Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Учреждение – организация, созданная собственником для осуще­ствления функций некоммерческого характера и финансируемая им полностью или частично. 16 страница




Читайте также:
  1. F(x1, x2,...xm) const 1 страница
  2. F(x1, x2,...xm) const 10 страница
  3. F(x1, x2,...xm) const 11 страница
  4. F(x1, x2,...xm) const 12 страница
  5. F(x1, x2,...xm) const 2 страница
  6. F(x1, x2,...xm) const 3 страница
  7. F(x1, x2,...xm) const 4 страница
  8. F(x1, x2,...xm) const 5 страница
  9. F(x1, x2,...xm) const 6 страница
  10. F(x1, x2,...xm) const 7 страница

Проиллюстрируем это положение. Например, банк заключает три кредитных договора. В первом случае кредит обеспечивается поручительством. Без кредитного договора договор поручительст­ва не представляет для сторон никакого интереса, он имеет цен­ность не сам по себе, а лишь как обеспечение. Значит, договор по­ручительства основан только на обеспечительном интересе и по­рождает акцессорное обязательство.

Второй кредитный договор содержит такое условие: «в качест­ве обеспечения возврата полученного кредита заемщик передает банку-кредитору на хранение следующие ценности...». Иначе го­воря, в обеспечительных целях используется договор хранения. Конечно, в силу п. 1 ст. 329 ГК стороны могут предусмотреть в до­говоре способ обеспечения, не указанный в законе. Но можно ли считать, что в данном случае договор хранения порождает обеспе­чительное, а значит, зависимое, акцессорное обязательство? Да. Ведь заключая его, стороны преследовали интерес отнюдь не в хранении ценностей. Путем передачи имущества во владение кредитора стороны заботились об исполнении другого — кредит­ного — договора, т. е. имели исключительно обеспечительный ин­терес.

Третий кредитный договор содержит условие о том, что обес­печением кредита является вклад, принадлежащий заемщику и хранящийся в банке, предоставившем кредит. Можно ли утвер­ждать, что договор вклада превратился в акцессорное обязательст­во в результате того, что стороны назвали его обеспечением? Если бы вклад не имел самостоятельной ценности, если бы единствен­ным оправданием его существования было желание сторон обес­печить возврат заемщиком полученного кредита, то следовало бы признать, что из договора вклада возникло обеспечительное, а значит акцессорное, обязательство. В таком случае договор вкла­да должен бы был разделить судьбу кредитного договора, напри­мер при его прекращении или признании недействительным. Если же обязательство сохраняет ценность независимо от его обеспечи­тельной функции, если с ним связан самостоятельный интерес сторон, оно не может быть признано обеспечительным. В противном случае этот самостоятельный интерес будет без всяких оснований лишен защиты при прекращении или недействительности основно­го, в нашем случае кредитного, договора. Если заемщик докажет наличие правомерного и не связанного с обеспечительным интере­са в обязательстве из договора вклада (а это, очевидно, нетрудно), то такое обязательство не может быть признано обеспечением в смысле главы 23 ГК, а значит, не может рассматриваться как ак­цессорное.



Реализация обеспечительного интереса достигается особым пу­тем. Стороны создают некий внешний «резерв», дополнительный источник, за счет которого при неисправности должника будет ис­полнено основное обязательство. Это очень важное свойство обес­печительных мер. Ведь в соответствии с буквальным смыслом ст. 329 ГК они должны обеспечивать именно исполнение обязатель­ства.

Итак, акцессорные обязательства а) зависимы от основного, б) основаны на обеспечительном интересе, в) обеспечительный интерес всегда состоит в создании внешнего по отношению к ос­новному обязательству «резервного» источника его исполнения.

Свойство акцессорности выражается в следующем:

1. Недействительность основного обязательства влечет недей­ствительность акцессорного (п. 3 ст. 329 ГК).

2. Прекращение основного обязательства влечет прекращение акцессорного. В отношении залога, поручительства и частично удержания этот вывод опирается на прямое указание закона (ст. 352, 367, 359 ГК). По аналогии это правило следует распро­странять на все обеспечения, поскольку прекращение основного обязательства ведет к утрате обеспечительного интереса (нельзя обеспечить то, чего нет) и к исчезновению каузы, которая входит в corpus сделки как основания обязательства.



3. Переход прав по основному обязательству влечет переход прав и по акцессорному (ст. 384 ГК), за исключением случаев, предусмотренных договором или законом. О каких случаях идет речь? Например, договором может быть предусмотрено, что обес­печительное обязательство прекращается при переходе прав из ос­новного договора к третьему лицу. Но нельзя договориться о том, что при замене кредитора в основном обязательстве за ним «оста­ются» права по обеспечительному обязательству. Предположим, что основное обязательство обеспечено поручительством. Креди­тор уступает требование по основному договору третьему лицу, но желает сохранить право требования к поручителю. Однако цель договора поручительства теперь не может быть достигнута в отно­шениях между поручителем и первоначальным кредитором, по­скольку у последнего больше нет обеспечительного интереса. А это, в свою очередь, означает, что он не может быть кредитором в обеспечительном обязательстве.

Правило ст. 384 ГК лишний раз подтверждает вывод о том, что акцессорное обязательство накрепко «привязано» к основному. Внешним связующим звеном является фигура кредитора: в основ­ном и обеспечительном обязательствах всегда один кредитор.И это понятно, поскольку единственным оправданием требования кре­дитора по акцессорному обязательству служит наличие у него прав из основного обязательства.



4. Изменение основного обязательства влечет прекращение акцессорного, за исключением случаев, когда должник по акцес­сорному обязательству согласен нести свою обязанность и дальше. Это правило объясняется следующим. Надлежащим исполнением обязанности акцессорного должника будет исполнение в соответ­ствии с условиями его обязательства. А эти условия определены основным обязательством, которое он имел в виду, предоставляя обеспечение. Если это обязательство изменилось, требование об исполнении акцессорного обязательства не может рассматривать­ся как требование о надлежащем исполнении. Более того, при из­менении основного обязательства акцессорного должника вообще нельзя обязать к исполнению его обязанности, поскольку не со­хранились условия, на которых он обязался. А это означает не что иное, как прекращение обязательства. Конечно, акцессорное обя­зательство сохранится, если оно будет изменено соответственно изменению основного. Но изменить это обязательство, т. е. изме­нить обязанность акцессорного должника, можно только с его со­гласия. Если в обоих обязательствах должником является одно и то же лицо, то при согласии этого лица на изменение условий основного договора предполагается его согласие на сохранение обеспечительного обязательства. Если же должники по основному и акцессорному обязательствам не совпадают в одном лице, согла­сие акцессорного должника должно быть прямо выражено. Пра­вило о прекращении акцессорного обязательства в связи с измене­нием основного прямо сформулировано по поводу поручительства (п. 1 ст. 367 ГК). Оно применяется и в отношении залога, задатка, неустойки.

5. С истечением срока исковой давности по требованию из основного обязательства истекает срок исковой давности и по ак­цессорным (дополнительным) требованиям (ст. 207 ГК). Можно, таким образом, сделать общий вывод о свойстве ак­цессорное: обеспечение всегда связано с конкретным обязатель­ством,таким, каким оно было на момент установления обеспечения. Как вещное право следует за индивидуально-определенной ве­щью и прекращается с ее гибелью, так и право из обеспечительного обязательства следует за правами из конкретного, если так можно выразиться «индивидуально-определенного», основного обязатель­ства и прекращается с его исчезновением (при этом под исчезнове­нием обязательства понимается как его прекращение, так и изме­нение). Однако из этого правила есть исключение: при изменении основного обязательства обеспечительное сохраняет действие при согласии на то лица, предоставившего обеспечение.

ГК установил исключение из общего правила об акцессорности обеспечительных обязательств, введя понятие независимогообеспечительного обязательства (п. 3 ст. 329 ГК). Пожалуй, един­ственным примером такового сейчас является банковская гаран­тия (ст. 370 ГК). Независимое обеспечительное обязательство, в отличие от акцессорного, не зависит от основного обязательства: недействительность основного обязательства не влечет недействи­тельность обеспечительного (ст. 370 ГК), прекращение основного обязательства не прекращает обеспечительное (ст. 378 ГК) и т. д. Но если обязательство не зависит от другого, почему мы называем его обеспечительным? Объяснить это можно с помощью уже упо­мянутой категории обеспечительного интереса. Если обязательст­во возникло на основе этого интереса — оно является обеспечи­тельным, хотя бы оно и не было акцессорным, если нет — мы имеем дело с каким-то другим, но не обеспечительным обязатель­ством.

Независимость обязательства нельзя смешивать с его абстракт­ностью. Абстрактное обязательство возникает из абстрактной сделки, т. е. сделки, для действительности которой юридически безразлично основание ее совершения (саиза). Иначе говоря, абст­рактное обязательство не зависит от своего основания.Независи­мое же обязательство не зависит от основного договора.Так, обяза­тельство из банковской гарантии независимо: оно не зависит от судьбы обеспечиваемого им обязательства. В то же время оно кау­зально: банковская гарантия возникает на основании просьбы принципала, наличие которой играет существенную роль в ее судьбе.

Независимое обеспечительное обязательство — явление ис­ключительное. Это очевидно из текста п. 3 ст. 329 ГК: обеспечи­тельное обязательство приобретает свойство независимости толь­ко в случаях, прямо указанных в законе. В противном случае оно предполагается акцессорным. Из этого, в свою очередь, следует важный вывод: обеспечение, «придуманное» сторонами (т. е. не предусмотренное законом), ipso jure носит акцессорный характер. Свойство независимости не может быть придано обеспечительному обязательству по воле участников оборота, а значит, соглаше­ния об этом недействительны.

Несмотря на существенное различие между акцессорными и независимыми обеспечительными обязательствами, законода­тель объединил их в главе 23 ГК. Значит, все они обладают неким общим свойством. Таковым является особого рода интерес, с ко­торым связаны все обеспечения — обеспечительный интерес. На­личие этого общего признака позволяет определить обеспечитель­ное обязательство как обязательство, основанное исключительно на обеспечительном интересе, который состоит в создании внешнего по отношению к обеспечиваемому обязательству источника его испол­нения.

Классификация способов обеспечения исполнения обязательств. Обеспечения можно классифицировать по ряду оснований. Так, по источнику, которым предусмотрен тот или иной способ,обеспе­чения делятся на те, которые названы непосредственно в главе 23 ГК; те, что указаны в иных главах ГК или в других законах (руча­тельство комиссионера — ст. 993 ГК, аваль на векселе и т. д.); и те, которые установлены сторонами договора самостоятельно (хранение вещи с целью ее последующего удержания и т. д.). По основанию возникновенияразличают обеспечения, основанные на сделке, направленной на возникновение обеспечительного обяза­тельства (поручительство и т. д.), и обеспечения, основанные на законе, а точнее, на обстоятельствах, с которыми закон связывает возникновение обеспечения (право залога, возникающее у испол­нившего основное обязательство поручителя — ст. 365 ГК — и т. д.). Обеспечения, основанные на сделке, в свою очередь, мож­но разделить на те, что возникли из односторонней сделки (бан­ковская гарантия, удержание), и те, что основаны на договоре (не­устойка, залог, поручительство). По связи с основным обязательст­вомобеспечения делятся на акцессорные (все, кроме банковской гарантии) и независимые (банковская гарантия). По функциямследует выделять те способы обеспечения, которые относятся к мерам ответственности (неустойка, задаток), и те, которые к та­ковым не относятся (залог, удержание, поручительство, банков­ская гарантия). По отношению к другим кредиторам должникавсе обеспечения можно классифицировать на те, которые дают пре­имущество перед всеми кредиторами должника (к ним относятся те, в которых должник по основному и должник по обеспечитель­ному обязательствам не совпадают в одном лице — поручительст­во, нередко — залог), те, которые дают преимущество лишь перед некоторыми кредиторами должника (залог, удержание), и те, ко­торые не дают преимуществ перед кредиторами должника (неус­тойка, задаток).

Особенности использования обеспечительных обязательств. Обеспечительные меры можно использовать в отношении любых обязательств, поскольку закон не содержит каких-либо запретов на этот счет. Обеспечивать можно обязательства, возникающие из любых сделок (односторонних и многосторонних, каузальных и абстрактных, условных), обязательства договорные и внедоговорные, обязательства денежные и предполагающие предоставле­ние вещей (работ, услуг). Собственно обеспечительные обязатель­ства тоже могут быть обеспечены. Например, исполнение догово­ра поручительства можно обеспечить залогом. Иное дело, что возможность использовать тот или иной способ обеспечения пре­допределена его (способа) существом, либо может быть прямо ог­раничена законом. Так, в силу ст. 1 Федерального закона «Об ипо­теке (залоге недвижимости)» от 16 июля 1998 г. (далее — Закон об ипотеке) ипотекой обеспечиваются только денежные обязатель­ства.

Обязательство может быть обеспечено несколькими способа­ми, как одинаковыми, например двумя поручительствами, так и разными, например залогом и поручительством. Подтверждени­ем тому служит не только отсутствие в законодательстве общего запрета на это, но и прямое указание закона на такую возмож­ность (например, в ст. 365 ГК).

Можно ли обеспечить обязательство, которое возникнет в бу­дущем? Для поручительства и залога положительный ответ осно­ван на ст. 361 ГК, п. 3 ст. 4 Закона РФ «О залоге» от 29 мая 1992 г. (далее — Закон о залоге), ст. 11 Закона об ипотеке. Нет видимых препятствий для придания этому правилу универсаль­ного характера.

Поскольку ст. 329 ГК говорит об обеспечении исполненияобя­зательства, постольку соглашение об обеспечении должно быть достигнуто до нарушения обеспечиваемого обязательства. Судеб­ная практика исходит из того, что договоры, заключенные после нарушения обязательства, не могут создавать обеспечение; их предметом является особый способ погашения долга.

 

42. Неустойка и ее виды. Соотношение неустойки и убытков.

 

Понятие неустойки. ГК определяет неустойку как денежную сумму, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неис­полнения или ненадлежащего исполнения обязательства (п. 1 ст. 330 ГК). Отсюда следует ряд выводов.

Во-первых, неустойка всегда представляет собой определен­ную денежную сумму.

Во-вторых, неустойку всегда уплачивает должник.Этим неус­тойка отличается от большинства обеспечений, которые могут быть предоставлены кредитору и третьими лицами.

В-третьих, неустойка всегда связана с гражданским правоотно­шением(ст. 307 ГК); обязанности, существующие в рамках иных правоотношений, не могут обеспечиваться неустойкой, о которой говорит ГК. Однако подобные неустойке меры по прямому указа­нию закона могут применяться для обеспечения обязанностей из публично-правовых отношений, в частности по уплате налоговых и иных обязательных платежей в бюджет (ст. 124 ТК, ст. 78 НК), Нормы о неустойке могут применяться к таким основанным на властном подчинении отношениям лишь в силу прямого указания закона (п. 3 ст. 2 ГК). Но уж если речь идет о гражданско-право­вых обязательствах, то неустойкой, при отсутствии специального запрета, могут быть обеспечены любые их виды. В частности, за­конным будет соглашение об обеспечении неустойкой платежа во исполнение деликтного обязательства.

В-четвертых, неустойка подлежит уплате вследствие нарушенияобеспеченного ею обязательства. Причем для взыскания неустой­ки достаточно самого факта правонарушения, независимо от его имущественных последствий. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков (п.1 ст. 330 ГК), в то время как при взыскании убытков необходимо доказать факт причинения убытков и их размер. Это различие в механизмах взыскания неустойки, с одной стороны, и убытков, с другой, имеет принципиальное значение.

С точки зрения догмы права, неустойка одновременно являет­ся и способом обеспечения обязательств, и мерой ответственно­сти. Способом обеспечения — потому, что нормы о неустойке по­мещены в соответствующей главе ГК. Мерой ответственности — в силу того, что неустойка уплачивается должником в виде санк­ции за совершенное им правонарушение и влечет для должника неблагоприятные имущественные последствия (п. 2 ст. 330 ГК).

Как мера ответственности неустойка должна компенсироватьвозможные потери кредитора. Именно этой идеей объясняется то, что, по общему правилу, убытки взыскиваются в сумме, непо­крытой взысканной неустойкой. Тем же руководствуются суды, соизмеряя размер взыскиваемой неустойки с последствиями допу­щенного должником нарушения (ст. 333 ГК).

Виды неустоек. Неустойки классифицируются по ряду основа­ний. В зависимости от источника появления выделяются законные и договорныенеустойки. Законная неустойка — та, что определена законом (ст. 333 ГК). С учетом правила п. 2 ст. 3 ГК следует под­черкнуть, что неустойки могут быть установлены только ГК или другими федеральными законами. Примерами могут служить не­устойки, предусмотренные ст. 856 ГК, ст. 105 Транспортного уста­ва железных дорог и т.д.

Законная неустойка применяется независимо от включения условия о ней в договор (п. 1 ст. 332 ГК). Эта норма в ее связи с правилом ч. 2 п. 4 ст. 421 ГК позволяет утверждать, что диспозитивность в отношении законных неустоек исключена в принципе (невозможен не только отказ от применения неустойки, но и изменение ее размера). Единственным исключением является увели­чение сторонами обязательства размера законной неустойки, да и то, если это не запрещено нормой, установившей такую неус­тойку (п.2 ст. 332 ГК).

Договорная неустойка устанавливается по соглашению сторон. Обычно условие о ней включается в текст основного договора, но может быть составлено и отдельное соглашение. В любом случае должно быть ясно, какое обязательство обеспечивается неустой­кой и как определяется ее размер. Соглашению о неустойке под страхом его недействительности должна быть придана письменная форма (ст. 331 ГК).

В зависимости от соотношения со взыскиваемыми убытками различают зачетные, штрафные, исключительные и альтернатив­ныенеустойки (п.1 ст. 394 ГК). Любая из перечисленных неустоек может быть предусмотрена как законом, так и договором.

Общим правилом является зачетнаянеустойка. Если в законе или договоре нет специальной оговорки, то взысканная в виде не­устойки сумма должна быть зачтена при взыскании убытков. Кредитор, таким образом, может получить с нарушителя сумму неус­тойки и убытки, но за минусом уже взысканного в виде неустой­ки, т. е., в конечном счете, сумму убытков в полном объеме. Очевидно, что при установлении этого правила законодатель сле­довал гражданско-правовому принципу восстановления положе­ния, существовавшего до нарушения прав.

Штрафная(по терминологии В. К. Райхера — совокупная) не­устойка позволяет кредитору взыскать с должника, как сумму не­устойки, так и убытки в полном объеме. Поскольку в этом случае кредитор может получить сумму, превышающую по размеру при­чиненные ему убытки, неустойка действительно приобретает «штрафной» характер. Этот вид неустойки рассматривается как исключение из общего правила о том, что ответственность в граж­данском праве носит

компенсационный характер: ведь взыскание неустойки приводит к тому, что кредитор получает больше, чем потерял. Предполагается, что среди неустоек других видов стиму­лирующее значение штрафной неустойки особенно велико. Примером штрафной неустойки служит неустойка, предусмотренная ст. 622 ГК: «...В случае, когда за несвоевременный возврат арендо­ванного имущества договором предусмотрена неустойка, убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки, если иное не предусмотрено договором...».

Исключительная неустойка означает, что у кредитора нет права на взыскание убытков, оно исключено. При нарушении должни­ком обязательства с него можно взыскать только неустойку. Ис­ключительная неустойка устанавливается по соображениям, дик­туемым условиями оборота. Так, ответственность перевозчика часто ограничена уплатой неустойки. Отвечай перевозчик, имеющий огромную клиентуру, в полном объеме за любые нарушения, экономическая возможность его существова­ния без непомерного увеличения тарифов за транспортные услуги, которые и без того высоки, стала бы проблематичной. Иной при­чиной установления исключительных неустоек является наличие типичных для отдельных обязательств нарушений, при которых размер убытков может быть оценен заранее и заложен в сумму ис­ключительной неустойки.

Альтернативная неустойка предоставляет кредитору право по своему выбору взыскать либо неустойку, либо убытки. Этот вид неустойки служит примером альтернативного обязательства. Случаи применения альтернативной неустойки весьма редки, так как кредиторы рассматривают условие о ней как невыгодное.

Среди неустоек выделяются пени и штрафы.Пеня — неустой­ка, взимаемая за просрочку платежа. Поскольку такое нарушение носит длящийся характер, пеня начисляется за каждый день про­срочки. Пеня исчисляется в процентах от суммы долга. Этим она отличается от иных процентов, связанных с тем или иным обяза­тельством (от платы за кредит, от процентов за пользование чужи­ми денежными средствами и т. д.).

Штрафом когда-то было принято называть неустойку, опреде­ленную в твердой сумме, но сейчас это название применимо и к неустойкам, исчисляемым в долях или процентах. Таким обра­зом, термины «неустойка» и «штраф» можно рассматривать как синонимы. Штраф применяется в виде санкции и в администра­тивном, и в уголовном законодательстве. Однако это не должно при­водить к смешению публично-правовых санкций с неустойками.

Соотношение неустойки и убытков.Целью неустойки является не обогащение кредитора, а восстановление его нарушенного права. Поэтому суд имеет право уменьшить размер взыскиваемой неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения, допущенного долж­ником (ст. 333 ГК). Это правило относится ко всем неустойкам, независимо от их вида. К последствиям нарушения относится не только имущественный ущерб, но и вред, причиненный неимуще­ственным правам кредитора. При этом учитывается именно явное несоответствиеразмера неустойки последствиям нарушения обя­зательства, что может следовать из чрезмерно высокого процента неустойки, незначительной суммы убытков, краткосрочности на­рушения обязательства и т. п.

 

43. Перемена лиц в обязательстве.

 

В отличие от участия третьих лиц в исполнении обязательства, где кредитор и должник не вы­бывают из обязательства, возможны случаи, когда происходит за­мена кредитора или должника. Такие ситуации именуются пере­меной лиц в обязательстве. Замена кредиторав порядке сингуляр­ного (частичного) правопреемства происходит путем заключения кредитором соглашения (сделки) с третьим лицом об уступке при­надлежащего кредитору права требования или на основании зако­на. В силу закона уступка права требования может иметь место в случаях, предусмотренных ст. 387 ГК: в результате универсаль­ного правопреемства, например при реорганизации юридического лица, или наследственном правопреемстве; по решению суда о пе­реводе права кредитора на другое лицо, когда возможность такого перевода предусмотрена законом (например, при реализации од­ним из сособственников права преимущественной покупки, вследствие чего он заступает на место прежнего покупателя); вследствие исполнения обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому обяза­тельству; при суброгации страховщику прав кредитора к должни­ку, ответственному за наступление страхового случая, а также в иных случаях, предусмотренных законом. Следовательно, пере­чень оснований уступки права требования в силу закона не явля­ется исчерпывающим.

Замена кредитора называется уступкой права требования, или цессией.Кредитор, передающий свое право требования, называет­ся цедентом,а принимающий право требования (новый креди­тор) — цессионарием.Например, торговая фирма имеет задолжен­ность по кредиту перед банком, а коммерческая компания приоб­ретает у банка задолженность торговой фирмы, т.е. принимает право требовать исполнения от торговой фирмы в свою пользу. В этом случае передача банком коммерческой компании права требовать исполнения будет цессией, банк — цедентом, а коммер­ческая компания — цессионарием.

Цессия — это соглашение между кредитором по обязательству, с одной стороны, и третьим лицом, с другой стороны, о передаче принадлежащего кредитору права.Уступка права представляет со­бой сделку, правовым результатом которой является переход права требования от кредитора к третьему лицу. Цессия есть каузальная и, как правило, двусторонняя сделка. ГК не содержит никаких указаний о возмездности или безвозмездности соглашения о пере­даче права требования. Цессия, совершаемая за плату, может рас­сматриваться как разновидность договора купли-продажи, а без­возмездная уступка права — как дарение. Не следует, однако, сво­дить соглашение об уступке права требования к каким-либо строго определенным разновидностям договоров, предусмотрен­ных ГК, возможны и такие соглашения, которые в них не уклады­ваются.

Согласие должника на уступку права требования не требуется, поскольку личность кредитора, по общему правилу, не может ока­зывать какого-либо влияния на исполнение должником обяза­тельства. Однако вполне можно представить обязательства, в ко­торых личность кредитора имеет существенное значение для дол­жника. В таком случае для уступки права требования необходимо получить согласие должника (п. 2 ст. 388 ГК). Цессия, для кото­рой согласие должника обязательно, является трехсторонней сдел­кой.

Должника при всех обстоятельствах следует поставить в изве­стность о состоявшейся уступке права требования, в противном случае исполнение, произведенное должником первоначальному кредитору (цеденту), должно считаться надлежащим исполнением и должник, исполнивший обязательство первоначальному креди­тору, освобождается от исполнения обязательства перед новым кредитором, т.е. цессионарием (ст. 382 ГК).

Права, неразрывно связанные с личностью кредитора, не мо­гут быть переданы третьим лицам. Особо закон упоминает такие права, как требования об алиментах и о возмещении вреда, при­чиненного жизни и здоровью, которые в силу личного характера не могут быть переданы в порядке уступки права требования (ст. 383 ГК).

Уступка права требования означает только замену кредитора в обязательстве, никаких изменений в объеме прав и обязанностей сторон при уступке права не происходит. Цессионарий приобрета­ет права в том же объеме и на тех условиях, которые имел перво­начальный кредитор на момент заключения соглашения об уступ­ке права требования (ст. 384 ГК). Например, если цедент имел право требовать не только возврата определенной денежной сум­мы, но и процентов за пользование чужими средствами за ка­кой-либо период, то при уступке права требования цессионарий также будет иметь право взыскать и сумму долга, и проценты за весь период до момента цессии. Равным образом и должник имеет право предъявлять новому кредитору все те претензии, которые он имел к первоначальному кредитору на момент уведомления долж­ника об уступке прав (ст. 386 ГК). Эта норма также основана на неизменности содержания обязательства при цессии. Поэтому ес­ли должник имел какие-либо претензии до уступки прав, то эти претензии могут быть предъявлены и после состоявшейся уступки прав и уведомления об этом должника. Новый кредитор не вправе отклонять претензии должника, ссылаясь на то, что он на тот мо­мент еще не участвовал в обязательстве.

Результатом уступки права требования является замена креди­тора в обязательстве. Законодатель специально подчеркивает, что в порядке цессии передается лишь право, принадлежащее креди­тору на основании обязательства (п. 1 ст. 382 ГК). Однако обяза­тельства неоднородны. Если обязательство простое, т. е. содержит только одно право требования и корреспондирующую ему обязан­ность, как, например, при безвозмездном пользовании имущест­вом (ссуде), то решение вопроса о возможности замены кредитора не вызывает затруднений. Однако обязательства могут содержать несколько прав требования, каждое из которых может представ­лять и самостоятельный интерес, например, лизингополучатель вправе определить продавца имущества, требовать передачи при­обретенного по его указанию имущества и т.д. Возможна ли ус­тупка права требования, если содержание обязательства не исчер­пывается лишь одним правом требования? Ответ на этот вопрос законодателем оставлен открытым. Буквальный смысл п. 1 ст. 382 ГК, казалось бы, дает утвердительный ответ. Действительно, в за­коне говорится именно о «праве (требовании), принадлежащем кредитору на основании обязательства», никаких иных условий не установлено. Выходит, таким образом, что кредитор вправе пере­дать любое право, возникшее у него на основании обязательства. Например, право на выбор продавца имущества по лизингу усту­пить одному лицу, а право требования передачи имущества в ли­зинг — другому. Иными словами, осуществить своего рода дроб­ление прав требования. Еще одним внешним подтверждением возможности такой уступки права требования является факто­ринг — договор финансирования под уступку денежного требова­ния (ст. 824 ГК). Однако, как уже отмечалось, уступка права тре­бования влечет только одно изменение обязательства: замену кредитора. Само обязательство при этом не может трансформи­роваться в несколько самостоятельных обязательств независимо от того, является ли оно простым или сложным. Цессионарий вступает в уже существующее обязательственное отношение. Если допустить возможность частичной уступки права требования, то результатом цессии явится не только замена кредитора, но и пре­кращение первоначального обязательства путем новации его в не­сколько новых обязательственных отношений. Но таких последствий закон для цессии не предусматривает. Следовательно, передача части прав, принадлежащих кредитору на основании обязательства, недопустима.


Дата добавления: 2015-04-21; просмотров: 10; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.013 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты