Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Рядом с индиго




Читайте также:
  1. А сейчас я хочу поведать вам одну маленькую историю о своем сыне Индиго.
  2. Альтернативное обучение Детей Индиго
  3. В горах всегда рядом
  4. Внутренний Ребенок — и Ваши Дети Индиго
  5. Воспитание Индиго
  6. Глава 1. КТО ТАКИЕ ДЕТИ ИНДИГО?
  7. Глава 5. ЗДОРОВЬЕ ДЕТЕЙ ИНДИГО
  8. Глазами индиго
  9. Давайте обсудим характеристику IQ и понятие интеллекта непосредственно в рамках нашей темы, посвященной Детям Индиго.
  10. Двигайтесь вперед и почаще возводите глаза к небу, а затем направьте туда взгляд ваших Индиго, хотя они уже и так принадлежат небесам.

 

– Встречайте ученого, руководителя профессиональной медицинской ассоциации специалистов народной медицины, психолога Валентину Николаевну Никитенко! – голос Андрея Малахова повышался до пафосной торжественности, как бывает на матчах профессиональных боксеров. Женщина-психолог предваряла скорое появление Бориски, заявленного в программе как «Звездный принц». На подиуме появилась очень эффектная молодая женщина в вечернем, длинном, темно-красного цвета платье с золотыми розами от правого плеча до талии и великолепной прической. Грянули аплодисменты.

Валентина Николаевна говорила раскованно, складно, профессионально выверенно. Больше года она следит за успехами Бориски и не сомневается, что этот ребенок феноменальный. В специальном центре его неоднократно подвергали тестированию, и марсианское прошлое ребенка может оказаться реальностью. Иначе его информацию трудно интерпретировать.

– Первое: он сообщает четкие знания о себе, – говорила психолог. – Он помнит себя за миллионы лет до своего нынешнего рождения. Второе: его мозг вмещает огромный объем информации – по сути, это своего рода современный компьютер.

Никитенко еще что-то говорила о Борисе, отвечала на скептические реплики из зала, но в эфир вошли лишь две с половиной минуты из всей ее речи.

После записи программы мы познакомились, долго разговаривали в коридорах Останкино, обменялись визитками. Ростов-на-Дону – это близко от Волгограда, и, может, еще сведет судьба. Главное, чем она меня «зацепила»…

– На самом деле, все довольно печально, – сказала Валентина по поводу детей индиго. – Они не вписываются в рамки современной школы. Болеют учителя, не умея справиться с их темпераментом, требуют присутствия родителей на уроках. Дети владеют феноменальными данными – кто-то великолепной памятью, кто-то математическими способностями – а из уроков делают шоу, мешают другим учиться, срывают занятия…

– И какой же здесь выход? Менять методики обучения, учителей?..

– Пока я вижу выход один – индивидуальное обучение по типу семейного. Как раньше было во дворянских домах. Или объединять именно таких детей в небольшие группы-классы. Кстати, сейчас кое-где так и делают. В школах детям индиго учиться очень непросто, им неинтересно на уроках.



– А дальше институт или университет… И как быть там?

– Да, наверное, будут проблемы…

Хорошо, что я записал на диктофон ее впечатления от общения с Бориской. Мне было важно, как психологи-профессионалы оценивают его феномен.

– Волею судеб, «случайно», все мы – Луговенко, Надежда с Бориской и я – впервые встретились в июле 2005 года в Москве на форуме «Сверхспособности человека». Тему поддержали силовые ведомства, и в зале было много представителей ученого света, экстрасенсов, уфологов, предсказателей, контактеров, ясновидящих и всех, кого волновала заявленная тема. Несколько дней мы общались с Бориской и его мамой в бытовых условиях. Мы просто жили вместе в профилактическом оздоровительном центре «Ягуар» в Мытищах. Однажды разговорились... Бориска поразил меня ясностью изложения мысли о прошлой истории Земли и прошлом других планет. На все мои вопросы он давал ответ прежде, чем я заканчивала речь! Похоже, он считывал мои мысли… Позже я провела с ним множество экспериментов «без слов». Бориска чувствовал и выполнял мысленные просьбы с удовольствием и без возражений, как бы играючи. Действие происходило на глазах других присутствующих и удивляло своей внешней простотой. Но стоило мне заговорить с ним голосом – возникали целые дискуссии: информация рождалась, озвучивалась и… забывалась. Записей не вел никто… – не успевали, а информация была уникальной!



Они с Луговенко нашли выход: стали писать все, что происходило, на видеоленту. Получился видеофильм «Педсовет» – один из задуманной серии «Русские индиго». В нем участвовали профессора, сотрудники институтов, дети индиго и их родители. Бориску камеры не смущали. Он жил как бы «вне поля киносъемки» своей жизнью, общаясь с Валентиной Николаевной мысленно. Так родился сюжет с мысленными упражнениями. Писали без дублей и подготовки, «в живую». Эти кадры оказались самыми захватывающими.

– Я решила проверить способности мамы Бориса, Надежды Александровны, – продолжала рассказ Никитенко. – Смоделировали упражнения «на зеркало». Бориска и мама Надя стали их выполнять! Она понимала передаваемую информацию и все делала без ошибок. Уникальность эксперимента состояла в том, что сигнал ей подавался через сына, а не напрямую от меня. Видеолента все это и зафиксировала. Потом мы усложняли задачи. Все, что происходило в кадре, было похоже на хорошо отрепетированную сцену «на заданную тему». Но ведь это рождалось прямо на глазах! Сюжет вошел в фильм без правок и монтажа. С этого момента мы уже не расставались, хотя и жили в разных уголках страны: переписывались по почте и по Интернету, перезванивались и знали, что мы есть друг у друга – единомышленники и соратники!

– Что еще вас поражало в Бориске? – допытывался я.

– Наши диалоги походили на дополнение к фантастическим рассказам «об иной жизни»… даже не в нашей галактике! Он говорил о законах космоса… о Лемурии… Марсе, Юпитере, который он курировал и изучал последствия катастроф… Рассказывал о полетах на космическом корабле за пределы галактики с экспедицией по контактам с иными разумными формами жизни. Бориска помнил, что он был на службе как пилот-исследователь. Его тело было другим, но он помнит ощущение скафандра, который мешал дышать его коже…



…Потом, когда мы все разъехались из Москвы, у нас с Никитенко завязалась электронная переписка. Я интересовался теперь уже способностями самой Валентины Николаевны. Достичь в ее годы такого признания, стать президентом Ассоциации народных целителей Дона, подружиться с российскими космонавтами, стать личным врачом космонавта Сергея Авдеева, трижды побывавшего в космосе… Эффект от лечения вдохновил Авдеева на создание при Центре управления полетами Центра народной медицины. Доктор наук Иван Неумывакин, создатель «Космической школы здоровья», и руководитель Общероссийской ассоциации целителей профессор Владимир Загрядский сейчас запускают в действие программу по оказанию неотложной помощи космонавтам, находящимся на орбите.

Уж не индиго ли – может, из первых, ранних – сама Никитенко?

Вот что эта красивая женщина рассказала о себе…

 

С детских лет в нашей семье хранилась тайна… Моя прапрабабушка Анна Аникеевна Мул была человеком, знающим техники народной медицины, которые успешно применяла при родовспоможении. К ней ехали со всей округи и даже с Северного Кавказа! Она была известной повитухой. Но… гордыни не было; нас, детей, приучали к тому, что по наследству передается Дар, а все другие знания постигаются усердием и огромным трудом.

Рожали женщины в любое время суток, и вся семья привыкла к образу жизни «почти без сна»: на подворье в любое время суток кто-нибудь да не спал… Огонь в дворовой печи не угасал ни днем ни ночью, ни зимой ни летом – всегда нужна была горячая вода!!

Баба Анна была целителем «от Бога», и все, что ее окружало, имело смысл необычайной значимости. Травы – ими был забит чердак и сарайчик. Сено, которым кормили скотину. Вода, которой она омывала раны, и в которой купались наши родители… Моя мама, жившая у нее в дому за старшую помощницу и управительницу по хозяйству, уже и не удивлялась ничему, что происходило вокруг. Считалось, что так было везде… Вся станица такая, но прапрабабушка была лучшей!

И только одно смущало меня – было запрещено говорить о том, что происходило у нас в семье другим людям: «…не всем это надо знать, внучечка! Не поймут! Разумом не доросли…»

Я долго не разумела, о чем предупреждает она меня. Но подросла и… пришло понимание и осознание...

Однажды невестка тетка Евгения (жена брата моей мамы Николая) напекла пирожков со спелыми вишнями, сверху помазала яичной смазкой, чтобы блестели, и посыпала сахаром. Принесла в дом бабушки угостить всех. Так было принято в казачьих семьях – делиться с родственниками и угощать соседей справа и слева по улице. Пирожков было пять, по числу детей, и один для бабушки. Они были отменные – пышные, румяные, пахло так, что голова кружилась от вкусного духа, исходившего от них!

Евгения была признанной мастерицей печь пирожки! Принесла она их на овальном блюде, подаренном на свадьбу, укрыла чистым вышитым полотенцем, чтобы не остыли. Поставила на стол под иконы и ушла к себе домой.

Есть их без разрешения старших в семье никто бы не осмелился! Бабушка в это время упаивала водой на выгоне козу Майку, и мы – Саша, Юрий и я – на перегонки вдоль улицы бросились спросить разрешения съесть по пирожку. А сестра Любочка, старшая из нас, пошла воду цыплятам наливать на хозяйственном подворье за сараем. Она была уже помощницей, и у нее были обязанности, коих мы, по малолетству, были еще не удостоены.

Как мы предвкушали это удовольствие – съесть вкусный душистый пирожок с хрустящей сахарной корочкой!! Стрельнуть косточкой из вишни – кто дальше? Мы бежали к бабушке и загадывали, сколько косточек будет в пирожке у каждого…

Выслушав нас, бабушка Тоня покачала головой и есть пирожки не разрешила! Мало того, поругала за то, что, уходя, дверь в летней кухне не заперли, и кошка может пошкодить – утащить все пирожки. Ну могли ли мы думать о какой-то там кошке, которой запах пирожков мог вскружить голову еще больше, чем нам, когда так хотелось самим их съесть!

Возвращалась я с тревожным чувством, что пирожков на месте мы уже не увидим… Высказать мысли вслух не решилась, только шаг прибавила. Младшие дети едва успевали за мной. Вдруг я почувствовала… ощутила… «увидела» – их уже нет на столе в кухне!

Так и случилось… Когда мы пришли, их там действительно не было! Овальный поднос был пуст. Расшитое полотенце лежало рядом. Косточек ни на столе, ни на полу тоже не было! Мы бросились по двору искать кота с целью посчитаться с ним и отколошматить за обиду, но, увы… Изреванные, оцарапанные и изголодавшиеся, мы вернулись к летней кухне.

Вернулась бабушка с пустыми ведрами и учинила допрос с пристрастием. Стоять под взглядом ее голубых, почти васильковых глаз, чувствовать, как тебя «насквозь» пронизывает что-то непонятное, было неприятно и унизительно. Мурашки бегали у меня по коже… Обида сдавила мне грудь, и совсем нечем было дышать. Я представила, что вечером будут тяжелые разговоры с родителями… и наверняка наказание. За что? Мы-то на них только посмотрели и даже пальцем не трогали! Так кто же съел пирожки? Как найти виновника, если мы все убежали из дома, а дверь кухни оставили открытой? Даже на соседей подумывали и их котов…

Сильное впечатление было… Помню, голова разболелась, и меня стало «водить» как-то странно… Все как будто поплыло, и потеряло резкость…

Юра говорит, я сильно побледнела и осела на землю. Младшие братья испугались, побежали за «освященной» водой! А бабушка запретила на меня брызгать и сдвигать меня с этого места. Стала что-то говорить мне и читать молитву… водила вокруг моей головы руками… хотела дотронуться… но почему-то не дотрагивалась. Сплевывала… крестилась и опять молилась! Затем скрутила в пучок солому с травой полыни и опалила меня с ног до головы огнем… Я стала понимать, что наблюдаю за всем этим как бы со стороны

Будто стою я рядом, но не на твердой земле. Слышу, как она читает молитву, говорит со мной, но… нас две! Одна лежит на земле в непонятной позе, распластавшись и не подавая признаков жизни – бледная, «без кровиночки», а другая, «кровь с молоком», стоит рядом и смотрит за тем, что происходит. Тела я не ощущала, было легко и интересно – почему я не падаю, а парю в воздухе… и вижу все в других цветах. Вижу, как какие-то нити связывают все, что находится вокруг меня… Проходят вдоль и поперек… насквозь и уходят куда-то в пространство, переливаясь всеми цветами радуги…

Вижу… рядом яблочное дерево с зелеными еще яблоками, и оно «привязано» или связано корнями с землей. Что-то движется внутри веток, листиков, к корням… Корни уходят вглубь и обрываются с одной стороны… Оказывается, под деревом вырыт колодец! Со временем его засыпали мусором и землей, а чтобы не случилось беды, сверху положили громадное резиновое колесо от автомашины МАЗ! Об этой яме даже бабушка забыла.

Вижу, сквозь перегородку сарая, как наша собака Найда, посаженная во дворе на цепь, пьет воду… Слышу, как она ее с шумом лакает языком… Соседка Чубыха пропалывает тяпкой грядку на огороде и ругает «по чем ни попадя» сорную траву «березку»… На другой улице насосом качают воду… и еще где-то в совхозной мастерской работает с перебоями трактор и ругаются между собой два тракториста… Ни один, ни другой не хотят ехать в мастерскую «за тридевять земель», когда можно пригласить Семена. Он-то разберется, что к чему… И дальше слова из ругательных… неприличных…

Я вижу, как… моя мама у себя на работе готовится закрывать помещение и пишет «контрольку» на навесной замок. Она думает о том, что назавтра ей надо готовить товар на отгрузку и надо прийти пораньше… все отложенное пересчитать… В пачке с мужскими носками может не хватать пары… Она подходит к зеркальцу, прибитому на стеллаже, и поправляет длинную, ниже пояса, косу… У нее болит голова, и она уже в который раз подумывает отрезать это завидное украшение, да «рука не поднимается»… и мужу очень нравится…

«Прочитав ее мыслия увидела…», как однажды белым днем, стоя у зеркала в большой светлой комнате, она одним махом закрутит косу на руку и отрежет ее простыми портняжными ножницами. Закопает косу в навозную кучу на огороде «чтобы не болела голова» и... испугалась того, что увидела в ее будущем...Мамина коса была предметом гордости бабушки Антонины.

Я удивляюсь тому, что я все это понимаю, вижу и слышу. Так было всегда… только почему-то раньше это мне было неинтересно. Последнее, что я услышала, возвращаясь «оттуда», – бабушка Тоня спокойным ровным голосом объясняла братьям, что «каждому в свой черед…»,со всеми детьми нашего рода это случается… Так было и с ней, с нашими мамами, теперь вот случилось со мной… Я взрослею!

Очнулась я, как «ото сна»… Руки подняла, а сама смотрю сквозь них и вижу у забора под бревнами нашу кошку с двумя котятами… бабушкины васильковые глаза и плачущую сестру Любочку… Вижу родные лица и совсем иной мир вокруг себя… весь пронизанный видимыми и ощутимыми нитями… и чувствую – я со всем этим связана, и все между собой связано и предугадано…

Вдруг я «вижу» вишневые косточки в желудке у Любочки и… понимаю, кто съел все пирожки от жадности вместе с косточками! Я подумала, что от такого количества косточек ей будет плохо. Хорошо бы сейчас ее вырвало, и все эти косточки вылетят… Я представила, как ее желудок стал сжиматься, и резко вытолкнул все свое содержимое на дворовую траву.

Вот было смеху… когда ее тут же действительно стошнило и вырвало! Мы хохотали до упаду, даже бабушка не смогла сдержаться. А пусть неповадно будет…

Маме решено было ничего не говорить. Но думаю, бабушка ей все рассказала… и по станице пошла молва, что я «насквозь все вижу». С тех пор все пропажи призывали искать меня. Иногда я «слышала чужие взрослые» мысли, и места себе не находила от них. Молчала, чтобы не оказаться «крайней»! Замкнулась. Много лепила из пластилина всякую всячину. Рисовала с натуры и по памяти земные и прочие миры с непонятными существами и обитателями. Писала стихи… танцевала в клубе в кружке бальных танцев… Любила гулять ночами под звездным небом в сопровождении верного пса Шарика. «Разговаривала» мысленно с водой, луной, звездами, землей, вольным ветром, жарким огнем… Уходила в степь к лошадям… помогала им найти нужную траву… Лечила в окрестностях всех подряд кошечек и собачек… А люди думали, что дочь у Варвары со странностями… «от прабабки Анны передалось».

Позже, когда я в электронном письме с энтузиазмом отозвался о ее воспоминаниях – «как все начиналось», она прислала еще одну запись из прошлого.

«Родители мои, Варвара Семеновна и Николай Семенович Прохоров, были людьми общительными и неординарными. Бог наградил их столькими талантами, что легче сказать, чего они не умели…

Они построили кирпичный добротный дом на соседней от бабушки Анны улице Куйбышева, 21. Летом переехали с подворья матери отца «на своясы»… Тут-то и началась моя настоящая взрослая жизнь!

Я оставалась дома одна «на хозяйстве», а родители днями работали – нужно было достраивать дом, обмазать замесом из глины с соломой и стерней сарай на зиму, поставить забор между соседями, огородив участок, выкопать ямы под посадку деревьев в саду…

Отец приглашал своих сотоварищей и, пока они рыли колодец, я подносила воду, полотенце, спички… Меня посылали во все мыслимые и неизведанные места. Я чувствовала себя самой главной! Как самый важный винтик, без которого большой механизм не сработает, «как часы»!

Отец мечтал, чтобы первым в семье родился мальчик, потому и обращался со мной, как с сыном. Меня коротко стригли «под мальчика», я носила брюки, пока не настала пора надеть форменное коричневое платье с белым кружевным воротничком. Случилось это на 1 сентября 1963 года. Я пошла в 1-й класс средней школы № 6 станицы Кущевской.

Серьезность и важность вопросов, которые мужская компания обсуждала в моем присутствии, накладывала на мои детские плечи ответственность за советы! Каждый предлагал что-либо из своего строительного и жизненного опыта. Они спорили между собой до хрипоты, а совета по окончательному решению почему-то спрашивали у меня… Я подолгу думала и, как папа рассказывал… закрывала глаза, затихала… иногда уходила в любимое место в беседке, а затем возвращалась и конкретно объясняла взрослым мужикам – что?.. как?.. и почему?.. Сначала они тешились… потом стали думать над ответами… потом уже обращались и с другими вопросами «про жизнь», а это в станице уже не шутки.

Спрашивали обо всем… Например, при установке насоса – правильно ли выбрано место? Будет ли тут вода? Сколько метров до воды? Есть ли слой из глины или песка? Я показывала и отвечала так, будто всю жизнь только и делала, что искала воду под землей!

То же было, когда устанавливали насос на подворье у тети Нины, сестры моего отца. Двор был большой, дом стоял посредине участка, и огород приходился по правую руку… То место, которое «по интуиции» я определила, было никак из хозяйских соображений не удобным – далековато ходить… В семье долго этот момент обсуждали, обсчитывали, спорили… Но я была уверена в своем определении места! К тому времени у меня был уже опыт установки насосов по всему Степнянскому совхозу. Меня зазывали на выходные дни искать воду в семьи застройщиков…

Я стояла на том самом месте и «видела»… будущее их семьи! Что именно? Родится мальчик, и в доме станет тесновато… построят второй домик рядом… типа мастерской… и еще какие-то пристройки к нему… Вырастет и угаснет сад… и тетя Нина и дядя Лева уйдут из жизни в один год: сперва одна, а через два месяца – другой… Много-много лет спустя так и случилось. Тетя ушла первой в 2002 году, а через два месяца скончался и Лев Михеевич… Она была признанной красавицей! Любил он ее беззаветно и предано… Сказ о нежной их любви по сей день согревает мои воспоминания… и без нее смысл его жизни угас… Но тогда в эти «предсказания» никто не поверил!..

Зять, муж папиной сестры Лев Михайлович Орлов, был военным человеком, в жене своей души не чаял. Поженились они уже в зрелом возрасте после войны. У них долго не было своих детей, и в их доме я царствовала «за дочь»! На фронте он повидал многое… Ему, фронтовику, кадровому военному, человеку с высшим образованием, было интересно – откуда ко мне приходят мудрые ответы на такие жизненные ситуации, которые происходили даже до моего рождения!Он испытывал и… пытал «мой дар от природы» всеми немыслимыми вопросами и заданиями. Он был технарь! Допустить даже в мыслях, что сломанная тут же на соседнем дереве ивовая ветка в руках ребенка показывает правильно место бурения скважины под воду… было для него из области фантастики!! Живая ветка ивы – не точный механический прибор! Все – это был приговор! По-другому мысли в его голове не укладывались. Он был из хорошей интеллигентной семьи обыкновенных людей «белой кости», старого образца воспитания…

У них на участке насос установили «по науке» в том месте, где показали местные знатоки. Но… через несколько лет решили расширить дом, пристроив придел, и насос пришлось перенести в «то самое место»… которое я тогда указала! Мне это потом припомнил младший брат отца Виктор, когда вместе с дядей Левой бурили скважину на «том самом месте». Вода оказалась даже ближе, чем предполагали местные знатоки, вкусной и не засоленной.

А при установке насоса у бабушки Анны Прохоровой старшие братья Дмитрий и Николай (мой отец) так поспорили, что установили два насоса… но потом оказалось, что оба места были выбраны неудачно! Вода залегала глубоко, глина забивала скважину, и пока «раскачивали тягу», все домашние уставали и ругались… В конечном итоге… я забила колышек у вишни, где потом установили насос, да так он там многие годы и простоял! Стоит и по сей день! Припомнили, что я забивала два колышка – еще один в саду, чтобы деревья поливать. Позже установили и там насос! Обе скважины и сейчас работают на хозяйство.

Это лишь один эпизод из моих воспоминаний о «взрослой жизни» из детства…»

«Геннадий Степанович, вы спрашиваете о моих учителях… – писала она мне. – О, у меня были учителя знаменитые на весь мир – Юрий Павлович Крымский, писатель и журналист из Ростова-на-Дону, легендарная Джуна – Евгения Ювашевна Давиташвили, Мина Минич из Болгарии, Игнатенко Альберт Венедиктович из Киева и другие. С чем только ко мне ни обращаются! Жив или мертв? Где угнанный автомобиль? Кто из дома унес кольцо? Куда положила письмо с обратным адресом? Найдется ли сбежавшая собака? Где сажать деревья? Где копать колодец? Есть порча, или это кажется… Всем надо помочь, и это продолжается уже несколько десятилетий. Но ответить на Ваш вопрос, отношусь ли я сама к индиго, я не способна. Я этого не знаю, хотя подозреваю, что не все так просто с этим феноменом. Может, действительно нас, человечество, готовили к переходу на другой уровень постепенно, и вот теперь настал этот срок…»

Да, я еще и еще раз убеждался, каких серьезнейших исследований требует загадочный феномен индиго…

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты