Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



АВТОРСКОЕ ПРАВООТНОШЕНИЕ




Читайте также:
  1. Авторское право
  2. Авторское право и смежные права
  3. Авторское право и смежные права
  4. Авторское право- и смежные права
  5. Авторское право. Личные неимущ. и имущ. Авторские права
  6. В.2. Правоотношение: понятие, признаки, виды.
  7. В.32. Правоотношение: понятие, признаки, виды.
  8. Глава 2 АВТОРСКОЕ ПРАВО
  9. Гражданское правоотношение (продолжение)

 

Субъекты. В авторском правоотношении субъекты определяются по-разному, в зависимости от того, в какой стадии своего развития рассматриваемое правоотношение находится. Дело в том, что в момент его возникновения авторское правоотношение носит абсолютный характер: на одной стороне выступает автор как управомоченный, а на другой—все противостоящие автору лица, выполняющие пассивную функцию, т. е. несущие обязанность воздерживаться от совершения каких бы то ни было действий, посягающих на чужое произведение. Однако, возникнув как абсолютное, оно может впоследствии породить и относительные авторские правоотношения. Это бывает не только при нарушении чужого авторского права, но и в случаях правомерного использования авторского произведения по договору с его создателем. В относительных (договорных) авторских правоотношениях определенными правами и обязанностями обладает как сам автор, так и его договорный контрагент. К тому же в этих правоотношениях управомоченному противостоят не все другие лица, а лишь конкретное обязанное лицо.

Для выяснения субъектного состава авторских правоотношений в договорной стадии их развития необходимо познакомиться с самими авторскими договорами, чему и будет посвящен следующий параграф, а в настоящем параграфе речь идет лишь (стр.13) об абсолютных авторских правоотношениях. Обязанная сторона этих правоотношений характеризуется теми же моментами, что и в любом вообще абсолютном правоотношении: в ее качестве выступают все третьи лица, несущие пассивную функцию—функцию воздержания. Что же касается стороны управомоченной, то она заслуживает специального внимания.

Управомоченным, т. е. носителем субъективного авторского права, является действительный создатель произведения, его подлинный автор—гражданин, написавший книгу, сочинивший музыку, создавший скульптур) и т. п. Вследствие того, что деятельность по созданию произведения не относится к числу юридических актов, совершаемых специально для достижения определенного правового результата, управомоченным субъектом абсолютного авторского правоотношения признается любой советский гражданин — автор произведения, независимо от его возраста и дееспособности. При этом, если произведение впер-



вые выпущено в свет на территории СССР или даже не выпущено в свет, но находится на территории СССР в какой-либо объективной (например, машинописной) форме, авторское право признается за автором независимо от его гражданства (ст. 476 ГК). За советскими гражданами это право признается и тогда, когда произведение впервые выпускается в свет или находится в какой-либо объективной форме на территории иностранного государства. Напротив, за другими лицами (т. е. не являющимися советскими гражданами) авторское право на произведение, впервые выпущенное в свет или находящееся в какой-либо объективной форме на территории иностранного государства, может быть признано лишь на основе и в пределах соответствующих международных соглашений, заключенных СССР (ст. 478 ГК).

Для признания гражданина субъектом авторского права достаточно одного только факта создания им соответствующего произведения, облеченного в какую-либо внешнюю форму. Ввиду того, что авторские произведения обладают свойством неповторимости, отпадает какая бы то ни была надобность в их особой государственной регистрации для закрепления авторского права за данным субъектом на тот случай, если бы впоследствии кто-либо самостоятельно и независимо от своего предшественника создал тождественное произведение: такой случай просто невозможен, и при появлении через некоторое время тождественного произведения должен быть поставлен вопрос о плагиате, а не о возникновении нового авторского права у другого субъекта. Именно поэтому предусматривавшееся в свое время право авторов на регистрацию их произведений (п. 14 Основ авторского права СССР—СЗ СССР, 1928, № 27,ст. 246) не получило на практике сколько-нибудь широкого применения. Такая регистрация приобретает практическое значение лишь для оплаты публичного исполнения произведения, (стр.21) поскольку, согласно п. 52 Инструкции, утвержденной постановлением Совета Министров РСФСР от 5 ноября 1957 г. (СП РСФСР, 1958, № 2, ст. 19), ВУОАП только в отношении зарегистрированных у него произведений выплачивает гонорар за их публичное исполнение. За этими пределами регистрация едва ли может иметь практический смысл.



Авторские произведения нередко создаются не одним, а двумя или несколькими лицами. Тогда управомоченные субъекты определяются по правилам, относящимся к соавторству (ст. 482 ГК).

Для соавторства требуется, чтобы произведение представляло собой единое целое и являлось результатом творческой деятельности двух или нескольких лиц, т. е. чтобы оно выступало как коллективное произведение. При отсутствии хотя бы одного из указанных условий нет и соавторства.

Единство и целостность произведения должны устанавливаться с учетом его содержания и внутренней формы. Если произведение выражено в какой-либо одной внутренней форме, то признание его целостным зависит от единства его содержания. Например, в т. 1 Собрания сочинений Ильфа и Петрова помещена их известная книга «Двенадцать стульев», а в т. 5—произведения, написанные Ильфом в 1923—1929 гг. и Петровым—в 1924— 1942 гг. И там и здесь использована одна и та же, а именно словесная форма, но в первом томе она выражает единое, а в пятом томе различное содержание. Поэтому т. 1 является целостным произведением и, значит, подпадающим под понятие соавторства, чего нельзя сказать о т. 5, в котором соавторство отсутствует, несмотря на то, что на обложке значатся фамилии обоих авторов. Если же используются две или несколько внутренних форм, то для целостности произведения, кроме единства содержания, требуется также взаимозависимость самих внутренних форм. В опере, например, используются словесная и музыкальная формы, но при таком их сочетании, что изменение либретто, произведенное без учета связанной с ним музыки, потребовало бы соответствующего изменения музыкального текста, и то же самое должно было бы претерпеть либретто при таком же изменении музыки. Вот почему опера считается единым произведением, а ее создатели—соавторами оперы. Так, например, создателями «Кармен» признаются не только композитор Визе, но и либреттисты Мельяк и Галеви, «Демона»—не только композитор Антон Рубинштейн, но и либреттист Висковатов, «Декабристов»—не только композитор Шапорин, но и либреттист Рождественский и т. д. Напротив, когда различные внутренние формы, даже и выражающие единое содержание, не находятся в отмеченной взаимозависимости, нет и целостного произведения, а потому исключается соавторство. Например, Хачатурян не стал соавтором Лермонтова вследствие написания музыки к драме «Маскарад», как и Иозеф Лада не стал соавтором «Похождений (стр.22)бравого солдата Швейка» в результате создания иллюстраций к книге Ярослава Гашека.



Творческое участие двух или нескольких лиц в создании единого произведения должно проявиться в том, в чем вообще проявляются элементы творчества, когда речь идет о произведениях науки, литературы и искусства,—не только в содержании, но и обязательно в новизне внутренней формы. Если этого нет, то отсутствует и соавторство. Например, и либретто и музыку «Бориса Годунова» написал Мусоргский, опираясь на одноименную историческую трагедию Пушкина. Совпадение оперы Мусоргского и трагедии Пушкина по содержанию очевидно. Но отсюда не следует, что Пушкин должен считаться соавтором оперы, ибо в создании новой, музыкально-драматической формы воплотились творческие усилия одного только Мусоргского.

Использование приведенных критериев в их единстве и правильном сочетании позволяет отграничить соавторство от смежных, но не совпадающих с ним явлений, а также правильно решить вопрос о соавторстве в спорных случаях.

У соавторства имеются некоторые черты сходства с сотрудничеством (ст. 485 ГК), которое возникает при помещении статей различных авторов в научных сборниках, энциклопедических словарях, журналах или в других периодических изданиях. Сходство состоит в том, что и в результате сотрудничества появляется единое произведение, например—журнал как таковой, словарь в целом и т. д. Но здесь единство достигается благодаря такой творческой работе (тематическая подборка, расположение материала и т. п.), в которой отдельные авторы никакого участия не принимали. Поэтому, будучи авторами своих собственных произведений, они не становятся соавторами журнала или словаря, а считаются лишь его сотрудниками.

Иногда на соавторство притязают редакторы чужих произведений. Верховному суду РСФСР, например, пришлось столкнуться со случаем, когда Г., редактировавший труд профессора К., требовал признания его соавтором этого труда.[22] Но труд редактора не обусловливает новизны ни содержания, ни внутренней формы, а лишь обеспечивает их совершенствование, ввиду чего редактор не вправе притязать на соавторство и проделанная им работа оплачивается по нормам не авторского права, а трудового законодательства. Если же редактор не ограничится одним лишь редактированием, но, соблюдая существующие на этот счет требования, творчески дополнит чужое произведение (как сделал, например, В. А. Рясенцев в отношении книги В. И. Бошко «Очерки советского семейного права», изд. 1952 г.), он становится соавтором, однако не вследствие редактирования, а именно в результате затраченного им творческого труда. В то же время не следует смешивать с редакторами составителей (стр.23) сборников, творческий труд которых проявляется не в редактировании, а в создании нового произведения—самого сборника, чем и ограничиваются их авторские права, не приводящие к соавторству составителя в отношении включенных в сборник чужих произведений.

Наконец, вопросы соавторства возникают в случаях так называемой записи рассказов бывалых людей, мелодий народных певцов, ашугов, акынов и т. п. Правильному их разрешению необходимую помощь также оказывают приведенные выше критерии. Если записывающий не внес чего-либо нового ни в содержание, ни во внутреннюю форму, а выполнил лишь техническую (включая редакторскую) работу, его притязания на соавторство не обоснованы. Когда, например, роль композитора ограничивается тем, что он записывает и редактирует мелодию, напетую акыном, последний остается единоличным автором такого записанного музыкального произведения.[23] Если, наоборот, рассказчик сообщает только о фактах, на основе которых другое лицо создает систему образов, облекая их в соответствующую литературную форму, единоличным автором произведения должно быть признано это лицо. Исходя из этих позиций, ГСК Верховного суда УССР, рассмотревшая спор между Е. и С. относительно авторства на роман «Накануне», не признала Е. соавтором, «поскольку в создании многопланового литературного произведения, которым является роман «Накануне», Е. не участвовал... Он являлся лишь рассказчиком тех отдельных эпизодов и событий, которые в той или иной степени заполняют конкретное содержание романа».[24] И только при условии, что новизна внутренней формы или также и содержания составила следствие творческого труда обоих лиц, они становятся соавторами единого произведения.

В работах, посвященных исследованию авторского права, иногда обнаруживается иной, на наш взгляд неправильный, подход к проблеме соавторства.

Некоторые ученые непомерно расширяют понятие соавторства. Например, по мнению Н. А. Райгородского, соавторство на новое произведение возникает у автора того произведения, на основе которого оно было создано, в частности автора произведения, переделанного в киносценарий, он считает соавтором киносценария.[25] Очевидно, однако, что любая переделка предполагает не просто создание нового произведения, но и переключение его в новый вид или разновидность (в новый жанр). Если на основе повести написана пьеса, то это означает, что появилось драматическое произведение. Трудно понять, каким образом автор повести становится соавтором пьесы, если в ее создании он не принимал никакого участия. Только вследствие заимствовании содержания из его произведения? Но тогда соавторство должно было бы иметь место во всех случаях заимствования—у поэта в отношении произведения живописи, у живописца в отношении произведения скульптуры и т. д. (стр.24) С подобными выводами едва ли согласился бы и сам Н. А. Райгородский, хотя они неизбежно вытекают из его концепции соавторства.

Другие ученые, наоборот, необоснованно сужают понятие соавторства. Например, по мнению Б. С. Антимонова и Е. А. Флейшиц, «для признания соавторства, во всяком случае необходимо соглашение о совместной работе».[26] Но они сами же и опровергают свое положение, указывая, что музыка к изданному либретто оперы может быть написана без согласия либреттиста, а его согласие, необходимое для издания оперы в целом, на которое ссылаются указанные авторы,[27] не есть соглашение о совместном творчестве. Такое соглашение (о совместном творчестве) вовсе исключается, если автор умер, а соавтор действует по соглашению с наследниками (например, пишет музыку на неизданное либретто оперы после смерти его создателя). Да и вообще, если перед нами единое произведение, в которое вложен творческий труд разных лиц, не допустивших к тому же каких-либо нарушений действующего авторского законодательства, едва ли можно ставить соавторство под сомнение только на том основании, что между этими лицами не было ни прямо, ни косвенно заключено соглашение о совместной творческой работе.

Дело, таким образом, не в соглашении, а в целостности произведения, явившегося результатом творческого труда двух или нескольких лиц, которые и должны быть признаны при таких условиях соавторами.

Соавторство бывает раздельным и нераздельным (ст. 482 ГК, п.п. 57 и 58 Инструкции от 5 ноября 1957 г.).

При нераздельном соавторстве произведение представляет собой не только единое, но и неразрывное целое, так что исключается возможность выделения созданных каждым соавтором частей, которые имели бы самостоятельное значение. В таких случаях авторское право на произведение в целом принадлежит соавторам совместно и осуществляется либо в порядке, который установлен их соглашением, либо, при отсутствии соглашения, всеми соавторами сообща. Примером нераздельного соавторства могут служить .карикатуры художников Кукрыниксов или фельетоны братьев Тур. При раздельном соавторстве произведение едино, но оно не образует неразрывного целого, а состоит из созданных каждым соавтором частей, которые имеют также и самостоятельное значение, поскольку каждая из них может быть использована независимо от других частей того же произведения. Тогда авторское право на произведение в целом принадлежит соавторам совместно со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями. Однако на созданную им часть коллективного произведения каждый из соавторов сохраняет свое авторское право, которым он может распоряжаться самостоятельно, если иное не предусмотрено соглашением с другими соавторами. Типичным примером раздельного соавторства являются создаваемые авторскими коллективами учебники и учебные пособия, когда каждый соавтор пишет целиком главу или раздел, которые в изолированном виде обладают всеми качествами самостоятельного произведения.

Говоря об авторах и соавторах как управомоченных субъектах авторских правоотношений, мы до сих пор имели в виду (стр.25) граждан. Но в этом качестве могут выступать и юридические лица.

Согласно ст. 484 ГК за юридическими лицами авторское право признается в случаях и в пределах, установленных законодательством Союза СССР и в самом Гражданском кодексе. Следовательно, подобно тому, как гражданская правоспособность юридических лиц вообще является специальной в отличие от правоспособности граждан, носящей общий характер, так и авторское право может принадлежать не любому юридическому лицу и не на любое произведение, а только тем из них и на такие произведения, которые прямо упомянуты в законе. В действующем законодательстве (ст. ст. 485, 486 ГК) предусмотрены три таких случая: а) авторское право организаций, выпускающих в свет самостоятельно или при посредстве какого-либо издательства научные сборники, энциклопедические словари, журналы или другие периодические издания, на эти издания в целом; б) авторское право предприятий, осуществивших съемку кинофильма или телевизионного фильма, на такой фильм; [28] в) авторское право радио- и телевизионных организаций на радио- и телевизионные передачи.

Природа авторского права юридического лица легко обнаруживается при внимательном рассмотрении любого из этих случаев. Например, авторское право на каждую помещенную в журнале или ином периодическом издании статью принадлежит не издательству, а сотрудничающим в них гражданам. Но журнал или иное периодическое издание как единое целое в смысле тематики, системы расположения материала и т. п. составляет результат деятельности издательства, которое в этих пределах и признается носителем субъективного авторского права. Точно так же обстоит дело с правом организации на кинофильм или телевизионный фильм и правами автора сценария, композитора, режиссера-постановщика, главного оператора, художника-постановщика и авторов других произведений, вошедших в фильм составной частью, пли с правом радио(телевизионной) организации на радио (телевизионную) передачу и правами авторов произведений, включенных в такую передачу. Иными словами, как и для всех других субъектов, основанием авторского права юридического лица служит его собственное творчество, воплотившееся в данном случае в создании соответствующего произведения как единого целого.[29]

Поскольку наделение юридических лиц авторскими правами прямо предусмотрено законом, в советской юридической литературе никто не ставит этого факта под сомнение. Но обосновывают его различные авторы далеко не одинаково. (стр.26)

Так, М. В. Гордон считает, что творцом любого произведения может быть лишь индивид или группа индивидов, и. только когда выявить фактического автора невозможно, закон условно приурочивает субъективное авторское право к юридическому лицу.[30] Но это соображение, исходящее из ничем не оправданного предположения, что людской коллектив, став юридическим лицом, утрачивает в таком своем качестве способность к творчеству, ничего не объясняет в существе соответствующих норм действующего законодательства. В законе ведь прямо перечисляются случаи, в которых авторское право признается за юридическим лицом. Происходит это, конечно, не потому, что закон в таких случаях исключает возможность доказывать авторство отдельных индивидов, а совершенно по другой причине и именно потому, что при подобных обстоятельствах подлинным творцом произведения является самое юридическое лицо.

Подходя к рассматриваемому вопросу с таких позиций, нельзя согласиться ни с Н. А. Райгородским, который, признавая за юридическим лицом субъективное авторское право, исключает из его состава право авторства,[31] ни с Л. Ваксбергом и И. Грингольцем, которые авторское право киностудии выводят из слияния в кинофильме воедино «художественного труда» и «материального производства».[32] Все перечисленные авторы допускают одну и ту же ошибку: они считают несовместимыми такие явления, как творчество и юридическое лицо, что в свою очередь является следствием отрицания реальности юридического лица как определенным образом организованного людского коллектива. Но какой бы теории юридического лица указанные авторы ни придерживались, отстаиваемые ими концепции в области авторского права оставляют открытым ряд существенно важных вопросов. В частности, по концепции А. Ваксберга и И. Грингольца субъективное авторское право, призванное охранять результаты творческого труда, приурочивается к тому, кто осуществлял лишь «материальное производство». С точки зрения Н. А. Райгородского, возможно субъективное авторское право в отношении такого произведения (журнала, энциклопедического словаря), на которое ни у кого никогда не было, нет и не будет права авторства.

Все эти недоразумения устраняются лишь при условии, если признать, что в случаях, указанных в законе, субъективное авторское право юридического лица возникает как результат его творческой деятельности и существует в составе всех обычно включаемых в него правомочий.

Субъективное авторское .право граждан, создавших произведения науки, литературы или искусства, а в случаях, указанных в законе, также и юридических лиц возникает в результате их собственного творчества. Поэтому они именуются субъектами первоначального авторского права. Наряду с этим существуют субъекты производного авторского права. Так именуются лица, которые сами произведения не создавали, но при наступлении обстоятельств, указанных в законе, приобретают на него субъективное авторское право. В таком положении находятся, в частности, наследники умершего автора, которые становятся носителями субъективного авторского права (правда, в ином объеме, чем им обладал автор) не потому, что они были творцами соответствующего произведения, а в силу наступления таких юридических фактов, с которыми (стр.27) закон связывает переход этого права по наследству. Но для наследования авторского права необходимо, чтобы закон признавал его при жизни наследодателя за ним самим. Поэтому для наследников, как и для самих авторов, имеет значение факт появления в объективной форме или первого выпуска произведения в свет на советской территории или за границей, а в последнем случае—наличие или отсутствие, у автора советского гражданства (ст. ст. 477, 478 ГК). Кроме того, может иметь место наследование авторских прав, которые ранее перешли по наследству к самому наследодателю, если не истек срок их действия ко времени смерти наследодателя.

При определенных условиях субъектом авторского права может стать Советское государство. Так, в первые годы после победы Великой Октябрьской социалистической революции были объявлены достоянием государства музыкальные произведения Бородина, Чайковского, Балакирева и некоторых других композиторов (постановление Наркомпроса РСФСР от 16 августа 1919 г.—СУ, 1919, № 42, ст. 414). Достоянием государства объявлены также произведения Маркса, Энгельса и Плеханова (постановление ЦИК СССР от 28 июня 1929 г—СЗ СССР, 1929, № 42, ст. 373; постановление СНК СССР от II ноября 1925 г—СЗ СССР, 1925, № 79, ст.. 600). Часть 1 ст. 502 ГК и в настоящее время допускает объявление государственным достоянием произведений, в отношении которых истек срок авторского права. Это осуществимо по решению Совета Министров союзной республики, которым определяются также порядок и условия использования таких произведений. Кроме того, объявлена государственная монополия на издание произведений Пушкина, Гоголя, Гончарова и некоторых других писателей (постановление Наркомпроса РСФСР от 18 января 1923 г.—СУ РСФСР, 1923, № 16, ст. 213). Часть II ст. 502 ГК позволяет в том же порядке, в каком произведения объявляются достоянием государства, объявлять монополией государства право перевода на русский язык произведений, выпущенных 'в свет на иностранных языках, как в нашей стране, так и за ее пределами. Далее, государство становится носителем субъективного авторского права в порядке наследования, если автор оставил завещание в пользу государства. Наконец, ст. 501 ГК предоставляет государству возможность, если это необходимо с точки зрения интересов всего общества, осуществить принудительный выкуп авторского права на произведение. Такой выкуп, предполагающий соблюдение того же порядка, что и для объявления произведения достоянием государства, осуществим в отношении авторского права на издание, публичное исполнение или иное использование произведения.

Объекты. В авторском, как и во всяком правоотношении, объекты подразделяются на материальные, волевые и юридические. (стр.28)

Волевой объект здесь, как и при анализе правоотношений иных видов, в особом рассмотрении не нуждается, ибо вопрос ставится о пределах подчинения воли участников авторского правоотношения действующему законодательству, а это выясняется в результате изучения в целом института авторского права. Ввиду абсолютной природы авторского правоотношения не вызывает каких-либо затруднений характеристика его юридического объекта: автор или иной управомоченный субъект имеет право на воздержание, т. е. на пассивное поведение всех противостоящих ему лиц. Материальным объектом авторского правоотношения является самое произведение. Следует лишь учитывать, что слово «материальный» в данном случае употребляется в особом смысле, предполагающем не вещь, а достигнутый, творческий результат. Это обстоятельство важно для разграничения авторских правоотношений, имеющих своим объектом произведение, и правоотношений собственности, которые могут быть связаны с вещественным воплощением творческой деятельности.

В большинстве случаев проведение различия между двумя указанными видами объектов особых затруднений не вызывает. Ясно, например, что покупка экземпляра чьей-либо книги не равнозначна покупке произведения как такового. Сложнее обстоит дело с произведением изобразительного искусства, которое «слито со своей вещественной формой и в этой слитности—уникальности.»[33] Продажа подобной уникальной вещи есть вместе с тем и продажа самого произведения, а тем самым как бы сливаются правоотношения собственности и авторские правоотношения. То же самое происходит в случаях, когда произведение изобразительного искусства создается по заказу: если иное не предусмотрено договором, оно переходит в собственность заказчика (ст. ^13 ГК). Но стоит лишь вспомнить, что произведение представляет собой и результат творчества и объект восприятия, как сразу же исчезнет почва для такого заблуждения: при продаже скульптуры или картины отчуждается произведение как объект восприятия, но оно всегда остается результатом творчества того, кто его фактически создал. Поэтому ст. 513 ГК специально для случаев создания произведения изобразительного искусства по заказу и передачи его в собственность заказчика отмечает, что автор сохраняет авторское право на это произведение, хотя собственник имеет право помещать его на публичных выставках без выплаты автору дополнительного вознаграждения.

Материальные объекты авторских правоотношений в таком их понимании и имеет в виду ст. 475 ГК, когда в ней говорится, что «авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства...» Если достигнутый результат по своим (стр.29) признакам и свойствам относится к области науки, литературы или искусства, произведение налицо при условии, что в нем воплотились элементы творчества.[34] Ни внешняя форма, ни назначение или достоинства произведения в этом смысле никакого юридического значения иметь не могут.

Иногда встречающееся утверждение, будто для появления объекта авторского права требуется, чтобы произведение было общественно полезным,[35] чтобы оно получило единодушную положительную оценку всего общества,[36] противоречит закону и не согласуется с существом дела. В ст. 475 ГК прямо сказано, что перечисленные в ней произведения охраняются авторским правом «независимо от формы, назначения и достоинства произведения». Да иначе и быть не может, ибо в противном случае возникновение авторского права ставилось бы в зависимость от различных субъективных вкусов либо откладывалось до момента, когда окончательно сформируется положительная общественная оценка, а если учесть, что нередко оценка одного и того же произведения со временем меняется, то, придавая ей юридическое значение, пришлось бы прийти к странному выводу, будто авторское право то возникает, то прекращается, то вновь возрождается вслед за изменением отношения к созданному произведению.[37] Разумеется, при решении вопроса о распространении произведения его полезность (ценность) учитывается, так как на произведения бесполезные или тем более вредные издательские и иные авторские договоры заключаться не могут и не должны. Но на появление самого по себе произведения как объекта авторского права эти обстоятельства никакого влияния не оказывают.

Признав элементы творчества необходимым свойством объекта авторского правоотношения, нет оснований вторым и к тому же самостоятельным свойством этого объекта объявлять его создание в процессе труда,[38] так как и без дополнительных разъяснений понятно, что самое творчество составляет один из видов трудовой деятельности. Вместе с тем по признаку творчества авторские произведения отличаются от иных, тесно соприкасающихся с ними результатов труда человека, носящих, однако, не творческий, а технический характер. Так, музыкальная обработка чужого произведения, осуществленная путем изменения (стр.30) его фактуры (мелодии, аккомпанемента, голосов и т. п.),—один из видов творчества, влекущего появление нового объекта авторского права, а переложение (т. е. приспособление к исполнению инструментами, для которых произведение в оригинале не предназначалось), включая оркестровку (т. е. переложение для оркестра произведения, предназначенного для другого состава исполнителей),—техническая, хотя н требующая определенной квалификации и подготовки, работа, которая не способна обусловить появление нового объекта авторских правоотношений. Снятие копий с произведений изобразительных искусств также предполагает работу техническую, не порождающую субъективных авторских прав. Но если копия создается автором оригинала, она становится самостоятельным объектом авторского правоотношения. Самостоятельным не просто по признаку, относящемуся к субъекту копирования, а потому, что особое положение этого субъекта оказывает влияние и на самый объект правоотношения, в котором воплощается не только технический, но и творческий труд одного и того же лица.

Материальным объектом авторского правоотношения произведение становится как органическое единство содержания и внутренней формы. Но для того чтобы это единство приобрело юридическое значение, требуется одно весьма существенное, предусмотренное законом условие: оно должно быть выражено в той или иной внешней форме. Конкретные особенности фактически использованной внешней формы, как правило, во внимание не принимаются: произведение может быть закреплено в виде рукописи, чертежа или изображения, путем публичного произнесения (речей, докладов, лекций) или исполнения (музыкальных, поэтических и т. п. произведений), при помощи пленки, механической или магнитной записи и т. д. Только в двух случаях закон (ст. 475 ГК) предъявляет к внешней форме более определенные требования: во-первых, хореографические произведения и пантомимы нуждаются в изложении на письме или иным способом указаний относительно их постановки; во-вторых, фотографические произведения и произведения, полученные способом, аналогичным фотографии (например, электрография и электрофотография, при. помощи которых была заснята невидимая сторона Луны), должны быть снабжены указанием имени автора с одновременным обозначением года и места их выпуска.. Но какой бы конкретно избранная внешняя форма ни была, она при всех обстоятельствах должна обеспечивать возможность воспроизводить произведение независимо от участия в этом процессе его автора (ст. 475 ГК), так как лишь при таком условии произведение способно стать достоянием общества и заслуживает правовой охраны.

Произведение и его внешняя форма—не одно и то же. В самом процессе творчества произведение создается раньше, чем его вещественное воплощение: понятие или образ и их выражение (стр.31) в словесной, музыкальной, изобразительной и других внутренних формах должны появиться в сознании до того, как автор сможет закрепить их буквенно, нотными знаками, кистью и красками, резцом и т. п. Понятно также, что и нормы авторского права охраняют самое произведение как единство содержания и внутренней формы, но не совокупность закрепляющих его печатных знаков или нотных записей, не говоря уже об обозначении фото произведения именем автора, а также местом и годом выпуска. Внешняя форма—условие, но не объект правовой охраны, а всякое условие, с которым закон связывает наступление каких-либо правовых последствий, охватывается понятием юридического факта. Тем самым появляется возможность четкого разграничения объектов и юридических фактов авторского права.

Произведение как органическое единство содержания и внутренней формы составляет объект авторских прав, а закрепление его при помощи внешней формы—юридический факт, влекущий за собой возникновение авторских правоотношений.

Вопрос о размежевании объектов и юридических фактов авторского права обычно не привлекает к себе специального внимания, а рассматривается лишь попутно, мимоходом, хотя он и представляет значительную сложность.

Например, Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц полагают, что юридический факт — это самый факт создания произведения.[39] Но при такой его характеристике в состав -юридического факта входит как творческая деятельность, так и ее результат, а тогда произведение становится и объектом авторского правоотношения, и одним из элементов юридического факта. Кроме того, авторы в другом месте указывают, что Создание литературного, например, произведения относится не к тому моменту, когда писатель записал на бумаге свой рассказ..., а к тому моменту, когда рассказ этот сложился в голове писателя».[40] Последнее указание совершенно правильно. Но оно как раз и доказывает, что сам по себе факт создания произведения лишен значения юридического факта, ибо он юридически безразличен вне фиксации произведения в какой-либо внешней форме.

Этого противоречия как будто бы удается избежать В. И. Корецкому, когда он пишет, что «для возникновения абсолютных гражданских (авторских.—О. И.) правоотношений правообразующим фактом является создание произведения либо его части, облеченных в любую объективную форму, доступную восприятию».[41] Но и при такой трактовке все же не устраняется другое противоречие, заключающееся в том, что произведение оказывается и объектом, и юридическим фактом одновременно.

Еще менее убедительна позиция Н. А. Райгородского, который полагает, что «авторство... является юридическим фактом, единственным и достаточным для возникновения авторского права».[42] Без авторства данного лица у него не может возникнуть первоначальное авторское право, что, однако, не означает отсутствия произведения и необходимости его юридической охраны в интересах (стр.32) другого лица—действительного автора. Эта позиция едва ли приемлема и для самого Н. А. Райгородского, допускающего, как мы уже видели, возможность возникновения авторского права юридических лиц при отсутствии авторства, как у них, так и у кого бы то ни было другого.

В то же время, подавляющее большинство исследователей относит внешнюю форму к числу элементов объекта авторского правоотношения. Но тогда пришлось бы признать, что и внешняя форма (типографский текст, нотная запись и т. п.) охраняется нормами авторского права, а это не соответствует действительности.

Проведение различий между произведением как объектом и его выражением при помощи внешней формы как юридическим фактом авторского права позволяет правильно подойти к решению некоторых спорных практических проблем.

В литературе, например, ставится вопрос: является ли возведенное по составленному архитектором проекту здание объектом его авторского права? Одни ученые решают его отрицательно,[43] другие—положительно.[44] Но в такой абстрактной постановке этот вопрос вообще не может быть решен однозначно, ибо он ничем не отличается от вопроса: есть ли у автора книги авторское право на каждый ее экземпляр? И да, и нет. Да — если иметь в виду содержание и литературную форму; нет,—если книгу рассматривать как вещественный продукт полиграфической промышленности. То же самое следует сказать и о правах архитектора на здание, возведенное по его проекту. Как продукт строительной промышленности здание — объект права собственности (оперативного управления), а не авторского права, для которого оно имеет лишь значение внешней формы архитектурного произведения, и, следовательно, возведение здания есть юридический факт, свидетельствующий об использовании творения архитектора. Но как воплощение продукта архитектурного творчества здание составляет объект авторского права архитектора атакой же мере, в какой подобный объект наличествует в любом экземпляре книги, партитуры музыкального произведения и т. п.

Если отсутствует объект (произведение) или не наступает юридический факт (произведение не облечено во внешнюю форму, обеспечивающую его воспроизводимость), нет и авторского правоотношения. Исходя из этого, следует решать вопрос о возможности признания авторских прав за исполнителями чужих произведений (артистами, пианистами, чтецами и т. п.), а также о допустимости конструирования авторского права на спектакль и о характере авторского права на кинофильм.

Исполнитель, который по-новому интерпретирует чужое произведение, тем самым придает ему новую определенность и таким образом, создает новое произведение, каковым является самое исполнение. Следовательно, произведение как возможный объект правоотношения налицо. Однако исполнительская деятельность не может быть воспроизведена без участия исполнителя. Стало быть, здесь нет юридического факта—выражения произведения в такой внешней форме, которая необходима для придания произведению правовой значимости, а потому не возникает и авторское правоотношение. Этот факт появляется лишь при условии записи исполнения на грампластинку или пленку. (стр.33)

При таких обстоятельствах имеются все основания для признания исполнения объектом авторского или особого («родственного») права, заслуживающего самостоятельной охраны.[45]

Совершенно аналогично обстоит дело со спектаклем. Как творческая интерпретация чужого произведения, придающая ему новую определенность, новым произведением является и самый спектакль. Однако отсутствие таких внешних форм, которые обеспечивали бы его воспроизводимость без исполнителей и Других участников, лишает спектакль значения объекта авторского права, хотя отдельные образующие его элементы, если они являются также самостоятельными произведениями (например, декорации, музыкальное сопровождение и т. п.), порождают соответствующие авторские правоотношения. В случае записи спектакля на пленку препятствия к признанию его объектом авторского права отпадают, ибо отныне спектакль может рассматриваться как кинофильм или телевизионный фильм, авторское право на которые признается за предприятиями, осуществившими их постановку (ст. 486 ГК).

Кинофильм считается объектом авторского права по прямому указанию закона (ст. 486 ГК). Авторское право на кинофильм признается за осуществившим его постановку кино- или другим предприятием. Те элементы, которые, подготовив создание кинофильма или даже войдя в его состав, имеют также самостоятельное значение, становятся одновременно объектами самостоятельных авторских правоотношений: сценарист приобретает право на литературный сценарий, режиссер—на режиссерский сценарий, композитор—на музыку, оператор—на видовую часть фильма и т. п. Но было бы неправильно думать, что все лица, творческий труд которых привел к созданию кинофильма, становятся его соавторами.[46] Для такого вывода нет необходимых ни фактических, ни правовых оснований. Единство кинофильма обеспечивается его внутренней формой, которая создается не суммой участников, а киностудией как единым организованным коллективом, и уже по одной только этой причине участники кинофильма на соавторство притязать не могут. Но они не могут притязать на соавторство еще и потому, что по закону авторское право на кинофильм закрепляется за кино предприятием. Ясно, что исключается такое положение, когда единое произведение принадлежало бы в силу субъективного авторского права одному субъекту, а на праве соавторства—другим лицам. Имея в виду творческих участников процесса создания кино фильма, каждый из которых обладает авторским правом на продукт своего творчества, приобретающий также самостоятельную (стр.34)значимость (сценарист, режиссер, оператор, художник, композитор), нужно говорить не о соавторстве, а о сотрудничестве.[47] Соавторство в результате творческого участия в создании кинофильма не появляется в такой же мере, как оно не возникает при помещении .статей в энциклопедическом словаре, журнале или ином повременном издании.[48]

Срок действия субъективного авторского права. Он определен ст. ст. 496—498 ГК и устанавливается по-разному для граждан и организаций.

Относительно граждан закон исходит из того, что за самим автором авторское право сохраняется пожизненно. Правда, в ст. 105 Основ отмечается, что законодательством союзных республик могут быть установлены сокращенные сроки действия авторского права на отдельные виды произведений. В прошлом такие сокращенные сроки предусматривались для хореографических произведений, пантомим, фотоснимков и др. Но они предусматривались не республиканским, а союзным законодательством (п.п. 10—15 Основ авторского права СССР) и, значит, утратили силу в связи с принятием Основ и новых республиканских гражданских кодексов. В п.п. 7—8 Закона РСФСР 1928 г. определяется порядок исчисления сокращенных сроков действия авторского права, предусмотренных союзным законом. Но так как ГК РСФСР 1964 г. без всяких оговорок закрепляет пожизненное действие авторского права за гражданами, создавшими произведения (ст. 496), нужно прийти к выводу, что отныне это правило вообще никаким ограничениям не подвергается.[49]

После смерти автора авторское право переходит к его наследникам сроком на 15 лет, считая с 1 января года смерти творца произведения.[50] С истечением этого срока действие авторского права прекращается.

Наследование, и притом на тот же 15-летний срок, осуществимо также после смерти любого из соавторов коллективного произведения. Однако соавторы, остающиеся в живых, авторские права сохраняют. После прекращения авторских прав у наследников умершего соавтора другие соавторы сохраняют совместное право на произведение в целом, но при исчислении гонорара он уменьшается на долю, которая причиталась бы умершему соавтору. (стр.35)

Указанные последствия наступают как при нераздельном, так и при раздельном соавторстве, но в последнем случае созданная умершим соавтором часть произведения, имеющая также самостоятельное значение, по истечении срока, который установлен для прав наследников, начинает подчиняться такому же режиму, как и произведение, авторское право на которое отпало.

С прекращением авторского правоотношения произведение может быть свободно использовано любым лицом в пределах его гражданской правоспособности. Но это не означает, что с таким произведением дозволено делать все что угодно: сокращать его, изменять, дополнять, присваивать и т. п. Целостность и неприкосновенность произведения охраняется государством в общественных интересах, а также в память об умершем авторе и после его смерти (ст. 481 ГК). В случаях каких-либо нарушений меры по их пресечению принимаются организациями, на которые возложена охрана авторских прав (Министерство культуры, Комитет по печати, творческие союзы, ВУОАП и др.). Эти организации после отпадения авторских прав решают также вопрос о целесообразности внесения в произведение сокращений, дополнений и иных изменений.

Следует, однако, иметь в виду, что самый вопрос о прекращении авторских прав может возникнуть только тогда, когда они ранее принадлежали гражданам. В отличие от этого авторские права организаций (юридических лиц) действуют бессрочно. Если реорганизуется юридическое лицо, являющееся носителем авторских прав, последние переходят к его правопреемнику, а при ликвидации юридического лица — к государству. Поскольку правило ГК о бессрочности авторских прав юридических лиц не сопровождается какими-либо оговорками, следует считать отпавшими и такие их ограничения, которые в виде 10-летнего срока ранее предусматривались для кинофильмов, периодических изданий, энциклопедических словарей и др.

Содержание авторского правоотношения. Его образуют права и обязанности участников правоотношения. Но обязанности, лежащие на пассивной стороне этих правоотношений, чрезвычайно просты: они сводятся лишь к выполнению функции воздержания от правонарушений.[51] Гораздо более сложна природа прав, принадлежащих активной стороне, которые к тому же выступают по-разному, в зависимости от того, носят ли они первоначальный (стр.36) или производный характер, т. е. выступает ли в качестве их субъекта сам автор или его наследники.

Принадлежащее автору право на его произведение именуется субъективным авторским правом. Это субъективное право состоит из нескольких правомочий, которые цементируются основным и решающим правомочием—правом авторства. Право авторства закрепляет тот факт, что данное лицо является действительным создателем соответствующего произведения. Поэтому такое лицо вправе именоваться автором, а при использовании произведения другими лицами они обязаны ссылаться на автора (ст.ст.492, 495 ГК). Последнее правило знает лишь одно исключение, обусловленное не принципиальными соображениями, а причинами чисто технического порядка: при использовании произведений изобразительного искусства, а также фотографических произведений в промышленности (например, при изготовлении тканей, обоев, посуды и т. п.) указание фамилии автора не обязательно (п. 4 ст. 495 ГК). Кроме того, при постройке зданий по архитектурным проектам на практике нередко пренебрегают правом авторства архитектора и не помещают его имени на здании, что нельзя считать нормальным и должно быть, безусловно, преодолено. Во всех остальных случаях отсутствие ссылок на автора либо образует самостоятельное правонарушение, либо скрывает за собой плагиат, который требует особенно острого правового реагирования.

Вокруг права авторства группируются другие предоставляемые автору правомочия, которые прямо упоминаются в ст. 479 ГК: 1) право на имя, 2) право на опубликование, 3) право на воспроизведение, 4) право на распространение 5) право на неприкосновенность произведения и 6) право на получение вознаграждения.

Нетрудно заметить, что право авторства, а также право на имя и право на опубликование, воспроизведение, распространение и неприкосновенность произведения сами по себе лишены экономической ценности, и потому они именуются личными неимущественными правами. Напротив, право на получение вознаграждения обладает экономической ценностью и, следовательно, является имущественным правом. Конечно, эти правомочия тесно друг с другом связаны. Так, назначение высоких ставок гонорара приобретает для автора также и личный интерес, поскольку служит косвенным показателем высокого качества произведения, а, например, распространение произведения может принести автору определенные имущественные выгоды. Но связь между личными и имущественными правомочиями не свидетельствует ни об условности этой классификации,[52] ни тем более о ее полной необоснованности[53]. Подобная (стр.37) связь наблюдается и во многих других правоотношениях. Так, высокая сдельная оплата, полученная рабочим, свидетельствует о его больших трудовых успехах и важна для его трудовой чести, хотя на этом основании никто не предлагал не считать имущественным право на заработную плату, как и не подлежит сомнению чисто личный характер чести и достоинства, хотя и они могут оказать влияние на имущественное положение лица (например, повышенная занятость известных, популярных артистов, художников и т.п.).Как бы различные правомочия ни были взаимосвязаны, критерий экономической ценности всегда позволяет установить, является ли данное правомочие имущественным или личным. На основе этого признака и проводится соответствующее деление авторских правомочий—как по существу, так и по методам их правовой охраны. В частности, если нарушение имущественных прав автора обеспечивается возмещением причиненных ему убытков (ст. 500 ГК), то нарушение личных прав управомочивает его требовать восстановления нарушенных прав (внесения соответствующих исправлений, публикации в печати или иным способом о допущенных нарушениях) либо запрещения выпуска произведения в свет или прекращения его распространения (ст. 499 ГК). Но наряду с общим делением авторских правомочий на личные и имущественные каждое из них обладает своим особым содержанием и нуждается в самостоятельном рассмотрении.

Право на имя есть право автора при опубликовании, воспроизведении и распространении произведения снабдить его своим именем, либо условным Именем (псевдонимом), либо выпустить произведение без обозначения имени (анонимно), причем без согласия автора вносить какие бы то ни было изменения в обозначение его имени, никто не имеет права (ст. 479 ГК). Выбор любого из этих способов обозначения принадлежит только автору. Если автор желает выступить под псевдонимом или анонимно, никто не вправе навязать ему выступление под ею собственным именем или, наоборот, никто не может обязать автора к выступлению под псевдонимом или анонимно, если он желает опубликовать произведение под своим собственным именем. Правда, не всегда выбор, сделанный автором, совместим с возможностью опубликования его произведения. Например, передовые статьи в газетах и журналах принято публиковать без указания имени или псевдонима, и если автор настаивает на ином, его статья в качестве передовой не будет опубликована. С другой стороны, помещение в газете или журнале статьи без подписи означало бы, что она выражает мнение редакции, а это не всегда соответствует существу дела, и редакция вправе статью не публиковать, если автор отказывается подписать ее своим именем или псевдонимом. Наконец, иногда помещение имени (в частности, на фото произведениях) составляет необходимое условие возникновения самого авторского права, с чем автор не (стр.38) может не считаться. Но в очерченных пределах выбор конкретного способа обозначения зависит от усмотрения автора.

Указание своего собственного имени облегчает в случае спора установление авторства на произведение. Решение этого вопроса не наталкивается на какие-либо затруднения и тогда, когда автор систематически выступает под одним и тем же псевдонимом или когда он имеет дело с издательством, в договоре, с которым указывается его собственное имя, хотя бы произведение публиковалось под псевдонимом или даже анонимно. В иных случаях при возникновении спора об авторстве потребуется представление других доказательств. Но это обстоятельство никакого влияния на предоставляемое автору право выбора не оказывает.

Издательства, а также редакции газет и журналов не вправе раскрывать действительное имя автора, выступившего под псевдонимом или анонимно, разве что соответствующее требование будет к ним предъявлено судебно-следственными органами. Однако при нарушении этой обязанности, когда тайное уже стало явным, у автора нет иных средств воздействия на нарушителей, кроме обращения с просьбой о привлечении их к дисциплинарной ответственности. Практике не приходилось встречаться с требованиями авторов об изъятии их произведений на том основании, что вместо выпуска под псевдонимом или анонимно они изданы под собственным именем автора. Но если бы такие требования и были заявлены, едва ли последовало их удовлетворение по соображениям экономического порядка, а также потому, что изъятие произведения неспособно сделать разглашенный факт несуществующим.

На практике не встречаются также решения об изъятии тиража по. тем основаниям, что собственное имя автора, вопреки его желанию, не помещено на изданном произведении. Защита интересов автора при таких обстоятельствах осуществляется при помощи вклеек, вкладышей либо помещения в журнале или газете специальной публикации о том, кому принадлежит авторство на изданное произведение. Те же средства используются в случае выпуска произведения одного лица под именем другого.

Право на опубликование, иначе именуемое правом на выпуск в свет, означает право сделать произведение тем или иным способом известным неопределенному кругу лиц и в этом смысле известным обществу. Поэтому, например, прочтение книги в кругу знакомых или близких не есть еще опубликование, так как при таких условиях она не становится достоянием общества, а, например, издание книги, публичное исполнение музыкального произведения, публичный показ произведения живописи, передача литературного произведения по радио или телевидению обладают всеми признаками, необходимыми для опубликования (ст. 476 ГК). Автор вправе опубликовать свое произведение любым дозволенным (стр.39) законом способом: прочитать доклад или лекцию, издать книгу, поместить картину или скульптуру на выставке, произвести запись на грампластинке или магнитной ленте и т. п. Но, как будет видно из дальнейшего, выпуск произведения в свет влечет за собой и некоторые из таких юридических последствий, которые ограничивают права автора. Именно по этой причине ст. 476 ГК и уделяет такое большое внимание точному обозначению признаков (опубликование, публичное исполнение, публичный показ и т. п.), которые свидетельствуют о том, что выпуск произведения в свет состоялся. При наличии указанных в этой статье условий факт выпуска в свет не может быть парализован, например, помещением на изданной книге слов «на правах рукописи», за исключением случаев, специально предусмотренных постановлениями Совета Министров союзной республики. В то же время одна только информация о произведении с изложением его содержания не приобретает юридического значения выпуска в свет, как и, с другой стороны, относительно произведений, выпущенных в свет, может быть сделана информация в периодической печати, в кино, по радио и телевидению без согласия автора и без уплаты ему вознаграждения (п. 3 ст. 492 ГК).

Помимо воли автора никто опубликовать его произведение не имеет права. [54] Происходит это не потому, что, как иногда утверждают, только автор может со знанием дела решить вопрос о целесообразности опубликования его произведения. Чаще бывает наоборот: автор решает этот вопрос положительно, а организации, к которым он обращается, не находят его произведение созревшим для опубликования. Дело в другом. Поскольку на основе произведения читатель, зритель или слушатель судит и о самом авторе, пока он не признает произведение достойным опубликования, никто опубликовать это произведение не имеет права. Исключение установлено только для государства, осуществившего принудительный выкуп еще не опубликованного, но облеченного в объективную форму произведения.

Нарушение этого правомочия дает автору возможность требовать уплаты гонорара либо возмещения всех причиненных ему убытков, а также принятия иных мер, предусмотренных ст. 499 ГК, вплоть до изъятия произведения. Однако требование об изъятии может быть отклонено, если в результате рассмотрения дела выяснится, что оно не соответствует принципу правильного сочетания личных и общественных интересов (ст. 5 ГК).

Вместе с тем и сам автор ограничен в праве на опубликование (как, впрочем, на воспроизведение и распространение) произведения изобразительного искусства, в котором изображено (стр. 40) какое-либо другое лицо (ст. 514 ГК). В целях охраны личных интересов этого лица установлено, что такое произведение не может быть опубликовано без его согласия, а после его смерти— без согласия пережившего супруга и детей умершего. Хотя приведенное правило не обеспечено конкретной санкцией в самой ст. 514 ГК, но следует полагать, что в силу ст. 6 ГК, допускающей в виде общего правила восстановление нарушенных прав, лицо, изображенное в произведении изобразительного искусства, которое без его согласия было опубликовано, вправе требовать по суду изъятия этого произведения. Без согласия изображенного лица подобные произведения могут быть опубликованы (воспроизведены и распространены) лишь в случаях, когда это делается в государственных или общественных интересах (например, помещение "карикатуры в газете или журнале) либо когда данное лицо позировало автору за плату.

Право на воспроизведение означает право размножить произведение, например, путем снятия с него копий или соответствующим иным способом.

Обычно воспроизведение используется для того, чтобы при его помощи опубликовать произведение. Но, во-первых, это не всегда бывает так, ибо автор может, например, снять копии для личного пользования, а не в целях опубликования; во-вторых, опубликование мыслимо и без воспроизведения (например, при помещении на выставке произведений изобразительных искусств); в-третьих, даже когда воспроизведение служит целям опубликования, они нередко не совпадают друг с другом ни фактически, ни во времени. Вот почему право на воспроизведение формулируется в ст. 479 ГК как самостоятельное, не включаемое в состав права на опубликование.

Субъектом права на воспроизведение является автор. Но так как осуществление этого права требует определенных технических средств (полиграфических и т. п.), которыми граждане не обладают, доступные им способы воспроизведения чрезвычайно ограничены. Чаще всего по договорам с ними в целях публикации воспроизведение принимают на себя специализированные социалистические организации, у которых возможности на этот - счет весьма широкие—начиная от издания книги большим тиражом и кончая, например, серийным производством светильника-торшера по эскизам, рисункам и чертежам художника.[55]

Кроме того, в определенных случаях (ст. ст. 492, 495 ГК) произведение может быть воспроизведено и в ином порядке.

Первую группу образуют случаи воспроизведения без согласия автора и без уплаты ему гонорара. Они относятся только к изданным (выпущенным в свет в смысле ст. 476 ГК) произведениям и конкретно выражаются в следующем. (стр. 41) 1)Воспроизведение в научных и критических работах, учебных и политико-просветительных изданиях отдельных изданных произведений науки, литературы и искусства и отрывков из них в пределах, установленных законодательством союзных республик. По Закону РСФСР (п. 5) эти пределы составляют 10000 типографских знаков для прозы, 40 строк для стихотворений и 40000 типографских знаков при использовании отрывков из капитальных научных трудов (объемом не менее 30 печатных листов). При превышении указанных норм автор имеет право на гонорар за всю перепечатку в целом.

2) Воспроизведение в газетах, кино, по радио и телевидению публично произнесенных речей, докладов, а также выпущенных в свет произведений науки, литературы и искусства.[56] При этом как воспроизведение, не требующее согласия автора и уплаты ему гонорара, рассматривается также транслирование по радио и телевидению публично исполняемых произведений из места их исполнения.

3) Воспроизведение каким-либо способом, кроме механически-контактного копирования, произведений изобразительного искусства, находящихся в местах, открытых для свободного посещения, за исключением выставок и музеев. Изъятие для механически-контактного копирования, которое может быть применено к произведениям скульптуры, сделано в интересах автора, поскольку полученные таким путем копии могли бы выдаваться за оригиналы, ничем не отличаясь от них.

Наряду с этим, согласно ст. 515 ГК, если архитектурные, инженерные и иные технические планы, чертежи и рисунки выполнены по заказу организации, то, поскольку заказ оплачивается специально, а заказавшая организация призвана к обслуживанию не только своих, но и общественных потребностей, она вправе передать перечисленные произведения для использования третьим лицам или для воспроизведения в печати без согласия автора и без выплаты ему дополнительного вознаграждения.

В особом положении находится предусмотренное ст. 493 ГК право любого лица воспроизводить или использовать иным способом выпущенные в свет произведения для удовлетворения личных потребностей. Это право не обусловлено обязанностью не только получения согласия автора и выплаты ему гонорара, по и обозначения имени автора на сделанных копиях.

Вторую группу составляют случаи воспроизведения творческих произведений без согласия автора, но с обязательной уплатой ему гонорара. Такая возможность допускается: а) для записи в целях публичного воспроизведения любых выпущенных в свет произведений на пленку, пластинку, магнитную ленту или (стр. 42) иное устройство, за исключением использования записанных произведений в кино, по радио или телевидению, которое, согласно п. 4 ст. 492 ГК, не влечет за собой уплаты вознаграждения автору; б) для использования произведений изобразительного искусства, а также фотографических произведений в промышленных изделиях; в) для публичного исполнения выпущенных в свет произведений с тем, однако, что, если плата с посетителей не взимается, автор имеет право на вознаграждение лишь в случаях, установленных Советом Министров союзной республики. Так, согласно п. 8 действующей в РСФСР Инструкции от 5 ноября 1957 г. авторский гонорар за публичное исполнение произведений выплачивается как при платном, так и при бесплатном для зрителя входе, кроме исполнения без взимания платы с посетителей в музеях, лекториях, библиотеках, избах-читальнях и т. п.; исполнения без взимания платы с посетителей и без выплаты вознаграждения исполнителям в любых местах; исполнения на танцевальных площадках музыки без выплаты вознаграждения исполнителям или в механической записи, хотя бы с посетителей и взималась плата за вход.

Право на распространение тесно соприкасается с правом на опубликование, которое всегда представляет собой также распространение произведения среди лиц, воспринимающих опубликование (посетителей выставок, спектаклей и т. п.). Но распространение не всегда имеет силу опубликования. Например, автор научного труда может снятые им копии вручить товарищам по работе, что будет означать распространение, но не опубликование. Обычно распространение немыслимо без предварительного воспроизведения. Но и это необязательно. Так, публично выставленная скульптура или картина воспроизведению не подвергается, хотя ее распространение среди посетителей выставки сомнений не вызывает. Следовательно, и право на распространение произведения составляет самостоятельное правомочие автора, причем по тем же причинам, что и право на воспроизведение, оно обычно осуществляется не непосредственно автором, а по договору с ним специализированными социалистическими организациями.

Если допускаемое законом воспроизведение без согласия автора осуществляется в целях распространения произведения, то в тех же самых случаях и при тождественных условиях (т. е. с уплатой или без уплаты гонорара) не требуется согласия автора и для распространения его произведения. Например, воспроизведенное механическим способом чье-либо изданное произведение может быть распространено без согласия автора, но с уплатой ему гонорара, а при распространении такого произведения через газеты, кино, радио и телевидение не возникает обязанность и по уплате гонорара.

Право на неприкосновенность означает, что без согласия автора никто не может подвергнуть самое произведение и его (стр.43) название каким бы то ни было сокращениям, дополнениям и иным изменениям, а также снабдить произведение иллюстрациями, послесловием, комментариями или какими-либо пояснениями (ст. 480 ГК). Это право приобретает особенно существенное значение потому, что в произведении выражается индивидуальность автора, которая могла бы получить неправильную общественную оценку, если бы неприкосновенность произведения была кем-либо нарушена. Установив факт такого нарушения, автор вправе требовать совершения действий, необходимых для его устранения (помещение вклеек, поправок, соответствующих публикаций), вплоть до изъятия произведения. Но и в подобных случаях вопрос об изъятии произведения должен решаться на основе и с учетом принципа правильного сочетания личных и общественных интересов.

Вместе с тем право на неприкосновенность также не является безграничным. Оно ограничено такими пределами, за которыми его охрана не только оказалась бы излишней, но имела бы отрицательные последствия для общества, для дальнейшего развития науки, литературы и искусства. Именно по этим причинам закон разрешает в некоторых случаях использование чужого произведения независимо от согласия автора с уплатой или иногда без уплаты ему авторского вознаграждения.


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 71; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.039 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты