, причём, самых квалифицированных и умных, т.е. менее управляемых. Ни одна армия мира не имела таких потерь высшего командного состава после самых крупных поражений, а у нас они были перед самой страшной войной. Отсюда неудивительной оказалась та громадная цена, которую наш народ заплатил за Победу.

И аналогичное происходило во всех отраслях хозяйства. То есть было то же самое, что и при Иване Грозном, когда борьба за власть велась с боярами, а уничтожались их подданные. В результате, по данным историков, только в 1937 году было арестовано 272 тыс. рабочих, 289 тыс. служащих и 306 тыс. колхозников. И очевидно, не самых бестолковых. «Единица – вздор, единица – ноль. … Единица! Кому она нужна?!» (В.В. Маяковский).

В частности, известное «ленинградское дело» возникло как результат борьбы за власть группировок Берии, Маленкова, Первухина и Сабурова против Вознесенского, Жданова, Кузнецова, Родионова и др. Оно явилось прямым результатом «холодной войны», объявленной Черчиллем в Фултоне в 1946 и последовавшим за нею подавлением всех аспектов интеллектуальной жизни в СССР. Возникновением дискуссий в биологии, литературной критики, в лингвистике, философии, политэкономии, которые велись якобы для защиты чистоты марксистских принципов. При этом обе кремлёвские группировки использовали указанные дискуссии для поиска идеологических огрехов у своих противников. И это привело к кардинальной перетасовке кадров в научных и творческих кругах страны, осуществляемой в интересах победившей группировки. К замене всего пласта руководителей, выдвинувшихся во время войны, более послушными и управляемыми никчемностями. Жертвами таких амбиций явились миллионы ни в чём не повинных людей. При этом дело как таковое не имеет никакого значения, а поэтому, как правило, побеждают не деловые, гордые и способные, а бесполезные бездари, которые не считают для себя зазорным прибегать к самым постыдным и недопустимым методам.

Известно, что даже развал СССР во многом был обусловлен властными и корыстными амбициями руководства республик и всей страны, национальных «элит». И разгон демократически избранного Съезда народных депутатов СССР, расстрел Белого дома в 1993 году также явились всего лишь следствиями борьбы за власть между Б. Ельциным с его коллабораторами и выдвинувшими его функционерами Верховного Совета.

Для более цивилизованного разрешения тех же проблем в странах с устоявшимися демократиями замену высшего руководства производят путём выборов. При этом одновременно происходит замена всего аппарата управления. Но очевидно, что результаты даже таких гуманных перетасовок не всегда способствуют лучшей работе администрации, не ведут к безусловной замене персоналий более квалифицированными и полезными людьми.

В современной России власть захватила прозападная группировка неолибералов. И, несмотря на провал проводимой ею экономической политики, на полное отсутствие поддержки со стороны широких слоёв населения она уже свыше 15 лет остаётся у руля правления. Очевидно, что если бы в стране была реализована истинная демократия, такого бы не случилось. Но циничное использование «административного ресурса», тоталитарное применение пиар-технологий, наличие уродливого выборного законодательства, подкуп маргиналов, СМИ и проч. делает эту прослойку непотопляемой даже при угрозе полного уничтожения ею страны.

Поэтому становится очевидным, что дальнейшая экстенсификация административного управления в существующих условиях делает его не только гипертрофированным, но и крайне неэффективным. Заводит человечество в тупик, из которого оно способно будет выйти только интенсификацией управления путём изменения производственных отношений. Превращения каждого работника, вне зависимости от занимаемой им должности, в заинтересованного в конечных результатах сотрудника.

Описанные качества административного управления в той или иной степени характерны не только для нашего государства, но и для всех других стран мира. Они присущи такому управлению изначально, генетически. Наблюдаются на всех уровнях кооперациях, во всех звеньях производства и общества. Эти качества хорошо известны, в мире отработан немалый арсенал средств по их локализации, хотя большими успехами здесь не может похвастать никто.

К ним относится, прежде всего, действенный контроль представительных органов над исполнительными, эффективно работающая судебная система, чёткая регламентация обязанностей и прав каждого социального и хозяйственного субъекта. Зависимость аппарата от результатов его деятельности путём их объективной оценки с помощью рынка и прессы. Гласность, открытость, прозрачность всех финансовых дел государственных служб, информированность общества об источниках доходов чиновников. Отработанные методы профессионального, нравственного отбора руководителей, наличие независимых профсоюзов, специальных контрольных органов. Влияние соответствующих религиозных, профессиональных, этических традиций, правил и ограничений. Всё это позволяет в какой-то мере очищать аппарат от зарвавшихся чиновников, делает эту систему хоть как-то работающей. И, тем не менее, не ликвидирует её врожденные качества. Несмотря ни на что, они всё равно живут и здравствуют.

Безраздельное господство административного аппарата в нашей стране в принципе не позволяет серьёзно ставить и решать эту проблему. Вследствие этого перечисленные недостатки административного управления усилились у нас многократно. В результате мы получили самый гигантский, самый дорогой и самый бесполезный административный аппарат в мире. Он умеет хорошо работать только на самого себя и способен загубить всё живое.

Этот аппарат мог как-то выполнять свои обязанности под воздействием факторов, заставляющих его это делать. К ним, в частности, относились партийная дисциплина, жёсткий контроль, страх перед репрессивным аппаратом государства. Работу ассенизатора системы некогда достаточно успешно выполняли ЧЕКА, НКВД, КГБ, пока последний сам не приобрёл те же самые черты. Как ни парадоксально, но именно они цементировали главные достижения сталинской эпохи. Этим объяснялась объективная необходимость насильственной регенерации аппарата при существовавшей в то время системе управления страной. Боязнь сурового наказания заставляла администрацию по крайней мере соблюдать некоторые приличия. Поэтому как ни жутко это звучит, но если бы не было советских репрессий, возможно, развал СССР состоялся бы на 20 – 30 лет раньше.

Периодическое обновление элиты административного аппарата, освобождение его от всякого рода накопившихся в нём грязи и шлаков при существующей форме его организации оказывается совершенно необходимой, поскольку сам он осуществлять эту простейшую физиологическую функцию не способен. Но вывод высшего руководства страны из сферы контроля правоохранительных органов, осуществлённый Н. Хрущевым после ХХ съезда партии, привёл к неизбежному перерождению страны. Лишил её важнейшей составляющей в системе тоталитарного государства. Н. Хрущёв, наивный человек, пытался заставить её что-то делать для страны без страха. А ей это было совсем не нужно, она и так уже всё имела, поэтому естественно, что он был заменён на Л.Брежнева, более соответствующего ей. В наше время полное исчезновение фактора принуждения сделало государство полностью беззащитным от взращённого им административного монстра.

Не случайно реформа в Китае пошла успешно только после осуществления соответствующего «воспитания» его элиты во время так называемой «культурной революции». Полная замена руководства административного аппарата в Германии, Японии и Италии после поражения во 2-й мировой войне явилась одним из важнейших факторов последующего возрождения этих стран. А у нас такой «чистки» не было уже свыше 60 лет. Чему же поэтому здесь удивляться?

В результате наша административная система полностью утратила свои продуктивные качества. Оказалась совершенно неспособной к адаптации, к самоорганизации даже при имеющих место существенных качественных изменениях обстановки и самого общества. Расцвела миазмами бесконтрольности, безнаказанности, безответственности, взяточничества и коррупции. Прекратила работать на благо страны, а, как известно, безделье – мать всех пороков. Поэтому в процессе реформы и сопровождающего её всеобщего падения нравов, жизненного уровня и связанного со всем этим беспредела недостатки аппарата управления не могли не усилиться многократно. Как пример, в то время, как жители Корякского А.О. замерзали от холода, ответственные за них чиновники отдыхали в Южной Азии и совсем не страдали от своей безответственности.

В конечном итоге, именно способы формирования правящего класса и принципы его взаимодействия с обществом,если они не служат примитивной цели замены персоналий, и являются предметом практически всех социальных потрясений, революций и переворотов, идеологий и социально-экономических учений. Так, студенческие волнения в России конца 19 века были обусловлены, в первую очередь, не экономическими причинами, а тупостью и негибкостью существовавшего тогда административного управления. И то общество, которому удается реальную элиту народа совместить с формальной, всегда оказывается в выигрышном положении.

И очевидно, что пока люди будут восприниматься чиновниками как стадо, а сами они будут считать себя его пастухами, со всеми вытекающими из этого последствиями, ни о каком единении их интересов речи быть не может и достижение всеобщего благополучия оказывается невозможным. Особенно в России, в которой пропасть между властью и народом всегда была столь значительной, что непонятно, как она ещё жива.


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 8; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.027 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты