Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ОДИН НА ОДИН

«Джорджи, больно! И совсем не смешно! Ты меня не слушаешь? Джорджи! Джорджи!»

Но это был внутренний голос. Далекий внутренний голос. Иногда слова слышались более или менее отчетливо, иногда Нэнси ничего не могла разобрать. Наконец она поняла, что слушает всего лишь собственные мысли.

Когда она пришла в себя, то не могла даже приблизительно сказать, как долго лежала без сознания.

— Джорджи! — крикнула она и тут же сморщилась от боли. Крик отдавался в голове острой болью. Она пощупала затылок и обнаружила здоровенную шишку.

Лежа на полу и таращась на пласты пыли, Нэнси вдруг вспомнила языки пламени, которые видела через чердачное окно. Собрав все силы, она заставила себя подняться.

— Джорджи! — еще раз позвала Нэнси, ковыляя к окну.

Уткнувшись лбом в стекло, она с облегчением вздохнула. Пока спецэффекты Бо Аронсона «работали» только на другой стороне улицы, в доме Макколей.

Силы к Нэнси постепенно возвращались, и она доплелась до порога. Но дверь чердака оказалась запертой, хотя Нэнси не могла вспомнить, чтобы закрывала ее.

Дверная ручка крутилась, скрипела, но дверь не поддавалась.

«Ну же, попробуй еще раз!» — заставляла себя Нэнси, поворачивая ручку до отказа то вправо, то влево, со всей силы толкая дверь.

— Джорджи! — завопила она и заколотила в дверь кулаками. Потом стала швыряться коробками в стены в надежде, что Джорджи услышит шум и поднимется наверх. Но все было тщетно.

Вся надежда была на окна. Первое Нэнси открыть не удалось — оно было заколочено. А вот второе должно было открыться. Она же помнит, что из него в прошлый раз вылетела птица.

Но и оно не открывалось. С упавшим сердцем Нэнси предположила, что кто-то заколотил его с той стороны.

«Что происходит?» — задала она вопрос самой себе.

Неожиданно послышались шаги. Нэнси затаила дыхание. Это был тот же звук, который она уже слышала сегодня утром. Кроссовки по крыше.

Надо немедленно выбираться отсюда! Иначе, если начнется пожар, она окажется в ловушке.

Нэнси подняла кусок плотного картона и разбила оконное стекло.

Может, кто-нибудь на той стороне заметит ее?

Торчащие из рамы осколки она вышибла ногой. Протиснулась в оконце и оказалась на крыше.

В лунном свете перед ней стояла одинокая фигура.



— Крис! — ахнула Нэнси.— Крис Теппингтон!

Фигура застыла.

— Не надо ничего поджигать. Пожалуйста, Крис, я умоляю тебя!

— Тебя предупреждали, чтоб держалась подальше,— рявкнул на нее Крис.

Нэнси сделала шаг вперед. Щелкнула зажигалка— и маленький огонек осветил лицо Криса.

— Не подходи!— сказал он.— Или я сейчас же подожгу крышу.

Нэнси увидела под ногами Криса скрученный из газет факел, пропитанный бензином. В таком отчаянном состоянии он действительно был способен на поджог. Единственный шанс — заговорить его, отвлекая и выигрывая время. Она очень надеялась, что кто-нибудь из киношников или прохожих на улице услышит их снизу и поднимет голову.

— Я нашла в твоем чемодане фотографию Памелы Теппингтон,— сказала Нэнси.

— Ты хочешь сказать, украла.

— Нет, я просто вернула ее на то место, где ей положено быть: в альбом твоего отца.

— Подумайте только, какая счастливая догадка!

— Вовсе не догадка, я это вычислила,— ответила Нэнси.— Когда я увидела фотографию и сделала кое-какие прикидки, то поняла — это должен быть ребенок Алана. А уж после нетрудно было догадаться, что «Т» на твоем чемодане означает Теппингтон. Я только не поняла, что такое «А»? — спросила Нэнси, хотя, как ей казалось, она уже знала ответ.



— Алан — это в честь отца. Смешно, правда? — сказал Крис.— Что ж, мозги у тебя действительно работают, но ты меня не остановишь.

— Да, я совсем забыла про лекарства! — поспешила добавить Нэнси.— Ты потерял таблетки от астмы?

— Да. Аллергия — это у нас наследственное.

«Говори что-нибудь, Нэнси! Заставь говорить его! Отвлеки его! Мели все, что угодно, только не дай ему поджечь дом!»

— А почему ты оторвал свою фамилию с рецепта? — Нэнси как ни в чем не бывало уселась на крыше, будто вела дружескую беседу с приятелем на крыльце собственного дома.

— Потому, что мой врач в Лос-Анджелесе выписал рецепт на мою настоящую фамилию — Теппингтон. Я не хотел, чтобы в группе об этом узнали.

— Так вот откуда ты знал, что у Алана Теппингтона аллергия на ананасы! А я не догадалась... Вот почему ты позвонил мне! Ты хотел, чтобы я узнала твой голос и поймала тебя. Ну, признайся!

В этот момент яркий луч света упал на крышу дома. Крис зажмурился. Нэнси украдкой посмотрела вниз. Ее надежды оправдались: внизу услышали их голоса, и сейчас на крышу особняка Фенли был направлен огромный «солнечный» прожектор.

— Крис, я не знаю, что произошло у вас с отцом...— начала было Нэнси, но Крис перебил ее:

— Ничего! Между нами вообще ничего не было! Целых двадцать лет — ничего! Он знал, что мать беременна, и все же они расстались. И он ни разу не пришел, ни разу даже не позвонил. Ты можешь себе представить? Ну нет, теперь моя очередь сделать ему больно.

Нэнси отвернулась от яркого света и увидела, что в тени дома кто-то карабкается вверх по высокому дубу. К несчастью, заметил это и Крис.

— Не приближайтесь ко мне, или я подожгу дом! — крикнул он, опустив зажигалку так, что до газеты оставалось всего несколько дюймов.

— Крис, ничто не оправдывает того, что ты сейчас собираешься сделать,— сказала Нэнси. Крис засмеялся ей в лицо.

— Неужто? А как бы поступила ты? Что бы ты сделала, если б всю жизнь считала, что у тебя нет отца, что он ушел из твоей жизни, а потом вдруг, спустя двадцать лет, в каком-то странном городишке, постучав однажды в дверь, увидела бы его? И он стоял бы перед тобой как ни в чем не бывало...

Слова Криса глубоко задели Нэнси. Она вспомнила стоящую на туалетном столике фотографию своей матери, которая умерла, когда Нэнси было три года.

— Не знаю,— вздохнула она.— Может, я обняла бы его.

— Что ты понимаешь? — возмутился Крис.— Двадцать лет он меня не видел — и вдруг полюбит как родного?

— Ну, я не знаю других способов,— сказала Нэнси.— Поджечь дом отца, до смерти напугать его девочек — кстати, твоих сводных сестер — это тоже не выход.

Крис глубоко вздохнул и посмотрел на зажигалку.

— Видишь, они там внизу — они ждут шоу. Свет! Камера! Мотор!

Нэнси бросилась к Крису, но, оступившись, упала и заскользила по крыше.

— Ой! — закричала она от боли, обхватив левой рукой правую.

Крис бросился ей на помощь.

Нэнси протянула к нему правую руку. Она была вся в крови.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 4; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ЧЕРДАЧНЫЕ СЮРПРИЗЫ | ОТЕЦ И СЫН. — А, чтоб тебя! — орал Крис.— Черт тебя дернул упасть!
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты