Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



В ЭТИОЛОГИИ, ТЕЧЕНИИ И ИСХОДАХ




Читайте также:
  1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОЭФФИЦИЕНТА РАСХОДА ПРИ ИСТЕЧЕНИИ ЖИДКОСТИ ЧЕРЕЗ ОТВЕРСТИЯ И НАСАДКИ
  2. При кровохарканье и легочном кровотечении категорически запрещается применять банки, горчичники и другие физиотерапевтические методы лечения.
  3. При сильном артериальном кровотечении из поврежденных конечностей для его остановки отведено всего 30 секунд, чтобы не допустить несовместимой с жизнью кровопотери.
  4. Работы на течении
  5. Стоимость абонентского обслуживания сайта в течении календарного месяца по настоящему Договору составляет 5000.00 рублей (Пять тысяч рублей 00 копеек).

ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

Классики отечественной психопатологии, психологии и педаго­гики в своих теоретических исследованиях и практической деятель­ности указывали на то, что клиническое и педагогическое мастер­ство обязательно предполагает знание сущности возрастных осо­бенностей развития детей и подростков.

Онтогенез человека характеризуется определенной периодичнос­тью. Так называемые «тихие» периоды (фазы созревания и разви­тия) чередуются с критическими периодами стремительного роста, перестройки организма. Во время критических периодов организм в силу происходящих в нем разнообразных изменений особенно чувствителен к различным воздействиям окружающей среды. При этом повышается риск появления аномального поведения, дезор­ганизаторских тенденций и даже возникновения болезни. Лабиль­ность реакций на воздействие патогенного фактора, а также тече­ние и исход болезни обусловлены несовершенством физиологиче­ских защитных функций коры большого мозга, недостаточным регу­лирующим влиянием коры на деятельность подкорки, эндокринных желез и вегетативной нервной системы.

Во время критических периодов в организме происходят слож- ные нейрогуморальные изменения и своеобразная перестройка психического развития. В отдельных случаях эти периоды могут иметь утрированное либо бурное течение. (Общепринятой система- тики критических периодов нет. Г. К. Ушаков, например, выделяет восемь возрастных критических периодов, а некоторые зарубежные авторы (Остердат) насчитывают их около 50. Мы остановимся на анализе лишьСтрех наиболее типичных критических периодов раз- вития, имеющих важное значение в психопатологии.

И. П. Павлов неоднократно подчеркивал, что реактивность моз- га изменяется с возрастом. С. С- Корсаков также фиксировал внимание па том, что в критические периоды организм отличается особой ранимостью. По мнению известного советского психиатра Г. Е. Сухаревой (1959), физиологическая перестройка организма, и прежде всего высших отделов нервной системы и эндокринных желез, во время возрастных критических периодов приводит к из­менению реактивности организма и повышению его чувствитель­ности к различным раздражителям внешней и внутренней среды. Патологические реакции, возникающие в переходные периоды развития детей и подростков, при всем своем многообразии все же сохраняют типичные черты определенного возрастного критическо­го периоду. В юношеском возрасте гебордофренические черты являются ведущим психопатологическим синдромом, проявляю­щимся в патологии влечений и в агрессивных действиях.



. По данным некоторых зарубежных авторов, биологическая

перестройка организма, происходящая в возрастных критических периодах, нередко сопровождается импульсивностью, усилением низших влечений, расторможенностыо, агрессивными действиями, злокачественным течением психического расстройств?.

Психиатры давно обращали внимание на связь отклонении в поведении, в том числе криминального характера, и острых психи­ческих расстройств у детей, подростков и юношей с возрастными критическими периодами, так называемые пубертатные психозы.

В целом физиологические изменения, происходящие в организ­ме в критическом возрастном периоде, нельзя рассматривать как патологию. Однако в определенные периоды в поведении несовер­шеннолетнего могут появляться непреодолимые или импульсивные влечения, лишенные логики и здравого смысла. При этом психи­ческое заболевание характеризуется большой злокачественностью. Так, вследствие черепно-мозговой травмы, возникшей в критиче­ский период, может развиться выраженный интеллектуальный дефект, не соответствующий силе травмы; шизофрения, начавшаяся в первый критический период, может привести к распаду личности, глубокому апатическому слабоумию.



Нужно учитывать, что каждый последующий возрастной кри­тический период сопровождается не только морфологическими и физиологическими изменениями в организме, но и появлением новых потребностей, развитием познавательных способностей, более сложных личностных оценочных суждений с предвидением и пред­восхищением будущего. Поэтому мы считаем, что характеризуя личность трудновоспитуемого или ребенка с психическим расстрой­ством, помимо анатомо-физиологических особенностей необходимо учитывать перестройку организма в возрастные критические пери­оды. Во время этих периодов изменяется тип реакции организма на различные раздражители, понижается его сопротивляемость, повышается возможность развития заболевания.

За последние десятилетия клиницисты, психологи и педагоги отмечают ускорение роста и развития детей (в том числе и психи­ческого). Это явление называется акселерацией и характеризуется увеличением средних показателей роста и массы тела новорожден­ного, более ранним прорезыванием зубов, а также более ранней половой зрелостью. Результаты антропометрических исследований показывают, что за последние 45 лет рост у школьников в среднем увеличился на 4—8 см, масса тела — па 3—7 кг, окружность груд­ной клетки — на 2—5 см.

Согласно медико-статистическим данным, в промышленно разви­тых странах отмечается ускорение полового созревания детей при­мерно на три года. В пубертатном периоде наблюдается стремитель­ный скачок в росте и массе тела, особенно у девочек. Немецкие пси­хиатры П. Харбауэр, К. Ниссли (1965, 1971) и другие указывают на то, что наряду с ускоренным асинхронным физическим созреванием подростки нередко отстают в психическом развитии. По данным этих авторов, именно среди таких лиц отмечается наиболее высокий процент трудновоспитуемых, преступников и психически больных.



На конференции ВОЗ в Стокгольме (1969) рассматривались различные аспекты акселерации и отмечалось, что для части под­ростков и юношей характерен определенный разрыв между их фи­зическим и психическим развитием. В пубертатный период подрос­ток уже не ребенок и еще не взрослый, не полностью зависит от взрослых, но и не полностью независим от них.

Причины акселерации разнообразны и до настоящего времени недостаточно выяснены. Некоторые исследователи сущность этого явления предположительно объясняют значительным увеличением содержания в пищевых продуктах белков и жиров животного про­исхождения, более интенсивным воздействием солнечных лучей в связи с ношением более легкой одежды, раздражающим влиянием на нервную систему ребенка всех условий современной жизни, воз­действием кино, радио, телевидения и других факторов цивили­зации. Высказывается предположение, что в определенной мере акселерации способствуют рост медицинских знаний, улучшение медицинского обслуживания, а также усложненные современные школьные программы и средства обучения.

Физиологи, гигиенисты и педиатры отмечают улучшение пока­зателей физического состояния детей, а психиатры и психологи наблюдают при этом усиление психической неустойчивости (осо­бенно в пубертатном критическом периоде), склонности к невро­тическим реакциям и конфликтам. Некоторые зарубежные авторы утверждают, что преждевременное развитие обусловливает дисгар- монизацию личности, причем оно более выражено, чем разрыв между физическим и психическим развитием.

Американский социолог Ф. Майер, анализируя причины роста тяжких преступлений, совершаемых подростками из обеспеченных и богатых семей, указывает на то, что зачастую они совершаются из желания «возбуждения и получения острых ощущений», и также обращает внимание на наличие разрыва у этих подростков между сроками физического и социального созревания. Добрачную бе­ременность, большое количество (около 40 %) внебрачных детей, рожденных женщинами до 20-летиего возраста, буржуазные соци­ологи объясняют модной в настоящее время концепцией «сексуаль­ной революции».

На объединенной сессии Академии медицинских наук СССР и Академии педагогических наук СССР (1971) советский гигиенист- физиолог С. М. Тромбах отмечал, что не следует делать поспешных выводов о возможности более раннего увеличения физических и умственных нагрузок, более ранних контактов с неблагоприятными и даже вредными производственными факторами у детей, так как явление акселерации еще не изучено в должной мере и полученные данные не позволяют судить, распространяется ли ускорение раз­вития в равной степени на все органы, системы и функции организ­ма и не привело ли оно к увеличению неравномерности развития, к некоторой физиологической дезинтеграции.

Преждевременное развитие одаренных детей в некоторые воз­растные критические периоды приводит к неблагоприятному исходу. Так называемые «дети-виртуозы», для которых мир раньше вре­мени утратил свою наивную и непосредственную прелесть и кото­рые «все знают», нередко в зрелом возрасте не оправдывают воз­лагаемых на них надежд. В ряде случаев это является следствием либо функциональных нарушений в коре большого мозга, либо выявляемых впоследствии эидокрипопатий, гипоталамических рас­стройств, а также органических изменений в ткани мозга.

Конечно, одаренность у детей обусловлена семейными тради­циями и благоприятной средой. Но среди 830 обследованных нами (А. И. Селецкий, 1981) трудновоспитуемых детей и подростков возрастные критические периоды нередко оказывались причиной аномалий поведения, насильственных действий и психических рас­стройств.

По мнению немецкого психиатра Г. Штутта (1967), преждевре­менное умственное развитие детей и появление у них несвойствен­ных возрасту интересов нередко являются выражением сложного центрального дефекта личности; часть этих не по возрасту умных детей, несомненно, относится к ранним аутистам или к аутистиче­ским психопатам. По данным Г. Штутта, подростки с преждевре­менным соматическим созреванием являются ативными право­нарушителями, обнаруживают преждевременное пробуждение сексуальных интересов с агрессивным поведением, а среди матерей-


подростков преобладают преждевременно физически развитые девочки, причем у них обнаруживаются странная смесь детских и зрелых черт личности, снижение критичности, преобладание функции подкорки, а также стремительность психогенных рас­стройств.

Кроме наиболее ответственного периода, связанного с рожде­нием, появлением ребенка па свет и, следовательно, с резким из­менением условий его существования (кровообращения, дыхания, питания, температуры, внешних раздражителей и др.), требующего максимальной адаптации, в дальнейшем в жизни ребенка еледует выделить три наиболее важных критических периода. Первый критический период развития ребенка наблюдается в возрасте 3— 4 лет, второй-—от 8 до 10 лет, третий, пубертатный, период — от 12 до 16 лет.

В зависимости от наследственных, врожденных или приобре­тенных особенностей организма, а также внешних и внутренних условий среды тот или иной период может наступать либо нес­колько ранее обычного, либо значительно позже. Во время крити­ческих периодов в силу происходящей в организме перестройки могут создаваться такие возможности и условия, когда приспо­собительные механизмы становятся совершенно недостаточными даже при незначительном усложнении условий существования. Критический период может явиться одним из внутренних условий, способствующих возникновению как извращения поведения с по­следующими правонарушениями, так и психического расстрой­ства.

ПЕРВЫЙ КРИТИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

Первый критический период наступает в возрасте 3 лег и длится около года, а в некоторых случаях и дольше. Он характеризуется повышенной потребностью организма ребенка в кислороде, что объясняется его стремительным ростом. Объем проходящего через легкие воздуха почти такой же как у взрослого человека, примерно

5— 7 л в 1 мин. Поэтому в первый критический период развития ребенка особенно необходимо заботиться о достаточной вентиля­ции помещений, отсутствие которой отрицательно сказывается на его физическом и психическом развитии. Хроническое кислородное голодание (гипоксия) приводит к структурным и функциональным изменениям в коре большого мозга, что обусловливает развитие различных психических нарушений. К стойким остаточным явле­ниям гипоксии относятся очаговые поражения центральной нерв­ной системы (парезы, параличи, нарушения функции зрения, слуха, речи). Наряду с очаговыми могут отмечаться и общемозговые про­явления (расстройства эмоционально-волевой сферы, снижение ин­теллекта).

Несмотря на то что в этом критическом периоде форма боль­ших полушарий и морфология клеток коры большого мозга внешне почти ничем не отличаются от таковых у взрослого, все же функ­циональные возможности коры большого мозга и ее архитектоника еще далеки от своего совершенства. Так' структурное и функци­ональное развитие лобных долей полушарии" завершается лишь к 13-летнему возрасту. Таким образом, для первого критического периода характерно функциональное несовершенство нервной сис­темы.

У ребенка в возрасте до 3 лет на фоне преобладания функций подкорки начинают формироваться связи второй сигнальной систе­мы. Прежнее состояние пассивного познания окружающей действи­тельности уступает место активному, появляется стремление к самостоятельному познанию окружающего. При этом возникает бесконечное количество вопросов: «что», «зачем», «почему». Вслед­ствие усложнения форм корковой регуляции, совершенствования процесса внутреннего торможения первый критический период характеризуется элементарной аналитико-синтетической деятель­ностью. Однако в целом отражение явлений реального мира осу­ществляется еще преимущественно через первую сигнальную сис­тему. Речевые сигналы, идущие через вторую сигнальную систему, имеют в этот период меньшее значение, чем непосредственные раз­дражители.

Кроме того, для первого критического периода свойственны ярко выраженная иррадация процесса возбуждения, а также интенсив­ность и лабильность водного обмена. При этом клетки головного мозга содержат значительное количество воды. Физиологической лабильностью водного обмена обусловлено частое возникновение у детей этого возраста наружной и внутренней гидроцефалии (водянки мозга). Для гидроцефалии характерно чрезмерное на­копление в желудочках мозга и в подпаутинных пространствах спинно-мозговой жидкости, ведущее к увеличению объема головно­го мозга и размеров черепа с последующими стойкими остаточными явлениями в виде грубоорганического интеллектуального дефекта либо в виде расстройства эмоционально-волевой сферы с анома­лиями поведения па фоне формально сохранного интеллекта.

Лабильность водного обмена, ведущая к нарушению циркуля­ции спинно-мозговой жидкости и венозному застою, является час­той причиной возникновения у детей в первом возрастном крити­ческом периоде различных аномалий поведения. Кроме того, этот период характеризуется значительно выраженной способностью к компенсации извращенных или утраченных функций. Например, при выраженной гидроцефалии отмечаются небольшое количество симптомов поражения центральной нервной системы и хорошо со­хранившийся интеллект. Способность к компенсации нарушенных функций с возрастом полностью не утрачивается, но ограничива­ется.

В первом возрастном критическом периоде у ребенка совершен­ствуются ориентировка в пространстве, статика, динамика, коор­динация и процессы адаптации. К этому моменту у него уже хорошо выражена пластичность корковых процессов, происходит значи­тельное совершенствование функции пирамидной и экстрагшра- мидной систем, а также наблюдаются моторно-конструктивные и интеллектуальные дифференцировки.

В первом критическом периоде, наряду со значительной биоло­гической перестройкой в организме ребенка, у него формируются простейшие понятия и первые умозаключения, пробуждается актив­ность. Но взрослые, опекающие ребенка, нередко ограничивают его самостоятельность и активность, что на фоне повышенной реа­ктивности детского организма и характерной для этого возраста ребенка выраженности процесса иррадации возбуждения приводит к возникновению упрямства, капризов, негативизма с различными видами протеста, вегетативно-соматических расстройств в виде на­рушения формулы сна и аппетита, энуреза и дневных страхов. По­этому некоторые авторы характеризуют этот первый возрастной критический период как период упрямства. Во время него дети становятся более самостоятельными, но менее послушными, неред­ко теряют приобретенные навыки опрятности. Несмотря на совер­шенствование интеллектуальных функций и некоторую дифферен­циацию эмоций, формирование привязанностей к матери, отцу и другим близким людям и отрицательного отношения к некоторым лицам, одним из наиболее типичных негативных признаков это­го критического периода является упрямство и непослушание детей.

В этот период у многих детей возникают так называемые дет­ские неврозы, составляющие до 25% всех неврозов, возникающих в детском возрасте. Наиболее частыми формами неврозов является психогенное заикание, или логоневроз, избирательное отношение к пище или отказ от пищи, расстройство формулы сна, ночные, а иногда и дневные страхи, самые разнообразные атипичные судо­рожные припадки, а также приступы спазмофилии. Повышенная судорожная готовность обусловливается особенностями иррадации процесса возбуждения, обмена веществ в коре большого мозга, в частности лабильностью кальциевого обмена, высоким содержанием в ткани головного мозга воды, склонностью к расстройствам функ­ции органов пищеварения и диатезам. Среди детей этого возраста немало моторно расторможенных, непоседливых, непослушных, а также отличающихся пониженной активностью, апатией, боязли­востью, робостью и повышенной заторможенностью.

Детские и общие инфекции, интоксикации, закрытые черепно­мозговые травмы и другие неблагоприятные воздействия внешней и внутренней среды способствуют формированию у детей в первом возрастном критическом периоде грубого интеллектуального де­фекта, психопатическому развитию личности и возникновению пато­характерологических изменений личности с последующими дезор­ганизаторскими тенденциями. В ряде случаев шизофренический процесс начинается во время этого критического периода, однако выявляют его лишь в юношеском возрасте или у взрослых.

По мнению Г. К. Ушакова, большинство психопатологических состояний и психических болезней у детей начинается именно во время данного периода (1973).


Второй критический период развития ребенка соответствует возрасту от 8 до 10 лет. Г. Е. Сухарева (1959) считает, что наиболее характерной патологией поведения детей во втором возрастном критическом периоде является психомоторная расторможенность, усиление влечений, агрессивность, проявляющаяся активно в повы­шенной драчливости или пассивно в патологическом фантазирова­нии.

Биологической основой второго критического периода является прекращение деятельности вилочковой железы и в силу этого по­степенно уменьшающееся торможение функции половых желез. Кроме того, этот период характеризуется интенсивным расширени­ем функций коры большого мозга, усилением способностей к ана­лизу и синтезу и развитием процесса внутреннего торможения. При этом наряду с непосредственностью восприятий и переживаний бо­лее доступным и возможным становится обобщение с предвидением и предвосхищением будущего, вследствие чего расширяются и усложняются связи ребенка с окружающей средой, совершенству­ются интеллектуальные и речевые функции.

Для этого же периода характерны и значительные изменения в эмоциональной сфере в виде повышенного фантазирования, не­редко оторванного от реальности, перерастающего в мечтательность и прожектерство. Наблюдается также либо своеобразная скован­ность, либо (что бывает значительно чаще) расторможенность, бол­тливость и вертлявость. «Сложные нервно-гормональные измене­ния в организме ребенка в эти кризисные периоды, — пишет Г. К. Ушаков,— как бы знаменуют собой этап бурной перестройки организма и создают почву для более сложного последующего раз­вития. Они составляют естественное и необходимое качество опре­деленных этапов физического и психического развития ребенка. Однако бурные нервно-гормональные сдвиги при неблагополучных условиях жизни ребенка могут способствовать нарушению гармо­нии последующего физического и умственого развития его и возни­кновению нервно-психических расстройств. Поэтому в эти периоды жизни ребенок нуждается в особенно внимательном отношении со стороны окружающих его лиц и в устранении всех тех внешних вред­ностей, которые могли бы оказаться пагубными для его здоро­вья»[25].

По мнению Г. К- Ушакова, перенапряжение подвижности нерв­ных процессов у ребенка, возникающее в результате резкого из­менения его привычной жизненной ситуации, может оказаться осо­бенно неблагоприятным именно в этот возрастной критический период. Смена динамического стереотипа, помещение ребенка в детсад, в интернат, посещение им школы, воздействие неизвестных ранее раздражителей и другие неблагоприятные факторы обуслов-


ливают ранимость и повышенную истощаемость коры большого мозга. Реакции приспособления к изменяющимся условиям среды могут приобрести характер болезненной перестройки всей форми­рующейся личности ребенка, вплоть до серьезных нервно-психиче­ских расстройств. Школьная жизнь, само вступление в эту жизнь с необычайной обстановкой и множеством различных раздражителей может в отдельных случаях астеннзировать нервную систему школьника. Последнее обстоятельство требует индивидуального подхода, внимания, такта в обращении с учеником и знания его возрастных особенностей.

Так как перенапряжение, срыв и диссоциация корковых про­цессов сравнительно легко возникают из-за нервно-гуморальных сдвигов, выраженных в критическом периоде, то поэтому необходи­мо, чтобы педагог учитывал особенности учащихся. При условии положительного в педагогическом смысле влияния окружающей среды (воспитание с раннего детства общительности, расширение позитивного окружения ребенка, вовлечение его в коллективные игры, эмоционально окрашенные рассказы о совместной интересной жизни в дошкольных и школьных учреждениях, воспитание жела­ния в ребенке включиться в общую жизнь этих учреждений и др.) критический возрастной период может протекать безболезненно и незаметно.

Таким образом, физиологическое несовершенство корковой ней­родинамики и недостаточная зрелость других систем организма, с одной стороны, и неблагоприятное воздействие биологических и микросоциальных факторов — с другой, могут обусловливать в этом критическом периоде срыв психической деятельности, неадек­ватность поведения н трудновоспитуемость. Можно выделить два варианта ядра личности такого ребенка. При стеническом варианте с выраженными, но утрированными корковыми процессами начи­нает преобладать реакция протеста, утрачивается интерес к школе, появляются побеги из дому, импульсивные действия. При астени­ческом варианте к раздражительной слабости, повышенной чувстви­тельности и истощаемости постепенно присоединяются пссвдология, чувство тревоги, сентиментальность и слезливость.

Неблагоприятные условия микросреды, даже незначительное усложнение жизненной ситуации влекут за собой формирование в этом критическом периоде невротических, ипохондрических, психо­патических черт развития и эндогенных психозов. Клиническая практика и данные литературы (А. И. Стрельцова, 1968) показыва­ют, что более 60 % больных шизофренией заболевают во втором и третьем критических периодах, по выявляется это заболевание в большинстве случаев у взрослых. Изучение анамнеза взрослых, болеющих неврозами, указывает на то, что до 40% их были невро­патами в детстве, но не подвергались медико-педагогическому кор­рекционному воздействию.


ч Третий критический период — пубертатный, или период полового созревания, соответствует возрасту от 12 до 16 лет. Это один из наиболее важных, трудных и своеобразных этапов в развитии под­ростка. С биологической точки зрения этот период характеризуется выраженными эндокринными изменениями, обусловливающими процесс полового созревания, интенсивным ростом всех систем ор­ганизма и совершенствованием функций коры большого мозга. Вне­запно возникающие отклонения в поведении подростка в этом воз­растном периоде обусловлены, по-видимому, не только указанными факторами, но и социальными условиями.

В этот период наиболее типичными являются изменения, обу­словленные усилением функции половых желез, с чем связано свое­образие внешнего облика подростка: угловатость вследствие вре­менного нарушения пропорций тела, порывистость, резкость дви­жений, склонность к гримасам, неумение владеть тембром и силой голоса и др. Усиление деятельности щитовидной железы, иногда наблюдаемое в этот период, сопровождается учащенным сердцеби­ением, быстрой утомляемостью, исхуданием или чрезмерным отло­жением жира, повышением влечения к пище, игнорированием опас­ности или чрезмерной трусливостью.

Значительные изменения происходят в нервно-психической сфе­ре и в поведении подростка. Так как к 13-летнему возрасту завер­шаются морфологическое развитие лобных долей полушарий боль­шого мозга, образование многочисленных связей между корой и подкоркой, совершенствование личностных особенностей, то психика подростка отмечается значительным своеобразием. Формируются мировоззрение и самоутверждение, проявляются значительные по­знавательные способности, любопытство и любознательность, отме­чаются самоанализ, мудрствование, «копание в себе», тревога о будущем и усиление эгоцентризма, при этом особенно выражены стремление к самостоятельности и повышенная активность. Неред­ко появляются неуверенность в себе, чувство собственной малоцен- ности, никчемности существования.

Несоответствие в развитии сердца и сосудов, в частности узость сосудов (аорты), приводит к нарушению кровообращения, что яв­ляется причиной учащения сердцебиения, головокружений и обмо­рочных состояний, способствует еще большему усилению пережи­ваний. Наиболее дисгармоничное течение пубертатного периода отмечается у подростков с врожденной или приобретенной в течение жизни церебрально-эндокринной неполноценностью, а также у пе­дагогически запущенных.

Педагогическая и клиническая практика показывают, что вер­шина кривой, выражающей начало трудновоспитуемости и антиоб­щественного поведения, независимо от личностных особенностей ребенка в прошлом, чаще всего совпадает с пубертатным периодом.

У мальчиков и девочек в этом периоде на фоне соматической и нервно-психической перестройки, различных трофических рас­стройств, неустойчивости температурной регуляции, нарушения сна, повышенной утомляемости и головной боли могут появляться раз­личные отклонения в поведении, наблюдаться локальные и генера­лизованные судороги, демонстративные попытки к самоубийству, которые в большинстве случаев имеют налет театральности, но мо­гут и реализоваться.

У девочек-подростков появляется наклонность к вымыслам сек­суального содержания, оговоры об изнасиловании, утверждения о беременности и др. У мальчиков также отмечается стремление при­влечь внимание к своей особе, что достигается различным фантази­рованием, самооговорами об участии в воровстве, насилиях, разбое и другими вымыслами.

Психологические противоречия этого периода П. Б. Ганнушкин описывает следующим образом: «Никогда нельзя знать, что при­несет с собой этот возраст, и родители всегда со страхом ожидают от него всевозможных неожиданностей. Подростки делаются непо­седливыми, беспокойными, непослушными, раздражительными. Ес­тественный и здоровый протест против злоупотребляющих своим авторитетом старших вырастает в бессмысленное упрямство и же­лание противодействия всякому разумному совету. Развиваются за­носчивость и самоуверенность. Сдвиги в моторике делают подростка неуклюжим и создают у него одновременно ощущение растущей силы и чувство острого недовольства собой. Наличие только что пробудившихся новых влечений при отсутствии еще вводящего их в определенные границы серьезного содержания, страстное искание признания со стороны других собственной значительности и зре­лости при отсутствии возможности этого добиться реальными сред­ствами — все это побуждает юношу ставить себе явно недостижи­мые цели, желать большего, чем он может добиться, и придает его мимике и жестам характер манерности и ходульности, а всему об­лику —• оттенок напыщенности и театральности»[26].

По данным Г. Штутта (1967), школьные прогулы, побеги, бро­дяжничество отмечались у 0,5% школьников Гамбурга в возрасте 8—16 лет (в основном в 13—14 лет). Этот синдром среди безнадзор­ных детей по своей частоте следует непосредственно за воровством (56,6 % мальчиков и 34,4 % девочек среди воспитанников детских приютов). Освобождение от зависимости и подчиненности (реакция эмансипации) проявляется в игнорировании педагогического авто­ритета, стремлении высвободиться из-под контроля семьи и учите­ля, что нередко приводит к побегу из дома. В 1970 г. в США убе­жало из семей и интернатов более 600 тыс. подростков.

Стремление к самостоятельности в пубертатном периоде и не­терпимость к опеке нередко сопровождаются конфликтами в семье, школе и с товарищами. Если родители и педагоги не учитывают того, что период полового созревания у ребенка имеет дисгармонич-


ное течение, то он становится грубым, непослушным, озлобленным и дерзким. В этом состоянии у него могут возникнуть взрыв по типу короткого замыкания, агрессивное состояние с попытками к самоубийству, он может убежать из дома.

Причины самоубийств в детском, подростковом и юношеском возрасте не всегда легко выяснить, но следует констатировать, что это явление противоестественное. Решиться на такой поступок может только тот ребенок, который вследствие целого ряда обстоя­тельств поставлен в необычайно сложные и противоречивые усло­вия существования. Ответственность за такой поступок лежит на семье, школе и лечебном учреждении. Среди возможных причин и мотивов самоубийств у детей школьного возраста определенную роль играют острые психические заболевания, неуравновешенность, обусловленная возрастными критическими периодами развития, чрезмерно усложненная жизненная ситуация, депрессии с последу­ющими взрывами типа короткого замыкания, чувство ненависти и вины, желание отомстить родителям, педагогам, товарищам и дру­гие факторы.

Утрированное и дисгармоничное течение второго и третьего кри­тических периодов развития может способствовать фиксации под­ростка на неумеренном честолюбии, непомерном домогательстве, обособленности, разочаровании с последующим нарушением пове­дения, вплоть до покушения на самоубийство. Способствуют этому также постоянные или эпизодические острые травмирующие ситуа­ции, порицания со стороны любимого учителя, матери или отца. Не меньшее значение имеют отчаянные поступки в связи с эроти­ческими и другими переживаниями, ведущими к стремлению пока­рать себя или путем самоубийства отомстить другим. Родителям и педагогам нужно быть в этом отношении очень внимательными. Педагогические, по существу психотерапевтические, усилия должны быть направлены на коррекцию поведения ребенка и внушение ему других представлений о нем самом и его действиях. Далеко не во всех случаях мы знаем, в чем состоит сложный внутренний мир школ!.пи ка, какие проблемы его волнуют. В буржуазной литерату­ре, прославляющей американский образ жизни, приходится сталки­ваться и с озабоченностью неблагополучным положением с амери­канской молодежью. Американский социолог Э. Шур пишет по этому поводу следующее: «Американское общество преступно, по­скольку оно является обществом неравноправных, оно участвует в массовых насилиях за рубежом, в наших культурных ценностях есть элементы, порождающие преступность. Американское общество преступно, поскольку оно «создало» дополнительные преступле­ния»[27]. В США среди всех лиц, арестованных за серьезные преступ­ления, 49 % составляли подростки до 18-летнего возраста. В 70-х годах на 100 тыс. населения в ФРГ приходилось — 35, Японии — 25,

Австрии и Дании — 23, Швейцарии—17, Франции—16 случаев самоубийств.

Самоубийства подростков нередко представляют собой остро, импульсивно возникающую социальную патопсихологическую дезадаптацию, обусловленную влиянием экзогенных и эндогенных факторов. По данным советского психиатра Д. Д. Федотова и соавт. (1978), анализировавших 86 случаев суицидальных попыток у лиц в возрасте от 9 до 18 лет, причииы их были самыми разнообразны­ми. Но главная роль в осуществлении этих попыток принадлежала психопатической наследственной отягощенпости, эндокринной пере­стройке с дисгармонией психофизического развития, психическим травмам, семейным конфликтам, несправедливому жестокому на­казанию и оскорблению, исходящему от родителей и др.

Патологические реакции в третьем возрастном критическом периоде проявляются повышенной раздражительностью, неустойчи­востью настроения, стремлением решать «жизненные проблемы». Психическая травматизацня, неблагоприятные условия микросоци- альной среды еще больше усложняют процессы перестройки орга­низма ребенка в пубертатном периоде.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 9; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.025 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты