Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Предъявление иска




Читайте также:
  1. Подготовка, предъявление претензии и контроль за ее исполнением
  2. Предъявление претензий Учреждением
  3. Предъявление.

Обращение заинтересованного лица к органам юстиции США за защитой нарушенных гражданских прав осуществляется путем подачи искового заявления (complaint). Таков первый шаг, который может привести к длительной и дорогостоящей тяжбе. Для американского законодательства, судебной практики и процессуальной теории характерна трактовка искового заявления как части процедуры, именуемой обменом состязательными бумагами (pleading). Другим ее обязательным элементом выступают письменные объяснения ответчика (defence или answer). Вопросы формы и содержания всех этих документов регулируются нередко одними нормами законодательных актов (см., напр., ст. 8 Федеральных правил гражданского процесса для районных судов США*(212)), ученые-юристы анализируют их совместно в обособленных разделах учебных курсов и монографий. Тем не менее, исковое заявление имеет свои неповторимые черты.

Заявление, адресуемое федеральному суду, должно, прежде всего, содержать обоснование его компетентности рассматривать данное дело; причем следует указывать соответствующую норму закона (ст. 8 ФПГП)*(213). За исключением случаев, когда речь идет о различном гражданстве конфликтующих субъектов (§ 1332 разд. 28 Свода законов США), необходимость такого рода указания означает возложение на сторону обязанности юридически квалифицировать спорные взаимоотношения. Без помощи опытного адвоката успешно разрешить эту задачу трудно.

Законодательство штатов, как правило, формально не заставляет истцов мотивировать выбор места разбирательства спора, поскольку считается, что суды штатов наделены общей компетенцией. Но это мнимое упрощение, поскольку при определении надлежащего суда для конкретного дела нужно учитывать многочисленные и сложные нормативные предписания относительно подведомственности, судоустройства, предметной и территориальной подсудности*(214).

К тому же в ряде случаев имеет место недостаточно четкое регламентирование законодательством компетенции различных судебных инстанций, существует перекрещивающаяся юрисдикция, допускается выбор истцом форума для рассмотрения спора. Это усложняет ситуацию и расширяет возможности для тактических уловок и маневров адвокатов. Адвокаты учитывают такие факторы, как профессиональная квалификация и личные предубеждения или даже предрассудки судей, характер правил процедуры для судов отдельных категорий и свою в них осведомленность, степень загрузки конкретного звена судебной системы и сроки длительности процессов, территориальную дислокацию суда с точки зрения удобства явки туда своих клиентов, свидетелей, экспертов и т.д. Американские исследователи также отмечают, что представители цветного населения предпочитают предъявлять иски о защите гражданских прав от дискриминации в федеральные суды, а не в суды штатов, так как местные суды, особенно на юге США, больше заражены расистской идеологией*(215).



Далее ст. 8 ФПГП рекомендует автору искового заявления кратко и точно изложить требование, свидетельствующее о наличии у него права на защиту. Смысл этой туманной формулировки можно уяснить лишь с учетом других норм и комментариев правоведов. Законодательство многих штатов не копирует в данном случае федеральный акт, а продолжает использовать давно известное юриспруденции понятие "основание иска" (cause of action). Из § 3013 Законов и правил гражданского процесса штата Нью-Йорк*(216) вытекает, что материальными элементами основания иска являются сделки и события, которые сторона намерена доказывать. Еще более широкое определение дают § 425.10 ГПК Калифорнии и § 10-632 Свода законов Южной Каролины: основание иска есть совокупность фактов. Аналогичным образом расшифровывают данное понятие американские теоретики и практики.



Было бы глубоким заблуждением полагать, будто внешняя простота приведенной абстрактной формулы гарантирует ее безболезненное применение в реальной жизни. Напротив, разнообразные и противоречивые трактовки отдельных аспектов категории основания иска зафиксированы бесчисленным множеством прецедентов. Но главное в том, что заботу о содержании искового заявления проявляет только непосредственно заинтересованное лицо. Одним из органических элементов американского гражданского процесса является невмешательство суда в действия участников конфликта. Американские судьи не изучают состязательных бумаг с целью оказать помощь их составителям путем рекомендаций о целесообразности каких-либо изменений и дополнений. Ответчику будет направлена точная копия того заявления, которое сумел написать истец. Этот же материал станет объектом исследования и атак противника по мере развертывания производства.

Между тем хорошо мотивировать исковое заявление нередко довольно сложно. Хотя законодательство, характеризуя основание иска, говорит просто о фактах, по существу, оно имеет в виду прежде всего и главным образом факты юридические. Установить их количество и содержание нельзя без обращения к нормам материального права, регулирующим конкретный спор. А они могут быть в различных законах, подзаконных актах, судебных решениях. Не исключена возможность создания по данному делу нового прецедента. Опасно надеяться при составлении заявления на интуицию или общие представления о праве. Авторитетные теоретические руководства неизменно акцентируют внимание на необходимости четкой правовой квалификации возникшего конфликта как единственного метода отбора нужных фактов*(217). Правда, обычно не обязательно указывать в заявлении статьи законодательных актов или прецеденты, но они незримо присутствуют, игнорирование их предписаний угрожает поражением.



Анализ материальных и процессуальных норм необходим также для выяснения распределения бремени утверждения и доказывания между сторонами. По общему правилу истец приводит лишь те обстоятельства, которые ему выгодны и должны быть им доказаны (кроме случаев общеизвестности, признания противной стороны). Иначе говоря, истцу нет нужды предвосхищать и заранее опровергать вероятные возражения ответчика. Но иногда обязанности утверждения и доказывания не совпадают. Кредитор по спору о взыскании долга лишь констатирует факт неплатежа, должнику же затем предстоит убедить суд, что деньги он возвратил. По делу о клевете потерпевшему достаточно объявить распространенные о нем сведения лживыми, доказать правдивость информации - забота ответчика.

Желательность составления искового заявления квалифицированным юристом очевидна. Есть, конечно, пособия и наставления, где теоретики дают советы относительно содержания заявлений по различным типам гражданских дел. К примеру, в общей форме рекомендуется по спорам из договоров ссылаться на существование договора, соблюдение всех его условий кредитором, неисполнение обязательства должником. При причинении вреда в результате небрежности истец должен констатировать нарушение ответчиком своего долга проявлять надлежащую осторожность, наличие причинной связи между его поведением и результатом, характер нанесенного потерпевшему ущерба. Некоторые акты, чаще всего правила судопроизводства, снабжены образцами процессуальных документов, в том числе исковых заявлений. В приложении к ст. 84 ФПГП помещены образцы документов, составляемых для отдельных разновидностей исков (о взыскании долга, передаче имущества, нарушении авторских и патентных прав и др.).

Абстрактные схемы далеко не исчерпывают всего богатства жизненных ситуаций, к тому же на практике решающее значение приобретает их наполнение конкретным содержанием. Степень расшифровки фактических элементов дела составляет важную проблему; здесь нельзя игнорировать существующие традиции, формы деятельности органов юстиции применительно к отдельным категориям споров. В постановлениях судов можно найти указания на то, что законодательство не обязывает раскрывать в деталях факты основания иска*(218). Однако составитель заявления не должен забывать об угрозе контрудара ответчика в виде ходатайства о прекращении производства или о вынесении против истца в ускоренном порядке суммарного решения вследствие безмотивности или необоснованности требования. По мнению американских юристов, едва ли кто вообразит, будто адвокат, расспросив клиента, лишь механически фиксирует на бумаге сообщенную информацию. Юридическое образование и накопленный адвокатом опыт позволяют ему выбрать из рассказа доверителя нужные факты и изложить их не очень кратко, но и без больших подробностей*(219).

Ссылки лица, начинающего процесс, на юридические факты обязательны. А как быть с фактами доказательственными, которые часто становятся известными лишь на более поздних стадиях производства: при допросе свидетелей, экспертов, исследовании документов и т.п.? Нет предписания фиксировать доказательственные факты в исковых заявлениях, однако нет и запрещения. Здесь адвокатам дана полная свобода, и они ее используют с учетом особенностей дела и тактических соображений. Иногда немедленное сообщение ответчику доказательственных фактов имеет задачей быстро подавить его сопротивление, добиться признания, в другой обстановке считается более целесообразным об уликах временно умолчать, чтобы затем преподнести противнику сюрприз. Таковы правила процессуальной игры, освященные принципом буржуазной состязательности.

Равным образом в полном соответствии с принципами состязательности и формальной истины американское законодательство не требует, чтобы истец сразу называл доказательства, которыми он намерен оперировать. Главная цель обмена состязательными бумагами и всей подготовительной части процесса - разграничить спорное и бесспорное. Если ответчик оставит без возражений какие-либо из названных истцом факты, необходимость доказывания исчезает и они автоматически, без проверки их реального существования переходят в судебное решение. Таким образом, умело составленное исковое заявление не содержит даже намека на то, располагает ли его автор материалами, подкрепляющими выдвинутые утверждения. Ответчик поневоле действует вслепую. Он, конечно, может примитивно категорически отрицать все сказанное истцом. Но этот метод обычно производит неблагоприятное впечатление на судей, порождает упреки в недобросовестности и создает угрозу возложения на ответчика расходов истца по доказыванию неразумно отвергнутых фактов.

Американское законодательство в середине прошлого века ликвидировало некогда созданную общим правом формализированную систему исков, при господстве которой элементы каждого требования должны были отвечать установленным стандартам даже в части словесных формулировок. Ныне в принципе существует единое понятие иска (ст. 2 ФПГП, § 103 ЗПГП Н.-Й., § 307 ГПК Калифорнии). Стороне даже разрешается излагать в заявлении альтернативно или предположительно два или более основания притязаний (ст. 8 ФПГП, § 3014 ЗПГП Н.-Й, § 55.12 правил судопроизводства штата Миссури и др.). Затем при доказанности хотя бы одного из них иск будет удовлетворен. Так, если в ходе эксплуатации плохо сконструированного механизма заказчик получает травму, он вправе требовать компенсацию, ссылаясь одновременно на предусмотренную нормами о деликтной ответственности небрежность изготовителя и на нарушение последним договорных гарантий качества продукции. Другой пример. Истица просила выплатить ей из наследственного имущества 5 тыс. дол., указывая на заключенное при жизни наследодателя устное соглашение о ведении его домашнего хозяйства в обмен на включение в число наследников или альтернативно на обязанность справедливого вознаграждения за оказанные услуги. Значит, при обращении к суду, а равно при организации защиты против иска такого рода варианты нельзя упускать из виду.

Важную часть искового заявления составляет просьба истца вынести в его пользу решение определенного содержания (ст. 8 ФПГП, § 425.10 ГПК Калифорнии, § 10-632 Свода законов Южной Каролины и т.д.). Что это конкретно означает? Стандартные формулировки, обычные для нормативных актов федерации и штатов (demand for judgement for the releif или demand for releif), не содержат прямого предписания составителю заявления точно излагать содержание правовых отношений между конфликтующими субъектами. Но, как уже было отмечено, юридическая квалификация спора в ряде случаев должна быть указана для разрешения вопросов подведомственности и подсудности и всегда незримо необходима для определения круга фактов основания исковых притязаний.

В исковом заявлении обязательно нужно обозначить истребуемую форму защиты, т.е. своего рода просительный пункт. Эти формы предусмотрены санкциями норм материального права и сводятся к возмещению убытков, запрещению совершать какие-либо действия, принуждению к исполнению обязательства в натуре, изъятию конкретного имущества, отмене или изменению контракта, установлению наличия или отсутствия правоотношения и т.д.

Итак, здесь снова необходим строгий юридический анализ ситуации. Положение усложняется вследствие того, что возможно избрание конкретной защиты из нескольких, допускаемых нормами. Например, если один из контрагентов, заключивших договор мены, не отдает другому вещь, последний вправе потребовать либо взыскания убытков за нарушение контракта, либо исполнения в натуре, либо возвращения к первоначальному положению*(220). Впрочем, предварительный категорический выбор не обязателен. Не исключена просьба о защите в виде альтернативы. По одному делу федеральный Апелляционный суд 9-го округа отметил, что хотя нельзя требовать одновременно и убытки и реституцию, у истца есть возможность просить присудить то или другое, предоставив окончательное решение суду*(221). Дозволено также комбинировать формы защиты; скажем, кредитор ходатайствует о принуждении должника исполнить обязательство в будущем и о компенсации убытков за нерадивость в прошлом.

Далее возникает немаловажный вопрос о том, связан ли суд указанной истцом формой защиты. В принципе ответ отрицателен, хотя есть исключения. Согласно ст. 53 ФПГП любое окончательное решение (кроме заочного) должно предоставлять такую защиту, на которую победившая сторона управомочена, даже когда она не упоминала о такой защите в состязательных бумагах. Аналогичную норму закрепляет § 3017 ЗПГП Н.-Й. В § 81А-154 Свода законов штата Джорджия к этому добавлено, что суду не следует отступать от просительного пункта заявления, если возможность применения иного принуждения на процессе не обсуждалась и противник не имел удобного момента для изложения своих контраргументов. Ныне суды уже не прекращают производство, обнаружив неоправданность расчетов истца получить защиту в виде исполнения в натуре, поскольку будет установлено наличие у него полномочия на удовлетворение требования путем денежной компенсации.

Форма защиты имеет не только качественную, но и количественную характеристику, т.е. истцу следует назвать истребуемые денежные суммы или конкретные предметы. Между прочим, сумма взыскания нередко служит критерием для отнесения дела к компетенции федерального суда, если каким-либо образом не становится ясно, что она умышленно или по небрежности завышена и реальная цена иска менее 10 тыс. дол.*(222) Правда, некоторые нормативные акты предусматривают исключения: по таким категориям дел, как возмещение вреда от повреждения здоровья, увечья, смерти гражданина, размер компенсации в исковом заявлении не фиксируется (см. § 425.10 ГПК Калифорнии).

Среди американских юристов господствует мнение о том, что ст. 53 ФПГП и сходные статьи законов штатов не наделяют суды властью увеличивать размер взыскания, присуждая истцу больше, чем он просил. Есть много прецедентов, закрепляющих эту точку зрения. На практике проблема возникает редко. По делам, где размер ущерба заранее, например договором, не конкретизирован (причинение вреда, клевета и т.п.), истцы регулярно называют завышенные суммы*(223).

Все же необычные случаи имеют место. В штате Нью-Йорк по делу о компенсации за нанесенную несовершеннолетнему травму присяжные вынесли вердикт о взыскании с ответчика не 50 тыс. дол., как было указано в исковом заявлении, а суммы в пять раз большей*(224). Но это экстраординарное решение, ставшее, по оценке комментаторов, "мечтой истца и кошмаром ответчика", не изменило утвердившейся практики, поскольку совершенно не укладывалось в рамки буржуазной диспозитивности.

Еще одна опасность, подстерегающая несведущего истца, кроется в доктрине, запрещающей делить притязание на части (doctrine against splitting a claim). Авторы трудов по гражданскому процессу цитируют слова судьи одного из федеральных апелляционных судов о том, что согласно древнему и хорошо известному юридическому принципу требования о взыскании текущих или очередных платежей, например арендной платы, должны охватывать все суммы, которые кредитор управомочен получить на момент начала дела*(225). Так, если арендатор не вносил денег за наем имущества в течение трех месяцев, а собственник предъявил иск о компенсации лишь за один месяц, то это расценивается как добровольный отказ от двух других платежей, препятствующий заявлению соответствующих требований в будущем. Аналогичное положение складывается при причинении единым действием повреждений нескольким предметам и т.п.

Доктрина далеко не безобидна и не проста. Есть мнение о том, что она не позволяет многократно беспокоить ответчика по одним и тем же или сходным поводам. Но, с другой стороны, хитрый должник может умышленно не оспаривать позиции истца, неосторожно потребовавшего лишь часть долга, а в новом процессе по поводу оставшейся доли ходатайствовать о прекращении производства со ссылкой на ранее вынесенное решение. В случаях причинения вреда личности потерпевшие иногда стоят перед дилеммой либо надолго отложить возбуждение дела до выявления всех неблагоприятных последствий расстройства здоровья, либо начать процесс быстрее, рискуя не получить полной компенсации. В более трудном положении здесь оказываются люди с ограниченными доходами, так как им обычно нельзя долго ждать.

Вопреки приведенному ранее высказыванию федерального судьи доктрина о неделимости притязания не реализуется на практике единообразно всеми американскими судами главным образом вследствие различной трактовки ими элементов иска. Особенно спорен вопрос о том, создает ли противоправное действие, которым одновременно был причинен ущерб личности человека и его имуществу, два основания иска или только одно. Вторая точка зрения преобладает, т.е. истец, потребовавший и получивший компенсацию за разбитый автомобиль, затем не может начать другое дело о возмещении ущерба его собственному здоровью, пострадавшему в том же инциденте*(226). Итак, от содержания искового заявления зависит развитие и завершение процесса, а составление хорошего заявления невозможно без учета норм права и тонкостей их применения конкретными судебными инстанциями.

Существенное практическое значение имеет вопрос о том, когда производство по делу в американском суде считается возникшим. От ответа зависит многое, и прежде всего уточнение времени перерыва течения срока исковой давности. Наиболее простое решение дает ст. 3 ФПГП: гражданский процесс начинается подачей искового заявления в суд*(227). Затем клерк суда должен немедленно выписать повестку и направить материалы ответчику. Составители проекта ФПГП рассчитывали, что предписание клерку быстро совершать указанные действия уменьшит вероятность возникновения споров по поводу того, в какой именно момент прерывается исковая давность*(228). Надежды не особенно оправдались. Споры и неясности существуют, причем их корни уходят в глубину довольно зыбких концепций относительно материально-правовой или процессуальной природы института давности, компетентности Верховного суда США при создании правил судопроизводства корректировать действие статутов о давности и т.д. Но главная причина типична для США: несовпадение урегулирования одних и тех же вопросов законодательством федерации и штатов.

Согласно § 60-203 Свода законов Канзаса производство по делу возникает в день представления судебному клерку искового заявления, но лишь при уведомлении об этом ответчика в пределах 90-дневного периода. Если же срок пропущен, официальным началом процесса, влияющим на давность, будет дата такого уведомления. Напротив, § 203 и 304 ЗПГП Н.-Й. не придают значения факту регистрации искового заявления в судебных инстанциях и устанавливают, что иск считается поданным и давность прерванной в момент вручения ответчику повестки, совершения иных действий по его вызову (публикация в печати), вынесения судом постановления о применении предварительных мер обеспечения требования (например, аресте имущества) при условии вручения ответчику повестки (публикации) в течение 30 дней после постановления. Есть и некоторые дополнительные оговорки и условия по поводу вручения, еще более усложняющие положение.

Кроме того, § 303 ЗПГП Н.-Й. предписывает лицам, на которых юрисдикция органов юстиции штата не распространяется, желающим начать процесс в каком-либо суде штата, назначить в качестве своего агента адвоката или клерка суда, управомоченных принять все бумаги по встречному иску, если он возможен и будет заявлен. Во многих других штатах законодательство и практика тоже простотой не отличаются.

По спорам, разрешаемым федеральными судами на основании норм исключительно федерального права, вопросы определения начала процесса и соответственно перерыва давностных сроков урегулированы ст. 3 ФПГП. Применение по аналогичным вопросам судами каждого штата своих внутренних юридических правил тоже в принципе происходит однозначно. Неопределенность имеет место, когда федеральным органам юстиции надлежит руководствоваться статутами о давности какого-либо штата. Линия Верховного суда США непоследовательна. В одном деле о возмещении вреда за повреждение здоровья он констатировал погашение требования давностью, сославшись на то, что хотя исковое заявление было представлено суду до истечения срока, повестку ответчику вручили после, а по законодательству Канзаса именно последнее действие расценивается как возбуждение производства*(229). В другом сходном случае Верховный суд США сформулировал более широкий тезис: при противоречии между федеральными правилами судопроизводства и процессуальными нормами штатов предпочтение отдается первым*(230). Такая неоднозначность прецедентов даже опытному адвокату затрудняет возможность предвидения реакции различных судов федерации в однородных фактических ситуациях.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты