Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



POV AUTHOR. Их оставили в покое только через три часа




Читайте также:
  1. POV AUTHOR.
  2. POV AUTHOR.

 

Их оставили в покое только через три часа. За эти три часа Фрэнк двенадцать раз повысил голос на копа и получил столько же предупреждений, Джерард повторил всю историю – от начала до самого конца, по меньшей мере, шесть раз, и теперь они лежали в комнате Уэя – вымотанные, уставшие и влажные после легкого и осторожного душа. Переломанные ребра противно ныли, и Джерарду оставалось только тихо хныкать в крепких объятиях Фрэнка. Последний никак не мог смириться с тем, что не смог его защитить, и потому дышал слишком тяжело для человека, который хочет заснуть.
Берт принес еды, фруктов и немного газировки. И пару фальшивых справок от медсестры. Он приходил с Майком и заверил Джерарда, что не оставит его ни на секунду, даже на ночь, и заявил, что ему больше нельзя поддаваться на такую дешевую провокацию и срываться неизвестно куда. Фрэнк полностью его поддержал и пообещал устроить Джерарду нагоняй, как только снимут повязку. Майки лишь хмуро молчал, вопреки обыкновению не пытаясь вырваться из объятий Берта.
- Фрэнк? - позвал Джерард через четверть часа после того, как дверь за Бертом захлопнулась.
- Что?
- Ты... Ты любишь меня? - с запинкой, неуверенно спросил Уэй. Фрэнк промолчал, позволяя тишине опуститься на комнату и накрыть их обоих удушливым пледом.
- Ты серьезно думаешь, что я умею? - спросил он с хриплой усмешкой через несколько бесконечно долгих минут.
Джерард прикусил нижнюю губу.
- Ты бы не стал избивать их, верно? - прошелестел он. - Значит...
- Ничего это не значит, - грубо отозвался Фрэнк. Его пальцы разжались, и он отстранился на Уэя. - Точно так же я бы поступил, если бы они испортили что-то из моих вещей. Так что не придумывай ерунду, заткни свой рот, пока я не нашел ему более практичное занятие, и спи.
Джерард молчал достаточно долго, чтобы Фрэнк начал засыпать. Он больше не обнимал его, и вообще начинал подумывать о том, чтобы уйти в свою спальню.
- Если бы я полюбил Лин, ты бы отпустил меня? - спросил Джерард едва слышно. Фрэнк оцепенел, едва понял суть вопроса.
Смог бы он простить его? Смог бы сдержаться и не убить их обоих? Смог бы... отпустить?
Айеро прикрыл глаза, боясь сойти с ума от безумных мыслей, которые поселил Джерард в его голову своим диким вопросом. Он никогда никого не любил. Он не умеет любить. И не будет любить. Любовь - это слишком попсово и банально для того, чтобы описать те чувства, которые он испытывает к Джерарду. Любовь - это слишком просто, как дешевый бестселлер недели, интерес к которому пропадает через пару дней, или легкая наркотическая зависимость, от которой можно излечиться. Это нечто приходящее и уходящее, то, о чем легко забыть и упустить; Фрэнк просто чувствовал разницу между ерундой под названием "любовь" и тем чувством к Джерарду, которое он пронесет через года. То, что он чувствует к Джерарду гораздо... сильнее? Этого не забыть - это врезалось в него так глубоко и четко, что он не сможет избавиться от этого даже через тысячи лет; от этого не излечиться – он болен насквозь, окончательно, бесповоротно, по уши.
Фрэнк уверен, что он бы смог прожить без сопливых признаний и глупых подарков, даже без поцелуев в запястья и безумного секса; гораздо важнее ему было слышать, как бьется сердце в груди Джерарда, как он дышит, видеть его глаза, полные искристого блеска, видеть такую необходимую улыбку. Фрэнк знал это, как люди знают свое имя и пол - он не должен был ничего доказывать себе или подтверждать это словами. То, что он чувствовал к Джерарду, он мог назвать фактом или аксиомой. Он не знал, что такое любовь, он просто хотел видеть Джерарда живым, здоровым и... счастливым.
- Да, - отозвался Фрэнк тогда, когда Джерард уже не надеялся получить ответ. - Я бы отпустил тебя, если бы ты был счастлив.
Его руки обвили тело Джерарда, и парень с удовольствием уткнулся носом в его плечо, широко улыбаясь.



_________________________



 

- Что с тобой, Майки? - спросил Берт мягко, но настороженно. Его глаза неотрывно следили за монитором компьютера, а пальцы ловко бегали по клавиатуре. Майки лежал за его спиной, на кровати, хмуро глядя в угол комнаты и пряча руки между колен. Он казался болезненно бледным в свете лампы дневного освещения, и взгляд лихорадочно блестел. Изредка он шмыгал носом и прикрывал дрожащие веки.
- Все нормально, - пробормотал он тихо. - Можно мне прогуляться?
- Нет, - мгновенно отозвался МакКрэкен. - Мы уже обсуждали это. Если хочешь, я выйду и куплю тебе все, что нужно, но ты никуда не пойдешь. Я буду встречать и провожать тебя на занятия, я обещал твоему брату.
- Никто тебя за язык не тянул, - огрызнулся Майки. Затем закатил глаза. - Мне нужен гребаный аспирин.
Берт оторвался от компьютера и оглянулся через плечо.
- Что-то болит? - спросил он заботливо, поднимаясь с кресла и присаживаясь на колени перед кроватью. Его прохладная ладонь аккуратно легла на горячий лоб Майки, вторая вынула из-под кровати аптечку.
- Голова... И... так холодно...
Берт помрачнел и, покопавшись в сумке, протянул парню голубую капсулу.
- Это не аспирин, но должно помочь.
- Мне нужен аспирин, - капризно прохныкал Майки, натягивая подушку на голову.
- Это... это лучше аспирина, малыш, - не переставал уговаривать его Берт.
- Не называй меня так! - прошипел Майки.
- Просто выпей это! - почти крикнул МакКрэкен, пропихивая капсулу сквозь приоткрытые губы.
Майки всхлипнул, послушно глотая лекарство. Капсула легко проскользнула в желудок. Берт хмыкнул, поднялся на ноги и вернулся к компьютеру. Снова наступило молчание, прерываемое стуком клавиш.
Майки натянул плед на себя, крепко закрыл глаза и, пытаясь согреться, обнял свои плечи. Ему было холодно, несмотря на то, что он был в шерстяном свитере и теплых джинсах, а Берт сидел в легкой футболке. Он догадывался, что, пожалуй, было не совсем обдуманно сидеть на снегу перед братом. Но тогда меньше всего его волновали собственные зубы, стучащие от холода, поэтому только сейчас он понимал, как сильно тогда замерз. Начинала болеть голова, и Майки хотел, чтобы лекарство, которое сунул ему Берт, поскорее начало действовать. Он усмехнулся, представив реакцию других студентов на попытку МакКрэкена запихнуть им в рот неизвестного состава капсулу.
Нет. Майки доверял Берту. Доверял ему, как брату, настолько, что...
- Берт... поможешь мне согреться?
МакКрэкен вздрогнул, и его пальцы замерли над клавиатурой. Он медленно обернулся, глядя на дрожащего под пледом парня каким-то странным, недоверчивым взглядом.
- Ты уверен? - хрипло спросил он. Майки прикусил внутреннюю сторону щеки и медленно кивнул. Берт застыл, и наступила тишина.
Через несколько минут компьютер погрузился в спящий режим, а парни все продолжали смотреть друг на друга.
- Ну же... Я замерз... - выдохнул Уэй так, будто с его губ вот-вот сорвется облачко морозного пара. – Согрей меня… Ты обещал моему брату…
Берт вздохнул, тяжело поднялся и медленно подошел к Майку.
- Я постараюсь, - улыбнулся мягко и, кажется, немного неуверенно Берт.



///

Немного позже, едва сдерживая стоны и млея в сильных горячих руках, Майки неожиданно подумал, что, возможно, он начинает понимать, почему его брат готов проползти в полумертвом состоянии по всему колледжу, чтобы увидеть Фрэнка.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты