Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 8. О превратностях любви, наглых студентах и неожиданных открытиях




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  7. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  8. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  9. ГЛАВА 01
  10. ГЛАВА 06

Чондэ непонимающе похлопал пару раз глазами, явно стараясь сообразить, что вообще творится. В голове сиреной вопила мысль, что происходящее не только не правильно, но и до ужаса странно и даже в какой-то мере унизительно.

- Не подходи ко мне, - прошипел Чондэ, наконец придя в себя настолько, чтобы с силой оттолкнуть от себя Бэкхёна и тут же ринуться к вещам. Он не поднимал глаз, поспешно закидывая рюкзак себе за плечо. Рядом с Бэкхёном, ошарашившим его своим поцелуем ещё больше, чем секретным приёмом из хапкидо, благодаря которому он загремел в больничку с сотрясением мозга, Чондэ не хотелось находиться и лишней секунды, потому что даже слепому было понятно, что Бэкхён вознамерился устроить ещё какую-нибудь пакость или ляпнуть очередную неприятную ересь.

Из непослушных пальцев несколько раз выпал телефон, но Чондэ упрямо пытался запихнуть его в карман джинсов. С третьего раза ему это удалось. Подхватив незастёгнутую сумку с одеждой, Чондэ выскочил из гримёрки, позорно сбегая куда подальше.

Громко хлопнула дверь, вскоре погружая комнату в гробовую тишину. Она действовала на нервы, но в то же время разогнала в голове туман из непонятных, сбивающих с толку чувств и желаний. Тяжело оседая на ближайший стул, Бён больно вцепился пальцами в шевелюру и резко мотнул головой.

- Какого чёрта я вытворяю, - пробормотал он, когда разум окончательно прояснился, а память подкинула ему парочку красноречивых картин: осоловелый, полный ужаса взгляд Чондэ, его одеревенелые пальцы, нервно скользящие по карманам, в неловкости опущенные глаза... Казалось бы, вид такого Чондэ должен его забавлять, вызывать улыбку победителя, но почему же тогда Бэкхён не чувствовал ничего, кроме такой же неловкости и... боли?..


***

- Кто у нас тут такой большеглазенький? Кто у нас такой сладенький? - Лухан с удовольствием наблюдал, как от нескрываемой злости багровеет Кёнсу. Звонок на пару уже прозвенел, поэтому выскочить из аудитории от греха подальше не представлялось возможным. А Лухан этим старательно пользовался, усевшись на первую парту перед самым преподом. Стоит ли говорить, что похабненьких комментариев было значительно больше, чем два или три?

- Уважаемый студент, будьте любезны издавать своим ртом звуки, которые являются пением, а не словесным поносом, - стараясь удерживать на лице пусть и побагровевшую, но маску спокойствия, предупредил Кёнсу.



- Учитель, что вы! Как я могу не отвесить вам такие важные комплименты? - Лухан перевесился через парту, чтобы ущипнуть за попу стоящего у доски учителя.

- Я могу отвесить пару тяжелых подзатыльников, если сильно охота, - пропыхтел Кёнсу, хватаясь за указку.

Вспомнив про печальный опыт Бэкхёна (кстати, где он?), Лухан на время решил благоразумно заткнуться, и Кёнсу, воодушевлённый своей маленькой победой, продолжил у доски вещать о важности вокализов. Выждав пару минут, Лухан толкнул сидевшего рядом Минсока локтём в бок, чтобы что-то ему шепнуть. Но тот с насупившимся видом показательно от него отвернулся. Лухан пожал плечами и достал мобильник. Девайс, конечно, не потискаешь за милые щёчки, но зато с ним тоже весело и можно пережить особо скучные лекции. А уж лекции по вокалу это тот ещё маразм.

- Сейчас мы с вами поработаем над дыхалкой и разберём одно из упражнений Люлли... - деловито закончил Кёнсу и, прежде чем открыть крышку фортепиано, не глядя указал на дверь. - Пак Чанёль, ну заходи, коли пришёл, нечего в дверях топтаться и создавать сквозняк.



- Спасибо, сонсенним, - благодарно проблеял опоздавший студент и прошёл в аудиторию, занимая единственную свободную парту - рядом с Чондэ.

- А где Бэкхён? - с подозрением покосился на новоприбывшего хипстер, убирая со стула рюкзак, чтобы освободить место для Чанёля.

- Бэкхёна нет, я за него, - как-то невесело отшутился Чанёль, словно отмахиваясь от неугодного вопроса. Он вытащил пенал, ноты, учебник, разложил всё в только ему ведомом порядке на парте и только тогда повернулся к Чондэ, чтобы очаровательно ему улыбнуться. - Как дела? Как голова? Вижу, ты уже снял повязку.

- Несолидная она, повязка эта, - отмахнулся Чондэ, не желая вспоминать, как полвечера выпутывал нитки бинта из волос. - А вообще хорошо, что твоего дружка нет.

- Как тебе сказать, тут ещё вопрос, хорошо это или плохо, - Чанёль чуть нахмурился, пока по записям искал последнюю лекцию. Всё же зачёт по вокалу будет у всех, а у Чанёля с ним были очень напряженные отношения.

- А, по-моему, это прекрасно, с какой стороны ни посмотри. По крайней мере, свои руки и язык не распускает по тупой прихоти, - Чондэ размашисто записал пару тезисов в тетрадь, после чего прокашлялся, готовясь к упражнению.

- Угу, - рассеянно отозвался Чанёль, старательно вырисовывая в нотной тетради скрипичный ключ, но вскоре к рэпперу пришло осознание, а сразу за ним и без того круглые глаза Чанёля приняли идеальную форму шара. - Ох, Чондэ, неужели он снова тебя... - рэппер замялся, не зная, какое бы подобрать слово поделикатнее, - ... обидел? - и остановился на том, которое заставило Чондэ почувствовать себя маленьким ребёнком, у которого отобрали игрушечную машинку. Старший скривился, неосознанно потирая прячущуюся за волосами ранку над виском. - Но я думал, что Бэк раскаялся. Он ведь даже собирался попросить у тебя прощение... - Чанёль озадаченно и немного виновато во все глаза глядел на соседа по парте.



- Я кому сказал, вторая парта, отставить бабское шушуканье! - в их с Чондэ сторону полетел кусок красного мела, однако Лухан, так вовремя вскинувший голову от своего телефона, отразил вражеский снаряд своим лбом. Геройский поступок, всем бы так друзей спасать.

- Ты похож на индианку, - заржал Минсок, тут же оживляясь и показывая пальцем на жирную красную точку между глаз Лухана, который даже не догнал, что в него прилетело, и лишь озадаченно озирался по сторонам.

- Внимательно слушаем меня и повторяем, - До прокашлялся и, аккомпанируя себе на фортепиано, начал показательную распевку.

- На самом деле, Бэкхён не такой уж и плохой, - убедившись, что Кёнсу полностью ушел в распевку, начал Чанёль. Правда ему пришлось умолкнуть едва ли не на полуслове, потому что Чондэ одарил его взглядом, который так и вопил "кто-бы-говорил-тряпочка!". Собственно, Чондэ незамедлительно озвучил свои мысли.

- Бэкхён тобой вертит, как хочет, вытирает об тебя ноги, ни во что не ставит, а ты за него заступаешься? Это даже несмешно, знаешь ли, - прошипел Чондэ, тут же вливаясь в хор, который пробовал на вкус новую распевку.

- Спасибо, что напомнил, - Чанёль от души пнул чужую ногу, отчего Чондэ запнулся посреди взятой ноты. - Но ты не знаешь его так же долго, как я. Бэкхён долбанутый на всю голову, вспыльчивый и мстительный до невозможности. Но, - Чанёль на секунду сделал вид, что поёт, потому что Кёнсу злобно на него зыркнул, не прекращая играть. - Он верный, как пёс. И сделает всё для близкого ему человека. Правда близким и приходится его больше всех терпеть, но он оправдывает доверие.

Вместо ответа Чондэ едва не начал смеяться во всю глотку: сидящий перед ними Минсок с оскорблённым видом стукнул Лухана по спине, когда тот потянулся, чтобы подёргать Кёнсу за рубашку. Ох, уж эти шаловливые ручки, живущие сами по себе. Когда-нибудь олень доиграется.

- Эй, за что?! - Лухан тут же вернул попу на стул, насуплено глядя на друга.

- Твои руки были слишком близко к преподавательской заднице! - прошипел Минсок.

- О, кажется, кто-то ревнует, - Чондэ ехидно заулыбался, но почти сразу вернул серьёзное выражение лица, потому что Чанёль всё так же ждал его ответа. - Чанёль, даже его верность не меняет того факта, что Бён Бэкхён - редкостная сволочь.

- Против сволочи не попрёшь. Ладно, выкладывай, что он опять натворил, - Чанёль в ожидании ответа глядел на старшего.

Чондэ нахмурился. Отчего-то о случившемся рассказывать не хотелось, тот поцелуй казался ему чем-то личным. Возможно, неправильным, обидным, но только между ним и Бэкхёном. Стоп, с каких это пор у него общие секреты с Бэкхёном?!

- А будто он тебе не рассказал? Вы же такие дружбаны. Или всё-таки ты знаешь его хуже, чем думаешь? - усмехнулся Чондэ и тут же замолк, когда Кёнсу взял указку и направился в их сторону. Однако им повезло, поскольку сонсенним обрушил свой гнев на Лухана, который вконец задолбал распускать свои грабли и тыкать куда дотянется - то в руку, то в бедро.

- А студентов бить запрещено! Я ректору буду жаловаться! - тут же смекнул хитрый Лухан, когда прямо возле его носа воздух рассекло грозное оружие.

- Ректору, говоришь? Ну вот и пойдём навестим ректора, - сладким голоском, так не сочетавшимся со взглядом, метавшим смертоносные дротики, произнёс Кёнсу и ухватился за ухо студента, ловко поднимая его со стула. - Мне надо ему многое рассказать о твоём поведении. Топай-топай давай да поживее, - Кёнсу вытолкал офигевшего Лухана за дверь и, рявкнув остальным "А МЫ НЕ ГАЛДИМ, МЫ ПРОДОЛЖАЕМ РАСПЕВКУ, Минсок, живо за фортепиано, проконтролируй", гордо выплыл следом.

- Но я действительно не в курсе, - обиженно пробормотал Чанёль, наблюдая за тем, как Минсок выруливает из их ряда.

- И о том, что он меня поцеловал, может, ты тоже не в курсе? - огрызнулся Чондэ, нервно прикусывая кончик карандаша. Ему не очень хотелось делиться подобным, но себя контролировать не получалось до конца.

- Что?! Я не знал... - у Чанёля глаза стали уже идеально круглой формы. - Хотя должен заметить, что Бэк не стал бы целовать того, кто ему противен. Ну, я почти в этом уверен.

Чондэ скептически вскинул бровь, глядя на своего соседа.

- Ты ещё скажи, что он мне так в любви признался.

- Бэкхён очень своеобразный, так что ... эм... ну, всё может быть, - пожал плечами Чанёль, переключая всё внимание на Минсока, который уже начал наигрывать первые аккорды, чтобы привлечь остальных к занятию.

А Чондэ, наоборот, на несколько минут потерял связь с реальностью, обдумывая сказанные Чанёлем слова. Не то чтобы рэппер был для юного хипстера большим авторитетом и его слова имели для него огромный вес, да и во влюблённость Бэкхёна даже подумать было смешно. Потому что немыслимо, невозможно, нелогично... Хотя... если разобраться... поцелуй Бэкхёна тоже не вписывался ни в какие рамки логики... Эта мысль раз за разом возвращала Чондэ на исходную позицию ничегонепонимания.

Он грыз кончик карандаша и мучительно думал, чесал затылок и мучительно думал... и к концу урока окончательно запутался в собственных мыслях. Одно он понял точно - этот поцелуй определённо что-то значил. Только вот что?

***

Чондэ не считал, что это правильно - думать о ком-то, кто доставил неудобства, больше трёх секунд. Но Бэкхён, даже не появляясь перед его глазами, умудрился выжрать ему мозг и уничтожить последние крохи самообладания.

- Влюбился он, ха-ха-ха, как смешно, - Чондэ от всей души пнул камешек, который попался под ноги. Камешек оказался не камешком, а неровностью асфальта, так что Чондэ глубоко пожалел о своём поступке и свою несчастную ногу. - Такой любовью и пришибить можно ненароком, - прошипел он сквозь зубы.

Погода была преотличнейшая, чтобы портить себе настроение, но Чондэ всерьёз собрался рефлексировать, полностью отвлекаясь от щебетания птиц, которых обычно слушал, если был без наушников.

Однако его настрой был сбит внезапно заголосившей Леди Гагой, сигнализирующей о входящем звонке. Чондэ выудил из кармана джинсовой куртки мобильный телефон и посмотрел на экран. Вот чёрт, этот проклятый поцелуй настолько выбил его из колеи, что вчера он совсем забыл позвонить маме. И теперь она, наверное, волнуется, места себе не находит. А у неё ведь больное сердце, для неё это чревато. Именно по этой причине Чондэ ничего ей не сказал и про свой трёхдневный курорт в больнице.

Чондэ виновато прикусил нижнюю губу и, поспешно зарулив за здание университета в относительную безлюдность заднего дворика, ответил на звонок.

- Да, мам, как ты? Извини, что не позвонил вчера. Готовился к контрольной по сольфеджио и совсем не уследил за временем. Мам, давай я тебе вечером из общаги позвоню и уже тогда про свои дела подробнее расскажу, хорошо? Ага, договорились. Кстати, когда у тебя операция? Уже на следующей неделе?.. Нет-нет, не беспокойся, деньги скоро будут! Пока, береги себя! - Чондэ нажал на кнопку отбоя и устало вздохнул, а потом буркнул себе под нос:

- Да, скоро, если с конкурсом получится...

Он запихнул телефон обратно в карман и с тяжёлой душой направился ко входу в университет. Внезапно поцелуй Бэкхёна казался меньшей из его проблем.

В это же самое время пара серьёзных глаз, искусно подведённых толстым слоем карандаша, следила за удаляющейся фигурой студента. Вскоре, когда Чондэ был уже далеко, их обладатель вышел из своего укрытия, задумчиво пожёвывая травинку.


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.015 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты