Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Лекция от 27.11.




Важным являются механизмы реализации этой триады, т.е. механизмы управления. Управляют те, кто распоряжаются ресурсами – материальными, финансовыми, людскими. Поэтому вопрос – кто в сталинской модели социализма распоряжался ресурсами? С точки зрения традиционного гос-ва этим должно было заниматься правительство. Но по-другому было в СССР – в нем ресурсами заведовало ЦК ВКП(б), а потом ЦК КПСС. А еще конкретнее – Политбюро и Генсек партии. Это орган, который не прописан в Конституции. Он не подотчетен, никем не контролируется. Это отражается в том, что планы Госплана первоначально рассматриваются Пленумом ЦК, а затем утверждаются Съездом, затем идет в Верховный Совет. ВС – это машина для штамповки законов и постановлений и в течение одного дня пятилетний план развития принимается без особых дискуссий в качестве закона, который обязателен к исполнению. Но Правительство не контролирует средства, а средства контролирует ЦК. [Советские фильмы это отражают – была популярна производственная тематика, герои хорошие и не очень. Там если возникают серьезные проблемы производства, там никто не говорит – «я дойду до совета министров», а я или «дор парткома/обкома дойду» или самое верхнее – «дойду до ЦК»]. ЦК как высшая партийная инстанция определяет генеральную линию и одновременно распределяет средства. Поэтому это именно командно-распределительная система, а не командно-административная (это понятие не отражает суть проблемы). До сих пор эта система сохранилась в определенной степени. Эта командно-распределительная система очень важна для понимания.

Еще один важный момент – система стимулирования, т.е. стимулирования людей к труду. Человек не расположен к труду (по радио всё ждут конец недели). К тому же по Библии Бог наказывает человека трудом. В советской же системе эпос труда был изначально заложен. Это и атеистическая составляющая, и идеологическая – труд это счастье. Как заставить человека трудиться? Запад, традиционные общества решили эту проблему – это безработица. А особенно когда не было системы социального страхования, то остается лишь бомжевать. Социализм же исключает безработицу как таковую. Более того, людей, уклоняющихся от общественно-полезного труда, наказывали на 15 суток как тунеядца, а за злостное тунеядство ссылали за 101-й километр. Как заставить трудиться? Сталин как человек с религиозным образованием (светское образование он получал уже самоучкой, или его учили, когда он уже стал генеральным секретарем). В христианской религии, по мнению Матвеева, трудиться заставляет страх попадания в ад. Сталин модернизировал это положение и устроил ад на земле. Вводится механизм репрессий. Это тот механизм, который заставлял людей работать. Если работаешь плохо, то тебя накажут – в административном порядке отправят в исправительно-трудовые лагеря, а там работаешь сколько скажут за пайку хлеба. В общем, репрессии являются интегральной частью всей системы. Репрессии играют и другую роль. Начинаются они в 20-е годы с началом индустриализации и коллективизации. Репрессии 1937 иного характера – в отношении управленцев за то, что не выполнялись пятилетние планы. Это мобилизация системы. В ней никто не должен чувствовать себя в безопасности. «По институту ходят шлюхи» (академик Варга, как венгр, шепелявил, и имел в виду «по институту ходят слухи»).

В общем, создан целостный механизм управления с главной целью мобилизации общества. Война кончилась для СССР в 1921 после мира с поляками. За 20 лет было сделано гораздо больше, чем за 20 лет после 1990, было техническое перевооружение промышленности, на результатом которой мы еще порой сегодня скользим.

Итак, эта модель переносится в страны народной демократии (СНД). Период внедрения сталинской модели относится к 1947 – первое совещание Коминформа во Вроцлаве. На нем был утвержден курс для всех СНД на форсированное строительство социализма. То есть принимается мобилизационная модель развития. Поскольку началась ХВ и есть опасность перерастания её в войну горячую. Резкий поворот. И не каждый в этот поворот вписывается. Жданов ставит на этом совещании совершенно жесткую задачу: социал-демократы оказались предателями (восточные социал-демократы не пошли на воссоединение с коммунистами Западной Германии), идет возвращение к 20-м годам, к «социал-фашизму». Гомулко сказал, что в Польше социалистическая партия хорошо сотрудничает, нужно ей дать поработать. А ему сказали, что партии нужно поглощать социалистов, отсеивая ненужных элементов. Еще Гомулке не нравилось наличие большого количества евреев в ЦК Польши. Поэтому Гомулко был осужден как правый националист, и сидел с 1950 до 1954. Еще был арестован Сланский, генсек ЦК Компартии Чехословакии, его расстреляли. Это была интрига председателя партии. В Болгарии был расстрелян Трайчо Осло (???), МИД. Всё это очень крупные политические фигуры.

Этот поворот в целом завершается к началу 50-х годов – у руководства всех партий, кроме одной, оказываются люди Москвы. И эти все люди во время 2МВ были в московской эмиграции. В момент освобождения стран их параллельно ввели в руководство партий и они действовали с теми, кто там уже действовал в подполье или партизанил. Но последние ненадежны – были под оккупацией, не были должным образом проверены, не «ели с руки». В мае 1944 в Москву приезжает делегация руководителей подпольного польского Парламента – в том числе Болеслав Берут. Очень скользкая фигура; первое что сделал, приехав в Москву, пишет донос на председателя ЦК партии Польши Гомулку. И потом на его место встал.

Итак, к началу 50-х годов в руководстве партий СНД верные проводники линии Москвы. Эта система подразумевает наличие «гуру», руководителя. Для стран социалистического лагеря нужны собственные маленькие сталины. И начинается их создание. В Польше – Берут, Болгария – Вилко Червенков (зять Димитрова, тот не дожил до времен, когда мог бы стать маленьким сталиным), в Чехословакии – Климент Готвальд.

Вводится система управления, аналогичная системе в СССР. В ЦК партий создаются партийные отделы. Всё дублировалось, это супер-министерства. Репрессии затрагивают не только руководителей, но и другие группы населения – те, кто были связаны с буржуазным подпольем, члены довоенных буржуазных партий, вредители, враги народа. Тут только проблема масштаба – не было и населения такого, как в СССР, и Сибири – т.е. территории, которую нужно было осваивать. При аграрном перенаселении для черных работ достаточно крестьян, им там в деревне заняться нечем. Поэтому и масштабы меньше. Отправлять в Советский союз – это уже нарушение суверенитета этих стран, они отсиживали у себя.

В рамках единой политической структуры (Москва – СНД) начинает создаваться единое экономическое пространство. Этому должен помочь СЭВ, который возникает в 1949. А на Западе первым интеграционным проектом является НАТО. Первичная задача СЭВ – налаживание торговых отношений, т.е. логистика и подготовка к переходу этих стран к синхронно-плановому развитию (этот переход назначен на 1956 год). Почему нет военно-политической организации? В ней нет надобности, она появится только в 1955. Потому что все политические решения контролируются Москвой, а во всех армиях есть советские советники. Тот же Рокоссовский. Хотя он и сам поляк, но он просил его вытащить из Польши, потому что не мог договариваться с поляками, слишком разные были подходы.

На рубеже 40-50х годов начинается форсированная коллективизация. Шла по-разному. Достаточно успешно шла в Чехословакии – там была достаточно высокая степень механизации хозяйства (единоличного), в общем, была хорошая машинная база. А в Польше не было такой базы, поэтому объединялся ручной труд. С точки зрения изъятия продукта дает выигрыш, а с точки зрения производительности – слабовато. Сельское хозяйство надо вооружать техникой. Одна из задач кооперации – освобождение рабочих рук. А в СНД сельское хозяйство находилось на стадии мануфактурного труда, а не машинного. В Польше процесс коллективизации продвигался. Достаточно легко кооперация шла в Болгарии – там мало земли, кооперация развивается уже с конца XIX века. Ни в Чехословакии, ни в Болгарии не было проблем в снабжении населением продовольствием, еще и на экспорт хватало. В общем, здесь как и в СССР сочетание мер – административное принуждение есть, но и стимулирование. Крупного кулака не раскулачивали, отбирали технику – а что делать с 30 га без техники => сам отдашь землю.

Идеологическая область – мощное наступление на инакомыслие. Церковь отделяется от государства и начинается, как и в СССР, раскалывание изнутри как института. В вузах вводится обязательное изучение марксизма-ленинизма, отменяется изучение буржуазных политологии и социологии. Была попытка переводить и естественные науки на платформу марксизма-ленинизма. Через СМИ идет «индоктринация населения» - информация подавалась уже в препарированном виде (т.к. доступа к источникам информации нет). Проводится пропаганда чтения, вводится монополия соцреализма (понимаемого не как метод, а как форма массовой культуры). Типичная калька из Америки, перенесенная на нашу почву и на нашу реальность. Идиллия одна и та же. Или еще здесь эпос труда. И культивирование чувства страха и подозрительности.

Но в этот момент, казалось бы, триумфа сталинской модели социализма, происходит бунт. Это «конфликт Сталина – Тито». Тито, в отличие от других руководителей, мог считать, что освобождение во многом дело его рук. Еще перед войной возглавил партию, а концу войны 300-тысячная армия и 120-тысячная партия. Хотя, конечно, же Югославия была освобождена при участии наших армий, Тито уже с 1945 проявляет признаки самостоятельности. Например, в области внешней политики – 1) в 1945 оккупация Триеста (должен был остаться у итальянцев). Сталин сделал внушение, Тито войска вывел. 2) гражданская война в Греции. Хотя было установлено 90% влияния Англии. Сталин не хотел вмешиваться. Македонцы восстали, а большинство армии Тито – македонцы, славяне. Тито ввел туда свои части. 3) Ввел войска для поддержки Энвера Ходжи. Сталин вызывал Тито в Москву. Начинает его учить уму разуму, Сталин мыслил стратегически. Тито не желал следовать указаниям. В 1947 уже после подписания Парижских соглашений с союзниками Германии (союзники в течение полугода не имели право заключать никаких договоров, т.к. были недееспособны) Югославия заключает таможенный союз с Болгарией. В 1948 болгары начинают заключать соглашения. Димитров говорил, что будет создан блок от Балтики на севере до Греции. О Советском союзе он не говорит ни слова. Наши попытки безопасности проваливаются. С блоком придется считаться, да и проблема Греции возникнет. На следующий день на передовице «Правды» выходит статья, отредактированная Сталиным: «нам нужна борьба за мир, и никаких блоков быть не может. Третьей Европы тоже не будет».

 

 

Лекция от 4.12. Переход к «развитому социализму»

Лидер СФРЮ до 1980 – Иосип Броз Тито. Конфликт возник на внешнеполитической почве. Тито пытался решить определенные задачи, которые в Югославии считались нерешенными после 2МВ: включение Триеста, стремление Тито вмешиваться в греческие дела, что противоречило договоренностям Сталина с Черчиллем от 1944, активная политика в Албании, которая фактически в тот период становится протекторатом Югославии. Советское руководство, которое мыслило более глобальными масштабами, высказывает недовольство. Обостряются отношения в 1948 – план создания Балканской федерации от Балтийского до Средиземного моря, и блок бы стал 3-й Европой. Всё это приводит к конфликту, который сначала начинается внутри межпартийных отношениях, а затем с середины 1948 начинает приобретать хар-р межгосударственного конфликта: Сталин пытается вмешиваться во внутренние дела Югославии: накануне съезда партии СФРЮ обращается от имени ВКП(б), что их руководство предало дело социализма, поэтому руководство нужно сменить. А Тито пользовался колоссальной поддержкой, к тому же делегаты на Съезд проходили определенный отбор, запрограммированный «сверху». Тито сделал всё, чтобы на Съезде были его сторонники. После этого конфликт выплёскивается на межгосударственную арену – мы прекращаем выполнять наши обязательства по различным поставкам, фактически объявляем бойкот Югославии. И часть соцлагеря поддерживает бойкот.

И тут происходит то, что Сталин до тех конца своей жизни не преодолел. Тито был «маленьким Сталиным». До начала 50-х годов Югославия проводила все те изменения, которые были рекомендованы в качестве обязательных для всех стран СНД: полная национализация промышленности, коллективизация с/х, партия взяла под контроль практически всю экономику страны, общественную и политическую жизнь. Но к началу 50-х, когда стало ясно, что если Тито пойдет в Каноссу, то он будет устранен с руководящих постов, и, скорее всего, будет репрессирован. Для Тито было всё совершенно ясно. И здесь Тито делает очень нестандартный ход – превращает Югославию в аналог Финляндии на севере. Финляндия после 1939/40 заключила договор с СССР, что мы не будем вмешиваться во внутреннюю политику Финляндии, а она будет проводить просоветскую политику. Финляндии давали доступ к нашему рынку. Всё её благосостояние на нашем рынке держалось. Финны выиграли, оставшись в советской системе.

Югославия отказалась от марксизма-ленинизма к раннему марксизму: происходит не национализация промышленности, а обобществление промышленности: предприятия за искл. оборонных передаются в сторону коллективов. Получают прибыль в зависимости от своего трудового вклада – прибыль делится на рабочих. Появляется конкуренция, институт банкротства. В связи с этим появляется серьезная проблема – что делать с этими лишними рабочими руками. Первая массовая трудовая миграция в Европе – не турецкая, а Югославская. Экономическое чудо в ФРГ требует большого числа рабочих рук. К 80-м годам примерно 1 млн югославов постоянно проживали за границей, переводили деньги домой, в Югославию. Передача предприятий в руки коллективов освобождала гос-во от регулирования экономики – отказались от 5-летних планов в пользу 1-летних. Рост хозяйственной самостоятельности республик. И начинает углубляться неравномерность – вместо того, чтобы балансировать экономику в рамках федерации, теперь такие возможности ограничены – центр получает меньше налогов. Словения – была самой развитой, а теперь еще мощнее развивается. Хорватия, Македония, БиГ становятся всё менее и менее развитыми – у них база совершенно иная. Появляются местные элиты, которые координируют экономику. Югославия из федерации превращается в конфедерацию – для многонационального гос-ва это очень опасно. Отказавшись от чисто экономического регулирования партией, эффект синергетики здесь не работает. Здесь нет жестких догматов, творческий марксизм. Распускаются с/х кооперативы – крестьянам возвращается земля, средства производства. Частный сектор становится доминирующим, параллельно идет создание АПК – ориентированы на удовлетворение внутренних потребностей и на экспорт. Мелкие хозяйства экспортом не занимаются. Самое главное – то, что социализм не обязательно строить по советскому пути, можно строить эффективно, в т.ч. за счет кредитов Запада. Была определенная политическая выгода – Советский союз лишался доступа к Средиземноморью, нам пришлось создавать свои базы не в югославских портах, а в албанских. А потом и из албанских портов нас выгнали. Хотя в Албании нужно было создавать с нуля, а в Югославии в Которской бухте раньше стоял А-В флот.

Югославия это вызов Сталину, его модели. «Самоуправленческий социализм». Сначала предприятия, потом с 1954 меняется административная система. У нас сейчас есть самоуправление, но у него денег нет.

 

Другие славянские гос-ва. До XX съезда им приходилось оставаться в рамках сталинской модели. Но уже в 1954 вносятся коррективы – сокращаются вложения в тяжел. пром-ть, в долгострой, а в сферу ширпотреба, удовлетворения запросов населения. А это бомба замедленного действия. Когда долгострои замораживаются, это замораживаются средства. Потом их приходится достраивать, в 60-е годы. Перераспределение, недовольство, жонглирование ресурсами. 1956 – XX съезд партии, гораздо шире, чем развенчание культа личности. Это развенчание неких фундаментальных установок: 1) о неизбежности мировой войны => её можно избежать. А коль так, то можно деньги на ширпотреб выделять 2) движение к социализму не только через революцию, но и парламентским путем.

С 1954 года, а точнее с XX съезда можем говорить, что в регионе вместо сталинской модели начинает складываться новая модель – «реальный социализм». Этот термин появляется в 70е годы, существует параллельно с понятием «развитой социализм». Хрущев имел неосторожность за 20 лет построить коммунизм, а когда срок приближался, то нужно как-то отвечать на вопрос, «сроки горизонта приблизились». В общем, «реальный социализм» это похоже на «развитой социализм». Почему не оставили старую модель? Сложный вопрос, Матвеев еще не нашел ответа на него. Сталинская модель была на ходу. Первому разрушению подвергаются именно органы госбезопасности, хотя они работали. Это происходит сознательно. Почему? Ответ таков: центром сталинской модели был сам генералиссимус и друг детей и женщин Сталин. И тут он умер. При социализме действует закон «негативного отбора» - действует как в правящей группировке, так и в оппозиции: вымывание мозгов и карьеру делает тот, кто может проявить максимальную лояльность. Вождь не приближает к себе никого, кто может сравниться с ним или конкурировать. Хрущев убирает Берию – глава госбезопасности, лучший менеджер Советского Союза. И после этого остаются 3 совершенно бесцветных руководителя – Хрущев, Маленков, Молотов. Это даже не тени Сталина. И еще Каганович. Нужно время, чтобы кто-то выбился в лидеры. Деят-ть Хрущева с конца 50-х годов направлена на то, чтобы стать Сталиным, но делает это другими методами – с помощью СМИ. В пропаганде выступает таким «либералом». Обычный аппаратчик, его подпись стоит под всеми расстрельными делами на Украине. Харизма не связана с постом, хотя с постом связаны определенные привилегии. Харизма не наследуется. Что нужно руководителем, чтобы стать новым вождем – 1) освободиться от соратников, которые его привели. 2) взять под контроль партгосаппарат. 3) замена министерств совнархозами – начинает бороться с аппаратом. 1964 – это совершенно естественный конец Хрущева. Это не заговор.

Начинается процесс реабилитации. Он нужен не потому, что жалко этих людей. Снятие обвинений во всяких уклонах продолжалось до Ельцина. Происходит то, что должно произойти – перераспределение средств, экономика начинает уделять больше средств населению. И в 1970 годы такое было. Поляки с теплом вспоминают, как один из лучших периодов времени – у всех работа; чем больше работаешь, тем больше платят (а по сути работаешь столько же). После XX съезда отказ от института репрессий – главный регулирующий механизм. Репрессии остаются, но они точечные – против оппозиции. Молотов когда оказался в антипартийной группе, до конца жизни потом жил на даче. Анекдотов про Хрущева было немыслимое количество.

Когда исчезает страх, проявляется главный недостаток системы – то, что при Сталине не давало о себе знать – прямая связь экономики с политикой. Синергетика. Слабые, случайные флуктуации, оказывают сильное воздействие на траекторию исторического процесса. Пример.

Польша, 1956. Производство – нужно выпустить по плану 10 единиц, а если выпускает 11 единиц, то все получают премию. План есть закон. Но для того, чтобы его выполнить, нужно всё организовать и спланировать. Итак, предприятие в Познани, делали двигатели для подводных лодок. Работали сверхурочно, а деньги за это не получали. Выбрали делегацию и отправились в Варшаву. Там сказали, что успокойтесь, приезжайте обратно. Приехали, а их арестовали. Коллектив предприятия в 10 тыс. выходит на улицу, отстаивать свои права. К ним присоединяются зеваки. Когда идет толпа, то есть законы поведения толпы. И есть товарищи с провокационными идеями. Такие товарищи говорят, что нужно освободить делегатов. Разгромили милицейский участок, получили оружие. Начинают бить витрины, начинаются беспорядки. Власти это не нравится, кроме милиции бросают войска. 74 человека убито и 450 ранено. Экономический инцидент перерос в экономический кризис. Это повторяется и в 1970, и в 1976. Всё это очень опасно, это слабость сталинской модели.

А в «реальном социализме» экономические проблемы не связаны с политическими. Хотя там тоже есть репрессии, в частности для «коминформбюровцев». Ссылали на жаркий голый остров на Адриатике. Деться некуда и бежать некуда.

Таким образом, в течение 50-х мы наблюдаем переход от сталинской модели социализма к «реальному социализму». Это всё советская модель. Она у нас рождена в сочетании различных факторов, будет существовать до конца. Главный её недостаток – она внутренне нестабильна. Лишена той стабильности, которая была при Сталине. Как её избежать? В 1980е годы очень пропагандировалась теория о «нереформируемости социализма». Это делалось специально, чтобы сломать систему, и из управленцев стать собственниками. Еще Троцкий об этом предупреждал. А систему можно было реформировать. Но для этого нужна воля и мозги. Или всё оставить как при Сталине – но это было невозможно: аппарат устал бояться и хотел спокойно жить. Эта система при Брежневе достигла своей зрелости. Взятки до 2500, выше – начинало интересоваться КГБ. Не хватило понимания. И это последствие Сталина – всё, что могло думать и имело понимание, - это было репрессировано и уничтожено.

 

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 76; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты