Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



НОЙ СВО- ol тт




. венности? Для ответа на этот вопрос рассмотрим те начала, ко-

торые обыкновенно полагаются в основание права собственности на землю.

По естественному праву основанием собственности являют­ся завладение и труд: с этой точки зрения принцип горной свобо­ды вовсе не противоречит праву собственности, ибо как завладе­ние, так и труд, направленный на расчистку и обработку почвы, в ту первобытную эпоху, когда слагалось право собственности на землю, имели в виду исключительно ее поверхность; а богатства ее недр, залегающие на более или менее значительной глубине, были тогда еще неизвестны и потому не могли привлекать к себе внимания отдельных лиц.

Если за основание права собственности признать договор гражданского общества, то и здесь нельзя найти противоречия между горной свободой и земельной собственностью, ибо в мо­мент заключения этого договора подземные богатства не были известны и не имелись в виду контрагентами.

1 См.: Bauer. «Ueber das Eigenthumsrecht an die unterirdischen Mineralschätzen». Freiberg, 1849, стр. 20 и далее.


Регалии юридические

Кроме того, даже и в том случае, если бы последнее предпо­ложение не имело места в действительности, решение поставлен­ного выше вопроса одним этим не могло бы измениться, ибо в настоящее время, как известно, абсолютной свободы действий, основанной на праве, никаким регуляциям со стороны государст­ва не подлежащем, — не признается. Раз же отсутствие такого, не подлежащего никаким ограничениям, абсолютного права являет­ся неоспоримым фактом, то становится очевидным, что лишь в условиях и важности осуществления известного права, в данном случае в условиях самого процесса добывания ископаемых и его важности для общественного хозяйства и человеческой культуры, надо искать ответа на вопрос о праве государства регулировать его и делать своей регалией. Здесь мы встречаемся со следующи­ми соображениями:

1. Важность добывания металлов и минералов и их значение
в жизни человечества не подлежит сомнению: трудно себе пред­
ставить, в каком беспомощном положении находились бы теперь
люди, если бы они не ознакомились уже в давно минувшие вре­
мена с обработкой и употреблением ископаемых.

2. Между тем в условиях добывания ископаемых заключает­
ся известная рискованность предприятия, которая делает способ­
ным к этому делу далеко не всякого землевладельца. В стране,
где не существовала бы горная свобода, ожидать, чтобы каждый
землевладелец, особенно при условии мелкого землевладения,
обладал необходимыми техническими познаниями, необходимым
капиталом, необходимой предприимчивостью для отыскания и
разработки копий и руд, лежащих под его землей, невозможно.



3. Протяжения и границы подземных богатств не совпадают
с пределами владений на поверхности земли, так что разработка
руд, залегающих на значительном пространстве, для своего ус­
пешного хода требует часто отчуждения и сосредоточения в од­
них руках большой площади, принадлежащей разным владель­
цам. Нет сомнения, что добиться добровольного согласия на от­
чуждение земли или производство на ней раскопок от таких раз­
личных владельцев для частного лица весьма нелегко, а иногда и
совершенно невозможно.

Отсюда видно, что соединение права собственности на по­верхность и недра земли должно парализовать горную промыш­ленность и тем наносить существеннейший ущерб народно­хозяйственным интересам. Принцип горной свободы лишь один может служить достаточно сильным стимулом и надежным усло­вием успешной разработки горных богатств, и поэтому призна-




Отдел второй. Регалии

ние его составляет прямую задачу развитого горного законода­тельства.

История § 23. Посмотрим же, насколько из нашей русской истории

горной вытекает наше современное laisser faire в отношении горного де-

регалии в ла и как оно явилось на свете, составляет ли оно предмет истори-

России ческой необходимости, лежавшей в самом существе дела, или

только случайный инцидент?

Несомненно, что еще племена, заселявшие пространство тепереш­ней России до славян, были знакомы с употреблением и добычей железа, меди, серебра и золота; на юге России (в Екатеринославской и Херсон­ской губ.) найдены следы древних разработок и плавки руд железных и медных скифского происхождения; на Алтае и Урале сохранились до нашего времени так называемые «чудские» копи, приписываемые Чуди, жившей еще, вероятно, в доисторические времена. Что касается до сла­вян, то употребление металлов было им знакомо, но главным, по край­ней мере, источником их добывания была торговля и военная добыча. Первым из металлов, к самостоятельному добыванию которого присту­пили наши предки, было железо, добывавшееся из «болотных» руд в теперешних Олонецкой, Новгородской (Устюжно-Железнопольская) и Тульской губ. Недостаток необходимых технических сведений по гор­ному делу восполнялся опытом и знанием иностранцев, вызывавшихся постоянно для этой цели еще с весьма раннего периода их истории. Об­разчик зависимости от иностранцев в этом отношении представляют наивные слова одной летописи от 1125 г.: «и то чуду подобно, не ища (епископ Иоанн в Суздале) мастеров от немец, но налезе мастеры… от своих — иных льяти, иных крыти, иных известью белити (церковь)». Про Даниила Галицкого прямо упоминается, что он вызывал мастеров нем­цев, ляхов и др. иноязычников…1 Однако первые более или менее серь­езные попытки добывания у нас металлов относятся не ранее как к XV в., когда при великом князе Иоанне Ш в 1491 г. найдена медная руда на р. Шильме, притоке Печоры, но сначала не имеют успеха. В XVI в. отысканы железные руды около Каширы (при Василии Иоанновиче), близ Устюга Великого и Тулы (при Иоанне IV); близ Орешка и т. д. При Михаиле Феодоровиче были открыты золотые прииски на Урале (остав­лены без разработки) и впервые появились заводы для выделки железа «по иностранному способу — из чугуна» (Андрея Виниуса — около Тулы и Петра Марселиса - по рекам Костроме, Шексне и Волге). Немало тор­мозила развитие частной инициативы полнейшая необеспеченность прав предпринимателей, как на это указывают следующие слова Котошихина: «иных государств люди те места, где родится золото и серебро, сыскали бы, а не хотят к тому делу пристать для того, что много потеряют на



1 См.: Хмыров. «Металлы, металлические произведения и минералы в древней России». СПб., 1875. См.: Штоф, 1. с., стр. 122 и далее.


Регалии юридические

завод денег, а как они свой разум окажут, и потом их ни во что промысел и завод поставят и от дела отлучат». При Алексее Михайловиче деятель­ность правительства в отношении к горному делу становится сравни­тельно энергичнее, выписываются из-за границы и рассылаются в разные места мастера и горные техники, «рудоведцы» и «рудознатцы», с целью отыскания руд и пр.

Точно решить вопрос о главнейших основаниях горного Деятель-права в старый период русской истории до Петра Великого до- ность вольно затруднительно по отсутствию общих горнозаконода- Петра тельных мер в эту эпоху. Во всяком случае должно отметить тот Великого факт, что грамоты на право поисков ископаемых не ограничивали их землями казенными, а прямо говорили о поисках на чьих бы то ни было землях, обещая искателям защиту со стороны власти, даже вооруженной рукой, против лиц, которые вздумали бы про­тиводействовать поискам. Таким образом, принцип регальности горного дела и горной свободы должен быть признан у нас исто­рически стародавним1.

При Петре Великом горное хозяйство вступило в новый фа­зис развития. Считая горное дело крайне важным промыслом и связывая с ним серьезнейшие надежды, Петр употребил все уси­лия, чтобы поставить его на прочное основание и дать ему над­лежащее направление и развитие. В его царствование мы видим целый ряд попыток к разработке или приисканию повсюду пре­имущественно благородных металлов, в которых он испытывал крайнюю нужду вследствие огромных затрат на войны и преоб­разования. Так, по его поручению грек Ал. Левандьян в 1696 г. открывает железную руду, и ему поручается основать в Томске железную фабрику. В 1700 г. (2 ноября) выходит указ, который обязывает, под страхом наказания на Москве, всякого, кто знает или узнает о нахождении руды «на государевых или на чьих-нибудь землях», немедленно извещать о том правительство; по­следнее посылало на место находки опытных техников, и если они находили найденную руду заслуживающей разработки, то владельцам земель выдавалось на то разрешение и даже пособия в случае их несостоятельности. На Урале, Кавказе и многих мес­тах внутренней России были произведены розыски руд и метал-

1 Правда, правительство требует, чтобы при устройстве завода на частных землях горнозаводчики входили в добровольное соглашение об этом с владельцами; но нет повода утверждать, чтобы право владельцев на вознаграждение в этом случае относилось не только к поверхности земли и леса, требуемого для завода, но так­же и к недрам земли (Штоф, 1. с., стр. 133).


Отдел второй. Регалии

лов и основаны новые заводы. Прекрасными помощниками Петр имел двух иностранцев — Блюэра и Геннига, энергии которых многим обязано русское горное дело: они исследовали в горном отношении большую часть России, основали и развили многие из лучших тогда металлических заводов и положили серьезное ос­нование обучению русских горному мастерству. По инициативе же Блюэра учреждена была Берг-коллегия и почти целиком пере­несено на русскую почву саксонское законодательство о горном Берг-промысле. Регламент Берг-коллегии, изданный 10декабря 1719 г.

Привиле-и более известный под именем «Берг-Привилегии», представляет гия собой весьма важную законодательную меру, обнимавшую собой

10 декабрясо всех сторон горное дело и установившую основные принципы и исходный пункт для дальнейшего развития законодательства. В этом указе любопытно соединение двух начал, проглядывавших во всей деятельности Петра по отношению к горному делу: с од­ной стороны, желания всеми возможными средствами поощрить частную инициативу в этом промысле и, с другой стороны, соз­нания принципа регальности горного дела, по которой казна име­ет верховное право на получение бóльших или меньших доходов от всякого предприятия этого рода.

Берг-Привилегия объявляет горную регалию словами: «токмо нам одним, яко Монарху, принадлежащие рудокопные заводы» (§ 11) и гор­ную свободу: «Соизволяется всем и каждому дается воля, какого бы чина и достоинства ни был, во всех местах, как на собственных, так и на чужих землях, искать, плавить, варить и чистить всякие металлы, ми­нералы, земли и каменья. Ежели владелец (земли) не имеет охоты сам строить завод… или от недостатка своего не возможет, то принужден будет терпеть, что другие в его землях руду и минералы искать, копать и переделывать будут, дабы Божие благословение под землей втуне не осталось»1. § 16 старается обеспечить право открывшего руду от зло­употреблений, о которых говорил Котошихин. § 17: «тем, которые изо­бретенные руды утаят и доносить об них не будут или другим в сыска-нии, устении и расширении тех заводов запрещать и мешать будут, объ­является Наш жестокий гнев, неотложное телесное наказание и смертная казнь и лишение всех имений … »

Сущность мероприятий, установленных для развития част­ной инициативы, заключалась, во-первых, в установлении горной

1 Если землевладелец допускает рудоискателя на свою землю мирно, то он в слу­чае успешного хода работ последнего получает 1/32 часть из выручки от добычи ископаемых; если же беспрекословного дозволения с его стороны на разработку не получалось, то деньги шли в казну.


Регалии юридические

свободы и, во-вторых, в различных льготах и привилегиях, да­ваемых горнозаводчикам: запрещениях ввоза известного металла или установлении покровительственных пошлин, в приписке к заводам крестьян и проч. Стремление доставить казне возможно больший доход от горного дела выразилось в определении сборов и пошлин, взимаемых с частных предпринимателей. По образцу саксонского законодательства введена была горная десятина; взималась она обыкновенно с чистого дохода вместо валового, рассрочивалась и часто вовсе не бралась в первые годы после открытия руды. Вторым налогом было jus praeemptionis относи­тельно золота, серебра и селитры; продажа горных продуктов частным лицам дозволялась лишь тогда, когда казна приобретала их в достаточном количестве или когда у воеводы не было денег для покупки. В 1720 г. Берг-Привилегия была пополнена новым законом, который сравнял иностранцев с русскими по горной промышленности.

Преемники Петра Великого следовали сначала его политике и относились к горной промышленности с особым вниманием; однако благодаря отсутствию той твердости, того строгого опре­деленного взгляда, которые являются характерными чертами дея­тельности Петра, законодательные мероприятия этих государей в этой, как и других отраслях экономической политики, отличались крайним непостоянством и вследствие этого вносили беспоря­дочный и шаткий характер в развитие горного дела, задерживали и тормозили его даже там, где оно начиналось.

При Петре П принцип поощрения частной инициативы получил значительное расширение. Указом 26 сентября 1727 г. отменено jus praeemptionis, но оставлена обязанность казны принимать золото, сереб­ро и медь по настоящим ценам от тех промышленников, которые будут об этом просить; новые заводы освобождены от платежа горной десяти­ны на 10 первых лет.

При Анне Иоанновне указом 3 марта 1739 г. все казенные заводы, за исключением горы Благодать и медных рудников Лапландии, повеле-но было передать в управление частных лиц и компаний; Гороблагодат-ские же получил в свое управление Шемберг. Горная десятина была уничтожена, а на место ее возобновлено jus praeemptionis, в более резкой форме, чем при Петре Великом, ибо теперь оно распространялось и на неблагородные металлы. Покровительство частной промышленности выразилось в постановлении, по которому первый открывший рудник не только имеет преимущество пред собственником, но даже, в случае бо­гатства руды, получает право на ссуду от правительства.

Эпоха Елизаветы Петровны была эпохой значительного развития горной промышленности; количество заводов во всех частях государства


Отдел второй. Регалии

быстро растет и процветание их увеличивается (особенно демидовские Колывано-Воскресенские рудники, отобранные в 1745 г. в казну1). Но этот блестящий период также быстро перешел в упадок. Несколько вто­ростепенных постановлений вредят развитию горного дела, будучи ус­тановлены в противоречие принципам горной свободы (напр., запреще­ние в 1744 г. заводить рудники в 50 верстах от существующих). Мало-помалу, по-видимому, ослабевало понимание истинных польз и нужд горного дела, и оно постепенно падало, так что в царствование Екатери­ны П назначаются особые комиссии для исследования причин уменьше­ния добычи металлов. Комиссия Соймонова пришла к заключению, что главная причина упадка горной промышленности лежит в нерадении, небрежности и невежестве горнозаводчиков. Вследствие этого было произведено отобрание казенных заводов от частных лиц и восстановле­но казенное управление. Берг-коллегия была уничтожена и заведование заводами было поручено казенным палатам.

Манифест В царствование Екатерины II сделано было радикальное от-Екатери- ступление от начала «горной свободы», установленной Петром. ны П зт0 печальное событие, на долгие годы затормозившее, по мне-июня нию специалистов, нашу горную промышленность, было произ­ведено манифестом 28 июня 1782 г. Появление этого манифеста объясняется влиянием экономических доктрин XVIII в.; господ­ствовавшие тогда воззрения физиократов, поддерживавшиеся и развивавшиеся в кружке экциклопедистов, всегда производили глубокое впечатление на либеральный ум Екатерины и служили руководящей идеей во многих из ее мероприятий. На теоретич­ность манифеста 1782 г. указывает самый напыщенный, ритори­ческий тон его вступления, где говорится, что императрица наме­рена «во всех промыслах и упражнениях, свойственных государ­ству Нашему, изъять из среды всякое принуждение, а напротив того, оживотворить и умножить оные свободою и разными обод­рениями». Статья 1 отождествляет право собственности на по­верхность земли с правом собственности на ее недра, т.е. унич­тожает горную регалию2. Статья 13 запрещает основывать за­воды или разыскивать руды иначе как на собственной земле или по добровольному соглашению с собственником земли и, следова­тельно, совершенно устраняет горную свободу и кладет конец

1 О причинах отобрания этих заводов мнения различных ученых, напр. Мильгау-
зена и Потлаевского, не сходятся между собой.

2 «1. Право собственности каждого в имении его распространяем и повелеваем
разуметь не на одной поверхности земли, им благоприобретенной или по наслед­
ству пришедшей, но в самых недрах той земли и в водах, ему принадлежащих, на
все сокровенные минералы и произращения и на все делаемые из того металлы».


Регалии юридические

предприимчивым поискам частных лиц. Таким образом, под влиянием чуждых дотоле нашей стране экономических доктрин Запада был уничтожен один из плодотворнейших для народного хозяйства обычных институтов русского права.

Начала манифеста 1782 г. и до сих пор продолжают дейст­вовать у нас по отношению к землям частных владельцев. По­пытка Павла Петровича в 1798 г. вернуться на старую дорогу ка­салась лишь каменного угля и только подмосковного района и не имела серьезных последствий. Более глубокое отступление от законодательства Екатерины II заключается в проекте горного положения, изданном при Александре I 13 июня 1806 г.1 и пре­доставляющем свободное право отыскивать руду на казенных землях. К сожалению, и это основное положение до последнего времени не было надлежащим образом развито: не было общего свода постановлений, определяющих правила и обеспечивающих порядок производства горного промысла во всех казенных зем­лях, а существовало лишь несколько отдельных по этому предме­ту уставов, изданных в разное время для некоторых местностей. С целью пополнить этот пробел в конце 70-х гг. горным департа­ментом выработан был проект правил о частной горной промыш­ленности на казенных землях, удостоившийся 2 июня 1887 г. Вы­сочайшего утверждения. (См.: Собрание узаконений и распоря­жений правительства, от 28 июля 1887 г. за № 71).

Постановления этого закона распространяются на все губернии, Поста-управляемые по общему учреждению, а также на губернии Прибалтий- новлениеские и области Уральскую и Тургайскую. Свободными для горного про- 2 июнямысла признаются казенные земли, состоящие в ведении управлений 1887 г. огосударственными имуществами или приписанные к казенным горным горнойзаводам, за исключением состоящих в бессрочном пользовании (земли промыш-посессионных заводов, казачьих войск и т. д.); занятие частным горным ленностипромыслом на свободных казенных землях, покрытых ценным лесом или по положению своему представляющих особые удобства для казенного горного промысла, допускается только на условиях, установляемых ми­нистром государственных имуществ. Горному промыслу на основании настоящих правил подлежат: 1) металлы (кроме золота и платины) и металлические руды; 2) ископаемые угли, горючие сланцы и смолы (кроме нефти и янтаря); 3) гранит; 4) сера и серный колчедан; 5) драгоценные камни и 6) огнеупорные глины и камни. Производство горного промысла

1 Проект этот предложено было испытать в течение пяти лет, с 1807 по 1812 г., и затем по пересмотре утвердить; но по обстоятельствам того времени он не был пересмотрен, оставался в действии до первого издания Свода Законов и вошел в него в виде горного устава.


Отдел второй. Регалии

на свободных казенных землях дозволяется лицам всех сословий, поль­зующихся гражданской правоспособностью, как русским подданным, так и иностранцам. Поиски полезных ископаемых без вреда для поверх­ности земли допускаются беспрепятственно; на производство разведок выдаются дозволительные свидетельства на три года, на определенную местность, пространством в 4 квадратные версты по одной версте в каж­дую сторону от разведочного столба. Для добычи ископаемых отводятся особые площади в размере не более одной квадратной версты, каждая с постановкой на границах площади нетленных знаков; отведенная для разработки ископаемых площадь предоставляется горнопромышленнику в пользование впредь до совершенной выработки ископаемых с правом перехода по наследству и переуступки другому на законном основании. За пользование поверхностью уплачивается особая оброчная плата.

Что касается до земель частных, то с самой передачи заведо­вания горной частью (1 января 1874 г.) Министерству Государст­венных Имуществ последнее ясно сознавало несоответствие дей­ствующих у нас законов о недрах земель нуждам народного хо­зяйства; поэтому несколько лет тому назад оно приступило к ко­ренному пересмотру означенных законов с целью выработать проект правил, которые, не отрицая прав землевладельца на не­дра его земель, дозволяли бы посторонним лицам, при нежелании самого землевладельца, искать и разрабатывать важнейшие иско­паемые в своих землях, беспрепятственно заниматься этим делом с полным вознаграждением землевладельца как за требуемую при сем поверхность земель, так и за недра1. Проект такого закона, имеющий в виду пока лишь губернии Европейской России и со­ставленный в существенных чертах по примеру горного положе­ния 1870 г. для Царства Польского, внесен был на рассмотрение в законодательном порядке.

ГорнаяВ видах поощрения горного дела и облегчения частной горной

свобода впромышленности в 1870 г. в Царстве Польском была установлена горная

Царствесвобода относительно некоторых ископаемых (Высочайше утвержден-

Польскомным 16/28 июня 1870 г. положением о разведках и отводах для горной

добычи минеральных ископаемых в 10 губерниях Царства Польского). В

этом законе, составленном по прусскому образцу, проведено начало обя-

1 См.: «Историческое обозрение пятидесятилетней деятельности Министерства Государственных Имуществ». Ч. V, Горное дело, стр. 159. «По убеждению статс-секретаря Островского, только такой закон, правильно применяемый, может при­влечь у нас к горному делу достаточное количество капиталов и тем дать ему возможность развиться, без ущерба для будущности месторождений полезных ископаемых, до размеров, соответствующих естественным богатствам недр Рос­сийской территории и нуждам народного хозяйства в продуктах горной промыш­ленности». Ibidem.


Регалии юридические

зательного для землевладельца допущения, на определенных условиях и за известное вознаграждение, разработки находящихся в недрах его зем­ли важнейших ископаемых, как-то: каменного угля, галмея (цинковой руды) и свинцовой руды. Это положение, по официальному заявлению, «вызвало крайнее оживление частной предприимчивости», дало новую жизнь горному делу в крае и имело результатом заявку свыше 1000 пло­щадей для добычи цинковых и железных руд, а главное каменного угля. Добыча последнего получила обширное развитие: за 20 лет она увеличи­лась в 601/2 раз, а именно: с 1 642 000 пуд. в 1885 г. (16 852 845 пуд. в 1873 г.) до 109 282 500 пуд. в 1885 г.; число каменноугольных копей, находившихся в действии, в 1873 г. равнялось семи, в 1885 г. — 27; на них действовало в 1873 г. 29 паровых машин в 1640 сил, в 1885 г. — 135 паро­вых машин в 8435 сил. Железное производство, разумея под этим име­нем выплавку чугуна и выделку железа и стали (последняя, впрочем, под влиянием несоответствия в ввозных пошлинах на чугун и железно), раз­вилось настолько, что представило почти непреоборимую конкуренцию для уральских горнозаводчиков и вызвало даже Высочайшее повеление выработать меры к сокращению деятельности находящихся в погранич­ной полосе чугуноплавильных и железоделательных заводов, действую­щих на иностранном материале и при помощи иностранных рабочих.

§ 24. Познакомившись с основными принципами нашего гор­ного законодательства, обратимся к рассмотрению его фискальной стороны. Здесь прежде всего мы встречаемся с существованием ка­зенных горных заводов, представляющих собой особый вид простых государственных промыслов (без стеснения частной конкуренции).

Казенные горные заводы у нас, как и повсюду в Европе, Казенные идут сравнительно хуже, чем частные, с той только разницей, что горныедороговизна производства и неустройство администрации у нас, заводыв пожалуй, еще больше, чем на Западе. Одной из оправдательных Россиипричин этого естественного явления служит то обстоятельство, что в прошлое царствование наша горная, казенная и частная промышленность пережила весьма тяжкий и продолжительный кризис, тесно связанный с уничтожением крепостного права и поведший за собой прекращение деятельности многих горных заводов и потерю занятий многими тысячами рабочих рук (по официальным расчетам, более 100 000 крестьян, вполне специа­лизировавшихся на занятии горным промыслом, осталось без работы вследствие закрытия заводов только в Пермской и Орен­бургской губ.). Правительство прибегло ко всевозможным сред­ствам для смягчения действия этого кризиса, но успех их был незначителен. Особенно сильно этот кризис отразился на казен­ных заводах: издержки производства увеличились на них до крайних размеров и часто значительно превышали валовой до-


Отдел второй. Регалии

ход. Даже в техническом отношении, несмотря на громадные затраты денег, они отстали от частных, в управлении царил край­ний беспорядок; на некоторых заводах по полугоду не платилась рабочим плата, хотя деньги и отпускались от казначейства. От­сутствие путей сообщения соединялось с совершенно рутинным отношением к этому делу горного управления; напр., дорога между Серебрянскими и Кувшинскими заводами, которая ведет к Осмянской пристани на Каме и служит также Гороблагодатским и Богословским заводам, несмотря на массу перевозимых про­дуктов, была так плоха, что провоз одного пуда на расстояние 60 верст обходился по 15 и 18 к., что увеличивало ценность чугу­на почти вдвое, а осенью проезд был совсем невозможен1. Вы­делка казенного железа также была хуже частного; поэтому в 1867 г. казенное железо в Нижнем продавалось дешевле заво­дской стоимости с провозом. Ввиду такой неуспешности казен­ной горнозаводской деятельности правительство постепенно ста­ло от нее отказываться. Так, в 1862 и 1864 гг. вышли Высочайшие повеления о передаче в частные руки казенного горного произ­водства в Царстве Польском. Высочайше утвержденным 18 ок­тября 1871 г. мнением Государственного Совета и состоявшими­ся в разное время несколькими положениями Комитета Минист­ров предназначены были к продаже пятнадцать казенных горных заводов на Урале, юге России и в Царстве Польском и к отдаче в частную разработку казенные золотые промыслы.

Главное назначение находящихся в руках казны горных за­водов состоит, по горному уставу, в приготовлении металлов и изделий по нарядам Военного и Морского министерств. Согласно с этим в прежнее время все артиллерийские орудия, снаряды, металлы для адмиралтейств, арсеналов и оружейных заводов и другие изделия заказывались, за немногими исключениями, ка­зенным заводам. Но с 1871 г. этим министерствам предоставлено было право в случае нужды производить заказы частным заводам и даже заграничным, вследствие чего заказы предметов военной обороны казенным заводам значительно уменьшились. Насколь­ко они стали теперь недостаточными для полного и безубыточно­го действия заводов, видно, напр., из того, что казенные наряды горным заводам, как Уральским, так и другим, простираются только на сумму до 2 милл. р. в год, между тем как на операции горных заводов, исполняющих эти снаряды, даже при современ-

1 См.: Безобразов. «Уральское горное хозяйство и вопрос о продаже казенных заводов», стр. 56-57.


Регалии юридические

ном неполном размере их действия требуется кредит в 41/2 милл. р.1 Вследствие этого казенные заводы вынуждены были обратиться к исполнению частных заказов и изготовлению изде­лий для вольной продажи; при этом, желая не создавать лишней конкуренции частным заводам, тоже находящимся не в блестя­щем состоянии, они стараются работать такие сорта материала, которые необходимы для частных заводов, и по возможности не увеличивать производства тех изделий, которые приготовляются и частными заводами. Вследствие этого они обращают особенное внимание на выплавку чугуна как на операцию более затрудни­тельную, чем изготовление железа: в 1874 г. было на казенных Уральских заводах выплавлено 2 495 000 пудов чугуна, в 1884 г. -3 023 000 пудов, т.е. на 21 % более; изготовление же железа за это время увеличилось за то же время всего на 9 %: с 759 000 пудов в 1874 г. до 832 000 пудов в 1884 г. Около 7з всего выплавляемого на казенных заводах чугуна идет на удовлетворение частной промышленности.

Общий валовой доход с казенных горных заводов и промы­слов, равнявшийся в 1879—80 г. 5 400 000 р., под влиянием на­ставшего затем застоя в горной промышленности упал к 1884 г. до 4 723 476 р. По смете на 1887 г. валовой доход предполагался в размере 5 783 000 р., расход - в размере 5 141 000 р., так что чис­тый доход должен был равняться приблизительно 650 000 р.

§ 25. Что же касается до доходов с частной горной промыш- Доходы с ленности, то они слагаются из сумм, доставляемых горной пода- частной тью с серебра, меди и чугуна (по закону 1876 г.), золота и плати- горной ны (с 1882 г.) и из прибыли от jus praeemptionis относительно золо- промыш-та, серебра и платины. Горная подать на золото дает до 2 милл. р. в ленности год; доход же от меди и чугуна крайне ничтожен (47 000 и 400 000 р. в 1880 г.). Таким образом, более или менее важное фискальное значение имеет лишь золотопромышленность, вслед­ствие чего мы и рассмотрим подробнее относящееся сюда зако­нодательство.

О нахождении в теперешней России золота упоминает еще Геро­дот, но долгое время Россия снабжалась исключительно иностранным золотом и серебром. Первая серьезная попытка добывания золота отно­сится ко времени Петра I и была произведена Блюэром в Олонецкой губернии, но вследствие несовершенства технических приемов не дала благотворных результатов.

1 См.: «Ист. обозр. деят. Мин. Гос. Имущ.». Ч. V, стр. 62.


Отдел второй. Регалии

История До начала нынешнего столетия добывание золота составля-

золото- ло монополию казны; частным лицам поиски золота были разре-промыш- шены в первый раз в 1812 г., именно частным горнозаводчикам ленности на Урале в их собственных дачах; с этого-то времени и начинает-ся капитальная добыча золота и развитие золотопромышленности в России, и эпохой в этом отношении является 1813 г., когда бы­ло открыто золото на Верхне-Исетских заводах, принадлежавших Яковлеву; с тех пор на Урале в разных местах ежегодно добыва­лось золота уже по нескольку сот фунтов. Вслед за тем частные лица стали испрашивать разрешения искать золото на казенных землях в Сибири, где давно уже были известны признаки нахож­дения его, но правительство медлило разрешением, руководясь взглядом, «что открытие вдруг всех золотых песков не представ­ляет надобности», и только в 1826 г. Канкрин впервые испросил Высочайшее разрешение о даровании нескольким купцам особых привилегий на отыскание золотоносных руд и песков по Вятской и Тобольской губ., в казенных дачах, не принадлежащих горным заводам; затем началась выдача таких же разрешений и по всей Сибири, так что к 1838 г. числилось уже до 200 лиц, занимавших­ся золотым промыслом. В этом году было издано первое положе­ние о частной золотопромышленности в Сибири, определявшее, между прочим, на каких казенных землях в Сибири дозволяется отыскивать и разрабатывать золотоносные россыпи.

Строго говоря, следует считать золотопромышленность ус­тановившейся прочно и выросшей до значительных размеров не раньше царствования Александра II, при котором совершилось несколько важных фактов, давших толчок медленно до тех пор подвигавшемуся ее развитию. К числу этих фактов надо отнести прежде всего расширение районов частного добывания золота: так, в 1856 г. дозволено искать золото в Верхнеудинском округе (с уплатой подати в доход кабинета Его Величества); в 1861 г. открыты для частной предприимчивости некоторые места в об­ласти сибирских киргизов и прибрежные места Восточного океа­на по обе стороны Амурского лимана; в 1862 г. разрешены поис­ки золота в Алтайском горном округе, в 1863 г. — в Нерчинском, а в 1865 г. — и в Амурском крае. Затем в 1855 г., несмотря на тре­вожное состояние, которое тогда переживала Россия, явился про­ект нового устава о золотопромышленности, весьма долго обсу­ждавшийся и получивший санкцию только в 1870 г.; он принес с собой более легкий доступ частным лицам к производству золо­того промысла, отмену многих формальностей, упрощение адми­нистрации и положил основание ныне действующему законода-


Регалии юридические

тельству о золотопромышленности, введя вместо отдельных, раз­личных для разных местностей положений один общий для всей империи закон. Если он не изменил отношения правительства к добыванию золота на частных землях, то сделал возможной и свободной добычу ее на всех землях казенных и кабинетских.

Из частных законоположений о золотопромышленности важное Поста-влияние на ее развитие оказывали также всегда постановления о горной новленияподати. Первоначально и затем в положении 1838 г. она была установле- о горнойна в размере 15 % с добытого количества металла; открытие богатых подати сроссыпей по р. Удерею в 1840 г., вообще значительное развитие горного золотапромысла и выгоды, приносимые им промышленникам, были причиной повышения ее до 20-24 % и установления еще четырехрублевой подати с фунта золота. В 1849 г. было постановлено: все золотые прииски Вос­точной и Западной Сибири разделить на 10 разрядов по количеству до­бываемого в них золота и взимать подать с золота прогрессивную по разрядам от 5 до 35 %; денежную же подать взимать также по разрядам в количестве от 4 до 10 р. с фунта. В результате этого чрезмерного усерд­ного преследования фискальных интересов явилось до крайности отяго­тительное обложение приисков высших размеров: общее количество добычи золота в Сибири стало быстро уменьшаться и с 1396 пуд. в 1847 г. понизилось до 878 пуд. в 1853 г. Вследствие этого в 1854 г. гор­ная подать определена в размере с 5 до 20 % по четырем разрядам, фун­товая по тем же разрядам — от 4 до 10 р.; затем необходимость усилить добычу золота, как для увеличения массы звонкой монеты, находящейся в обращении, так и для облегчения вообще финансовых оборотов госу­дарства, заставила в 1858 г. еще более смягчить эти сборы. Уставом 1870 г. отменены фунтовый сбор с золота и обязанность брать для про­изводства золотого промысла гильдийские свидетельства; подать с золо­та установлена в размере: 1) для золота, добытого на владельческих зем­лях, — 10 %, на поссесионных — 15 %; 2) для золота, добытого на землях казенных и в Алтайском округе, — от 5 до 15 % по трем разрядам; 3) для золота, добытого в Нерчинском округе на открытых самими промыш­ленниками приисках, — 15 %. Затем в предупреждение захвата некото­рыми промышленниками многих золотых приисков в одни руки и в по­нуждении к действительной их разработке была установлена за право пользования казенными кабинетскими землями посаженная плата в раз­мере 15 к., за каждую по длине прииска погонную сажень.

Между тем поднявшаяся было до 2400 пуд. (в 1871 г.) добыча золо­та снова стала упадать (до 1995 пуд. в 1875 г.), тогда как ради улучшения нашего вексельного курса и усиления средств для заграничных платежей было крайне желательно возможно большее ее развитие. Поэтому одно­временно с установлением правил об уплате таможенных пошлин золо­той валютой в 1876 г. была отменена процентная горная подать с золота, и частный золотой промысел сделался в действительности совершенно свободным от обложения (посаженная плата взималась только с приис-


Отдел второй. Регалии

ков Восточной Сибири, а подать натурой — только с золота, добываемого на кабинетских землях). Благодаря этому, а также и отчуждению казен­ных золотых промыслов в 1877 г. в частные руки добыча золота опять начала делать быстрые успехи во второй половине 70-х гг. и поднялась в 1879 г. до 2631 пуд. Вместе с тем затруднительное положение государ­ственного казначейства заставило скоро пожалеть о потере двух мил­лионов ежегодного дохода с горной подати на золото, и в результате Высочайше утвержденным 19 мая 1881 г. мнением Государственного Совета с 1 мая 1882 г. она опять была восстановлена, а другие сборы изменены в формах взимания.

Устав о Главные существенные черты ныне действующего законо-

частной дательства о частной золотопромышленности заключаются в сле-золото- дующем.

промыш- Поиски и добывание золота1 в силу отрицания горной сво-

ленности r r

боды свободны лишь на казенных землях и землях, принадлежа-

г. щих к кабинету Его Величества, и то в случае, если они отведены в пользование казакам или инородцам2, предприниматель обязан вознаградить владельцев, по соглашению с горным управлением, за порчу земли, особенно возделываемой. Добывание золота на частных землях возможно только по обоюдному соглашению предпринимателя с собственником. Заниматься золотопромыш­ленностью имеют право все лица, обладающие гражданской пра­воспособностью .

Самые условия, соблюдение которых необходимо для начатия до­бывания золота, определяются нашим законодательством так: прежде чем приступить к поискам золота, необходимо добыть так называемое дозволительное свидетельство от местного окружного горного управле­ния или от горного департамента, причем в прошении о выдаче оного

1 Золото добывается в двух видах: или в виде руды, когда она залегает особыми
жилами в кварцевых формациях, а также в связи и с другими горными породами,
или в виде золотого песка из россыпей. Количество золота, добываемого рудни­
ковым способом, сравнительно невелико: самые известные рудники Березовские.
Главная же добыча золота совершается вторым, более легким и выгодным, осо­
бенно при существовании натуральной подати, способом — из россыпей, в кото­
рых золото лежит в размельченном виде; разработка их совершается или кустар­
ным способом — мелкими артелями рабочих-предпринимателей, как это имеет
место в Оренбургской губ. на малодоходных россыпях, или крупным, капитали­
стическим, что составляет обычный прием на богатых россыпях в Нерчинском,
Амурском крае и Якутской области.

2 Право добывания золота на землях войска Оренбургских казаков заранее выкуп­
лено: одно из примечаний к уставу гласит, что за все золото, которое найдено или
может быть найдено на этих землях, казна выплачивает казакам вознаграждение в
42 877 р. Относительно других казачьих войск казна не обязана платить возна­
граждение за право добычи золота, но в случае открытия россыпей на их землях
она обязуется возместить их потерю новой землей.


Регалии юридические

должны быть точно обозначены все сведения о личности предпринимате­ля, его звании и правоспособности, месте жительства, о месте будущих поисков, о составе партии и т. д. По получении дозволительного свиде­тельства предприниматель может приступить к разведкам, производимым обыкновенно особой поисковой партией из нескольких рабочих под руко­водством техника, инженера или просто рабочего, опытного уже в этом деле.

Поисковая партия, прибывши на место, где по наружным призна­кам можно ожидать нахождения золотых россыпей, должна определить и обозначить границу разведок разведочным столбом, на котором обо­значается, что он принадлежит такой-то партии. Затем приступают к «шурфовке», заключающейся в выкапывании в известном направлении глубоких ям и продольных канав и в извлечении из них песка для про­мывки. Если результаты промывки этого песка окажутся успешными, т.е. золото найдено, то делается приблизительный расчет его относи­тельного количества. Если по этим данным предприниматель находит источник удовлетворительным, то поисковая партия должна отправиться в ближайшее полицейское управление для совершения заявки. В каждом полицейском управлении тех местностей, где происходят поиски золота, имеются особые заявочные книги, выдаваемые из главного горного управления; заявка должна быть внесена в такую книгу, причем точно должно быть указано имя и звание золотопромышленника, место разве­док, приблизительные границы их, способ производства шурфовки, ко­личество промытого песка и полученного из него золота1. Полицейский участок делает две копии с заявки, одну из которых отправляет к мест­ному губернатору, другую же — к окружному горному управлению; по­следнее, справившись с находящимися в его руках сведениями о спра­ведливости сделанного показания, должно не позже трех дней выслать разрешение приступить к разработке, по которому нашедший становится как бы владельцем разрабатываемой местности. Получив это разреше­ние, золотопромышленник должен пригласить с собой из окружного горного управления так называемого «отводчика», который обязан от­вести ему площадь земли, необходимую для прииска. Размеры всей при­исковой площади, считая началом ее разведочный столб, должны быть не более пяти верст в длину, а в ширину — в Европейской России не бо­лее 100 саж. (так, чтобы площадь прииска не превышала 250 000 кв. саж.), в Сибири же — «от горы до горы», следовательно, во всю ширину долины. В течение двух лет после получения дозволительного свиде­тельства на добычу золота промышленник обязан устроить прииски и начать разработку россыпей; если же в этот срок он не приступит к рабо­там, то лишается права на прииск и казна отбирает его в свою пользу или же его занимает другое лицо.

1 Чтобы обставить совершение этого акта возможно бóльшими удобствами, закон обязывает полицию принимать заявления этого рода во всякое время, не исключая воскресений и высокоторжественных дней.


Отдел второй. Регалии

Сборы с Исполнив все указанные в законе условия, золотопромыш-

золото- ленник приступает к производству работ, причем обязуется к уп-промыш- лате известных сборов в пользу казны. Все местности, где проис-ленности ходит добывание золота, разделены, с целью взимания этих сбо­ров, на три разряда: к первому из них относятся местности с наи­высшим содержанием золота — Олекминский округ и Якутская область, ко второму — Амурская область, к третьему — все прочие золотопромышленные округа. Первый сбор, полагающийся за пользование казенными землями со стороны золотопромышлен­ников, есть так называемая посаженная или подесятинная плата, взимаемая по количеству отведенной для прииска земельной площади в размере 10 р., 5 р. и 1 р. с десятины, смотря по разряду местности. Второй сбор есть горная подать, взимаемая с золота, добытого на владельческих и казенных землях (кроме приисков, находящихся за землях кабинета Его Величества, а также Верхне-удинского и Баргузинского округов, с коих подать поступает в доход кабинета) в размере 10%, 5%и3% (по разрядам местно­стей) с добытого продукта; для предоставления возможности ра­ботать прииски с бедным содержанием золота освобождены от всякой подати: в Олекминском округе первые 2 пуда золота, до­бываемые на каждом прииске, и в прочих округах — прииски, на которых добыча не превышает 1 пуда в год. На землях поссеси-онных горная подать взимается в размере 15 %, 71 /2 % и 41/2 %.

Кроме этих сборов, источник дохода казны с золотопро­мышленности заключается в jus praeemptionis, т.е. праве первой купли казной золота по определенной цене.

Все добытое золото промышленник обязан доставить в горные ла­боратории в Иркутске, Барнауле или Екатеринбурге; здесь оно взвеши­вается, сплавляется в правильные слитки — «штыки», пробируется, пломбируется печатями казенными и золотопромышленника и под охра­ной конвоя, снаряжаемого специально для этой цели и снабженного зна­чительными привилегиями, транспортом отправляется в Петербург на монетный двор. На доставленное золото по взвешивании его выдается промышленнику так называемая горная ассигновка, сроком не свыше шести месяцев (для получения слитков — не свыше пяти месяцев), и по ней он получает его обратно с С.-Петербургского монетного двора моне­той или, в случае заранее заявленного желания, слитками (двух досто­инств: в 1000 р. и в 10 000 р.) за вычетом всех сборов и расходов на дос­тавку золота в Петербург, на очистку и пр.

Всматриваясь в устав 1881 г., нельзя не заметить, что рядом с фис­кальным стремлением, которое ведет к установлению строгих наказаний за отступления от его положений, наблюдается в нем крайняя полицей­ская придирчивость и мелкий формализм, который должен в большой


Регалии юридические

степени тормозить развитие нашей золотопромышленности. Так, напр., взнос поземельного налога на один день позже срока может повести за собой потерю права на самый прииск или приостановку работ, причем в законе не установлен даже minimum суммы, неуплата которой может произвести такие последствия. Необъявление имени кого-либо из членов разведочной партии или неупоминание в заявке о количестве промытого песка может послужить предлогом к уничтожению самой заявки. Такой сложный, придирчивый и мелочный характер нашего устава о золото­промышленности составляет один из характерных его недостатков.

В заключение приведем несколько статистических данных о добы­вании благородных металлов. По сведениям, помещенным в труде Ней-манна-Спалларта, оказывается, что было добыто:

золота серебра

килогр. милл. мар. килогр. милл. мар. От 1493 по 1850 г.

(в 385 лет)................. 4 752 070 на 13 258 и 149 826 750на 29 434

От 1851 по 1885 г.

(в 35 лет)........ 6 383 388 « 17 810 « 57 563 631 « 9598

От 1886 по 1892 г.

(за 7 лет) ................... 1 207 803 « 3370 « 27 624 080 « 3597

Всего............ 11 372368 на 34 521 и 234 747 715 на 42 589

Добыча благородных металлов в 1892 г. была распределена гео­графически следующим образом1:

СТРАНЫ: Золото в Серебро в Общая ценность в

килогр. килогр. милл. герм. мар.

Соединенные Штаты……….. 49 654 1 804 377 453,6

Мексика................................... 1699 1419 634 252,6

Австралия................................ 50 964 418 087 215,2

Россия...................................... 37 325 9798 105,8

Африка.................................... 35 670 - 99,6

Боливия.................................. 101 372666 65,3

Азия (исключая Сибирь)…… 14 414 54 986 49,9

Германия................................. - 184 818 22,3

Колумбия............................... 5224 31232 20,0

Чили......................................... 2162 70794 18,4

Перу......................................... 113 74879 13,4

Австро-Венгрия……………... 2262 18 460 9,5

Центральная Америка и проч. 246 48 123 9,0

Всего на земном шаре добыто 208 909 4 727 119 1408,32


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.062 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты