Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Международно-правовое регулирование правовой помощи и института экстрадиции.




Читайте также:
  1. I. Корпоративные конфликты, их предотвращение и урегулирование
  2. I.1. Римское право в современной правовой культуре
  3. IV. Регулирование фин-го рынка.
  4. Melior condicio nostra per servos fieri potest, deterior fieri поп potest (D. 50.17.133). - Наше положение может становиться лучше при помощи рабов, но не может становиться хуже.
  5. V. Экспертиза качества медицинской помощи
  6. Автоматическое регулирование температурного режима
  7. Административно-правовое регулирование . прохождения государственной службы
  8. АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В ПРОМЫШЛЕННОМ КОМПЛЕКСЕ
  9. АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В СТРОИТЕЛЬНОМ КОМПЛЕКСЕ
  10. АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В ХОЗЯЙСТВЕННО-ОБСЛУЖИВАЮЩЕМ КОМПЛЕКСЕ

Как уже отмечалось, международное сотрудничество государств в борьбе с преступностью включает в себя противодействие различным видам уголовно наказуемых деяний: международным преступлениям, преступлениям международного характера и общеуголовным преступлениям, отягощенным иностранным элементом. Одним из направлений такого сотрудничества является оказание взаимной правовой помощи при расследовании всех перечисленных категорий преступлений.

В широком смысле правовая помощь означает содействие в проведении самых различных процессуальных (как следственных, так и судебных) действий: розыска и ареста преступников, допросов, очных ставок, обысков, экспертиз, обнаружения вещественных доказательств, предоставления следственной информации, экстрадиции обвиняемых и осужденных лиц и т. д. Необходимость в правовой помощи может быть обусловлена различными обстоятельствами. В большинстве случаев вопрос о правовой помощи встает тогда, когда в рамках расследуемого уголовного дела возникает необходимость проведения процессуальных действий на территории иностранного государства. По общему правилу, деятельность иностранных правоохранительных органов на территории суверенного государства не допускается; поэтому на практике сложился институт направления специальных запросов (поручений) следственным органам соответствующей страны, которые своими силами выполняют требуемое процессуальное действие и информируют о его результатах компетентные органы запрашивающего государства. Иными словами, в расследовании и рассмотрении уголовного дела, отягощенного иностранным элементом, принимают участие правоохранительные органы двух и более государств, одно из которых обладает в отношении такого дела преимущественной юрисдикцией.

На универсальном уровне вопросы оказания правовой помощи регулируются отдельными соглашениями, направленными на борьбу с конкретными видами преступлений (см. п. 4 настоящей главы). Универсальных соглашений, которые бы касались общих вопросов правовой помощи, сравнительно немного: например, Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются 1978 года. Кроме того, под эгидой различных международных организаций принимаются акты рекомендательного характера, касающиеся тех или иных аспектов правовой помощи. Среди них можно назвать следующие (все они были утверждены решениями Генеральной Ассамблеи ООН):



-Принципы международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития 1990 года;

-Принципы международного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечества 1973 года;

-Типовой договор о взаимной помощи в области уголовного правосудия 1990 года и Факультативный протокол к нему, касающийся доходов от преступлений;

-Типовой договор о выдаче 1990 года;

-Типовое соглашение о передаче уголовного судопроизводства 1990 года и другие.

Как показывает практика, наиболее интенсивно вопросы оказания правовой помощи регулируются в рамках регионального и двустороннего сотрудничества государств. Соответствующие соглашения, как более гибкая форма международного сотрудничества, позволяют более точно отражать специфику различных национальных правовых систем, конкретизировать общие принципы оказания правовой помощи. Среди региональных соглашений можно назвать Европейскую конвенцию о выдаче 1957 года, Европейскую конвенцию о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 года, Страсбургскую конвенцию о передаче осужденных лиц 1983 года, Минскую конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года (для некоторых государств СНГ она заменена одноименной Кишиневской конвенцией 2002 года) и др.



Что касается двусторонних соглашений, регулирующих вопросы оказания правовой помощи, то количество действующих договоров в этой области исчисляется сотнями. Данный вид соглашений занимает видное место и в договорной практике Республики Казахстан (см. п. 6 настоящей главы).

В наиболее общем виде институт правовой помощи отражен в Типовом договоре о взаимной помощи в области уголовного правосудия, принятый резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 16 декабря 1990 года. Как показывает практика, большинство соглашений о правовой помощи в той или иной степени содержат основные положения этого документа. Согласно Типовому договору, взаимная помощь в области уголовного правосудия может включать следующие действия:

-получение свидетельских показаний и заявлений от отдельных лиц;

-содействие в предоставлении задержанных или других лиц для дачи свидетельских показаний или оказания помощи в проведении расследований;

-предоставление судебных документов;

-проведение розысков и арестов имущества;

-обследование объектов и участков местности;

-предоставление информации и вещественных доказательств;

-предоставление оригиналов или заверенных копий соответствующих документов и материалов, включая банковские, финансовые, юридические и деловые документы.



Просьбы об оказании помощи направляются государствами через уполномоченные органы. Типовой договор предусматривает ряд оснований для отказа в оказании помощи:

-удовлетворение просьбы нанесет ущерб суверенитету, безопасности, общественному порядку или другим важным государственным интересам;

-правонарушение рассматривается запрашиваемым государством как имеющее политический характер;

-существуют веские основания полагать, что просьба об оказании помощи сделана с целью судебного преследования лица по признаку расы, пола, вероисповедания, гражданства, этнической принадлежности или политических убеждений;

-просьба касается правонарушения, которое является предметом расследования или судебного разбирательства в запрашиваемом государстве;

-деяние представляет собой правонарушение по военному праву, но одновременно не является таковым по обычному уголовному праву.

Вместе с тем, Типовой договор содержит положение о недопустимости отказа в оказании помощи исключительно по причине секретного характера деятельности банков и аналогичных финансовых органов. Запрашиваемое государство вправе лишь при наличии уважительных причин отсрочить исполнение просьбы или согласиться оказать помощь только на определенных условиях.

Типовой договор содержит определенные требования к форме и содержанию просьб о правовой помощи. В них, в частности, должны быть указаны названия запрашивающего и запрашиваемого учреждений, фактические обстоятельства правонарушения, описание запрашиваемой помощи, сроки исполнения просьбы и другая необходимая информация. Запрашивающее государство в кратчайшие сроки обязано вернуть любое имущество, оригинальные материалы и документы оказавшему помощь государству. Кроме того, все полученные в ходе оказания помощи данные не должны использоваться для каких-либо расследований и разбирательств, помимо тех, которые были указаны в просьбе. Оба заинтересованных государства должны также принимать необходимые меры к соблюдению конфиденциальности относительно оказываемой помощи.

По просьбе запрашивающего государства и с согласия запрашиваемого государства последнее может передать содержащееся под стражей лицо для дачи показаний или оказания помощи в проведении расследований. Кроме того, запрашиваемое государство может оказать помощь в приглашении других лиц выступить в ходе судебного разбирательства на территории запрашивающего государства или оказать ему иную помощь.

Обычные расходы, связанные с выполнением просьбы, покрываются запрашиваемым государством, если иное не согласовано сторонами. Если выполнение просьбы требует существенных или непредвиденных расходов, стороны должны заблаговременно проводить соответствующие консультации. Согласно Типовому договору, соглашения о правовой помощи применяются в отношении просьб, направленных после вступления таких соглашений в силу, даже если соответствующие деяния имели место до этой даты.

В соответствии с Факультативным протоколом в Типовому договору в орбиту правовой помощи могут быть включены вопросы, касающиеся доходов от преступной деятельности. В частности, запрашиваемое государство может принимать меры к обнаружению таких доходов, расследовать финансовые операции и получать информацию, которая может помочь обеспечить изъятие доходов от преступления. Кроме того, запрашиваемое государство обязано не допустить какие-либо операции, передачу или использование таких доходов до принятия судом запрашивающего государства окончательного решения по делу, а также привести в исполнение или санкционировать исполнение решения иностранного суда об изъятии или конфискации преступных доходов. При применении Факультативного протокола стороны должны обеспечивать соблюдение прав добросовестных третьих сторон.

Что касается Типового соглашения о передаче уголовного судопроизводства, то оно предлагает государствам образец сотрудничества по вопросам, касающимся проведения судебного разбирательства в одном государстве по просьбе другого (запрашивающего) государства. Согласно статье 1 Типового соглашения, когда какое-либо лицо подозревается в совершении правонарушения в соответствии с законодательством одной стороны, последняя может, если этого требуют интересы надлежащего отправления правосудия, просить другую сторону провести судебное разбирательство в отношении этого правонарушения. Иными словами, государства могут просить друг друга о применении их уголовной юрисдикции в отношении отдельных преступлений, затрагивающих интересы одной из сторон. При этом принятие запрашиваемым государством соответствующей просьбы влечет за собой прекращение судебного преследования лица в запрашивающем государстве до вынесения окончательного решения по данному делу. Таким образом, Типовое соглашение исключает возможность привлечения лица к ответственности дважды за одно и то же деяние.

Запрашиваемое государство может отказать в просьбе о передаче судопроизводства по следующим основаниям:

-подозреваемое лицо не является гражданином запрашиваемого государства или не имеет в нем постоянного места жительства;

-деяние является правонарушением по военным законам, но не является правонарушением в соответствии с обычным уголовным правом;

-правонарушение связано с налогами, пошлинами, таможенными сборами или валютными операциями;

-правонарушение рассматривается запрашиваемым государством как имеющее политический характер.

Из действующих многосторонних соглашений в области оказания взаимной правовой помощи можно выделить Минскую конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года (Казахстан ратифицировал ее 19 мая 1994 года). В этом договоре нашли отражение самые различные вопросы, связанные с правовой помощью по отдельным категориям дел, в том числе уголовных. Принятие данной Конвенции способствовало более полной защите личных и имущественных прав граждан государств СНГ, а также углублению сотрудничества государств Содружества в области борьбы с преступностью.

В соответствии со статьей 1 Конвенции, граждане каждого государства-участника пользуются на территории других государств-участников такой же правовой защитой, как и собственные граждане, а также имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру и иные учреждения, осуществлять любые процессуальные действия на тех же условиях, что и граждане данного государства.

По общему правилу, государства-участники оказывают друг другу правовую помощь путем выполнения процессуальных и иных действий, предусмотренных законодательством запрашиваемой стороны, в частности: составления и пересылки документов, проведения обысков, изъятия, пересылки и выдачи вещественных доказательств, проведения экспертизы, допроса сторон, обвиняемых, свидетелей, экспертов, возбуждения уголовного преследования, розыска и выдачи лиц, признания и исполнения приговоров в части гражданского иска и т.д.

Статья 7 Конвенции устанавливает содержание и форму поручения об оказании правовой помощи. В частности, по уголовным делам поручение должно содержать описание и квалификацию совершенного деяния и данные о размере ущерба.

При исполнении поручения об оказании правовой помощи запрашиваемое учреждение применяет законодательство своей страны или, в отдельных случаях, процессуальные нормы запрашивающего государства. Если учреждение не компетентно исполнить поручение, оно обязано переслать его компетентному учреждению и уведомить об этом запрашивающее учреждение. Представители последнего вправе присутствовать при исполнении поручения в соответствии с законодательством запрашиваемого государства.

Конвенция 1993 года закрепляет презумпцию действительности официальных документов, выдаваемых компетентными учреждениями государств-участников и скрепленных гербовой печатью. Это означает, что такие документы принимаются всеми государствами-участниками без какого-либо специального удостоверения.

При выполнении Конвенции учреждения сторон пользуются своими государственными языками или русским языком. Все расходы, связанные с оказанием правовой помощи, несет запрашиваемая сторона, то есть государство, на территории которого осуществляется соответствующее процессуальное действие. Отказ в оказании правовой помощи допускается в тех случаях, когда удовлетворение просьбы может нанести ущерб суверенитету или безопасности, либо противоречит законодательству запрашиваемой стороны.

Основными обязательствами государств-участников Конвенции в области оказания правовой помощи по уголовным делам являются:

-выдача друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности или для приведения приговора в исполнение (экстрадиция);

-осуществление по поручению других государств-участников в соответствии со своим законодательством уголовного преследования против собственных граждан, подозреваемых в совершении преступления на территории запрашивающего государства;

-уведомление запрашивающего государства об окончательном решении по результатам уголовного преследования и направление ей копии такого решения;

-передача друг другу предметы, имеющие отношение к делу (вещественные доказательства, предметы, полученные в качестве вознаграждения за преступление и др.);

-ежегодное сообщение друг другу сведений о вступивших в законную силу обвинительных приговорах, вынесенных в отношении граждан государств-участников, и пересылать имеющиеся отпечатки пальцев осужденных;

-бесплатное предоставление по просьбе других государств-участников сведения о судимости лиц, осужденных ранее их судами, если эти лица привлекаются к уголовной ответственности на территории запрашивающей стороны.

Все сношения по вопросам оказания правовой помощи по уголовным делам (выдачи и уголовного преследования) осуществляются через органы прокуратуры (генеральных прокуроров) государств-участников.

Одним из основных вопросов, связанных с правовой помощью, является институт выдачи преступников (экстрадиции), известный международному праву с древнейших времен. Основное предназначение экстрадиции – обеспечение неотвратимости наказания независимо от места нахождения преступника, а также осуществление надлежащей процедуры уголовного судопроизводства. Как показывает практика, отказ государств от сотрудничества по вопросам экстрадиции наносит серьезный ущерб делу борьбы с преступностью.

Под экстрадицией понимается вид правовой помощи, представляющий собой предусмотренную международным соглашением передачу лица другому государству в целях привлечения его к уголовной ответственности или приведения в исполнение обвинительного приговора.

На практике институт экстрадиции может быть обусловлен как специальным международным соглашением, так и разовой договоренностью двух государств в отношении конкретного индивида (так называемая “внедоговорная экстрадиция”). Однако в большинстве случаев экстрадиция осуществляется на основании двустороннего соглашения, предусматривающего взаимную выдачу. Анализ международных договоров, предусматривающих взаимную выдачу преступников, позволяет выделить несколько общепризнанных принципов экстрадиции. Во-первых, выдача лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления – это суверенное право государства, которое вытекает из права самостоятельно определять правовой статус находящихся под его юрисдикцией лиц. Даже наличие международного договора (и соответствующего международного обязательства) не отменяет этого принципа, так как выдача во всех случаях сопровождается целым рядом условий. В частности, запрашиваемое государство вправе отказать в выдаче, если найдет представленные запрашивающим государством основания неубедительным.

Во-вторых, основанием для экстрадиции может быть только совершение лицом уголовного преступления или вступление в отношении него обвинительного приговора суда. Совершение административного, гражданского правонарушения или дисциплинарного проступка не влечет за собой выдачи. Кроме того, необходимо, чтобы совершенное лицом деяние считалось уголовным преступлением по законодательству как запрашивающего, так и запрашиваемого государства (принцип “двойного вменения”). Например, если обвиняемое в многоженстве лицо укрылось на территории арабского государства (семейное право которого допускает полигамию), оно не может быть выдано другому государству в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Наконец, во многих договорах обязательным условием выдачи является определенная степень тяжести совершенного преступления (малозначительные правонарушения, как правило, выдачи не влекут). Как правило, не может быть выдано лицо и в тех случаях, когда, несмотря на наличие в его действиях состава преступления, оно не может быть подвергнуто уголовному преследованию в запрашиваемом государстве в связи с актом амнистии или истечением срока давности.

В-третьих, институт экстрадиции почти всегда применяется на условиях взаимности, предполагающей идентичные обязательства договаривающихся государств по отношению друг к другу. Данный принцип (принцип взаимности) отражает более общее требование уважения суверенного равенства государств. Вместе с тем, в случаях внедоговорной экстрадиции лицо может быть выдано и без гарантий взаимности.

В-четвертых, запрашивающее государство даже после акта выдачи ограничено в применении своей уголовной юрисдикции к выданному лицу. По общему правилу, запрашивающее государство может осуществлять уголовное преследование такого лица лишь за те деяния, которые были указаны в просьбе о выдаче и послужили основанием экстрадиции. Иначе говоря, направляя просьбу о выдаче преступника, государство дает запрашиваемому государству обязательство ограничить пределы уголовного преследования данного лица. Вменение ему в вину каких-либо деяний, не содержащихся в просьбе о выдаче, является грубым нарушением международного права.

В-пятых, существуют определенные категории преступных деяний, которые на практике, как правило, не влекут за собой выдачу лица. В первую очередь, к ним относятся политические преступления. Этот принцип направлен на предупреждение практики преследования лиц по политическим мотивам: за политические убеждения, оппозиционную деятельность и т.д. Вместе с тем, в международно-правовой доктрине нет единой точки зрения по вопросу квалификации тех или иных деяний в качестве политических. Как правило, само запрашиваемое государство в каждом конкретном случае определяет критерии политического характера преступления и в соответствии с этим решает вопрос о выдаче. Например, в годы идеологического противостояния США никогда не выдавали СССР лиц, обвиняемых по статье “Антисоветская агитация и пропаганда”, считая такие случаи преследованием по политическим мотивам. Как справедливо отмечается в юридической литературе, наибольшие сложности возникают при квалификации так называемых “относительных” политических преступлений1. Такие преступления характеризуются совокупностью, с одной стороны, общеуголовного деяния, и, с другой стороны, политических мотивов его совершения. Например, почти все террористические акты относятся к таким преступлениям, что и обусловило обширную договорную практику, предусматривающую безусловную выдачу соответствующих лиц. Принцип невыдачи политических преступников утвердился в международном праве в связи с повсеместным признанием института политического убежища.

В-шестых, законодательство многих государств содержит запрет на выдачу собственных граждан иностранному государству. В некоторых случаях такой запрет носит абсолютный характер, и единственный способ привлечь преступника к ответственности за преступление, совершенное им за рубежом – это просьба о передаче уголовного судопроизводства в страну его гражданства. В подобных ситуациях государство гражданства преступника судит своего гражданина на основании фактических данных, представленных ей другим государством. В других случаях запрет на выдачу своих граждан может носить относительный характер, то есть применяться с определенными исключениями. Чаще всего исключения связаны с определенными категориями преступлений, принципом взаимности или наличием специального международного соглашения. Например, в соответствии с пунктом 1 статьи 11 Конституции Республики Казахстан ее граждане не могут быть выданы иностранному государству, если иное не установлено международными договорами республики.

В-седьмых, запрашиваемое государство вправе не удовлетворять просьбу о выдаче, если существуют предусмотренные договором или его национальным законодательством обстоятельства, исключающие возможность экстрадиции. К числу таких случаев относится, например, наличие вступившего в законную силу приговора суда, касающегося того же самого деяния данного лица. Если оно уже было осуждено судом запрашиваемого государства, последнее не будет выдавать его другому государству для повторного осуждения. В ряде случаев мотивом отказа в выдаче может быть то обстоятельство, что в запрашивающем государстве лицу грозит слишком суровое или непредусмотренное законами запрашиваемого государства наказание (например, смертная казнь). В такой ситуации лицо не выдается из соображений гуманности.

В Типовом договоре о выдаче, принятом резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 14 декабря 1990 года, содержится ряд положений, активно применяемых в договорной практике государств. Например, статья 3 Типового договора называет следующие императивные основания для отказа в экстрадиции:

-правонарушение рассматривается запрашиваемым государством как правонарушение политического характера;

-запрашиваемое государство имеет веские основания полагать, что просьба о выдаче сделана с целью судебного преследования или наказания лица по признаку расы, вероисповедания, гражданства, этнической принадлежности, политических взглядов и т.п.;

-правонарушение является правонарушением, предусмотренным военным правом, но не является таковым по обычному уголовному праву;

-в запрашиваемом государстве лицу вынесен окончательный приговор за правонарушение, в отношении которого поступает просьба о выдаче;

-лицо в соответствии с законодательством той или иной стороны приобретает иммунитет от уголовного преследования или наказания по какой-либо причине, включая истечение срока давности или амнистию;

-лицо было или будет подвергнуто в запрашивающем государстве пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания, а также не будет обладать правом на минимальные гарантии в процессе уголовного разбирательства;

-в запрашиваемом государстве в отсутствие лица уже вынесен обвинительный приговор, и лицо не имело возможности для обеспечения его защиты и не будет иметь возможности для проведения повторного слушания дела в его присутствии.

Кроме того, Типовой договор предусматривает ряд факультативных (необязательных) оснований для отказа в выдаче:

-просьба касается гражданина запрашиваемого государства;

-в запрашиваемом государстве решается вопрос о возбуждении уголовного дела по факту соответствующего деяния;

-правонарушение, в отношении которого поступает просьба о выдаче, наказывается в запрашивающем государстве смертной казнью;

-правонарушение совершено за пределами одной из сторон и законодательство запрашиваемого государства не наделяет его юрисдикцией в отношении такого правонарушения, совершенного за пределами его территории в сопоставимых обстоятельствах;

-правонарушение рассматривается в соответствии с законодательством запрашиваемого государства как совершенное целиком или частично в пределах этого государства;

-лицу, в отношении которого поступает просьба о выдаче, уже вынесен приговор или оно будет подвергнуто судебному преследованию чрезвычайным или специальным судом запрашивающего государства;

-запрашиваемое государство считает, что выдача данного лица несовместима с соображениями гуманности в виду его возраста, состояния здоровья и других личных обстоятельств.

Достаточно подробно институт экстрадиции регулируется Минской конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года. Статья 56 предусматривает, что государства-участники обязуются в соответствиями с условиями Конвенции по требованию выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности или для приведения приговора в исполнение. При этом выдача для привлечения к уголовной ответственности производится только за такие деяния, совершение которых по законам обоих государств грозит лишением свободы не менее одного года. Для выдачи в целях приведения приговора в исполнение требуется, чтобы лицо было приговорено к лишению свободы на срок не менее шести месяцев.

Основаниями для отказа в экстрадиции, согласно Конвенции, являются:

1)лицо, выдача которого требуется, является гражданином запрашиваемой стороны;

2)на момент получения требования уголовное преследование согласно законодательству запрашиваемой стороны не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения срока давности либо по иному законному основанию;

3)в отношении данного лица на территории запрашиваемой стороны за то же преступление был вынесен приговор или постановление о прекращении производства по делу, вступившее в законную силу;

4)преступление в соответствии с законодательством запрашиваемой или запрашивающей стороны преследуется в порядке частного обвинения (по заявлению потерпевшего);

5)преступление, в связи с которым требуется выдача, совершено на территории запрашиваемой стороны (факультативное основание).

Статья 58 Конвенции содержит перечень данных, которые должны быть указаны в требовании о выдаче:

-наименование запрашиваемого учреждения;

-описание фактических оснований деяния и текст закона запрашивающей стороны, на основании которого это деяние признается преступлением;

-анкетные данные лица, подлежащего выдаче, и, по возможности, описание его внешности и другие сведения о его личности;

-указание размера ущерба, причиненного преступлением.

Кроме того, к требованию о выдаче, в зависимости от ее целей, должны быть приложены заверенная копия постановления о заключении под стражу или заверенная копия приговора с отметкой о вступлении его в законную силу.

По получении требования о выдаче запрашиваемая сторона немедленно принимает меры к взятию под стражу соответствующего лица. В отдельных случаях по специальному ходатайству такое лицо может быть взято под стражу и до получения требования о выдаче. В таких случаях требование должно поступить в течение одного месяца со дня взятия лица под стражу; в противном случае оно должно быть освобождено. Конвенция предусматривает также возможность отсрочки выдачи и выдачи на время, если отсрочка может повлечь за собой истечение срока давности уголовного преследования.

Статья 65 предусматривает ситуацию, когда требования о выдаче одного и того же лица поступают сразу от нескольких государств (коллизия требований о выдаче). В таких случаях право окончательного решения принадлежит запрашиваемому государству.

Согласно статье 66 Конвенции, выданное лицо подлежит уголовному преследованию только за то преступление, которое послужило основанием выдачи. Из этого правила есть два исключения:

1)согласие запрашиваемого государства;

2)выданное лицо в течение одного месяца после окончания уголовного производства или отбытия наказания не покинуло территорию запрашивающего государства или добровольно туда вернулось.

Кроме того, без согласия запрашиваемой стороны лицо не может быть выдано третьему государству.

В обязанности договаривающихся сторон входит также сообщение друг другу о результатах производства по уголовному делу против выданного лица, в том числе высылка копии окончательного решения. Все участники Конвенции должны разрешать транзитную перевозку по своей территории лиц, выданных договаривающимся сторонам третьим государством.

Все расходы, связанные с выдачей, несет то государство-участник, на территории которого они возникли, а расходы по транзитной перевозке – сторона, обратившаяся с ходатайством о ней.

Разновидностью экстрадиции является также передача лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются. Данный институт регулируется уже упомянутой Конвенцией 1978 года, направленной на гуманизацию процесса отбывания наказания. Любопытно, что отбывание наказания осуществляется в соответствии с приговором иностранного государства, однако государство гражданства преступника вправе применить к нему собственное законодательство о помиловании. Поэтому государства, осудившие иностранных граждан, выдают их государствам гражданства только при отсутствии обстоятельств, препятствующих приведению приговора в исполнение.

В Республике Казахстан вопросы правовой помощи по уголовным делам регулируются главами 55 и 56 Уголовно-процессуального кодекса. Согласно соответствующим положениям, правовая помощь оказывается только на основании международных договоров Республики Казахстан либо на основе взаимности. Поручения о производстве следственных действий направляются через Генерального прокурора республики, а судебных действий – через министра юстиции, или через их заместителей, которые в необходимых случаях обращаются к посредничеству Министерства иностранных дел.

Статья 532 УПК Республики Казахстан предусматривает следующие основания для отказа в выдаче:

-лицу предоставлено Республикой Казахстан политическое убежище;

-деяние, послужившее основанием требования о выдаче, не признается в Республике Казахстан преступлением;

-в отношении лица уже вынесен за то же преступление вступивший в законную силу приговор или прекращено производство по делу;

-по законодательству Республики Казахстан уголовное дело не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения сроков давности или по иному законному основанию.

Кроме того, в выдаче может быть отказано, если преступление, в связи с которым заявлено требование о выдаче, совершено на территории Республики Казахстан или за ее пределами, но направлено против интересов Республики Казахстан.

 


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 35; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.02 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты