Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ. Понятие изобретательского права




Читайте также:
  1. A - Общие и связь для координации поиска и спасения
  2. I. Вводные положения
  3. I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  4. I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  5. I. ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ К ОФОРМЛЕНИЮ КУРСОВЫХ, ДИПЛОМНЫХ, НАУЧНЫХ РАБОТ
  6. I. Общие требования охраны труда.
  7. II. Общие требования к определению кадастровой стоимости
  8. III. ОБЩИЕ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ
  9. III. Общие требования к оформлению и защите курсовой и выпускной квалификационной работы
  10. III.Общие требования

Понятие изобретательского права. Изобретательское право так же, как и право авторское, имеет дело с продуктами творческой деятельности человека, точнее, с общественными отношениями, которые возникают в связи с созданием и использованием этих продуктов. Однако акт творчества, направленный на разработку изобретательского предложения, существенно отличается от творческой деятельности, относящейся к сфере авторского права. Различие между ними проявляется в трех основных моментах.

Во-первых, авторские произведения в самом своем содержании должны воплощать отражение или изображение объективной действительности в системе понятий или образов. Изобретательские предложения также могут быть созданы только в результате познания явлений объективного мира. Но их содержание состоит не в отображении или изображении действительности, а в разрешении практической задачи—в выработке правил, приемов, методов работы, служащих удовлетворению конкретных потребностей и реализуемых путем применения указанных в них вещественных средств (машин, иных орудий труда, материалов и т. п.).

Во-вторых, область применения авторских произведений безгранична, так как отображать в понятиях или образах можно любые явления объективной действительности, носят ли они общественный или естественный характер и проявляются в отношениях между людьми, между ними и природой или в самой природе. Иначе обстоит дело с изобретательскими предложениями. Они всегда воплощаются в каких-либо практических .правилах, применяются с использованием определенных вещественных средств и приложимы лишь в области отношений человека к природе, а следовательно, ограничены сферой производительных сил общества.

В-третьих, результаты творческой деятельности любого вида несут на себе печать творческой индивидуальности их создателя. Это относится не только к авторским произведениям, но и к изобретательским предложениям. Однако объективная значимость достигнутого результата в различных областях творчества проявляется неодинаково. В авторских произведениях существенное значение приобретает не только воплощенная идея, но и все конкретные особенности ее воплощения. А так как последние зависят от индивидуальных свойств каждого автора, становится совершенно бесспорным, что авторские произведения в этом смысле неповторимы. Книга «Война и мир» без Льва Толстого не появилась бы, хотя эпоха, в ней запечатленная, могла быть и (стр.84) действительно была отражена в многочисленных иных художественных произведениях и исторических исследованиях. Напротив, изобретательские предложения в принципе повторимы, ибо их общественная ценность заключается в самом по себе практическом правиле, приеме, методе работы, -какими бы индивидуальными творческими особенностями разработка такого правила ни сопровождалась. Поэтому нельзя, например, считать, что если бы А. С. Попов не создал своего гениального изобретения, человечество навсегда осталось бы без радио. Рано или поздно и так или иначе .радио все же появилось бы—в результате обнаружения того же самого объективного принципа его работы, который впервые был выявлен А. С. Поповым.



Отмеченные особенности изобретательских предложений должны быть учтены при выработке законодательного нормирования связанных с ними общественных отношений, причем характер этих особенностей таков, что в нормах авторского права найти отражения они не могут.

Прежде всего, авторское право не способно определить относительно ограниченную сферу применения изобретательства, поскольку область приложения самих авторских произведений безгранична. С другой стороны, для правового регулирования общественного отношения, связанного с результатами творческого труда любого вида, решающую роль приобретают два момента: факт авторства и реализация достигнутого результата. Но ввиду того, что изобретательские предложения в принципе повторимы, необходимо установить строгий порядок юридической фиксации авторства на эти предложения, чего нельзя требовать от норм авторского права, поскольку произведения науки, литературы и искусства в принципе неповторимы. Что же касается реализации достигнутого результата, то так -как изобретательство приобретает главным образом утилитарно-практическое значение, внесенное предложение нельзя квалифицировать как изобретательское, пока не будет установлено, что оно действительно содержит решение практической задачи и потому может быть внедрено в жизнь. Применительно к авторским произведениям этот вопрос либо вовсе не возникает, поскольку они не соприкасаются с утилитарно-практическими задачами, либо если и возникает (по отношению, например, к различным практическим пособиям), то не для обеспечения правовой охраны произведения, а только для решения вопроса о целесообразности его издания, рекомендации к использованию и т. п.



Но так как в указанных основных и решающих направлениях специфика изобретательских отношений не учитывается и не может быть учтена в нормах авторского права, для их регулирования понадобилось создать особый институт, каковым и является изобретательское право.



По изложенным соображениях нельзя признать приемлемой идею о создании единого «авторско-изобретательского права», которую выдвинул (стр.85) Б. С. Мартынов [91] и поддержали некоторые другие авторы (В. И. Ионас, Н. А. Райгородский, Т. А. Фаддеева). Разработка соответствующего единого закона без выделения в нем разделов авторского и изобретательского права практически вообще неосуществима. При выделении же этих разделов единство подобного законодательного акта было бы оправдано лишь в случае образования в нем Общей части, в равной мере применимой как к авторскому, так и к изобретательскому праву. Но, по справедливому замечанию Б. С. Антимонова и Е. А. Флейшиц, «кроме мысли о нематериальном творческом характере объекта права и о праве авторства как одном из субъективных правомочий лица, создавшего такой объект, в институте „авторско-изобретательского права" не удается обнаружить достаточного общего материала», а потому «понятие „авторско-изобретательского" права оказывается довольно бедной по содержанию абстракцией, не имеющей ни практического значения, ни достаточного познавательного содержания».[92]

В то же время необходимо подчеркнуть, что при всем различии между институтами авторского и изобретательского права они тесно взаимно связаны, точно так же, как не отделены непроходимой пропастью любые вообще виды творческой деятельности.

Так, например, лицо, создавшее изобретение, наряду с оформлением прав на это изобретение, может описать его в книге, статье или в очерке. Такое описание может опубликовать и другое лицо при определенных условиях (например, после оформления прав на изобретение его создателем) и с соблюдением определенных требований (в частности, без присвоения авторства на изобретение). В результате единая творческая идея оказывается способной породить для одного и того же лица или даже для разных лиц два комплексы правоотношений—авторские и изобретательские.

Этот факт находит свое объяснение в том, что содержание и форма по-разному соотносятся друг с другом в области авторского и изобретательского творчества. Авторское произведение индивидуализируется особенностями как содержания, так и внутренней формы в их органическом сочетании и единстве. Поэтому если одна и та же творческая идея выражена, например, в словесной и музыкальной форме, то, несмотря на единство содержания, перед нами все же два обособленных и вполне самостоятельных авторских произведения. Изобретательское предложение индивидуализируется всецело и исключительно особенностями заключенного в нем решения практической задачи, т. е. спецификой его содержания. Поэтому, если одно и то же решение практической задачи выражено в нескольких формах, например в описании, чертежах и модели, перед нами тем не менее одно, а не несколько изобретательских предложений. Вследствие этого единая творческая идея может по содержанию относиться к сфере изобретательского права, а по определенному органическому сочетанию содержания с внутренней формой—составлять объект авторского права. Однако в таких случаях фактически имеется не одно, а два произведения: во-первых, изобретение как конкретное решение практической задачи и, во-вторых, научно-литературное или даже литературно-художественное произведение, в котором это решение органически соединено с использованной автором словесной формой. Отсюда следует, что автор изобретения не вправе притязать на соавторство в отношении книги, в которой другое лицо (с соблюдением упоминавшихся ранее требований) описало его изобретение, поскольку к литературному воплощению формулированного им решения практической задачи изобретатель непричастен. В свою очередь тот, кто по просьбе изобретателя составил описание его изобретения, в лучшем случае может приобрести авторское право на самое описание, если оно соответствует иным требованиям, предъявляемым к авторским произведениям, но не вправе притязать на соавторство в отношении изобретения, поскольку он непричастен к разработке (стр.86) предложенного изобретателем конкретного решения практическою задачи.

Тесная связь между разнообразными видами творчества, которые в то же время различны как по своему характеру, так и по вызываемым ими правовым последствиям, придает особую актуальность и значимость проблеме их четкого разграничения. А такая проблема для своего правильного разрешения предполагает размежевание в самом законодательстве институтов авторского и изобретательского права. Поэтому они и существуют как самостоятельные институты в системе советского права.

При определении понятия изобретательского права так же, как и при определении понятия права авторского, необходимо учитывать, что мы имеем дело с результатами такой •деятельности людей, которая, представляя собой акт труда, носит одновременно и творческий характер, а потому порождает как имущественные, так и личные отношения. Тем самым изобретательское право можно было бы определить как совокупность норм, регулирующих личные неимущественные и имущественные отношения, которые возникают в связи с созданием и использованием изобретательских предложений. Для того, однако, чтобы было раскрыто содержание всех элементов приведенного определения, нужно установить, какой смысл вкладывается в понятие изобретательского предложения.

Всякое изобретательское предложение представляет собой решение практической задачи. Но решение практической задачи далеко не всегда является изобретательским предложением. Предложение становится изобретательским лишь при том непременном условии, если оно, во-первых, носит творческий? характер и, во-вторых, формулирует решение не любых, а только' таких практических задач, которые могут быть квалифицированы как задачи технические. При отсутствии одного из этих признаков предложение нельзя рассматривать как изобретательское. Например, внесенное кем-либо в современных условиях предложение использовать для ночного освещения городских улиц лампы дневного света, хотя оно и относится к области технической, не будет изобретательским, так как не содержит в себе ничего нового и, следовательно, лишено элементов творчества. В то же время предложение о внесении каких-либо изменений в действующее законодательство, хотя бы оно было новым и в этом смысле творческим, нельзя считать изобретательским потому, что оно не направлено на решение технической задачи.

Как уже отмечалось при рассмотрении проблем авторского' права, творческой называют такую интеллектуальную деятельность, которая выражается в создании нового. Но так как авторские произведения ввиду характерного для них органического сочетания творческой идеи с конкретными особенностями формы выражения последней в принципе неповторимы, их новизна на лицо во всех случаях, кроме случаев прямого заимствования: Напротив, принципиальная повторимость изобретательских предложений приводит к тому, что иногда формулируется самостоятельно (стр.87) разработанное предложение, кажущееся новым его создателю (субъективная новизна), при отсутствии объективной новизны, поскольку оно уже известно мировой технике или даже тому конкретному участку практической работы, на который рассчитано его использование. Ясно, что интеллектуальная деятельность становится творческой уже при наличии субъективной новизны. Тот, кто самостоятельно разработал таблицы логарифмов, не подозревая, что они уже созданы, творил, а не заимствовал чужое произведение. Однако смысл изобретательства состоит в разрешении еще не решенных практических задач, и потому к его сфере могут быть отнесены только такие предложения, и потому к его сфере могут быть отнесены только такие предложения, в которых акт творчества сочетается с объективной новизной, т. е. С тем, что является новым с точки зрения либо мировой техники, либо по крайней мере данного конкретного участка практической деятельности. Учитывая специфику изобретательских предложений по сравнению с авторскими произведениями, приходится специально отмечать, что их творческая направленность выражается в таких результатах интеллектуальной деятельности, которые не просто знаменуют собой создание нового, а обладают признаком объективной новизны.

Кроме объективной новизны, для изобретательских предложений характерно разрешение технической задачи, т. е. Задачи, относящейся к области техники.

Слово «техника» не всегда употребляется в одном и том же смысле. Говоря, например, о выдающемся музыканте, что его игра высоко технична, мы подразумеваем нечто иное, чем когда идет речь о важнейшей народнохозяйственной задаче дальнейшего повышения уровня техники. Под техникой в изобретательском праве понимают новые правила (приемы, методы) работы, которые обусловлены созданием новых или направленные на более эффективное использование наличных средств труда (например, механизмов, оборудования), трудовых процессов (например, технологического процесса) или объемов труда (например, технологического процесса) или объектов труда (например, различных видов сырья).[93]Это означает, что в качестве решения технической задачи изобретательское пре6дложение всегда связано с какими – то конкретными вещественными средствами, применяемыми в производственной деятельности людей, все равно, осуществляется ли такая деятельность в области материального (промышленность, сельское хозяйство, транспорт) или (стр.88) нематериального производства (например, в работе лечебных учреждений, научно –исследовательских институтов, учебных заведений, зрелищных предприятий и т. п.) Если предложение отвечает указанным требованиям, его следует признать решающим техническую задачу независимо от того, служит ли оно удовлетворению материальных или духовных потребностей общества. Изобретательская деятельность имеет место при разработке как сложных конструкций электронных машин, управляющих производственными процессами, так и детских игрушек, используемых в воспитательных целях.[94]

Если теперь свести воедино все признаки, характеризующие изобретательскую деятельность и приобретающие значение для законодательной охраны связанных с этой деятельностью общественных отношений, то определить изобретательское право можно следующим образом.

Изобретательское право есть совокупность норм, которые регулируют личные неимущественные отношения, возникающие в связи с созданием и использованием изобретательских предложений как творческих решений технических задач.

Нормы изобретатель до недавнего времени находились вне гражданских кодексов или каких – либо иных кодифицированных нормативных актов. С принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик положение изменилось коренным образом. Во – первых, в самих Основах раздел 6 (ст. ст. 110 – 116) специально посвящен вопросам изобретательского права. Во - вторых, в соответствии с Основами нормы изобретательского права включены в новые гражданские кодексы союзных республик (раздел 6, ст. ст. 520 – 526 ГК РСФСР)

Однако ни Основы, ни гражданские союзных республик не могут обеспечить всеобъемлющее нормирование изобретательских отношений. Это объясняется рядом причин

Согласно ч.2 ст.3 Основ регулирование изобретательских прав составляет компетенцию Союза ССР. Поэтому новые гражданские кодексы союзных республик вынуждены по данному вопросу ограничиваться воспроизведением соответствующих норм Основ. В свою очередь основы призваны формулировать лишь наиболее важные и принципиальные положения, между тем как регулирование изобретательских отношений связано с необходимостью установления целой системы весьма детальных по своему содержанию юридических норм. К тому же такое регулирование в ряде направлений строится не на гражданско -–правовых, а на административно – правовых началах, выходящих за пределы Основ как акта гражданского законодательства. (стр.89)

Вследствие этого включение некоторых норм изобретательского права в Основы и в республиканские кодексы не устраняет потребности в издании соответствующий специальных нормативных актов.

Среди последних решающее значение имеют: А) утвержденные Советом Министров СССР 24 апреля 1959г. Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях и Инструкция о вознаграждении за открытия, изобретения и рационализаторские предложения (СП СССР, 1959, №9, ст. 59; 1960г. №13 ст.103; 1961г.№8, ст. 62;1962г. № 2 ст.19; 1962 г. № 21 ст. 177. В дальнейшем эти акты соответственно именуются: Положение и Инструкция о вознаграждении); Б) указания и разъяснения Государственного комитета по делам изобретений и открытий СССР, в частности его инструкции о порядке проведения экспертизы заявок, поданных на изобретения; В) постановление пленума Верховного суда Союза ССР от 4 марта 1961 г., «О судебной практике по изобретательским и рационализаторским делам.» («Бюллетень Верховного суда СССР», 1961г. №3 стр. 18-20). Перечисленные и другие нормативные акты, изданные до принятия Основ, сохраняют свою силу, поскольку не противоречат основам.

Большое внимание вопросам изобретательства уделяется в ряде специально им посвященных постановлений партии и правительства. Определяющую роль в дальнейшем развитии изобретательства в стране и совершенствовании норм изобретательского права сыграло и будет играть впредь постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 20 мая 1960г. «О мерах по улучшению внедрения в народное хозяйство изобретений и рационализаторских предложений» (СП СССР, 1960, №11, ст.74)

В Программе партии, принятой на 22 съезде КПСС, говорится, что необходимо всемерно развивать инициативу в создании и применении новых технических усовершенствований, материально и морально стимулировать массовое изобретательство и рационализаторское движение как важнейшее средство технического прогресса.[95]Сообразно со значением, которое изобретательство и рационализация приобретают в деле обеспечения технического прогресса в условиях развернутого строительства коммунизма в нашей стране, повышается удельный вес и предопределяются основные задачи, разрешению которых призвано служить советское изобретательское право. Правое регулирование изобретательских отношений в СССР строится в соответствии с теми принципами, которые характерны для самого изобретательства в условиях социализма.

При капитализме изобретательство обслуживает стремление каждого в отдельности предпринимателя обеспечить себе получение избыточной прибыли путем технического переоснащения (стр.90) производства на своем предприятии. Но так как капиталистическое производство развивается стихийно, то такой же стихийны» характер носит и развитие изобретательства в условиях буржуазного общества. При этом его развитие оказывается ограниченным в двух направлениях. С одной стороны, изобретения имеют смысл для капиталистических предпринимателей лишь - постольку, поскольку они обеспечивают каждому из них извлечение избыточной прибыли. Изобретение, не приводящее к такому эффекту, а направленное единственно на облегчение и оздоровление условий труда, лишено необходимых экономических. качеств и потому не может рассчитывать на поддержку и распространение. С другой стороны, каждое в отдельности предприятие, применившее технические новшества, извлекает избыточную прибыль лишь до тех пор, пока такие новшества не станут всеобщими. Отсюда—разнообразные способы засекречивания изобретений, призванные воспрепятствовать всеобщему техническому прогрессу и особенно усилившиеся в условиях монополистического капитализма, а самое изобретательство становится уделом немногих «избранных», как правило специально посвятивших себя техническому творчеству.

При социализме побудительным мотивом к изобретательству служит стремление обеспечить экономию времени для всего общества, добиться предельно возможного облегчения труда, максимального оздоровления его условий. Но так как социалистическое производство развивается планомерно, то и изобретательство в условиях социалистического общества приобретает плановый характер. При этом плановость изобретательства дополняется его массовостью, обусловленной тем, что оно призвано обеспечить экономило времени для всего общества» а не для отдельных предприятий, и должно способствовать не только повышению производительности труда, но также облегчению его условий, оздоровлению форм, в которых протекают трудовые процессы.

В плановости и массовости как раз и заключены принципиальные черты, характерные для изобретательства в социалистическом обществе. Этими принципиальными чертами предопределяются закрепляемые в юридических нормах формы руководства изобретательским делом в СССР, виды изобретательских предложений, получающих охрану со стороны советского закона, а также порядок их правового оформления.

Руководство изобретательским делом в стране возложено на Государственный комитет по делам изобретений и открытий СССР, Положение о котором утверждено Советом Министров СССР 22 июня 1960 г. (СП СССР, 1960, № 13, ст. 104; 1962, № 21, ст. 177). Согласно этому Положению Комитет осуществляет надзор за деятельностью по внедрению изобретений». охрану государственных интересов в области изобретательства,. техническую информацию об изобретениях в целях использования (стр.91) их в народном хозяйстве, содействие изобретателям и защиту их авторских прав и др. Одна из основных его функций заключается в организации экспертизы и оформлении прав на изобретения. Комитету предоставлено право издавать имеющие общеобязательную силу указания и разъяснения по вопросам, относящимся к его компетенции, а если возникшие вопросы связаны с выплатой вознаграждения, издаваемые им указания и разъяснения должны быть согласованы с Министерством финансов СССР.

В отдельных отраслях народного хозяйства, а также в области культуры, здравоохранения, обороны страны и в пределах экономических районов руководство изобретательством осуществляют совнархозы, министерства, ведомства, исполкомы Советов и кооперативные центры, а также органы руководства сельским хозяйством. Они обязаны разрабатывать перспективные и текущие тематические планы по изобретательству, направлять творческую инициативу изобретателей и всемерно расширять их ряды, принимать меры к широкому использованию в народном хозяйстве изобретений и рационализаторских предложений, оказывать помощь изобретателям и т. п. На них возложено оформление отраслевых и межотраслевых рационализаторских предложений, для чего специально образуются отделы или бюро по рационализации и изобретательству (БРИЗ).

На каждом предприятии и в каждой организации руководство изобретательским делом составляет одну из важнейших функций их руководителей. Связанную с этим оперативную работу непосредственно ведет БРИЗ предприятия (организации) или инженер по изобретательству и рационализации, а в колхозах— один из выделенных специалистов колхоза. Через них, в частности, производится подача заявок на изобретения, созданные работниками предприятия или организации, оформление прав на рационализаторские предложения, применение которых рассчитано на данное предприятие (организацию).

Важную роль в руководстве изобретательством играют общественные организации—профсоюзы и Всесоюзное общество изобретателей и рационализаторов (ВОИР), которое было образовано по постановлению Президиума ВЦСПС от 17 января 1958 г [96] и новый Устав которого утвержден в 1963 г. на втором съезде ВОИР[97]. Профсоюзные организации участвуют в разработке перспективных и текущих тематических планов по изобретательству и рационализации, в регулярном рассмотрении итогов внедрения изобретательских предложений в производство, в установлении премий за содействие их внедрению, в рассмотрении жалоб на отклонение рационализаторских предложений, (стр.92) также жалоб по вопросам размера, порядка начисления и сроков выплаты вознаграждения за изобретения и рационализаторские предложения. ВОИР призван содействовать гражданам в оформлении их прав на изобретательские предложения, защищать эти права членов общества, развивать массовое движение изобретателей и рационализаторов, осуществлять общественный контроль за разработкой, внедрением, распространением и использованием изобретений и рационализаторских предложений и т. п.

Такова система государственных органов и общественных организаций, осуществляющих руководство изобретательским делом в СССР. Обратимся теперь к характеристике видов изобретательских предложений и порядка оформления прав на них.

Виды изобретательских предложений. Действующее законодательство (ст. ст. 520, 523 ГК^ п. 1 Положения) различает два вида изобретательских предложений: изобретения и рационализаторские предложения. Общность между ними состоит в том, что и тот и другой представляют собой творческое решение технической задачи. Но вместе с тем они существенно друг от друга отличаются, ввиду чего необходимо подвергнуть самостоятельному рассмотрению каждое из них в отдельности.

Изобретение определяется в п. 3 Положения как отличающееся существенной новизной решение технической задачи в любой области народного хозяйства, культуры, здравоохранения или обороны страны, дающее положительный эффект. Из приведенного определения следует, что для признания предложения изобретением оно должно: 1) решать техническую задачу, 2) обладать признаком существенной новизны, 3) давать положительный эффект. Достаточно отсутствия хотя бы одного из перечисленных моментов, чтобы внесенное предложение уже нельзя было квалифицировать как изобретение. Каково, однако, содержание каждого из упомянутых признаков изобретения?

Что касается технической задачи, то выше уже было разъяснено, какие задачи могут рассматриваться как носящие технический характер. Теперь же важно отметить, что согласно закону речь идет о задачах, возникающих в любой области народного хозяйства, культуры, здравоохранения или обороны страны. Кроме того, закон говорит именно о решении технической задачи, а не просто о ее постановке или о выдвижении идеи, отмечающей необходимость ее разрешения. Когда, например, в Комитет поступило предложение об использовании вращения оси велосипедного колеса для получения электрического тока, Комитет заявку отклонил потому, что она ограничивалась одной только идеей возможного изобретения и не содержала в себе указаний на конкретное устройство, при помощи которого эта идея могла бы быть практически реализована[98]. В других (стр.93) случаях предложение не может быть квалифицировано как, изобретение потому, что, хотя в нем содержатся не только постановка задачи, но и указание на определенные способы разрешения последней, при проверке выясняется, что на самом деле поставленная задача практически не решена. Порочность предложения в этом смысле становится особенно очевидной, когда самая задача, выдвинутая ее автором, оказывается противоречащей объективным естественным закономерностям, как это имеет место при все еще встречающихся попытках конструирования «вечного двигателя» вопреки закону превращения и сохранения энергии. Наконец, наличие определенного решения может не вызывать каких-либо сомнений, и все же изобретения не будет, если это решение не связано с задачами, которые возникают в области народного хозяйства, культуры, здравоохранения или обороны страны. Например, создание «универсальных отмычек» не есть изобретение не только потому, что оно заслуживает этического порицания, но и потому, что подобная задача не возникает и не может возникнуть ни в одной из областей деятельности» развитию которых изобретательское право призвано способствовать в нашей стране.

Содержание конкретных задач, решаемых при помощи изобретений, бывает самым разнообразным. Однако по общим методам разрешения этих задач изобретения могут быть разбиты на три группы: а) конструктивные изобретения, б) изобретения, касающиеся способов, в) изобретения, касающиеся вещества.[99].

К области конструктивных изобретений относятся' машины, приборы, установки, агрегаты, изделия и т. п. Изобретения, касающиеся способа, предусматривают выполнение в определенной последовательности ряда действий или приемов, направленных к достижению поставленной цели. Примером может служить способ улавливания плавучего золота из промышленных вод, заключающийся в том, что воды направляют в резервуары-отстойники, в которые затем вводят пену вещества, улавливающего золото, а после этого снимают пену и подвергают ее переработке для выделения содержащегося в ней золота. Изобретения, касающиеся вещества, состоят в перечислении ингредиентов (составных частей), в указании на применение нового ингредиента либо нового соотношения ингредиентов, входящих в данное вещество. Так, суть одного из изобретений такого рода сводится к созданию пасты для полировки металлических и пластмассовых изделий, состоящей из порошковой смеси белого электрокорунда (25%) и зеленого карбида кремния-(75%), связанных при помощи воска. Бывает, что изобретение - сочетает в себе все или некоторые виды таких решений, касаясь, например, одновременно способа и вещества, и в этом случае, по сути (стр.94) дела, имеется не одно, а два изобретения. Например, при росписи золотом фарфоровых изделий иногда допускаются по" марки, нуждающиеся в удалении. Для этого может быть использована паста, упоминавшаяся в предшествующем примере. Способ же удаления состоит в том, что из пасты изготовляется карандаш, при помощи которого снимаются помарки, а затем золото извлекается из пыли, собранной при чистке изделия таким карандашом.

Вторым признаком изобретения является характерный для него признак существенной новизны.

Из сопоставления п. 3 с п. 35 Положения нельзя не сделать вывода, что признак существенной новизны характеризуется в законе как с формальной, так и с материальной точки зрения. С формальной стороны изобретение должно быть новым по сравнению с современным уровнем мировой техники (п. 35). Поэтому если внесенное предложение мировой технике известно, то независимо от его применения в нашей стране такое предложение лишено качеств, необходимых для изобретения. Но согласно п. 3 новизна, даже в сравнении с уровнем мировой техники, не создает изобретения, если она не является существенной. Стало быть, существенность—таков материальный критерий оценки новизны, обязательной для изобретения.

Понятие существенной новизны по его материальному содержанию сравнительно легко раскрывается в применении к так называемым пионерским изобретениям, т. е. таким, которые решают задачу, ранее вообще не решавшуюся в мировой технике. Ни у кого, например, не вызывает сомнения существенная новизна, а следовательно, и изобретательский характер первого искусственного спутника Земли или первого космического корабля, запущенного с человеком на борту впервые в нашей стране. Но подавляющее большинство изобретений не относится к числу пионерских, а представляет собой новое решение так или иначе уже решенной задачи. По-видимому, не всякое изменение известного решения может претендовать на существенность содержащейся в нем новизны. Если, например, вещество состоит из ингредиентов А и Б и образуется при их соотношении 25 и 75%, а затем будет установлено, что такое же вещество образуется при использовании тех же ингредиентов в соотношении 26 и 74%, то едва ли это окажется достаточным для признания существенной новизны во внесенном предложении.

Раз новизна существенна, она должна вносить изменения в самую сущность уже известного решения. Существенная новизна изобретения и есть не что иное, как новизна его сущности.[100] (стр.95)

Для выявления такой новизны необходимо прежде всего установить прототип, т. е. известное и притом наиболее близкое из известных решение. В результате анализа прототипа выясняется, что его сущность образуют элементы А+Б+В, а в предложенном решении в качестве существенных элементов выступают А+Б+В+Г+Д. Это решение является существенно новым, ибо оно изменяет известное решение при помощи новых по сущности элементов Г+Д.

Не следует при этом думать, что существенная новизна обязательно означает создание выдающегося изобретения, совершающего переворот в соответствующей области практической деятельности. Вот пример изобретения, обладающего признаком существенной новизны, но очень далекого от новшеств, знаменующих собой переворот в технике. Крепежный винт имеет в своей головке шлиц в виде прорези, в которую вставляется лезвие отвертки. Из такого шлица отвертка легко выскакивает, и по краям прорези образуются заусеницы. В свое время был предложен крестообразный четырех лучевой шлиц с некоторым углублением в центральной части. Из этого шлица отвертка не выскакивает, и, следовательно, заусеницы не образуются. Соответствующее предложение признано существенно новым и квалифицировано как изобретение.[101]

Технический прогресс столь же диалектичен, как и развитие в любой другой области. Крупные скачки и здесь обычно подготовляются накоплением сравнительно мелких достижений, которые, однако, должны считаться изобретениями, если они отвечают всем предъявляемым к последним требованиям, обладая в том числе признаками существенной новизны.

Таким образом, существенная новизна изобретения есть новизна его сущности, заключающаяся либо в решении еще не решенных задач, либо в изменении сущности уже известных решений.

Третий признак изобретения составляет обеспечиваемый им положительный эффект.

Под положительным эффектом понимается та конкретная польза, которая может быть достигнута благодаря применению данного предложения. Она заключается в том, что изобретение обеспечивает один из следующих эффектов: а) экономию общественного времени в виде сбережения живого или овеществленного труда (механизация и автоматизация работы, повышение коэффициента полезного действия механизма или агрегата, повышение выхода получаемого вещества, ускорение производства и т. п.), б) при отсутствии такой экономии—улучшение качества продукта, упрощение производства, улучшение условий труда и техники безопасности и т. д. (стр.96)

Изобретательство—это деятельность, осуществляемая в сфере отношений человека к природе и усиливающая степень его господства над природой. Понятно поэтому, что если внесенное предложение даже и не обеспечивает новой экономии труда или иных перечисленных ранее результатов, но, не ухудшая последних, расширяет арсенал средств и способов воздействия человека на природу, его следует квалифицировать как изобретение. Положительный эффект такого изобретения в том именно и состоит, что оно расширяет арсенал средств и способов воздействия человека на природу, а этот эффект очень важен, если учесть, что не всегда и не везде имеется возможность применять одни и те же средства для достижения соответствующей цели. Так, вполне возможно, что вновь изобретенный строительный материал обладает теми же качествами (по прочности, звуконепроницаемости и т.п.), что и применявшийся ранее, ничем не преимуществуя перед ним и по стоимости, но в данной местности целесообразней изготовлять именно этот материал, а не какой-либо другой из числа известных. При таких условиях положительный эффект вне всякого сомнения, несмотря на то, что он не заключается ни в экономии времени, ни в других упоминавшихся выше результатах.

Если внесенное предложение решает техническую задачу,. обладая существенной новизной и обеспечивая положительный эффект, то тем самым оно имеет все признаки, необходимые и достаточные для его квалификации как изобретения.

Некоторые авторы, однако, считают, что для изобретения характерен и ряд других признаков. По их мнению, в определение понятия изобретения нужно включить указание и на то, что оно представляет собой результат творческой деятельности,[102] а также является прогрессивным [103] и осуществимым.[104]

Необходимость наличия в изобретении всех перечисленных качеств едва ли может быть оспорена. Но включение в определение упомянутых признаков было бы излишним, поскольку они полностью охватываются теми моментами, которые отражены в определения понятия изобретения, даваемом в п. 3 Положения. Действительно, творчество имеется там, где есть новизна. Но так как в п. 3 Положения говорится о существенной новизне, то тем самым отмечается и момент творчества. Далее, в том же п. 3 изобретение рассматривается как решение технической задачи, т.е. задачи, объективно существующей в народном хозяйстве, в области здравоохранения, культуры, обороны страны, а не произвольно поставленной перед собой изобретателем. Но в условиях социализма и строительства коммунистического общества никакие другие задачи, кроме прогрессивных, возникать не могут, и никакие другие их решения, кроме прогрессивных, не могут быть приняты. Наконец, п. 3 имеет в виду не просто постановку технической задачи, а ее решение. Если же внесенное (стр.97) предложение неосуществимо, то, следовательно, техническая задача осталась нерешенной, а потому и нет изобретения.[105]

Выдвигается и идея противоположного порядка — исключить из п. 3 некоторые содержащиеся в нем признаки изобретения. Так, К. К. Яичков предлагает отказаться от признака существенной новизны, который, по его мнению, неоправданно сужает круг изобретений и носит к тому же субъективный характер, так как ставит судьбу заявки в зависимость от представлений эксперта о существенности и не существенности новизны.[106] Трудно, однако, понять, почему категория сущности субъективна, а не объективна. Вместе с тем, если бы законодатель отказался от признака существенной новизны, любые мелкие конструктивные и технологические изменения были бы возведены в ранг изобретений, а это устранило бы различие между ними и менее сложными формами технического творчества, приводящими к разработке рационализаторских предложений. Нельзя согласиться также с Б, С. Антимоновым и Е. А. Флейшиц, настаивающими на исключении из понятия изобретения признака положительного эффекта ввиду того, что якобы констатация его наличия зависит от субъективных оценок и оказывается вовсе неприменимой к изобретениям, не дающим нового эффекта, но расширяющим арсенал средств воздействия на природу.[107] Положительный эффект, обеспечиваемый изобретением, знаменует новый шаг в техническом прогрессе, который представляет собой вполне объективное явление, не зависящее от субъективных оценок.[108] К тому же, как было показано выше, он может заключаться именно в расширении арсенала средств воздействия на природу, не приводя к экономическому или какому-либо иному положительному эффекту. Представляется неправильным и утверждение Н. А. Райгородского, будто признак существенной новизны тождествен признаку неожиданного нового технического эффекта.[109] Неожиданность—действительно субъективный критерий, который именно поэтому не может приниматься во внимание, а новый технический эффект достигается и при несущественной новизне, т. е. когда изобретение отсутствует.

Следует поэтому прийти к выводу о достаточной четкости определения понятия изобретения, содержащегося в п. 3 Положения, которое не нуждается ни в расширении, ни в сокращении числа включенных в него признаков.

В пределах изобретательских предложений различают изобретения основные и дополнительные (п. 50 Положения). Основное изобретение носит самостоятельный характер в том смысле, что оно может быть самостоятельно использовано. Дополнительное изобретение должно отвечать всем требованиям, предъявляемым к изобретениям вообще, т. е. решать техническую задачу, обладать существенной новизной и давать положительный эффект. Его особенность состоит только в том, что оно представляет собой совершенствование другого (основного) изобретения и без применения последнего не может быть использовано. Например, одно лицо изобрело магнитофон, в воспроизводящей головке которого при большой паузе возрастает сила тока, благодаря чему происходит срабатывание (стр.98) реле, и лентопротяжный механизм останавливается. Второе лицо подключило через контакты к этому реле другое—реле времени, которое по истечении определенного промежутка включает лентопротяжный аппарат. Второе изобретение является дополнительным по отношению к первому.

С дополнительными изобретениями, которые, сохраняя все признаки, характерные для основного изобретения, дополняют его новыми элементами, не следует смешивать случаи, когда новое изобретение не добавляет к существующему каких-либо новых элементов, но обеспечивает его использование в целях, для достижения которых оно ранее не применялось. Например, препарат ДЦМ, ранее употреблявшийся в текстильной промышленности для фиксации краски на тканях, предложено использовать для пропитывания древесины в целях защиты ее от морских древоточцев, учитывая его токсичность (ядовитость), а также и то, что он не вымывается из древесины. Такое изобретение будет не дополнительным, а самостоятельным, ибо оно обеспечивает замену старых методов работы существенно новыми и разрешает техническую задачу, которая ранее созданным изобретением вовсе не решалась.[110]

Нужно вообще отметить, что развитие техники всегда опирается на достигнутое ранее, и в этом смысле едва ли не любое новое изобретение выступает как дополнительное по отношению к предшествующему. Поэтому, как будет видно из дальнейшего, лишь в случае оформления прав на основное изобретение и только в рамках определенных сроков новое изобретение при соответствующих условиях квалифицируется как дополнительное. За этими пределами оно становится обычным, т. е. основным, изобретением.

Необходимо также специально остановиться на комбинационных изобретениях. Они заключаются в том, что изобретатель использует известные элементы, но в новом, ранее не известном сочетании, в чем и состоит существенная новизна таких изобретений, решающих техническую задачу и обеспечивающих определенный положительный эффект. Например, технике известны такие элементы, как литье различных масс под давлением, в металлические формы, удаление связующих ингредиентов путем нагревания изделий в слое тонкодисперсного минерального материала, двукратный обжиг изделий. Но изобретатель благодаря сочетанию этих элементов добился изготовления тончайших керамических изделий требуемой прочности и (стр.99) формы, которые ранее не производились. За ним было признано право на изобретение.[111]

С изобретением не следует смешивать эквиваленты и перенос, которые изобретениями не являются.

Всякое изобретение состоит из определенных элементов. Если один элемент заменяется другим, но сущности изобретения остается неизменной, такие элементы и будут рассматриваться как эквиваленты. Так, ранее приводилось изобретение пасты из 25% порошковой смеси белого электрокорунда и 75% зеленого карбида кремния, связанных при помощи воска. Вместо воска в качестве связующего можно использовать канифоль, что сущности изобретения не изменит. Воск и канифоль выступают здесь как эквиваленты, и предложение о замене одного другим не является изобретением, хотя при наличии других условий оно может быть признано рационализаторским предложением.

Предложение об использовании изобретения на участках, где оно еще не применялось, при неизменности его функции называется переносом. Предложение о переносе не считается изобретательским потому, что оно лишено элементов творчества. Если такие элементы имеются, то при наличии других указанных в законе условий речь может идти о признании внесенного предложения рационализаторским. Когда же предложение о переносе сочетается с изменением функции изобретения (как в приведенном ранее примере использования фиксатора красок на тканях для пропитывания древесины в целях борьбы с древоточцами), то тем самым достигается разрешение новой технической задачи при помощи известного технического средства. По отношению к такой задаче последнее приобретает значение и нового технического средства, а значит, имеется существенная новизна, достаточная для признания этого предложения изобретением.

Перейдем теперь к характеристике рационализаторских предложений.

В Положении нет такого же четкого определения понятия рационализаторского предложения, как это сделано в п. 3 относительно изобретений. Однако анализ пп. 7 и 54 Положения позволяет сделать необходимые выводы о том, что следует понимать под рационализаторским предложением.

Выше уже говорилось, что не только изобретение, но и рационализаторское предложение представляет собой творческое решение технической задачи. Признаки, свойственные рационализаторскому предложению, также. аналогичны тем, которыми обладает изобретение. Для признания предложения рационализаторским оно должно: 1) решать техническую задачу, (стр.100) 2) обладать признаком новизны, 3) давать положительный эффект. При этом положительный эффект, обеспечиваемый рационализаторским предложением, по своему характеру однороден с положительным эффектом, достигаемым посредству Обретения, а по масштабам может быть и меньшим и иногда дебелее значительным. Вследствие этого разграничить изобретения и рационализаторские предложения по признаку положительного эффекта не представляется возможным. Но они могут быть разграничены по двум другим признакам по спешке решения технической задачи и в особенности по признаку новизны

Разрешаемые при помощи рационализаторских предложений технические задачи, о которых говорит ч.1 п. 7 Положения, подразделяются на две группы. Первую группу составляют предложения по усовершенствованию: а) применяемой техники (машин, приборов, инструментов, приспособлений, аппаратов, агрегатов и т. д.), б) выпускаемой продукции (например, изменение фасона обуви), в) технологии производства ( например, обработка деталей их штамповкой) г) способов контроля, наблюдения и исследования (например, введение, контрольных часов для отметки времени явки на работу.), д) техники безопасности и охраны труда ( например, применение звукопоглощающих материалов в бюро машинописи для уменьшения шумовых эффектов). Предложения этой группы вносят изменения в самою технику или технологию производства, и потому их принято именовать техническими предложениями.

Вторую группу составляют предложения, которые, не внося каких либо изменений в технику или технологию производства, тем немее обеспечивают повышение производительности труда, более эффективное использование энергии, оборудования, материалов. В данном случае указанные цели достигаются посевом различных организационных мероприятии осуществляемых в самом производственном процессе (переход к обслуживанию одним рабочим нескольких станков, более целесообразное размещение инструментов и материалов на рабочем месте т. п.) Поскольку предложения этой группы обеспечивают необходимый эффект благодаря организационным мероприятиям, а не изменению техники или технологии, но обеспечивают такой эффект путем прямого воздействия на самый производственный процесс, их принято именовать организационно – производственными предложениями.[112]

Проводимое Положением деление рационализаторский предложений на две названные группы дало повод некоторым авторам утверждать, что рационализаторские (стр.101) предложения не всегда решают техническую задачу, так как они могут относиться к числу не технических, а организационно-производственных предложений.[113]

Представляется, однако, что в этих высказываниях допускается смешение характера задачи и способов, при помощи которых достигается ее разрешение. Способы здесь, конечно, являются организационными, а не техническими. Однако задача, разрешаемая при их посредстве, продолжает оставаться технической, так как она возникает в сфере производства и связана с необходимостью обеспечить повышение производительности труда, более эффективное использование энергии, оборудования, материалов в результате осуществления именно производственной, а не какой-либо иной деятельности. Поэтому правильно поступают те авторы, которые, несмотря на различие между двумя рассмотренными видами рационализаторских предложений, усматривают их общность в том, что все они так или иначе решают техническую задачу.[114]

От организационно-производственных, составляющих одну из разновидностей рационализаторских предложений, следует отличать предложения по улучшению организации работы и управления хозяйством, которые в соответствии с ч. III п. 7 Положения рационализаторскими не считаются. К их числу относятся предложения, направленные на упорядочение штатов и структуры, упрощение или улучшение учета и отчетности, документации, снабжения, сбыта и т. п. Таковы, например, предложения о замене транзитной поставки прямой поставкой продукции или о переходе во внутригородских хозяйственных связях к централизованному завозу товаров и др. Такие предложения тоже могут оказывать косвенное воздействие на эффективность производственной деятельности. Но они если иногда и влияют на производство, то лишь косвенно, а не непосредственно, так как в самой производственной сфере не применяются, и, следовательно, решают не техническую, а организационную задачу и потому не могут рассматриваться как рационализаторские предложения. Если же в сфере управления решается не организационная, а техническая задача (например, задача автоматизации труда счетного аппарата), налицо обычное рационализаторское предложение со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями.

Таким образом, если в области изобретательства техническая задача должна быть решена техническими же средствами, то в области рационализации она может быть решена средствами как техническими, так и организационными. С этой точки зрения, рационализация находит более широкое применение, чем изобретательство. Но если ту же проблему поставить и рассмотреть (стр.102) в несколько ином плане, то окажется, что, наоборот, сфера приложения рационализации уже сферы, в которой может иметь место изобретательство.

Согласно ч. III п. 7 Положения не считаются рационализаторскими предложения, даже и обладающие всеми законом предусмотренными признаками (решение технической задачи, новизна, положительный эффект), если они внесены инженерно-техническими работниками научно-исследовательских, проектных и конструкторских организаций и относятся к разрабатываемым в этих организациях проектам, конструкциям и технологическим процессам. В своем .разъяснении от 14 мая 1964 г.[115] Комитет распространил эту норму на инженерно-технических работников и таких институтов, проектных, конструкторских и технологических отделов (бюро), которые являются структурными подразделениями предприятий, но выполняют те же функции, что и организации, перечисленные в п. 7 Положения. Однако предложения, внесенные инженерно-техническими работниками перечисленных подразделений предприятия после утверждения разработанных в них новых проектов, конструкций и технологических процессов, признаются рационализаторскими, если они отвечают всем установленным в законе требованиям. Кроме того, в пределах указанных организаций и подразделений предприятия приведенное правило рассчитано только на инженерно-технических, а не на всех вообще работников. Но и для инженерно-технических работников из числа рационализаторских исключаются лишь предложения, относящиеся к разрабатываемым проектам, конструкциям и технологическим процессам, а не к совершенствованию работы самой организации данного рода. И все же при наличии всех перечисленных моментов предложение рационализаторским не признается, между тем как в тех же случаях предложение, являющееся изобретением, получает охрану со стороны закона.

Ввиду этого разграничить изобретения и рационализаторские предложения по более или менее широкой сфере их применения невозможно. В плоскости технической задачи различие между ними состоит только в том, что изобретение эту задачу решает лишь техническими, а рационализаторское предложение—техническими или организационными средствами.

Однако указанного признака для проведения интересующего нас разграничения явно недостаточно, ибо он перестает действовать, когда конкретно внесенное рационализаторское предложение также решает техническую задачу техническими средствами. Необходимо поэтому использовать другой, более надежный признак, относящийся уже к природе новизны рационализаторского предложения. (стр. 103)

Новизна в рационализаторском предложении, как и в изобретении, оценивается и по формальному, и по материальному критерию.

Формальный критерий, применяемый к изобретению, требует чтобы оно было новым с точки зрения уровня мировой техники. Поэтому говорят, что изобретения обладают абсолютной новизной. Напротив, для рационализаторского предложения достаточно относительной или местной (локальной) новизны. Предложение, известное мировой технике, будет признано рационализаторским, если оно ново для нескольких отраслей хозяйства (межотраслевое рационализаторское предложение), для одной его отрасли (отраслевое рационализаторское предложение) или по крайней мере для данного конкретного предприятия. В литературе сообщалось, например, о таком рационализаторском предложении, направленном на совершенствование охраны труда. Работницы одного из цехов ленинградской швейной фабрики страдали летом от жары, вызываемой нагревом металлических абажуров электрических ламп, установленных на швейных столах. Рационализатор предложил заменить электрические лампы с нагревающимися абажурами лампами дневного света.[116] В самом предложении использовать лампы дневного света нет ничего нового, ибо этот способ освещения общеизвестен. Но их использование для устранения нагревания абажуров, от которого страдали работницы фабрики, ново для данного предприятия, а потому и предложение должно быть квалифицировано как рационализаторское.

Материальный критерий, применяемый к изобретению, требует, чтобы оно обладало существенной новизной, т. е. было пионерским или меняло сущность известных решений. Напротив, для рационализаторского предложения достаточно несущественной новизны, т. е. усовершенствования известных решений без изменения их сущности. Поэтому, если вносимое предложение ново даже с точки зрения уровня мировой техники, но его новизна не влечет за собой изменения сущности известных решений, такое предложение следует считать рационализаторским, а не изобретением.[117] Например, на заводе им. И. А. Лихачева принято к внедрению как рационализаторское предложение об изменении профиля подушки сидения автобуса ЗИЛ-158.[118] Вполне возможно, что подушки такого профиля ранее вообще нигде в мире не изготовлялись. Но изменение профиля изделия не меняет сущности принятой для его изготовления конструкции, а, значит, при всех условиях оно (стр.104) относится к разряду рационализаторских предложений, но не изобретений.

На первый взгляд может показаться, что квалификация предложения как рационализаторского зависит не от совокупного применения формального и материального критериев новизны, а от любого из них, взятого в отдельности: предложение является рационализаторским уже при его несущественной новизне, хотя бы такая новизна была и абсолютной, либо при относительной новизне, хотя бы оно и было в соответствующих локальных рамках существенно новым. Но подобный взгляд ошибочен. Поскольку закон не предъявляет к рационализаторскому предложению требования абсолютной новизны, оно всегда проверяется не под этим углом зрения, а совершенно в ином плане: ново ли внесенное предложение для того участка, на который рассчитано его применение? Поэтому использование такого предложения на одном участке не исключает возможности подачи заявок относительно аналогичных предложений на других участках. С другой стороны, каким бы существенным ни было вносимое предложение для соответствующего конкретного участка, его нельзя рассматривать как существенно новое, если аналогичное решение уже объективно имеется, а его сущность каким-либо изменениям не подвергается. Следовательно, не относительность новизны или ее не существенность, а то и другое, взятое вместе, характеризуют рационализаторское предложение как второй вид изобретательского творчества, охраняемый советским законом.

Учитывая изложенное, рационализаторское предложение можно определить как отличающееся относительной несущественной новизной решение технической задачи техническими или организационными средствами, обеспечивающее положительный эффект.

Если изобретения известны и буржуазному законодательству, то рационализаторские предложения специально выделяются и получают правовую охрану лишь по законам Советского Союза и других социалистических государств. Их особое выделение, полностью отвечая задачам технического прогресса, служит вместе с тем правовым отражением массовости изобретательства в социалистическом обществе, в развитии которого может участвовать любой труженик, активно содействуя своей творческой деятельностью созданию материально-технической базы коммунизма. К тому же, как будет видно из дальнейшего, дифференциация отдельных видов изобретательского творчества важна и для применения в этой области принципа оплаты по труду как одного из основных законов социалистического общества.

Порядок оформления изобретательских предложений. Изобретения по выбору авторов оформляются авторским свидетельством или патентом (ст. 520 ГК, п. 4 Положения). (стр.105) Правовое различие между двумя названными способами оформления изобретений может быть в полной мере выявлено лишь в результате анализа особенностей возникающих на их основе правоотношений (см. § 2 настоящей главы). Сейчас же достаточно отметить, что авторское свидетельство—бессрочный документ, удостоверяющий авторство, а право использования оформленного им изобретения принадлежит государству, которое берет на себя заботу о реализации изобретения с учетом целесообразности его внедрения (ч. 1 ст. 521 ГК, ч. 1 п. 6 Положения). Патент выдается сроком на 15 лет,[119] считая со дня подачи заявки, а его выдача означает, что никто не может без согласия лица, которому выдан патент (патентообладателя), использовать изобретение (ч. 1 ст. 522 ГК, п. 48 «в» Положения).

Системе социалистических общественных отношений более всего соответствует авторское свидетельство, обеспечивающее надлежащее сочетание личных и общественных интересов, которое проявляется в том, что общество вправе использовать созданное изобретение вполне свободно, по собственному усмотрению, но автором считается его создатель, приобретающий также право на вознаграждение за использование изобретения. Неудивительно поэтому, что советские граждане прибегают к патенту лишь в виде редчайшего исключения. Так, за период с 1956 по 1960 г. советские изобретатели получили авторские свидетельства на десятки тысяч изобретений, а патенты — всего на 6 изобретений.[120] Практическое значение патентов состоит в том, что они открывают путь для заявки своих изобретений в СССР иностранцам, права которых и оформляются выдачей патентов.

Авторские свидетельства и патенты выдаются Государственным комитетом по делам изобретений и открытий СССР по утвержденным им единым формам (п. 20 Положения). На полученные селекционным путем новые породы сельскохозяйственных животных и птиц, породы тутового и дубового шелкопряда и сорта сельскохозяйственных культур авторские свидетельства выдаются Министерством сельского хозяйства СССР после их регистрации в Комитете. Тем же Министерством определяются новизна и полезность указанных изобретений.

Самый порядок оформления изобретательского предложения, создатель которого желает получить авторское свидетельство, сводится к следующему (п. п. 30—46 Положения). На выдачу авторского свидетельства подается непосредственно (стр.106) в Комитет заявка. Но если изобретатель работает на предприятии, в научно-исследовательской или какой-либо другая организации, то в целях правильного и своевременного оформления заявок, а также оказания помощи в их оформлении заявки должны, как правило, подаваться через эти предприятия или организации, которые обязаны направить их в Комитет в месячный срок с заключением о полезности и возможности внедрения заявленных предложений. Изобретатели, не работающие на предприятиях или в организациях, могут подавать заявки через местные органы ВОИР, которые оказывают авторам необходимую помощь в оформлении заявок, но не составляют заключения об их полезности и возможности внедрения, а направляют все материалы в Комитет в 10-дневный срок.[121] Особый порядок установлен для оформления служебных изобретений. Служебными называются изобретения, созданные работниками социалистических организаций в порядке выполнения плана научно-исследовательских работ, плана разработки и внедрения новой техники, служебного задания и т. п. Оформление и подача заявок в Комитет на такие изобретения осуществляются соответствующими социалистическими организациями непосредственно.

Заявка подается либо самим автором, либо его наследниками, но с обязательным указанием имени действительного автора. Если же изобретение является служебным, то заявка о выдаче авторского свидетельства оформляется на имя предприятия (организации) с указанием автора изобретения.

Подаваемая заявка состоит из заявления, описания предполагаемого изобретения и чертежей, если они необходимы. В заявлении, составленном в одном экземпляре, содержатся данные об авторе предполагаемого изобретения, наименование последнего, а также утверждение, что лицо, испрашивающее авторское свидетельство, действительно является автором внесенного предложения. В заявке на выдачу авторского свидетельства на имя предприятия (организации) должно быть 'также указано наименование предприятия (организации). Описание и чертежи составляются в трех экземплярах с таким точным, ясным и полным изложением сущности предполагаемого изобретения, чтобы была видна его новизна и на основе представленных материалов изобретение можно было осуществить.

Встречающиеся в подаваемых заявках дефекты их оформления бывают техническими и существенными. Технические дефекты выражаются в том, что, например, заявка не подписана или чертежи представлены не в трех, а в одном экземпляре, и т. п. О необходимости устранения этих дефектов Комитет письменно уведомляет заявителя в 10-дневный срок, предоставляя (стр.107) ему для исправления заявки месячный срок, при соблюдении которого сохраняет силу первоначальная дата подачи заявки, а при несоблюдении она переносится на момент, когда обнаруженные дефекты будут устранены. Существенные дефекты состоят в том, что к заявке вовсе не приложены описание или чертежи либо эти документы не дают достаточного представления о сущности предполагаемого изобретения. В таких случаях заявка признается поданной в день поступления необходимых дополнительных материалов.

Иногда бывает, что уже после подачи заявки заявитель хотел бы ее дополнить или исправить. Исправления и дополнения, если они были внесены в течение месяца и не меняют существа заявки, при установлении даты подачи заявки во внимание не принимаются. Когда же дополнительные материалы меняют существо ранее поданной заявки, они нуждаются в самостоятельном оформлении, а самая заявка считается поданной только с момента оформления этих материалов. Те же последствия наступают при условии, если дополнительные материалы не меняют существа заявки, но автор представил их по истечении месячного срока и настаивает на их включении в заявку.

Точное установление даты подачи заявки важно для правильного определения приоритета. Юридическое значение приоритета состоит в том, что при оценке новизны внесенного предложения ему могут быть противопоставлены только такие материалы, которые появились до момента, когда приоритет был установлен на данную заявку. В частности, при подаче разными лицами заявок на тождественные изобретения права изобретателя будут признаны за тем из них, кому принадлежит приоритет.


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 8; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.041 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты