Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Разновидности омонимии.




Кроме лексических омонимов различают также омоформы, омофоны и омографы.

Омоформы Омографы Омофоны
Слова, которые в одной или нескольких грамматических формах совпадают по написанию и звучанию Слова, которые пишутся одинаково, но произносятся с разной постановкой ударения Слова, которые пишутся по-разному, но произносятся одинаково
лечу (совершаю полет) – лечу (осуществляю лечение) пила (столярный инструмент) – пила (утоляла жажду) замОк – зАмок засЫпать – засыпАть мУка – мукА пруд – прут лук – луг бочок – бачок  

 

.

 

2. Основная проблема, которую Фонвизин поднимает в комедии "Недоросль", — проблема воспитания просвещенных передовых людей. Дворянин, будущий гражданин страны, который должен творить дела на благо отечества, с рождения воспитывается в атмосфере безнравственности, самодовольства и самодостаточности. Такая жизнь и воспитание сразу отобрали у него цель и смысл жизни. И учителя не смогут помочь (это лишь дань моде со стороны госпожи Простаковой); у Митрофана и не возникало иных желаний, кроме как поесть, побегать на голубятне да жениться.

То же самое происходит при дворе. Это большой скотный двор, где каждый хочет ухватить кусок получше и поваляться в золотой грязи. "Тут себя любя отменно; о себе одном пекуся; об одном настоящем часе суетяся". Дворяне забыли, что такое долг и полезные добрые дела. Они "...не оставляют двора... двор им полезен", "...чины нередко выпрашиваются". Они забыли, что такое душа, честь, благонравие.

Но автор не оставляет надежды, что что-то может измениться. Правдин берет под опеку хозяйство Простаковой, запрещает ей властвовать в своем поместье. "Тщетно звать врача к больным неисцельно. Тут врач не пособит, разве сам заразится" — такой вывод делает Стародум о жизни при дворе. За всем этим просматриваются радикальные меры, которые Фонвизин предлагает принять: ограничить власть Простаковых и Скотининых над крестьянами, а царя и придворных — над всей российской жизнью.

3. В.А. Жуковский — поэт, основоположник русского романтизма, утвердивший в отечественной литературе жанры элегии и баллады, переводчик, заслуживший славу «литературного Коломба Руси» (В.Г. Белинский). Своим учителем в русской поэзии он считал Карамзина и в начале своего творческого пути находился под сильным влияни­ем сентиментализма, участвуя в литературной полемике, развер­нувшейся в начале XIX века, на стороне «карамзинистов». Именно Жуковский был бессменным секретарем «Арзамаса» — литературно­го общества, образовавшегося в 1815 году, членами которого были также Вяземский, Батюшков, юный Пушкин. «Арзамас» выступал в защиту сентиментализма и нового литературного направления, поя­вившегося в России в начале XIX века, — романтизма. Романтизм — литературное направление, в основное которого ле­жит стремление личности к абсолютной свободе. Попытка обрести не­кий недостижимый идеал сочетается у романтика с протестом против несовершенства окружающего мира. Это приводит его к трагическому ощущению двоемирия. Он стремится вырваться из земного мира в мир мечты, идеала, возвышенный и прекрасный, а сделать это воз­можно, созерцая природу, занимаясь творчеством, уносясь мечтами в «очарованное Там». На этом основана эстетика романтизма, в частно­сти, того его течения, которое связано с поэзией Жуковского — созер­цательного, психологического или элегического романтизма. Обращение к жанру элегии ознаменовало переход Жуковского к романтизму. Элегия — жанр лирической поэзии, передающий настроения гру­сти, скорби, разочарования и печали. Это излюбленный жанр роман­тической поэзии, поскольку он дает возможность выразить глубоко личные, интимные переживания человека, его философские раздумья о жизни, любви, чувства, связанные с созерцанием природы. Первая элегия Жуковского «Сельское кладбище» (1802), пред­ставляющая собой вольный перевод стихотворения английского по­эта Т. Грея, определила дальнейшее направление развития не только творчества Жуковского, но и всей русской литературы. Ее тема — смысл жизни человека, его взаимоотношения с окружаю­щим миром, размышления о суетности скоротечной жизни. Впер­вые в русской литературе здесь возникает мир внутренних, субъек­тивных переживаний человека — лирического героя. Как писал Белинский, «до Жуковского на Руси никто не подозревал, чтоб жизнь человека могла быть в тесной связи с его поэзией и чтоб произведения могли быть вместе и лучшею его биографией». Особенно ярко это видно в любовной лирике Жуковского — так называемом «протасовском цикле» («Минувших дней очарованье…», «О милый друг…», «Мой друг, хранитель-ангел мой…», «Весеннее чувство», «Воспоминание»). В нем отражена история его возвышен­ной, романтической, но безнадежной любви к Маше Протасовой, выданной замуж за другого и рано умершей. В этих стихах переда­ется трагедия утраты любимого человека, тоска воспоминаний и надежда на встречу в мире ином. С особой силой новаторство Жуковского проявилось в пейзажной лирике («Вечер», «Море», «Эолова арфа», «Славянка»). Он открыл для русской поэзии лирический пейзаж — изображение природы, которое не столько рисует реальную картину, сколько отражает душевное состояние, настроение лирического героя, его пережива­ния, мысли и чувства. Именно такой пейзаж рисуется в первой оригинальной элегии Жуковского «Вечер» (1806). Покой природы, замирающей в вечерней тишине, отраден для поэта, он растворен в природе и не противостоит миру. Как лучи солнца тают в вечернем сумраке, сливаясь с меркнущей природой, так человек угасает и все же остается жить в воспоминаниях. Поэт запечатлел краткий миг согласия в природе, когда «все тихо» и «слит с прохладой растений фимиам». Но эта гармония возможна лишь в умирании, когда «по­следняя в реке блестящая струя с потухшим небом угасает». Такова позиция элегического, созерцательного романтизма, кото­рую отражает поэзия Жуковского. Одним из наиболее ярких художе­ственных выражений его романтической философии является стихо­творение «Море» (1822). Рисуя морской пейзаж, поэт постоянно проводит сопоставление мира природного и человеческого. Особен­ность этого стихотворения в том, что одушевляются не отдельные части пейзажа, а море само становится живым существом. Компози­ция стихотворения позволяет автору создать особый сюжет — дви­жение, развитие состояния души моря. Оказывается, она подобна человеческой душе, где соединяются мрак и свет, добро и зло, ра­дость и горе. Человек, как море, тянется к свету, к небу, но, подобно морю, остается в земной неволе («Обманчив твоей неподвижности вид»). Так раскрывается для лирического героя стихотворения тайна моря — смятенье, спрятанное в «бездне покойной». Для выражения этой романтической философии используются особые художественные средства. Романтическая поэтика Жуков­ского основана на создании романтических символов (образы «Ге­ния чистой красоты», «таинственного посетителя», «мотылька»), разработке мотивов «тайны», «вечности», «полета», использовании эмоциональных эпитетов («животворящий луч», «безмолвное море»), особой музыкальной интонации. Слово в его поэзии, не теряя своего предметного значения, обретает многозначность, разнообразные ассоциативные связи. Логике и рационализму классицизма проти­вопоставлялась свобода поэтического выражения чувств, иногда даже пугавшая современников. Им казалось невозможным, напри­мер, такое словосочетание: «душа полна прохладной тишиной». Но по пути, проложенному Жуковским, стала развиваться затем одна из важнейших ветвей русской поэзии, связанная с творчеством Лермонтова, Тютчева, Фета, Блока.

 

4 билет

1.Образование согласных звуков.

Звук-это минимальная нечленимая единица речи, которая является результатом артикуляционной деятельности человека.

Звуки бывают гласные и согласные. Гласные образуются с помощью голоса.

Согласные звуки - это звуки речи, при произнесении которых воздушная струя встречает различные преграды, они состоят из шума или из голоса и шума. При образовании согласных голосовые связки могут иметь два основных положения и производить два вида работы.

В зависимости от двух положений голосовых связок все согласные делятся на две группы звонкие и глухие: звонкие согласные образуются с участием голосовых связок (при наличии голоса), глухие – без участия голосовых связок (без голоса).

При образовании согласных нёбная занавеска может быть в двух положениях: 1) приподнята и прижата к задней стенке зева; 2) опущена. В первом случае нёбная занавеска закрывает, а во втором – открывает проход для воздуха в носовую полость, в результате чего образуются соответственно ротовые (или чистые), и носовые. Носовых согласных в русском языке только 4: [м], [м'], [н], [н']; остальные 32 звука чистые.

По активным органам произношения согласные делятся прежде всего на две группы: 1) губные звуки (лабиальные), образуемые работой губ, и 2) язычные звуки, образуемые работой языка. Каждая из этих групп делится на подгруппы: губные в зависимости от того, к какому другому органу, активному и пассивному - артикулирует нижняя губа; язычные – в зависимости от того, какой участок языка является центром звукообразования, а далее в зависимости от пассивного органа, по отношению к которому артикулирует язык.

Активные органы произношения – язык и губы, пассивные – зубы и нёбо в разных его участках

В соответствии с этим:

· губные делятся на две подгруппы: 1) губно-губные (двугубные, билабиальные), образуемые работой обеих губ: [б], [б’], [п’], [п’], [м], [м’]; 2) губно-зубные (лабио-дентальные), образуемые артикуляцией нижней губы к верхним зубам [в], [в’], [ф], [ф’] ;

· язычные делятся на три подгруппы:

1) переднеязычные, образуемые передней частью языка, которые в свою очередь делятся ещё на подгруппы по пассивному органу:

а) переднеязычные зубны´е (передняя часть языка артикулирует к зубам): [д], [д’], [т], [т’], [з], [з’], [с], [с’], [н], [н’], [л], [л’], [ц],

б) переднеязычные нёбные (передняя часть языка артикулирует к передней части нёба): [ж], [ш], [щ], [ч’], [р], [р’];

2) среднеязычные (по пассивному органу – средненёбные: средняя часть языка артикулирует к средней части нёба): [j];

3) заднеязычные (задненёбные: задняя часть языка артикулирует к задней части нёба; мягкие звуки значительно смещаются в зону средней части нёба): [г], [г’], [к], [к’], [х ], [х’].

Способы образования согласных определяются по характеру преград или препятствий, создаваемых органами произношения в полости рта при образовании соответствующих звуков.

Различаются следующие виды преград:

1) смычка органов произношения: например, при образовании звуков [б], [т];

2) щель (между органами произношения): при образовании звуков [з], [с];

3) смычка с последующей щелью: В результате образуются сли´тные зву´ки, или аффрика´ты (от лат. affricate – «образованный трением», «притёртый»). В русском языке при этом образуется смычка только как при звуке [т], а последующая щель – как при образовании звуков [с] или [ш]. В русском языке только два «слитных» звука: [ц], [ч’];

4) смычка с одновременным проходом для воздуха в каком-либо другом участке речеобразующего аппарата. при образовании звуков [б] и [д], а свободным остаётся проход для воздуха или через нос (образуются носовые звуки: [м], [м’], [н], [н’]), или по бокам языка (образуются звуки [л], [л’]);

5) вибрация, дрожание органа произношения в потоке воздуха: в результате образуется только два звука [р], [р’].

В соответствии с этим согласные звуки в русском языке по способу образования делятся на пять групп:

1) смычно-взрывные [б], [б’], [п], [п’], [д], [д’], [т], [т’], [г], [г’], [к], [к’];

2) щелевые (или фрикативные, от лат. fricatio «тереть»): [в], [в'], [ф], [ф’], [з], [з’], [с], [с’], [х], [х’], [ж], [ш], [щ], [j];

3) смычно-щелевые (слитные, аффрикаты): [ц], [ч’];

4) смычно-проходные (или плавные): [м], [м’], [н], [н’], [л], [л’];

5) дрожащие (вибранты): [р], [р’].

2.«Евгений Онегин» - энциклопедия русской жизни и в высшей степени народное произведение.(В.Г.Белинский)

Роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин» является уникальным произведением. Это роман в стихах и ранее не было ничего подобного ни в русской жизни, ни в русской литературе. Уникальным его делает также и то, что широта охвата действительности, многосюжетность, описание отличительных черт эпохи, ее колорита, освоенные гением Пушкина, приобрели такую значимость и достоверность, что роман стал энциклопедией русской жизни 20-х годов прошлого века. «Евгений Онегин» - это произведение, в котором «отразился век и современный человек». Болезнью века, болезнью «лишних людей» была «русская хандра». Исследованию этого явления и посвятил Пушкин свой роман. В этом романе, как в энциклопедии, можно узнать все об эпохе: о том, как одевались и что было в моде ( «широкий боливар» Онегина, малиновый берет Татьяны), меню престижных ресторанов («бифштекс окровавленный»), что шло в театре (балеты Дидло). На протяжении действия романа и в лирических отступлениях поэтом показаны все слои русского общества того времени: высший свет Петербурга, дворянская Москва, поместное дворянство, крестьянство, то есть весь народ. Это позволяет говорить вам об «Евгении Онегине» как об истинно народном произведении. Петербург того времени был местом обитания лучших людей России - декабристов, литераторов. Автор хорошо знал и любил Петербург, он говорил в описаниях, не забывая ни о «соли светской злости», не о «необходимых глупцах», «накрахмаленных нахалах» и тому подобное. Глазами столичного жителя показана нам Москва – «ярмарка невест». Москва провинциальная, в чем то патриархальная. Описывая московское дворянство, Пушкин зачастую саркастичен: в гостиных он подмечает «бессвязный пошлый вздор». Но вместе с тем поэт любит Москву, сердце России «Москва… как много в этом звуке для сердца русского зажглось». Он гордится Москвой 12-го года: «Напрасно жил Наполеон, последним счастьем упоенный, Москвы коленопреклоненный с ключами старого Кремля». Современная поэту Россия – деревенская, и он подчеркивает это игрой слов в эпиграфе ко второй главе. Вероятно, поэтому галерея персонажей поместного дворянства в романе наиболее представительна. Попробуем рассмотреть основные типы помещиков, показанные Пушкиным. Как напрашивается сразу сравнение с другим великим исследованием русской жизни 19 века – поэмой Гоголя «Мертвые души». Красавец Ленский, «с душою прямо геттингемской », - романтик немецкого склада, «полковник Канта», не погибли на дуэли, мог бы, по мнению автора, иметь будущность большого поэта или через двадцать лет превратиться этакого Манилова и закончить свою жизнь так, как старый Ларин или дядя Онегина. История матери Татьяны достаточно трагична «Не спросясь совета, девицу повезли к венцу ». Она «рвалась и плакала сначала», но заменила счастье привычкой: «Солила на зиму грибы, вела расходы, брила лбы», Образ, очень похожий на Коробочку. На месте Буянова, в пуху, в картузе с козырьком», вполне можно представить гоглевского Ноздрева, а Гвоздин «хозяин превосходный, владелец нищих мужиков», напоминает Плюшкина. Отставному хозяину Фланову поэт дает красочную характеристику: «Тяжелый сплетник, старый плут, обжора, взяточник и шут». Эту характеристику можно отнести и к чиновникам «Мертвых душ» да и «Ревизора» тоже. Жизнь крестьянства в романе показана довольно скупо, но емко и образно: простой рассказ няни Филипьевны о ее замужестве, сцена сбора ягод в господском саду и пение хором, «чтоб барской ягоды уста лукавые не ели». Десятая глава «Онегина» полностью посвящена декабристам. Пушкин объединяет себя с декабристами Луниным и Якушкиным, предвидя «в сей толпе дворян освободителей крестьян». Появление романа Пушкина «Евгений Онегин» оказало влияние на дальнейшее развитие русской литературы. Проникновенный лиризм, присущий роману, стал неотъемлемой чертой «Дворянского гнезда», «Войны и мира», «Вишневого сада». Важно и то, что главный герой романа как бы открывает целую галерею «лишних людей» в русской литературе в реализме: Печорин, Болконский, Обломов. А в современной литературе появятся свои «онегины» - например, Левушка Одоевцев из романа А.Битова «Пушкинский дом».

3. Абай Кунанбаев – основоположник реалистической литературы.

Абай Кунанбаев - казахский поэт-просветитель, основоположник реалистической письменной казахской литературы, родоначальник казахского литературного языка - родился в семье крупного феодала Кунанбая Ускембаева.

Учился в Семипалатинске в медресе муллы Ахмет-Ризы. Посещал русскую приходскую школу, нарушая строгий устав медресе. Легко овладел арабским, персидским и другими восточными языками, изучил произведения великих поэтов и ученых Востока ( Навои, Низами, Саади, Фирдоуси и др.). Их гуманистическое мировоззрение оказало огромное влияние на формирование взглядов Абая. .

Благодаря своим необыкновенным способностям Абай вскоре добился больших успехов в учебеПо воле отца он участвовал в различных общественных делах. Прямота, гуманность Абая, его неприязнь к старой феодально-родовой морали, внимание к народным интересам восстановили против него представителей феодальной верхушки. Осмысливая нужды и чаяния народа, Абай проникся пониманием необходимости для казахов овладевать науками, приобщения к русской культуре.

В середине 70-х годов XIX века Абай возобновляет изучение русского языка и литературы. Он начал изучать произведения классиков русской литературы, наследие русских революционеров-демократов. В середине 80-х годов Абай испытал необычайный творческий подъем. В поэтических произведениях, созданных в это время (1882-1886 гг.), отразились его духовные поиски двух последних десятилетий. В них Абай выдвинул насущные проблемы казахского народа - социальные, общественные, моральные. Стихи Абая, наполненные большим философским смыслом и гражданственным звучанием, звали к борьбе против гнета, невежества. Это вызвало ненависть феодально-байской знати. Абай Кунанбаев нашел в себе силы для преодоления душевного разлада, что явилось стимулом для дальнейшего вдохновенного труда. С этим периодом связано рождение произведений о назначении поэзии и ее роли в жизни народа.

Поэтическое мироощущение Абая нашло отражение в пейзажной лирике Абая. Кочевой быт казахов Абай рисует на фоне картин родной природы. Очарование ее контрастирует с тяжелой жизнью аульных бедняков, обреченных на нищету и голод.

Центральное место в поэзии Абая занимают стихотворения нравственно-философского характера. Их основным содержанием стали размышления поэта о смысле жизни, о предназначении человека.

Органическая часть творчества Абая - переводы на казахский язык произведений русских и зарубежных классиков. Он сделал около 50 переводов из произведений А.С. Пушкина , М.Ю. Лермонтова, И.А. Крылова.

При жизни Абая Кунанбаева были опубликованы лишь несколько его стихотворений. Спустя 5 лет после смерти поэта в Петербурге был издан сборник его стихотворений под названием "Стихи казахского поэта Ибрагима Кунанбаева ". Произведения Абая переведены на многие языки народов мира .

Наследие Абая явилось мощным стимулом дальнейшего развития казахской литературы и литературного языка. Просветительская деятельность Абая обогатила казахскую национальную литературу на основе демократических традиций передовой русской культуры, а также ощутимо повлияла на развитие культуры народов Средней Азии , многих народов Востока.

Музыкальное наследие Абая занимает особое место в истории казахского национального искусства.

 

5 билет

1.Основные типы фразеологических единиц.

Фразеология - это раздел науки о языке, изучающий устойчивые сочетания слов.

Фразеологизм - устойчивое сочетание слов, в котором одно слово нельзя заменить другим.

Основные типы фразеологических единиц.

Степень смысловой слитности элементов во фразеологических единицах бывает различной. В зависимости от этого выделяют три разряда фразеологизмов: фразеологические сращения, фразеологические единства и фразеологические сочетания.

Фразеологические сращения – это неразложимые по смыслу фразеологические единицы, их целостное значение не мотивировано значениями элементов. Примеры сращений: попасть впросак, бить баклуши, точить лясы, спустя рукава, сломя голову и под. В составе фразеологических сращений нередко бывают слова, непонятные современному человеку: впросак (попасть впросак), баклуши (бить баклуши) и т. п. Только специальные исследования могут установить, что просаком в старину называли станок для кручения верёвок, а баклушами – чурки для выделки мелких деревянных изделий (например, ложек). В составе фразеологических сращений слова просак и баклуши не имеют этих значений.

Фразеологические единства – это такие фразеологические единицы, целостное значение которых мотивировано значениями их элементов. Примеры единств: тянуть лямку, мелко плавать, зарыть талант в землю, высосать из пальца, водить за нос и под. Один из характерных признаков фразеологических единств – их образность. Это отличает их от омонимичных свободных сочетаний слов. Так, в предложении Мальчик намылил себе голову туалетным мылом сочетание намылил голову – свободное; в предложении Начальник намылил ему голову за опоздание сочетание намылил голову употреблено образно и представляет собой фразеологическое единство.

Фразеологические сочетания – это такие фразеологические единицы, целостный смысл которых складывается из значений элементов и при этом один из элементов имеет так называемое связанное употребление. Чтобы понять, что такое связанное (или фразеологически связанное) употребление слова, рассмотрим обороты страх берёт, зависть берёт, злость берёт. Используемый в этих оборотах глагол брать сочетается не со всеми названиями чувств, а лишь с некоторыми (нельзя сказать «радость берёт», «удовольствие берёт»). Такое употребление глагола брать называется связанным. Связанным является употребление слова щекотливый в оборотах щекотливый вопрос, щекотливое дело; с другими существительными, даже близкими по смыслу к словам вопрос и дело, прилагательное щекотливый не сочетается.

 

2.Будущее в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад».

Одним из самых моих любимых писателей является А.П. Чехов. Пьеса «Вишневый сад», написанная Антоном Павловичем незадолго перед смертью в 1904 году, когда автор жил в Ялте. Крепкая дружба связывала Чехова с Московским Художественным театром, и потому этот театр первый поставил пьесу-комедию «Вишневый сад». Идея пьесы – вера в будущее. Эта идея выражена через главных действующих лиц пьесы – Трофимова и Ани.

Петя Трофимов – сын аптекаря. Ныне он студент-разночинец, честным трудом пробивающий себе дорогу в жизнь. Жить Пете приходилось очень тяжело. Он сам говорит, что если зима, то он голоден, встревожен, беден. Варя называет Трофимова вечным студентом, которого уже два раза увольняли из университета. Как и многие передовые люди России. Петя умен, горд, честен. Он знает, в каком тяжелом положении живет народ. Трофимов думает, что это положение можно исправить только непрерывным трудом. Он живет верой в светлое будущее Родины. С восторгом Трофимов восклицает: «Вперед! Мы идем неудержимо к яркой звезде, которая горит там вдали! Вперед! Не отставай, друзья!». Его речь ораторская, особенно там, где он говорит о светлом будущем своей Родины. Аня – это семнадцатилетняя девушка, дочь Раневской. Аня получила обычное дворянское воспитание. Большое впечатление на формирование мировоззрения Ани произвел Трофимов. Душевный облик Ани характеризует ее непосредственность, искренность и красота чувств и настроений. В характере Ани много полудетской непосредственности, с детской радостью сообщает она: «А я в Париже на воздушном шаре летала!». Трофимов возбуждает в душе Ани красивую мечту о новой прекрасной жизни. Девушка порывает связи с прошлым. Аня решает сдать экзамены за курс гимназии и начать жить по-новому. Речь Ани нежная, душевная, наполненная верой в будущее. Как видим, Чехов воплотил в образе Ани и Трофимова все лучшие черты. Но в то же время мы видим в них недостатки. Трофимов обличает дворянский паразитизм и в то же время живет в дворянской усадьбе долгое время. Трофимов смотрит на Лопахина как на хищника и в то же время говорит ему: «Как-никак я люблю тебя». Но у Пети есть даже комические черты. Раневская называет его недотепой, а Варя – облезлым барином. Образы Ани и Трофимова вызывают мои симпатии. Мне очень нравятся такие черты как непосредственность, искренность, красота чувств и настроений, а также вера в светлое будущее своей Родины. Не нравится мне то, что у Трофимова недостает непримиримости к классовым врагам. А я хотел бы видеть Аню и Петю как настоящих русских людей, которые все силы отдают борьбе за счастье своего народа.

 

3. Своеобразие басен И.А. Крылова.

Крылов написал более двухсот басен. В чем же сила их обаяния? Где причина их неслыханной популярности и непреходящей ценности? Несомненно, в их народности и реализме. В его басни смело ворвалась проза будничной жизни без всяких прикрас. Простой мужик стал тут не только полноправным, но и наиболее чтимым героем. Все это оскорбляло вкус ревнителей господствовавшей в те времена теории изящного. Историк М. Т. Каченовский называл басню «Свинья» «презренным сочинением» и «смрадом запачканных нелепостей». Карамзинист Д. Н. Блудов также «не допускал появления Хавроньи в поэзии».

По своей проблематике басни Крылова условно можно разделить на социально-политические ( «Лев на ловле»; «Слон на воеводстве»; «Рыбья пляска»), морально-философские ( «Стрекоза и Муравей»; «Огородник и Философ»; «Листы и Корни») и социально-бытовые ( «Слон и Моська»; «Свинья под дубом»).

Испытывая воздействие тогда господствовавшей консервативно-реакционной идеологии, Крылов в ряде басен утверждал социальную иерархию ( «Лягушка и Вол»; «Колос»), религию ( «Безбожники»), довольство малым, но прочным ( «Дерево»; «Пастух и Море») и критиковал прогрессивно-демократические, революционные воззрения ( «Водолазы»; «Бочка»; «Конь и Всадник»). Так сказывалась противоречивость идеологии, политическая ограниченность социальных сил, стоящих за Крыловым: крестьянских и мещанcко-трудовых, мелкобуржуазных. Но при наличии явных противоречий баснописец оставался в основном верен ведущим идеям того просветительского демократизма, который был свойствен ему еще в пору ранней журналистской и драматургической деятельности. Пользуясь хитроумной иносказательностью, применяя эзопов язык, Крылов в условиях драконовской царской цензуры в подавляющем большинстве своих басен выражал определяющие думы, настроения, стремления и чаяния простого русского народа.

В своих баснях Крылов неутомимо изобличал дворян, деспотически использующих право силы ( «Лев и Барс»), грубо утесняющих крестьян ( «Волк и Ягненок»; «Госпожа и две Служанки»). Баснописец настойчиво подчеркивал их хвастовство былыми заслугами ( «Гуси»), праздность ( «Пчела и Мухи»), душевную низость ( «Осел»), мотовство ( «Мот и Ласточка»), хозяйственную никчемность ( «Тришкин кафтан») и другие пороки. Автор то и дело обращается к отрицательным свойствам правящего дворянства: «Кто знатен и силен, Да не умен, Так худо, ежели и с добрым сердцем он» ( «Слон на воеводстве»). Или: «В породе и в чинах высокость хороша; Но что в ней прибыли, когда низка душа?» ( «Осел»). Указывая на жестокость крепостнической эксплуатации крестьян, Крылов пишет: «Ведь пастуху стада, что барину поместье… Подчас он тож и шкурки с них дерет» ( «Дикие Козы»). Чиновничество обвиняется баснописцем в казнокрадстве ( «Медведь у Пчел»), кривосудии ( «Лев»; «Лисица и Сурок»), карьеризме и подхалимстве ( «Две Собаки»). Разоблачая купечество, Крылов показывает его наглое мошенничество ( «Купец»), ханжество ( «Мирон») и самодурство ( «Хозяин и Мыши»).

Крылов — замечательный педагог, проникновенный социальный психолог, глубокий знаток человеческой души. Его басни служили и служат великим задачам нравственного воспитания. В их изречениях практическая мудрость, моральные убеждения и величавая душевная красота русского народа. Они славят общественно полезный труд, воспитывают скромность, чувства товарищества и другие свойства подлинно человеческого поведения. И одновременно басни Крылова обличают лживость ( «Лжец»), скупость ( «Скупой и Курица»), хвастовство ( «Синица»), лень ( «Мельник»).

Баснописец неутомимо преследует невежество ( «Мартышка и Очки», «Петух и Жемчужное Зерно», «Осел и Соловей»). Ратуя за культуру, за просвещение, он был непримирим к весьма распространенному в его время «чужебесию» — преклонению перед всем иностранным ( «Два Голубя»). Для Крылова священно чувство любви к родине ( «Два Голубя», «Пчела и Мухи»). Направленные против самодержавного деспотизма и крепостничества, в защиту трудового народа, его басни глубоко раскрывают основные противоречия своего времени.

В его баснях властвуют не олицетворения отвлеченных моральных принципов, а конкретно-исторические типы: крестьяне, помещики, чиновники, купцы, мастеровые. «В лучших баснях Крылова, — утверждает Белинский, — нет ни медведей, ни лисиц, хотя эти животные, кажется, и действуют в них, но есть люди, и притом русские люди». В полном согласии с Белинским Гоголь писал, что «звери у него мыслят и поступают слишком по-русски… всюду у него Русь и пахнет Русью». И. С. Тургенев справедливо отмечал, «что иностранец, основательно изучивший басни Крылова, будет иметь более ясное представление о русском национальном характере, чем если прочитает множество сочинений, трактующих об этом предмете».

В подавляющем большинстве поучающие суждения басен Крылова не субъективные мнения, а выражения объективных закономерностей самой действительности. Иначе сказать, баснописец свел дидактику к зависимой, подчиненной роли, сделал ее производным правдивого, верного изображения жизни и этим самым явился создателем подлинно реалистической басни, сохраняющей, разумеется, свойственные ей в любое время приметы условности и назидательности.

Крылов создавал и басни, героями которых были не животные, а люди: «Музыканты», «Ларчик», «Крестьянин в беде», «Лжец», «Любопытный», «Крестьянин и Разбойник». Он нередко обходился и без обобщающих сентенций, таковы басни: «Дуб и Трость», «Разборчивая Невеста», «Троеженец», «Вельможа и Философ», «Лягушки, просящие Царя», «Волк на псарне», «Стрекоза и Муравей», «Лжец», «Крестьянин и Овца». Рисуя обобщенные и в то же время глубоко индивидуальные характеры, Крылов проявлял большую заботу в их сюжетно-композиционной организации. Сюжеты басен, как правило, актуальные, остро конфликтные. Композиция басен, по преимуществу максимально сжатая, стройная, представляет на редкость действенный н живописный диалог ( «Собачья дружба»; «Пруд и Река»; «Любопытный») или повествовательно-описательно данный жизненный эпизод ( «Синица», 1811). И в том и в другом случае в композиции басен большая роль принадлежит образу рассказчика. Это человек из народа, ярко отражающий основные особенности национально-русского характера. Отличительные его свойства, по определению Пушкина, — «веселое лукавство ума, насмешливость и живописный способ выражаться», а в оценке Белинского — «природная верность взгляда на предметы», «кажущаяся неповоротливость, но и с острыми зубами, которые больно кусаются». Острота ума, сметливость, здравый и ясный рассудок, душевность рассказчика обусловили чрезвычайное разнообразие иронии, пронизывающей все басни Крылова. Эта ирония, то насмешливо-добродушная, то колкая и злая, часто переходит в сарказм. В своих баснях Крылов не нарушал, а утверждал нормы тогда складывавшегося литературного языка. Заботясь о пластическом раскрытии сущности своих героев, о сюжетно-композиционной организации басен, Крылов особенно тщательно шлифовал и скрупулезно отделывал их язык. До него не было столь дерзостно смелого демократизатора литературного языка.

Народное просторечие с явными мотивами устно-поэтического творчества особенно отчетливо выражено в поговорках и пословицах, уменьшительных и ласкательных словах. Напомним, для примера, наиболее распространенные: «бедность не порок» ( «Откупщик и Сапожник»), «дело мастера боится» ( «Щука и Кот»), «Что ты посеял — то и жни» ( «Волк и Кот»), «Из огня да в полымя попали» ( «Госпожа и две Служанки»). Из поговорочных выражений по тому же принципу приведем: «Из кожи лезут вон» ( «Лебедь, Щука и Рак»), «Кто в лес, кто по дрова» ( «Музыканты»), «Ни стать, ни сесть» ( «Лжец»), «Ни отдыху, ни сроку» ( «Демьянова уха»).

Басни Крылова буквально пестрят уменьшительными, ласкательными существительными: «близехонько», «уголок», «шейка», «хижинка», «кусточек», «ручеек», «деревенька», «голубчик-куманек», «кумушка».

Органически осваивая народный язык, Крылов словно бисером унизывает свои басни междометиями: «Эх, братцы» ( «Крестьянин в беде»), «Ахти, ребята, вор!» ( «Волк на псарне»), частицами: «Вот-на! — Осел ей отвечает» ( «Лисица и Осел»), «Ан, смотришь, тут же сам запутался в силок» ( «Чиж и Голубь»), союзами: «Коль до когтей у них дойдет» ( «Мышь и Крыса») и т. д.

 

Верный реализму, автор «Вороны и Лисицы» меняет речевое свойство басен в зависимости от их проблематики, характеров и жанровых свойств. В басне «Крестьянин и Овца» использована чиновничья фразеология: «Не принимать никак резонов от Овцы: Понеже хоронить концы». А «во храме проповедник» из басни «Прихожанин» применяет «речь сладкую», испещренную славянизмами: «Возъемля к небесам все помыслы и чувства, Сей обличала мир, исполненный тщетой». Меткие, крылатые выражения, чеканные афоризмы басен Крылова приобрели свойства и значение народных пословиц.

 

Естественности, живости басен Крылова, несомненно, содействует вольный стих. Меняя количество стоп в строках, баснописец достигает необходимой медлительности или действенности развивающегося события, эпизода, явления (см., например, «Бумажный змей»).

 

Басни Крылова отличаются многообразием своего видового выражения. Они предстают то в форме новелл ( «Три Мужика»), то как сатирические памфлеты ( «Рыбья пляска»), то как бытовые сценки ( «Два Мужика»), то как злые эпиграммы ( «Свинья под. Дубом»), комедии ( «Мартышка и Очки», «Лебедь, Щука и Рак», «Демьянова уха»), драмы ( «Волк и Ягненок», «Раздел»; «Два Мужика»). Подавляющее большинство басен Крылова — миниатюрные драмы и комедии. Но в любом жанровом выражении басни Крылова, проникнутые иронией, — образец совершенной слитности содержания и формы. А. А. Бестужев еще в 1823 году утверждал, что «И. Крылов возвел русскую басню в оригинально-классическое достоинство». Пушкин, споря с П. А. Вяземским, 8 марта 1824 года писал: «И что такое Дмитриев? Все его басни не стоят одной хорошей басни Крылова».

 

Крылов — поистине великий мудрец и художник слова. Но там, где он изменял правде, нарушал объективные закономерности реальной действительности и защищал ошибочные, реакционные идеи, ему не помогало и исключительное дарование. Убедительное тому свидетельство — басни «Безбожники», «Водолазы», «Конь и Всадник», «Сочинитель и Разбойник».

 

 

6 билет

1) Имя прилагательное — часть речи, которая обозначает признак предмета и отвечает на вопросы какой? какая? какое? чей?

По значению и форме различают разряды прилагательных: качественные, относительные и притяжательные.
Имена прилагательные завися от существительных, согласуются с ними, т.е. ставятся в том же падеже, числе, роде, что и существительные, к которым они относятся.
Начальная форма имен прилагательных — именительный падеж в единственном числе мужского рода. Имена прилагательные бывают в полной и в краткой форме (только качественные).
В предложении прилагательные в полной форме, как правило, бывают согласованными определениями, иногда являются именной частью составного сказуемого.
Прилагательные в краткой форме употребляются только как сказуемые.
Качественные прилагательные имеют сравнительную и превосходную степень.

Качественные прилагательные.

Качественные прилагательные обозначают такой признак (качество) предмета, который может быть в этом предмете в большей или меньшей степени.

Качественные прилагательные обозначают признак предмета по:

форме (прямой, угловатый)

размеру (узкий, низкий)

цвету (красный, лимонный)

свойству (прочный, вязкий)

вкусу (горький, соленый)

весу (тяжелый, невесомый)

запаху (пахучий, ароматный)

температуре (теплый, прохладный)

звуку (громкий, тихий)

общей оценке (важный, вредный)

и др.

Большинство качественных прилагательных имеет полную и краткую формы.
Полная форма изменяется по падежам, числам и родам.
Прилагательные в краткой форме изменяются по числам и родам. Краткие прилагательные не склоняются; в предложении употребляются как сказуемые.
Некоторые прилагательные употребляются только в краткой форме: горазд, рад, должен, надобен.
Некоторые качественные прилагательные не имеют соответствующей краткой формы: прилагательные с суффиксами, обозначающие высокую степень признака, и прилагательное, входящие в состав терминологических наименований (скорый поезд, глубокий тыл).

Качественные прилагательные могут сочетаться с наречием очень, иметь антонимы.
Качественные прилагательные имеют сравнительную и превосходную степени сравнения. По форме каждая степень может быть простой (состоит из одного слова) и составной(состоит из двух слов): более твердый, самый тихий.

Сравнительная степень.
Сравнительная степень показывает, что в том или ином предмете признак появляется в большей или меньшей степени, чем в другом.

Превосходная степень.
Превосходная степень показывает, что тот или иной предмет превосходит остальные предметы по какому - либо признаку.

Относительные прилагательные.

Относительные прилагательные обозначают такой признак предмета, который не может быть в предмете в большей или меньшей степени.
Относительные прилагательные не имеют краткой формы, степеней сравнения, не сочетаются с наречием очень, не имеют антонимов.
Относительные прилагательные изменяются по падежам, числам и родам (в единственном числе).

Относительные прилагательные обозначают:

материал (деревянная ложка, глиняный горшок)

количество (пятилетняя дочь, двухэтажный дом)

место нахождения (речной порт, степной ветер)

время (прошлогодний план, январские морозы)

назначение (стиральная машина, пассажирский поезд)

вес, длину, меру (метровая палка, квартальный план)

и др.

Притяжательные прилагательные.

Притяжательные прилагательные обозначают принадлежность чего - либо лицу и отвечают на вопросы чей? чья? чьё? чьи?
Притяжательные прилагательные изменяются по падежам, числам и родам.

2) «Мысль народная» в романе Л. Н. Толстого «Война и Мир»

 

 
 

В 1867 году Лев Николаевич Толстой закон­чил работу над произведением «Война и мир». Говоря о своем романе, Толстой за­метил, что он «любил мысль народную». Автор поэтизирует простоту, доброту — все лучшие качества народа. Толстой видит в нем источ­ник подлинной нравственности, необходимой для всего общества. Лев Николаевич Толстой отрицал исключи­тельную возможность активного воздействия отдельно взятой личности на ход истории, по­скольку предусмотреть или изменить направле­ние исторических событий нельзя, ибо они за­висят от всех и ни от кого в отдельности. В своих философско-исторических отступлениях Тол­стой рассматривал исторический процесс как сумму, складывающуюся из «бесчисленного ко­личества людских произволов», то есть усилий каждого человека. Совокупность этих усилий выливается в историческую необходимость, от­менить которую никто не может. По мнению Толстого, историю творят на­родные массы, и ее законы не могут зависеть от желания отдельного исторического лица. «Есть законы, управляющие событиями, отча­сти неизвестные, отчасти нащупываемые на­ми, — пишет Толстой. — Открытие этих зако­нов возможно только тогда, когда мы вполне отрешимся от отыскивания причин в воле од­ного человека, точно так же как открытие за­конов движения планет стало возможно толь­ко тогда, когда люди отрешились от пред­ставления утвержденности Земли». Перед историками Толстой ставит задачу «вместо отыскания причин... отыскание зако­нов». Согласно его взгляду, участник истори­ческого события не может знать ни смысла и значения, ни тем более результата соверша­емых действий. В силу этого никто не может разумно руководить историческими события­ми, а должен подчиняться стихийному, нера­зумному ходу их, как подчинялись древние фа­туму. Однако внутренний, объективный смысл изображенного в «Войне и мире» вплотную подводил к осознанию этих закономерностей. Кроме того, в объяснении конкретных истори­ческих явлений сам Толстой очень близко под­ходил к определению действительных сил, ру­ководивших событиями. Так, исход войны 1812 года был определен, с его точки зрения, не таинственным и недо­ступным человеческому пониманию фату­мом, а «дубиной народной войны», действо­вавшей с «простотой» и «целесообразнос­тью». Народ у Толстого выступает как творец истории: миллионные массы простых людей, а не герои и полководцы творят историю, двигают общество вперед, создают все цен­ное в материальной и в духовной жизни, со­вершают все великое и героическое. И эту мысль — «мысль народную» — Толстой дока­зывает на примере войны 1812 года. Лев Николаевич Толстой отрицал войну, го­рячо спорил с теми, кто находил «красоту ужа­са» в войне. При описании войны 1805 года Толстой выступает как писатель-пацифист, но при описании войны 1812 года автор пере­ходит на позиции патриотизма. Война 1812 го­да предстает в изображении Толстого как подлинно народная. Автор создает образы мужиков, солдат, суждения которых в сово­купности составляют народное мироощуще­ние. Купец Ферапонтов убежден, что францу­зов не пустят в Москву, «не должны», но, узнав о сдаче Москвы, он понимает, что «решилась Расея!». А если уж Россия гибнет, то нечего спасать свое добро. Он кричит солдатам, что­бы те забирали его товары, лишь бы ничего не досталось «дьяволам». Мужики Карп и Влас отказались продавать сено французам, взяли в руки оружие и ушли в партизаны. В период тяжких испытаний для Отечества «делом на­родным», всеобщим становится защита Роди­ны. Все герои романа проверяются с этой сто­роны: воодушевлены ли они всенародным чувством, готовы ли на подвиг, на высокую жертву и самоотверженность. В любви к Родине, патриотическом чувстве равны князь Андрей Болконский и солдат его полка. Но князь Андрей не только воодушев­лен всеобщим чувством, но и способен выра­зить его словами, анализировать его, понять общий ход событий. Именно он в состоянии оценить и определить настроение всего вой­ска перед Бородинским сражением. Толстой описывает войну 1812 года лишь на территории России, справедливую войну. Д. С. Лихачев писал: «Историческая сторона романа в ее нравственно-победной части вся оканчивается в России, и ни одно событие в конце романа не переходит за пределы Рус­ской земли. Нет в «Войне и мире» ни Лейпцигской битвы народов, ни взятия Парижа. Это подчеркивается смертью у самых границ Куту­зова. Толстой в фактической стороне событий усматривает ту же народную концепцию обо­ронительной войны... Вторгающийся враг, за­хватчик не может быть добр и скромен... Об­раз вторгшегося врага определяется только его деянием — его вторжением. Напротив, за­щитник отечества всегда будет скромен, бу­дет молиться перед выступлением в поход, ибо ждет помощи свыше и уверен в своей пра­воте. Правда, этическая правда на его сторо­не, и этим определен его образ». По Толстому, бесполезно противиться ес­тественному ходу событий, бесполезно пы­таться исполнять роль вершителя судеб чело­вечества. Во время Бородинской битвы, от исхода которой многое зависело для рус­ских, Кутузов «не делал никаких распоряже­ний, а только соглашался или не соглашался на то, что предлагали ему». В этой кажущейся пассивности проявляются глубокий ум полко­водца, его мудрость. Сказанное подтвержда­ют и проницательные суждения Андрея Бол­конского: «Он все выслушает, все запомнит, все поставит на свое место, ничему полезно­му не помешает и ничего вредного не позво­лит. Он понимает, что есть что-то сильнее и значительнее его воли, — это неизбежный ход событий, и он умеет видеть их, умеет по­нимать их значение и, ввиду этого значения, умеет отрекаться от участия в этих событиях, от своей личной воли, направленной на другое. Кутузов знал, что «решают участь сраженья не распоряжения главнокомандующего, не место, на котором стоят войска, не количе­ство пушек и убитых людей, а та неуловимая сила, называемая духом войска, и он следил за этой силой и руководил ею, насколько это было в его власти». Слияние с народом, еди­нение с простыми людьми делает Кутузова для писателя идеалом исторического деятеля и идеалом человека. Он всегда скромен и прост. Выигрышная поза, актерство ему чуж­ды. Кутузов накануне Бородинского сражения читал сентиментальный французский роман. Он не хотел казаться великим человеком — он был им. Поведение Кутузова естественно — автор постоянно подчеркивает его старчес­кую физическую слабость. Кутузов в романе — выразитель народной мудрости. Сила его в том, что он понимает и хорошо знает то, что волнует народ, и действует сообразно этому. Правота Кутузова в его споре с Бенигсеном на совете в Филях как бы подкрепляется тем, что на стороне «дедушки» Кутузова симпатии крестьянской девочки Ма­лаши. Толстой, с присущей ему огромной про­ницательностью художника, правильно угадал и великолепно запечатлел некоторые черты характера великого русского полководца Ку­тузова: его глубокие патриотические чувства, его любовь к русскому народу и ненависть к врагу, его близость к солдату. Вопреки лжи­вой легенде, созданной официозной историо­графией об Александре I как о спасителе оте­чества и отводившей Кутузову второстепен­ную роль в войне, Толстой восстанавливает историческую истину и показывает Кутузова как руководителя справедливой народной войны. Кутузов был связан с народом тесными духовными узами, и в этом заключалась его сила как полководца. «Источник этой необычайной силы прозре­ния в смысл совершающихся явлений, — го­ворит Толстой о Кутузове, — лежал в том на­родном чувстве, которое он носил в себе во всей чистоте и силе его. Только признание в нем этого чувства заставило народ такими странными путями его, в немилости находя­щегося старика, выбрать, против воли царя, в представители народной войны». Толстой знал, что жизнь, простая жизнь лю­дей, с ее «частными» судьбами, интересами и радостями, идет своим чередом, независимо от встреч Наполеона с Александром, диплома­тической игры или государственных планов Сперанского. Лишь те исторические события, которые приводят в движение народные мас­сы, касаются судеб национальных, способны изменить — пусть драматически, но всегда благотворно — отдельного человека. Так очи­щаются и возвышаются в бедствиях Отечест­венной войны его любимые герои: Андрей Бол­конский, Пьер Безухов, Наташа Ростова. Каж­дый участник исторических событий для Толстого не менее важен, чем Наполеон. На­правление воли миллионов людей, которые, с точки зрения Наполеона и тогдашней истори­ческой науки, были бесконечно малыми едини­цами, определяет историческое развитие.

3) Считается, что Сервантес начал работать над «Дон Кихотом» в 1603 году. Некоторые исследователи полагают, что первые главы были написаны в 1602 году в севильской тюрьме - на основании слов автора о том, что его роман родился «в темнице, местопребывании всякого рода помех, обиталище одних лишь унылых звуков». Более точно установлено время завершения первой части «Дон Кихота» - середина 1604 года (изд. в 1605-м). Вторую часть Сервантес написал только через десять лет, хотя слава постучалась в его дверь сразу же после выхода в свет первой части. Эта же общеевропейская слава соблазнила некоего Фернандеса де Авельянеду выпустить в 1614 году «подложную» вторую часть романа. В 1615 году Сервантес опубликовал «подлинную» вторую часть «Дон Кихота».
На протяжении всего повествования о «хитроумном идальго» Сервантес убеждает читателя, что единственная причина, заставившая его взяться за перо, - желание высмеять нелепости рыцарских романов, заполонивших Испанию. Действительно, как подсчитали исследователи, с 1508 по 1612 год в стране, «где никогда не закатывалось солнце», вышло 120 произведений рыцарской литературы. Однако пародия как избранный Сервантесом жанр исчерпывается уже в шестой главе, когда истребляется библиотека Дон Кихота. Далее роман приобретает несколько иные черты, в которых многие увидели трагико-комическое преломление судьбы самого автора.
Аргентинский писатель Борхес, к примеру, говорил, что Сервантес создавал своего героя, «беззлобно подшучивая над собой». Его соотечественник Рохас утверждает, что это автобиографическая история благородного человека, истоптанного свиньями, посаженного в клетку стражниками и осмеянного бакалаврами и трактирщиками. Американец Фолкнер, по его словам, перечитывающий «Дон Кихота» ежегодно, в одном из интервью сказал «Это вечная, печальная и комичная картина - Рыцарь, вышедший защищать человека, а тот не хочет, чтобы его защищали, да и не нуждается в его защите. Но это прекрасное свойство человеческой души. Я надеюсь, что оно останется у человека».
Между первой и второй частями «Дон Кихота» Сервантес выпустил сборник «Назидательные новеллы» (1613), куда вошли любовно-героические повести - «Сила крови», «Две девицы», «Сеньора Корнелия»; новеллы с полуфантастическими сюжетами - «Цыганочка», «Высокородная судомойка», «Английская испанка»; сатирические рассказы - «О беседе собак», «Ринконете и Кортадильо», «Обманный брак»; автобиографическая новелла - «Великодушный поклонник»; философская - «Лиценциат Видриера»; психологическая - «Ревнивый эстремадурец». Кроме того, в это время была создана автобиографическая поэма «Путешествие на Парнас» (1614), свидетельствующая о незаурядном поэтическом даре Сервантеса.
В 1615 году Сервантес выпустил уже упоминавшийся сборник своих драматических произведений «Восемь комедий и восемь интермедий», исполненных и прозой, и стихами. Он прошел незамеченным среди современников Сервантеса, зато был оценен через несколько веков нашим непревзойденным драматургом Александром Островским, первым переводчиком интермедий великого испанца на русский язык. «Эти небольшие произведения, - писал он, - представляют истинные перлы искусства по неподражаемому юмору и по яркости и силе изображения самой обыденной жизни... Вот настоящее высокое реальное искусство».
Последним произведением Сервантеса, завершенном в прямом смысле на смертном одре, стал роман «Странствия Персилеса и Сихизмунды». Он имел большой успех и в Испании, и за ее пределами, получил множество сценических версий, поскольку был написан в излюбленном жанре своего времени - «ученой» литературы.
Последние десять лет Сервантес прожил в Мадриде, куда переместилась столица Испанского королевства. Однако писатель переехал туда не за королевскими почестями, а из-за очередной неприятности - он и его близкие были арестованы в связи с убийством возле их дома некоего молодого дворянина. Невиновность их была установлена, но Сервантес с семьей предпочел покинуть Вальядолид.
В Мадриде его сестры и жена приняли монашеский постриг, дочь Исавель была выдана замуж. В 1609 году Сервантес вступил в состав Братства рабов святейшего причастия, членами которого были многие известные писатели, среди них можно назвать Лопе де Бегу, Кеведо. В 1613 году Сервантес стал терциарием - членом полумонашеского братства мирян Францисканского ордена, а накануне смерти принял полное посвящение.
Сервантес умер 23 апреля 1616 года и был похоронен в указанном им монастыре за счет Братства. Могила его затерялась. Так завершилась многострадальная и великая жизнь.
«Простите забавы! Простите, веселые друзья! Я умираю в надежде на скорую и радостную встречу в мире ином», - писал Сервантес в предисловии к своему последнему роману за несколько дней до смерти. Великая жизнь и величественное прощание.

 

 

7 билет

1. Имя существительное. Категории рода, числа имени существительного. Склонение имен существительных.


Поделиться:

Дата добавления: 2015-04-18; просмотров: 72; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты