Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Музыкально-поэтический текст как разновидность поэтического текста художественной литературы




Понятие «текст» в современной литературе рассматривается в контексте его узкого широкого и понимания. Учёный-лингвист В. Б. Касевич характеризует «рассматривая текст в широком смысле, можно сделать вывод, что это одно и тоже, что и речь, продукт производства, говорения (для звукового языка). Текст же в узком смысле – это единица речи (то есть текста в широком смысле), которая характеризуется цельностью и внутренней связностью и как таковая может быть вычленена, отграничена от предыдущего и последующего текстов» [Касевич, 1985: 50].

Доктор филологических наук О. И. Москальская даёт определение тексту в широком смысле слова: «текст – это целое речевое произведение, или макротекст, а текст в узком смысле слова как сверхфразовое единство (сложное синтаксическое целое), или микротекст» [Москальская, 1981: 13].

Для того чтобы дать определение «музыкально-поэтический текст», мы рассмотрим несколько определений, а именно, «поэтический текст» и «музыкальный текст».

Поэтический текст, или поэзия вместе с драмой и эпосом, относится к основным родам художественной литературы. В последнее время наблюдается постоянно растущий интерес учёных-лингвистов к языку художественной литературы. Важным аспектом в развитии лингвистических исследований является то, что все речевые и языковые закономерности в построении эстетически значимого поэтического текста рассматриваются как в лингвистическом, так и в экстралингвистическом уровнях.

На сегодняшний день в центре внимания исследователей-лингвистов находятся следующие вопросы: правильное толкование смысла сообщения, использование языка для его передачи, выбор оптимальной языковой формы, которая зависит от условий и целей общения.

Принимая во внимание то, что поэтическому тексту посвящено большое разнообразие трудов, до сих пор остаётся проблема в его определении. На данный момент нет универсального единого толкования термина «поэтический текст». Одни исследова­тели-лингвисты сужают значение данного понятия «поэзия» до «художествен­ного произведения в стихах» [Гачечиладзе, 1988: 255]. Другие исследователи наобо­рот, расширяют данное понятие до поэтики, то есть «мышление в образах», которое присуще лю­бому художественному произведению [Потебня, 1989: 66].

Поэтический текст характеризуется определённым ритмом, который выражен в законах стихосложения. Эти законы определяют метрические единицы и их разнообразные соединения. Г. Р. Гачечиладзе считает, что «в интонации стиха характерен оттенок музыкальности, хотя эта музыкальность явно отличается от привычной музыки. Поэтическая музыка стиха зарождается не в абстрагированном звучании поэтического слова, а в соединении его звучания и смысла. Даже если такой бесспорно музыкальный стихотворный приём, как аллитерация, приобретает значимость только в том случае, когда оказывает благоприятное воздействие для лучшего выражения мысли автора и усиления художественного впечатления произведения» [Гачичеладзе, 1988: 255].

Существует также необходимость сделать упор на музыкальную сторону слова. Дело в том, что именно на ней основывается специфика поэтического текста. «Все элементы поэзии (как специфические, так и общие с другими формами художественного творчества) не безразличны к музыке стиха. Поэтическая музыка опирается на ритмический строй, а ритм, в отличие от прозы, здесь зависит не от синтаксиса, а, наоборот, сам воздействует на синтаксический строй посредством метра» [Гачичеладзе, 1988: 255].

Одной из важных черт поэтического языка является его художественная функциональность. Художественная функциональность поэтического текста отражает его эстетически важное, эмоционально воздействующее преобразование существенности. Один из постоянных признаков поэтических текстов являются их «поэтическая» или «эстетическая» функции. Исследователь Я. Мукаржовский определял её как «направленность поэтического выражения на самого себя…» [Мукаржовский, 1994: 240]

«Лингвистической особенностью поэтического языка является то, что в нем могут иметь смысл любые языковые структуры, например, фонетические, грамматические, словообразовательные, ритмические… Таким образом, они становятся некоторым материалом для построения новых эстетически значимых языковых объектов» [Мукаржовский, 1994: 240].

Я. Мукаржовский отмечает у поэтического языка 2 лингвистических аспекта: звуковой и смысловой. Он рассматривает их как «строения языкового знака и участия отдельных элементов в построении поэтического произведения».

По мнению исследователя, к звуковой аспекту поэтического языка можно выделить следующее:

· звуковой строй языкового явления заключается в соотношении отдельно взятых звуков и последовательности звуков;

· эвфонию;

· рифму, ритм и слог (этими разделами занимается стиховедение);

· интонацию, которая заключается в графике пунктуации;

· окраску голоса или тембр (эмоциональные оттенки содержания);

· темп (длительность ритмических отрезков и паузы) [Мукаржовский, 1994].

К смысловому (грамматическому) аспекту можно отнести следующие компоненты поэтического языка:

· морфемы, которые представляют внутреннее строение слова;

· значение слова, у каждого автора есть выбор словесного материала;

· семантическая направленность;

· поэтическое наименование – это употребление слова в конкретном случае;

· диалог и монолог (скрытое значение) [Мукаржовский, 1994].

Исследователь отмечает, что язык, в составе которого находятся вышеперечисленные элементы, является художественным «материалом», чтобы «построить» поэтическое произведение.

Следующее определение, которое мы рассмотрим – это «музыкальный текст».

Музыкальный текст является «типом художественного текста в широком смысле, который воплощен в предметах физической реальности сигналу… Сигнал передаёт информацию от одного сознания к другому и поэтому не существующему вне воспринимающего его сознания» [Руднев, 2000: 10]. Ввиду того, что любой текст является «всяким связным знаковым комплексом» [Бахтин, 1979: 281], то музыкальный текст определяется как «специфическая знаковая структура, главная задача которой служит для передачи художественной информации звуковременного свойства» [Баранова 2007: 1].

В музыковедении существует двоякое понимание понятия музыкального текста: во-первых, его можно определить как «систему жесткой фиксации авторского замысла, то есть нотный текст» [Бонфельд 2006: 293], во-вторых – это «некое структурированное поле смысла, актуализированное в акте звучания» [Кирчик 1988: 86].

Музыкально-поэтическая речь имеет отличительную черту в подборе звучания слов, из которых она и состоит. Выделяют 3 цели подбора звуков в музыкально-поэтическом тек­сте:

· эвфония – это благозвучие, удачный подбор звуков, красота звучания;

· звукопись, данный фонетический приём служит для усиления звуковой речи стиха, создания звуковых образов и целых картин (шум ручья, свист вет­ра, звон колоколов);

· передача настрое­ния, данная функция обычно выступает не отдельно, а в соединении с прочи­ми: красота звучания или звуковая картина стихотворения создаёт настроение слушателю [http://slovarsbor.ru].

На звуковом уровне музыкально-поэтических текстов можно выделить фонический – простые звуковые повторы и фономорфологический – это повтор целых звуковых комплексов. Особенно сильно в поэзии проявляется связь между звуком и значением и эмоциональное отношение к звуку.

Л. П. Якубинский характеризует роль звуковой стороны как «сознательное переживание автором и читателем» [Якубин­ский, 1986: 17-58]. Ю. Н. Тынянов проводил взаимосвязь между звуковой стороной стиха и семантическими преобразованиями слов [Тынянов, 1965: 304]. Звуковые повторы придают семантическую и акустическую связь и придают эстетический и эвфонический эффект. Примером может служить простой звуковой повтор, например ассонанс или аллитерация. Наряду с ними есть и другие формы звукописи, например, звукоподражание. Основной функцией звуковых повторов является экспрессивная функция.

На ритмическом уровне основными признаками музыкально-поэтического текста и его струк­турой являются ритм и строка, которые обладают такими единицами как метр и рифма. Из состава компонентов стихотворной формы можно выделить: синтаксические и метрические паузы (конец стиха, цезура, стиховой перенос), окончания строк (рифма), метрика, архитектоника, строфика, эвфо­ния, звуковые повторы, интонация, которая выполняет базовые семантиче­ские функции в стихе.

Интонация является средством организации речи, которая может обеспечить непрерывность или прерывность, усиление, подтверждение или нарушение ожидания.

Ритмом обозначается экспрессивная и эмоциональная информация, являющаяся частью стилистической функции и носителя значения, он также является фактором, который организует со­держание.

Метр «участвует в образовании семантических оппозиций» и «яв­ляется средством образования той специфической смысловой структуры, ко­торая и составляет сущность стиха» [Лотман, 1970: 846].

Рифма подчёркивает законченность каждой строки, выполняя смысловую, ритмическую и эвфоническую функции. Она принадлежит одновременно метрическому, фонологическому и семантиче­скому уровням организации текста. В качестве приёма метрической организации рифма – это составная часть стиха, которая совпадает с его клаузулой (укороченный стих строфы), Будучи фонологической организацией стихотворного текста, рифма служит фор­мальным показателем принадлежности к группе стихотворных текстов.

Композиция музыкально-поэтического текста рассматривается как его содержа­тельный элемент высшего порядка, несущий смысловую нагрузку. Компо­зиция текста отражает «порядок следования элементов содержания» [Нови­ков, 1983: 215] и обеспечивает «выход» на содержание, «вход» в риторическое пространство текста и к смыслам произведения [Уэллс, 1996: 92-96].

«Музыкально-поэтическая речь является видом речи, которая достигла такой степени струк­турно-содержательной организации, при которой обеспечивается поэтическая коммуникация, а именно такой вид художественно-вербальной коммуника­ции, при котором с помощью стиховой речи осуществляется одновременная передача двухъярусной смысловой (фактуальной и концептуальной) и много­ярусной эстетической информации. Подобное многоканальное использование языковых знаков ведет к повышенной информативной плотности музыкально-поэтической речи» [Гончаренко, 1987: 38-49].

Из вышесказанного можно сделать вывод, что музыкально-поэтический текст – это особый вид художественного текста с повышенной эмоциональ­ностью, со стремлением воздействовать на чувства человека концентриро­ванным «зарядом» экспрессивных, изобразительно-выразительных средств и целью которого является передача художественной информации звуковременного свойства.

Музыкально-поэтический текст – это особое языковое образо­вание, в котором ярко выражена эстетическая направленность: у коммуникативной функции служит целый ряд вторичных функций, среди ко­торых преобладает эстетическая – это неизбежно сказывается на внутритекстовой организации текста [Шкловский, 1996].

 

1.2. Понятия «содержание» и «форма» при переводе музыкально-поэтических текстов

Во время перевода музыкально-поэтических текстов возникает проблема переноса смысла и сохранение исходной формы произведения. В связи с этим мы рассматриваем такие понятия как «содержание» и «форма» при переводе музыкально-поэтических текстов.

По мнению С. Я. Маршак: «Перевод стихов – это высокое и трудное искусство. Я выдвинул бы 2 на вид парадоксальных, но по существу верных положения: 1-ое. Перевод стихов невозможен. 2-ое. Каждый раз это исключение…» [Маршак, 1990: 576].

В. Брюсов в свое время писал: «Передать создание поэта с одного языка на другой – невозможно; но невозможно и отказаться от этой мечты» [Брюсов, 1955: 188].

Известный переводчик М. Л. Лозинский считает, что, при переводе иноязычных поэтических текстов на родной язык, переводчику следует «учитывать все их элементы во всей их сложной и живой связи, и его задача – найти в плане своего родного языка такую же сложную и живую связь, которая по возможности точно отразила бы подлинник, обладала бы тем же эмоциональным эффектом». Таким образом, задача переводчика – это «перевоплотиться» в автора, принять его язык, его манеру, интонации и ритм, при этом сохранить верность своему языку, и в чем-то и свою поэтическую индивидуальность. Основная задача заключается в том, что «перевод выдающегося литературного произведения сам должен являться таковым» [Лозинский, 1987: 640].

Перевод музыкально-поэтического текста осуществляется различными способами, принимая во внимание художественный и поэтический перевод. Т.А. Казакова отмечает, что «художественный перевод представляет собой инокультурное подобие исходного художественного текста, отвечающее литературно – коммуникативным требованиям и представлениям общества на определённом историческом этапе» [Казакова, 2000: 113].

Перед тем как приступить к переводу, переводчику следует провести анализ оригинала, установить семантику и стиль оригинала, вычленить те языковые и художественные средства, которые в полной мере раскрывают содержание исходного текста.

На этой стадии необходимо установить синтаксические, лексические и фонетические особенности оригинала, выделить главные композиционные элементы. Затем переводчику необходимо найти в переводном языке все те художественные средства для воссоздания важнейших черт подлинника.

Задачей переводчика является установление функциональной эквивалентности между структурой оригинала музыкально-поэтического текста и структурой переводного текста. Далее необходимо воссоздать в переводе единство формы и содержания, тем самым отобразить художественное целое оригинала, следовательно, донести до читателя все тончайшие детали творческой мысли автора, созданных им мыслей и образов, которые уже нашли свое предельно точное выражение в языке подлинника.

Многие исследователи-лингвисты выделяют различные типы стихотворных переводов: прозаические, поэтические, филологические или стихотворные. За основу мы взяли 2 типа стихотворных переводов, согласно известному переводчику М. Л. Лозинскому:

· К первому типу относится перестраивающий (содержание, форму), при переводе музыкально-поэтического текста, содержание произведения оригинала в простом смысле «переиначивается» в соответствии с культурой, ментальностью и привычками страны родного для переводчика языка. Следует отметить, что это может касаться как содержания, так и формы произведения.

· Ко второму типу – воссоздающий. Данный тип стихотворного перевода воспроизводит музыкально-поэтический текст с максимальной точностью и полнотой форму и содержание оригинала [Лозинский, 1987].

По мнению самого переводчика, второй тип считается наиболее правильным. Но перед переводчиком стоит проблема: содержание музыкально-поэтического текста не может быть до тех пор, пока для него не будет найдена нужная форма [Лозинский, 1987].

Полноценный художественный перевод музыкально-поэтического произведения англоязычных песен регулируется строгими рамками поэзии.

Форма стихотворения – это совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих элементов, таких, как ритм, архитектоника, мелодия, стилистика, образное, смысловое, эмоциональное содержание слов и их сочетаний. Формальная структура стихотворного музыкально-поэтического произведения служит основой для создания его ритма.

И. В. Арнольд определяет ритм, как «всякое равномерное чередование, например, ускорения и замедления, ударных и неударных и даже повторение образов, мыслей…» [Арнольд, 2002: 153]. По словам лингвиста, ритмическая организация текста является стилистически релевантной, она делает эмоции и мысли автора более «чёткими» [Арнольд, 2002: 154].

Организация ритма стиха основана на правильном чередовании в стихотворной строке ударных и неударных слогов. Ритм находится во взаимосвязи с содержанием, интонацией и построением песенного произведения. Все данные элементы и создают стиль метрической организации стихотворения.

Другой важный признак стихотворной речи – это упорядоченная повторяемость организующих ее ритмических единиц, а именно стоп, строк, строф.

Отрезок стихотворной строки, заключающий в себе один ударный и один или два неударных слога, называется стопой.

В основе классической системы стихосложения заложено понятие метра (или размера) – канонически заданной схемы соотношения стоп, их характера и количества, независимой от конкретных ритмических вариаций.

Метр членит речевой поток на четко ограниченные паузами и соизмеримые между собой отрезки – строки или стихи. Как правило, стихотворение выдерживается в одном и том же размере, однако строгие формулы стихотворного размера могут подвергаться некоторым модификациям конкретного словесного материала, входящего в стихотворную строку.

Одной из таких модификаций является пиррихий – стопа, потерявшая требуемое размером ударение из-за того, что на нее пришлось либо безударное служебное слово, либо безударные слоги многосложного слова. Пиррихий придает стихотворной речи естественное живое звучание.

По мнению И. В. Арнольд «ритм имеет не только выразительную, но и символическую и изобразительную функцию, и далеко не сводится к метрике…» [Арнольд, 2002: 155].

В ритмической организации стихотворной строки существенную роль может играть так называемая цезура – обязательный слогораздел на определенном месте внутри строки, то есть известная пауза.

Далее, схема рифм (порядок, в котором они расположены) имеет решающее значение и для стилистической, и для музыкальной организации строфы. Эквивалентно важен и характер рифм: независимо от метра стихи с различным чередованием рифм будут иметь различную стилистику, так как в стихах основой стилистики является звукопись, или мелодия стиха.

В этом же аспекте также очень важен характер переносов, которые возникают тогда, когда словосочетание может быть синтаксически не закончено к концу строки, и его завершение переносится на следующую строку. Они большой степени определяют интонационное движение стиха, помогают передать течение поэтической мысли, подчеркивают смысловые ударения.

Группа стихов, взаимно связанных схемой чередования размеров и рифм, обычно правильно повторяющейся на протяжении всего произведения, образует строфу – ритмическую единицу метрического членения стихотворного текста. Строфа находится как бы на стыке метрики и композиции: в большинстве случаев строфа обладает не только ритмической и интонационно-синтаксической законченностью, вызывающей паузу более сильную, чем паузы между отдельными стихами внутри строфы, но и определенной семантической завершенностью, так как чаще всего развивает отдельную микротому.

В стихотворном произведении строфа выступает как существенный структурный фактор, как важное звено, которое связывает план выражения и план содержания художественного целого.

Строфика – форма последовательности стихов, архитектоника стихотворения, и несоблюдение строфики оригинала ведет к нарушениям общего стиля произведения. Требование воспроизвести строфическое построение с максимальным соответствием оригиналу не предполагает простого копирования строфических схем, а отражает стремление к установлению функциональной эквивалентности между структурой оригинала и структурой перевода.

Однако даже если в оригинале и в переводе используется одинаковая система стихосложения, многое также зависит и от таких особенностей слова, как его величина и звучание.

Английский язык в основном моносиллабический, в нем гораздо больше односложных слов, чем в русском языке. Поэтому английская стихотворная строка вмещает больше слов, и, следовательно, мыслей, понятий, художественных образов. Этот фактор также влияет на ритм, и его необходимо учитывать в переводе:

“…There's a feelin' that I get from nothin' else and there ain't nothin' in the world, that makes me go, go, go, go, go, go, go!”

Twisted Sisters “I wanna rock” [53]

Очевидно, что при стихотворном переводе всегда требуется как можно более точное воспроизведение всех вышеперечисленных элементов. Однако основным своеобразием музыкально-поэтического перевода, как это ни парадоксально, является его условно-свободный характер, и если есть отступления, вызываемые языковыми различиями, которые характерны и для прозаического перевода, то есть отступления, характерные именно для стихотворного перевода – те, которых требует форма.

Дело в том, что свободная композиция и условный характер стиха не всегда дают возможность найти не только прямые языковые, но и прямые метрические соответствия, хотя своеобразие композиции в поэзии опирается на устойчивый ритмический строй, так что в первую очередь для отыскания стилистического ключа стихотворного подлинника следует разобраться в ритме и метре.

Ритм согласован с содержанием произведения и с соответствующей содержанию интонацией и построением – все эти элементы и создают стиль метрической организации стихотворения.

Так что в первую очередь переводчик должен перенести соотношение между ритмом и интонацией, а не размер со всеми его метрическими единицами. Вполне возможны случаи, когда стихотворный размер подлинника и перевода оказывается одним и тем же, и в этом случае соблюдение тех или иных формальных приемов оказывается важным и как цель, и как средство, позволяющее достигнуть наибольшей степени эстетической равноценности подлиннику.

Однако практика показывает, что даже соблюдение всех или почти всех формальных элементов в переводе не делает его адекватным.

Проблемы перевода, связанные с формой текста, в свою очередь, также можно разделить на несколько подпроблем. Прежде всего – это количество слогов. Идеальным вариантом перевода является тот, в котором в каждой строчке столько же слогов, сколько в оригинальном тексте, не приходится распевать гласные на одну или более нот, и, наоборот, не приходится дробить, например, четвертную ноту на две восьмых, чтобы в один такт уместить два слога. Но это справедливо только в том случае, если в тексте перевода правильно расставлены акценты, то есть музыкальное и смысловое ударения совпадают.

Передача смысла – одна из наиболее сложных задач в переводе, так как необходимо стремиться к наиболее точной и полной передаче содержания. При переводе музыкального произведения есть свои преимущества. Например, опуская пословную точность, передавать только основной смысл всей песни.

Наличие рифмы и графическое начертание стихотворного текста все это формальные признаки, и они не самые главные. И тем не менее, содержание не может существовать, пока для него не выбрана подходящая форма [Лозинский, 1987].

 

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 322; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2023 год. (0.016 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты