Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ. Понятие права на открытие




Читайте также:
  1. A - Общие и связь для координации поиска и спасения
  2. I. Вводные положения
  3. I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  4. I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  5. I. ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ К ОФОРМЛЕНИЮ КУРСОВЫХ, ДИПЛОМНЫХ, НАУЧНЫХ РАБОТ
  6. I. Общие требования охраны труда.
  7. II. Общие требования к определению кадастровой стоимости
  8. III. ОБЩИЕ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ
  9. III. Общие требования к оформлению и защите курсовой и выпускной квалификационной работы
  10. III.Общие требования

Понятие права на открытие. Слово «открытие» обладает в русском языке различными значениями. Говоря о праве на открытие, закон имеет в виду не что иное, как именно научное открытие.

Научное открытие представляет собой результат интеллектуальной, познавательной, деятельности. Однако процесс познания сам по себе отнюдь не обязательно выступает одновременно и как процесс создания научного открытия. Студент, изучающий учебную или монографическую литературу по своей будущей специальности, многое познает, но он пока еще ничего не открывает. К открытию приводит не всякая, а лишь творческая деятельность, т. е. такая, которая отличается новизной достигнутых при ее помощи результатов. Однако и этого мало. Когда студент не ограничивается изучением литературы и других материалов, а на основе их изучения пишет курсовую (дипломную) работу или готовит доклад для научного кружка, он уже не просто познает, но создает, творит нечто новое, по крайней мере с точки зрения системы расположения материала, формы его изложения и т. п. И все же студенческую работу, новизна которой исчерпывается отмеченными качествами, нельзя считать научным открытием. Открытие появляется лишь тогда, когда в результате познавательной деятельности устанавливаются (т. е. обнаруживаются, выявляются) объективные закономерности, присущие реальной действительности.

Например, Ленин открыл закон неравномерного развития капитализма в эпоху империализма. Это—величайшее научное открытие, на основе которого были сделаны важнейшие практические выводы относительно возможности победы социалистической революции в одной отдельно взятой стране. Оно было подготовлено колоссальной познавательной работой, направленной не только на изучение новых проявлений капитализма в условиях империализма, но и на проникновение в самую сущность этих явлений. Однако Ленин именно открыл указанный закон, а не создал его, ибо этот закон присущ самой капиталистической действительности и может быть лишь обнаружен, но не сконструирован.

Таким образом, научное открытие характеризуется тем, что оно представляет собой а) результат интеллектуальной (познавательной) творческой деятельности и выражается в б) обнаружении ранее неизвестных объективных закономерностей. Эти признаки в их единстве позволяют сделать необходимые выводы по поводу сходства и различия, существующего между научными (стр.149) открытиями, с одной стороны, и авторскими произведениями, а также изобретениями с другой.



Сходство заключается в том, что все они – продукты интеллектуальной творческой деятельности человека. Особенность же открытий по сравнению с авторскими произведениями и изобретениями предопределяется тем, что они представляют собой научные понятия, отражающие содержание выявленных объективных закономерностей. Конкретная словесная или иная форма выражения самого понятия никакого влияния на сущность научного открытия не оказывает. Выразил ли бы Эйнштейн свое научное открытие формулой E= m c словами «энергия пропорциональна произведению массы на квадрат скорости света». Или тем и другим способом одновременно или каким – нибудь иным образом, от этого сущность научного открытия не изменилась бы. Но для авторских произведений те же обстоятельства приобретают существенное значение. Если бы формула E= m c не была предложена самим Эйнштейном, а опираясь на его открытие, эту формулу в интересах краткости ввел бы в обиход кто – либо другой, последнему и принадлежало бы авторское право на нее. Но автором научного открытия все равно остался бы Эйнштейн. По тем же причинам Д. И. Менделеев не является автором соответствующих разделов учебников по химии, в которых описывается открытый им периодический закон химических элементов, как в свою очередь создатели таких учебников не становятся авторами открытия этого закона. Короче говоря, органическое единство содержания со всеми особенностями его внутренней формы отличает авторское произведение от научного открытия, которое закрепляется в понятии, какой бы ни была его конкретная форма. Вместе с тем научное открытие воплощается в таком понятии, которое лишь отражает выявленную объективную закономерность, но не формулирует каких – либо правил практической деятельности. В отличие от этого изобретение представляет собой практическое правило и притом такое, которое решает не всякую утилитарную, а именно техническую задачу. Поэтому смешение изобретений с открытиями в области общественных наук вообще исключено, ибо открытия этого рода не только сами по себе не формулируют практических правил, но и не связанны со сферой техники. Для ограничения же от изобретательской деятельности открытий в области естественных и технических наук вполне достаточно приведенного признака. Ясно, например, что обнаружение рентгеновых лучей – открытие, а создание рентгеновского аппарата – изобретение, поскольку первое лишь отражает объективную закономерность, а второе решает техническую задачу по ее практическому использованию.



Однако на ряду со свойственными им особенностями научные открытия в тоже время тесно связаны с авторскими произведениями и изображениями. (стр.150) Их связь с изобретениями проявляется в том, что любое изобретение либо опирается на ранее сделанное открытие, либо заключает в себе также и открытие, если соответствующая закономерность обнаруживается в нем впервые. Выше уже упоминались рентгеновские аппараты, которые были изобретены благодаря открытию рентгеновых лучей. Можно указать также на открытие факта существования микробов как возбудителей различных заболеваний, которое повлекло за собой создание новых, ранее не применявшихся способов лечения болезней, или открытие внутриатомной энергии, получившее в наши дни разнообразное практическое применение как в военных (атомная бомба), так и в мирных целях (атомные электростанции, суда, работающие на атомной энергии, и т. п.). Мыслимы и разнообразные иные связи между изобретениями и открытиями. Например, компас был известен еще за 2000 лет до нашей эры, а установление закона земного магнетизма относится к XVI в. Следовательно, тогда компас основывался на эмпирическом наблюдении явлений магнетизма, но не на научном открытии самого закона. Бывает и так, что изобретение создается для подтверждения открытия, как, например, маятник Фуко, практически иллюстрирующий вращение Земли вокруг своей оси. Но как бы там ни было, теснейшая связь изобретений с открытиями в области естественных и технических наук очевидна.



Еще более очевидна их связь с авторскими произведениями. Не говоря уже о том, что практические выводы, вытекающие из открытий в области общественных наук, воплощаются не в изобретениях, а в научно-литературных произведениях, в них же фиксируются и самые научные открытия, к каким бы отраслям знания последние ни относились. Хотя любая форма выражения научного понятия, заключающего в себе открытие, достаточна для появления на свет авторского произведения, чаще всего объективное выражение открытия воплощается в соответствующей литературной форме. Открытые Марксом законы развития капитализма освещены в «Капитале», открытый Дарвином закон эволюционного развития животного и растительного мира описан в «Происхождении видов», сделанные Павловым физиологические открытия представлены в его многочисленных произведениях. Количество таких примеров буквально неисчислимо. В связи с этим возникает вопрос: есть ли надобность в специальной правовой охране научных открытий, если они косвенным образом охраняются благодаря правовой охране соответствующих авторских произведений?

Законодательство капиталистических стран отвечает на этот вопрос отрицательно, не предусматривая открытия как особого объекта правовой охраны. Долгое время отрицательно отвечало на него и советское законодательство. Но уже в 1947 г. был впервые образован Комитет по изобретениям и открытиям при Совете Министров СССР, на который возлагается задача охраны наряду (стр.151) с изобретениями также и научных открытий, а с принятием 24 апреля 1959 г. Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях самостоятельность юридической охраны научных открытий опирается на прочную правовую базу. В настоящее время соответствующие отношения регулируются: а) ст. ст. 107—109 Основ и ст. ст. 517—519 ГК, б) Положением об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях и Инструкцией о вознаграждении за открытия, изобретения и рационализаторские предложения; указаниями и разъяснениями Государственного комитета по делам изобретений и открытий СССР.

Вводя в качестве самостоятельной правовую охрану научных открытий, Советское государство руководствовалось соображениями социально-экономического и политического, а также юридического порядка.

Наука при социализме, особенно в условиях развернутого строительства коммунизма, становится непосредственной производительной силой общества, в связи с чем особую значимость приобретает как стимулирование научной деятельности, так и ее юридическое обеспечение. Вместе с тем в условиях соревнования двух систем важно юридически закрепить приоритет нашей страны в создании таких открытий, -которые знаменуют собой скачок в развитии мировой науки в целом.

При помощи одних только норм авторского права эта задача должным образом решена быть не может. Нормы авторского права непосредственно охраняют самое авторское произведение, а научные открытия ими охраняются лишь постольку, поскольку они в таких произведениях выражены.[148] К тому же даже и при такой косвенной охране нормы авторского права не обеспечивают официального признания ни приоритета данного автора в создании открытия, ни того факта, что налицо вообще научное открытие. Наконец, для выплаты авторского гонорара за произведение, в котором воплощено открытие, требуется его издание, а размер гонорара исчисляется исходя из его объема, и только при определении конкретных полистных ставок оплаты учитывается качество произведения, что позволяет учесть также факт освещения в нем научного открытия, сделанного самим автором. Между тем научное открытие составляет определенную общественную ценность само по себе, независимо от того, опубликовано ли его описание и каков объем такой публикации. Но для того чтобы все перечисленные н другие вопросы получили наиболее целесообразное разрешение, необходимы специальные правовые нормы. Они теперь в нашем законодательстве имеются и в своей совокупности образуют самостоятельный юридический институт—право на открытие. На основе этого института у автора научного открытия (стр.152) возникают предусмотренные законом имущественные и личные неимущественные права.

Однако действующее законодательство признает необходимым обеспечить специальную правовую охрану далеко не всех возможных открытий. В ряде случаев надобность в такой особой охране просто не возникает. Так обстоит, например, дело с географическими, археологическими и палеонтологическими открытиями. В современных условиях невозможно вторично открыть уже обнаруженный материк (географическое открытие), остатки древнего города (археологическое открытие) или скелет доисторического человека (палеонтологическое открытие). Но поскольку подобные открытия неповторимы, так как они касаются лишь единичных объектов, отпадает потребность в определении приоритета и в разрешении всех иных правовых вопросов, связанных с научными открытиями. Точно в таком же положении находятся и открытия месторождений полезных ископаемых. Что же касается их особой оплаты, то она может быть предусмотрена специальными правилами. Так, например, за открытия месторождений полезных ископаемых выплачивается вознаграждение в виде поощрительных премий. В других случаях введение самостоятельной охраны научных открытий вызвало бы отрицательный эффект. Это относится к открытиям в области общественных наук. Выводы общественных наук не могут быть оценены как открытия с такой же степенью достоверности и точности, как выводы наук естественно-технических. Подобная оценка появляется лишь в результате длительной дискуссии и проверки правильности новой теории на основе многолетней общественной практики. И если бы новая концепция могла притязать на ее официальное признание в качестве открытия, это обстоятельство лишь помешало бы успешному развитию соответствующей отрасли общественных знаний. Поэтому, предусматривая специальную правовую охрану научных открытий, Положение указывает в ч. II п. 2, что она не распространяется на географические, археологические и палеонтологические открытия, открытия месторождений полезных ископаемых и открытия в области общественных наук. Ее действие ограничено открытиями в сфере наук естественных и технических.

С учетом сказанного право на открытие в виде самостоятельного юридического института следует определять как совокупность норм, регулирующих личные неимущественные и имущественные отношения, которые возникают в связи с открытиями научно-естественного и технического характера,

Этому институту соответствует и самостоятельное субъективное право, которое также именуется правом на открытие.

У права на открытие имеются некоторые черты сходства с субъективным авторским правом, обусловленные объективным сходством, которое существует между научными открытиями и авторскими произведениями. Однако ввиду того, что в отличие (стр.153) от авторских произведений форма открытия не отражается на его индивидуализации, оно не порождает права на неприкосновенность и некоторых других правомочий, столь важных дли субъективного авторского права. Еще более значительное сходство имеется у нрава на открытие и права на изобретение. В частности, принципиальная повторимость тех и других предопределяет полную аналогию между некоторыми юридическими нормами, применяемыми в обоих случаях. Но, поскольку открытие в отличие от изобретения не является правилом практической деятельности, оно не порождает столь важных для изобретательства правомочий, которые связаны с внедрением, использованием и т. п. Следовательно, в тех пределах, в каких право на открытие подвергается специальному нормированию, оно выступает как особое субъективное право, не совпадающее ни с авторскими, ни с изобретательскими субъективными правами.

Такого же взгляда относительно природы права на открытие придерживаются и некоторые другие авторы[149].

Однако наряду с этим В. А. Рясенцев полагает, например, что, поскольку нормы об открытиях включены в Положение, где речь идет также об изобретениях и рационализаторских предложениях, они образуют составную часть изобретательского права[150], а по мнению В. И. Корецкого, отстаивающего ту же точку зрения, объединение указанных норм в едином нормативном акте носит вполне закономерный или, как он выражается, органический характер.[151] Но приведенные соображения едва ли приемлемы. Объединение различных юридических норм в одном законодательном акте само по себе еще не свидетельствует о том/что они относятся к одному и тому же юридическому институту. Не следует законодательно-технические соображения смешивать с теоретическим понятием правового института. Нет, например, никаких препятствий к изданию отдельно Положения об изобретениях и Положения о рационализаторских предложениях. Однако каждое из них не перестанет быть нормативным актом изобретательского права. Можно включить в действующее Положение нормы о товарных знаках, тем более, что и они регистрируются Комитетом. Но это не приведет к расширению сферы действия изобретательского права за счет указанных норм. Представляет, наконец, интерес и то обстоятельство, что после выхода в свет работ В. А. Рясенцева и В. И. Корецкого были приняты Основы и ГК, в которых нормы об открытиях выделены в отдельный раздел, столь же самостоятельный, как и раздел об изобретениях. Значит, отпал основной и единственный довод, выдвинутый обоими авторами в защиту включения права на открытие в разряд изобретательских прав.

Еще менее убедительна концепция Б. С. Антимонова и Е. А. Флейшиц, согласно которой право на открытие представляет собой особую разновидность субъективного авторского права.[152] Общее у обоих субъективных прав состоит только в праве авторства, а также в том, что и там и здесь объект правовой охраны носит нематериальный характер. Во всем остальном, начиная от права на вознаграждение и кончая различными иными правомочиями (например, приоритет в открытии, неприкосновенность в авторском праве и т. д.), они существенно друг от друга отличаются. Но упомянутые общие моменты (стр.154) имеются также у авторских и изобретательских прав, чек), по правильному мнению Б. С. Антимонова и Е. А. Флейшиц, явно недостаточно для образования единого «авторско-изобретательского» права.[153] Трудно понять, как такая позиция согласуется с объявлением теми же авторами принципиального единства авторского права и права на открытие.

Таким образом, право на открытие следует рассматривать как вполне самостоятельное субъективное право, получившее специальное нормирование н заслуживающее особого изучения.

Виды научных открытий. Ограничив специальную правовую охрану открытий областью естественных и технических наук, п. 2 Положения определяет научное открытие как установление неизвестных ранее объективно существующих закономерностей» свойств и явлений материального мира. Иными словами, Положение различает три вида научных открытий, касающихся 1) объективных закономерностей, 2) свойств и 3) явлений. Каждая из этих трех классификационных рубрик может быть проиллюстрирована примерами, относящимися к истории науки или связанными с ее современными достижениями.

Открытия законов едва ли нуждаются в иллюстрации. Законы механики, термодинамики, нервной деятельности, развития живых организмов и т. д. благодаря их обнаружению позволили проникнуть в самую сущность соответствующих явлений объективного мира и дать этим явлениям надлежащее объяснение. Особенность открытий этого порядка в том и состоит, что они обеспечивают раскрытие тайн природы со стороны ее сущности.

Но сущность, как говорил Маркс, не плавает на поверхности, а скрывается в различных ее проявлениях. Процесс познания предполагает поэтому движение от явления к сущности. И если обнаруживается такое ранее не бывшее известным явление или свойство, которое обусловливает или способно обусловить установление сущности, его обнаружение также следует рассматривать как научное открытие, заслуживающее правовой охраны. Например, в 1934 г. советские ученые С. И. Вавилов и П. А. Черенков обнаружили такое явление, как особый вид свечения, которое наблюдалось ими при прохождении заряженных частиц через вещество. Впоследствии два других советских ученых И. Е. Тамм и И. М. Франк объяснили это новое для науки явление, вскрыв его сущность, состоящую в том, что свечение вызывается сверхсветовыми электронами, т. е. такими, которые движутся быстрее, чем в толще того же вещества распространяется свет. В данном случае научное открытие Вавилова—Черенкова свелось к обнаружению явления, а Франка и Тамма—к установлению его сущности. Примером открытия свойства может служить обнаружение в начале нынешнего века эмпирическим путем сверхпроводимости, сводящейся к тому, что в некоторых металлах и сплавах при температуре—253° С полностью исчезает электрическое сопротивление. Сравнительно недавно объяснение сущности этого свойства (стр.155) было дано советским ученым Н. Н. Боголюбовым. В приведенном примере первое открытие касается свойства, а второе— определяющей его сущности.

Не находится ли, однако, признание открытием обнаружения явлений и свойств в противоречии с общетеоретическим пониманием научного открытия как установления объективных закономерностей реальной действительности?

Выявление объективных закономерностей—это не однократный акт, а определенный познавательный процесс. Он складывается из таких стадий, как обнаружение ранее неизвестных явлений, установление определяющего их сущность объективного закона и иногда нахождение новых явлений, подтверждающих уже открытую закономерность. И если обнаружение нового связано с любой из перечисленных стадий познавательного процесса, оно должно считаться открытием, так как способствует выявлению объективной закономерности, либо устанавливает ее, либо подтверждает правильность ее установления. К числу научных открытий, в частности, относится обнаружение галлия, германия, полония, радия и некоторых других элементов, существование которых предсказано на основе открытого Д. И. Менделеевым закона. Понятием явления охватывается, таким образом, и вещество, обнаружение которого признается открытием, поскольку оно включается в одну из указанных стадий познавательного процесса. При этом не имеет значения, открыто ли новое вещество, существующее в природе или созданное искусственным образом, как, например, различные изотопы химических элементов, образуемые средствами ядерной физики и радиохимии.[154] Отождествление подобных открытий с изобретениями [155] ни на чем не основано, ибо искусственные вещества такого рода имеют чисто познавательное, а не практическое значение[156]. Если же они могут быть использованы также в практических целях, то тогда нужно признать, что достигнутый результат объединяет в себе как открытие, так и изобретение.

Не следует, однако, забывать, что обнаружение явлений и свойств относится к числу научных открытий лишь постольку, поскольку это связано с установлением объективных закономерностей материального мира. Поэтому не всякое обнаруженное новое свойство или явление может составить содержание научного открытия, специально охраняемого советским законом. Оно приобретает такое значение лишь при условии, если является существенным, т. е. ориентирует на выявление еще не известных закономерностей или обеспечивает существенно новое подкрепление правильности уже открытых объективных законов. Так, эффект (стр. 156) Вавилова—Черенкова потому и относится к разряду открытий, что он расчистил путь к выявлению новой физической закономерности, которая до того времени не была известна науке. Напротив, различного рода мелкие явления, устанавливаемые в повседневной практике научной работы и не знаменующие собой определенного скачка в развитии науки, послужить поводом для юридического признания права на открытие не могут.

Характеристика предусматриваемых Положением отдельных видов открытий позволяет обосновать и те требования, которые предъявляются советским законодательством к научному открытию вообще.

Во-первых, для открытия требуется установление того, что существует объективно. Всякого рода гипотезы, предположения и т. п. открытиями не признаются, ибо до тех пор, пока они продолжают оставаться гипотезами, нельзя еще говорить об установлении чего-то объективно существующего.

Во-вторых, необходимо, чтобы объективное содержание открытия было существенно новым, т. е. представляло собой определенный скачок с точки зрения уровня развития мировой науки. Таким качеством всегда обладает обнаружение неизвестных до того времени объективных закономерностей. Установление же новых явлений или свойств считается существенным лишь тогда, когда оно способствует открытию новой закономерности или существенно новому подтверждению уже известного объективного закона.

В-третьих, открытие налицо, когда новое не просто констатировано, а определенным образом объяснено (п. 27 Положения). Объяснение не обязательно должно заключать в себе обоснование самой сущности установленного явления. Достаточно, если оно по крайней мере теоретически или экспериментально доказывает справедливость выдвинутого научного положения. Пути, которыми ученый шел к открытию, значения не имеют. Сделано ли открытие в результате находки, догадки, наблюдения или исследования,[157] оно остается научным, поскольку предложено соответствующее обоснование его справедливости.

При наличии указанных признаков открытие может быть оформлено.

Порядок оформления открытий. Научные открытия оформляются дипломами, которые без взимания пошлины выдаются Государственным комитетом по делам изобретений и открытий СССР по единой утвержденной им форме (ст. 517 ГК, п. п. 1,20, 21 Положения). Порядок их оформления установлен п. п. 27—29 Положения.

Для получения диплома в Комитет направляются заявки отдельно на каждое открытие. Заявка подается самим автором, (стр.157) либо по его поручению предприятием (организацией), в которой он работает, либо наследники автора с обязательным указанием его имени.

Подаваемая заявка состоит из заявления, описания предполагаемого открытия, а также чертежей, если они необходимы. В заявлении приводятся данные об авторе с просьбой о выдаче диплома, а описание должно содержать формулу открытия, в которой сжато, четко и исчерпывающе выражается существо обнаруженных заявителем закономерностей, свойств или явлений материального мира. Кроме того, в описание включаются ссылки на теоретические или экспериментальные доказательства справедливости заявленных положений и сведения о том, когда и где они впервые были опубликованы. Для правильного определения даты приоритета к заявке необходимо приложить заверенные государственной организацией документы, свидетельствующие о том, когда впервые было сформулировано положение, заявленное в качестве открытия.

Как видим, формула и приоритет важны не только для изобретений, но и для научных открытий. Однако их значение не является одинаковым в обоих случаях.

Формула открытия определяет лишь границы авторства, тогда как формула изобретения наряду с авторством важна и для установления тождества оформленного и впоследствии внедренного изобретения при исчислении размера причитающегося автору вознаграждения. Поэтому ошибочная формула может ущемить или, наоборот, необоснованно расширить как личные, так и имущественные права изобретателя. Напротив, формула научного открытия прямого отношения к имущественным правам автора не имеет, и поощрительное вознаграждение, ему назначаемое, даже и после уточнения ранее .принятой формулы может не подвергнуться изменениям.

Приоритет в открытии устанавливает первенство его разработки. Поэтому он приурочивается не к моменту подачи заявки, а ко времени, когда открытие фактически было сделано. Напротив, приоритет изобретения устанавливает первенство подачи заявки на него, и потому фактическое время создания изобретения во внимание не принимается. Это различие также обусловлено тем, что открытие вознаграждается как таковое, а изобретение—лишь в зависимости от его использования. Вследствие отмеченного различия изобретение оформляется на имя того, кто его раньше заявил и тем самым открыл доступ к его использованию, а открытие оформляется на имя того, кто его фактически сделал раньше других. Но если отсутствуют документы, свидетельствующие о времени разработки открытия, приоритет устанавливается по дате поступления заявки в Комитет.[158] (стр.158)

Поступившая заявка вначале подвергается Комитетом предварительному .рассмотрению, которое ставит своей задачей установить, правильно ли оформлена документация и можно ли ее отнести к разряду заявок на научные открытия. Если заявка не удовлетворяет предъявляемым техническим требованиям, Комитет направляет в 10-дневный срок заявителю письмо с предложением внести необходимые исправления и дополнения, для чего ему предоставляется месячный срок. По принятой к рассмотрению заявке Комитет выдает заявителю справку о принятии ее к рассмотрению.

Такая заявка направляется Комитетом для установления наличия открытия (в зависимости от его характера) в Академию наук СССР, республиканские, отраслевые Академии наук и ведущие научно-исследовательские институты. Указанные учреждения в 3-месячный срок представляют в Комитет заключение о наличии открытия с изложением рекомендуемой формулы .либо об отсутствии открытия с указанием мотивов и приведением ссылок, подтверждающих это заключение. Принимая заключение по заявке, перечисленные учреждения должны проверить ее новизну, которая устанавливается путем сопоставления поданной заявки с данными, характеризующими состояние мировой науки в разработке той же проблемы.

По получении положительного заключения Комитет согласовывает с автором, а затем окончательно утверждает формулу открытия, устанавливает дату приоритета, регистрирует открытие и помещает публикацию об этом в «Бюллетене изобретений и товарных знаков» и в соответствующем журнале Академии наук СССР. Если в течение одного года со дня помещения публикации об открытии не поступит протест против его регистрации или если поступивший в пределах указанного срока протест будет отклонен, Комитет выдает автору диплом на открытие.

Таким образом, и время выдачи диплома на открытие также определяется иначе, чем момент выдачи авторского свидетельства (патента) на изобретение. Авторские свидетельства (патенты) выдаются сразу же после определения Комитетом формулы изобретения с одновременной его регистрацией и помещением публикации о нем, но выданный документ может быть оспорен в пределах сроков, указанных в законе. В отличие от этого, регистрация открытия и помещение о нем публикации не совпадают по времени с выдачей диплома автору. Диплом выдается лишь по истечении срока, установленного для опротестования решения об официальном признании открытия. Но и это различие вполне обосновано. Смысл изобретения состоит в его практическом использовании, которое было бы нецелесообразно задерживать в ожидании истечения времени, установленного для опротестования авторского свидетельства или патента. Напротив, научное открытие само по себе практически не внедряется, а стоящая перед его правовой охраной основная задача—закрепить приоритет в создании (стр.159) открытия—ни в какой мере не пострадает от того, что несколько отсрочивается момент выдачи диплома. Но так как вполне возможно выдачу диплома на открытие приурочить ко времени, когда его опротестование более не допускается, законодатель поступает совершенно правильно, используя такую возможность.

Открытия, как и изобретения или рационализаторские предложения, могут быть секретными. Тогда к их оформлению применяется тот же порядок, который установлен для оформления секретных изобретений (,п. п. 58—59 Положения).

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 12; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.021 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты