Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Взаимозависимость и соотношение следующих факторов: уровня образования, состояния опьянения, поведения потерпевшего 2 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

Лицо может быть убито (тяжкий вред здоровью в таких ситуациях — свидетельство неудачи преступника), если оно является владельцем имущества, на которое посягает преступник, или обладает правом на имущество, которое преступник стремится получить. В подобных си­туациях преимущественно действуют преступники и потерпевшие, со­стоящие в родственных отношениях или, во всяком случае, знакомые друг другу.

Другую часть ситуаций составляют такие, где потерпевшие не знают преступников. Это разбойные нападения на улицах, вне жилых помеще­ний, на транспорте и в других местах. Роль потерпевшего в указанных


ситуациях, если иметь в виду их завязку, нейтральна. Потерпевшие как таковые значимы для преступления лишь в силу роли, исполняемой ими в определенной ситуации.

Опасность оказаться жертвой нападения, как уже отмечалось, незави­симо от поведения, может быть связана с необходимостью выполнения лицом служебных обязанностей. Имеется в виду не вмешательство в си­туацию, которое обращает действия преступника на потерпевшего, а само исполнение роли, привлекающей внимание преступника независимо от конкретных действий этого лица. Преступником руководит убеждение, что данное лицо располагает крупными суммами денег, необходимым преступнику оружием, своим присутствием мешает проникнуть в нуж­ное помещение. (Потерпевшие в таких ситуациях — работники милиции, шоферы такси, охранники, сторожа, продавцы и др.)

Человек может оказаться потерпевшим, если он является препят­ствием для преступника в завладении жилой площадью. В принципе, эти ситуации по исходным моментам аналогичны разбойным нападе­ниям. И в этих ситуациях потерпевший ведет себя нейтрально: он «неудобен» преступнику, потому что он существует в данном конкрет­ном качестве.

Примером могут служить убийства одиноких пожилых владельцев приватизированных квартир с целью завладения ими. В последние годы разоблачены организованные преступные группы, совершавшие такие преступления.

Не часто, но встречаются ситуации физического уничтожения лица, располагающего сведениями, разглашение которых нежелательно пре­ступнику. Это могут быть сведения о преступном поведении, но не обязательно. Имеет значение лишь то, насколько сохранение их в тай­не важно для преступника.



Значительное число потерпевших, поведение которых было нейт­ральным в механизме преступления, составляют люди, убитые или получившие тяжкий вред здоровью от случайно встреченных пре­ступников, оказавшиеся во внезапно возникших и быстро развиваю­щихся ситуациях, где они не Могли ни правильно сориентироваться, ни действовать спасительным для себя образом. Поведение потерпев­ших в таких ситуациях никакого импульса действиям преступника не дает, так же как и не создает условий, способствующих соверше­нию нападения.

Ч4еловек может оказаться потерпевшим из-за ошибки преступника, принявшего его за другого. Каковы бы ни были мотивы преступления,


для потерпевшего ситуация остается совершенно неожиданной и слу­чайной.

Ситуациями, в которых потерпевший практически «представитель­ствует» за другое лицо, своим поведением демонстрируя нейтральное положение в развитии событий, являются убийства на почве мести. Правда, здесь могут сочетаться нейтральные моменты поведения с точ­ки зрения объективно толчковых характеристик и неосмотрительность потерпевшего, если по условиям ситуации он мог и должен был пред­полагать возможность нападения на него. К таким «представительским» ситуациям следует также отнести случаи совершения убийства должно­стных лиц или причинения тяжкого вреда их здоровью преступниками, мстящими за увольнение с работы, привлечение к ответственности, взыскание за причиненный ущерб, и др. Например, убийство ру­ководителя учреждения за то, что преступник уволен с работы, хотя кон­кретное решение об увольнении принимал не сам руководитель; убий­ство судебного или прокурорского работника потому, что другие работники этих учреждении в свое время привлекли к ответственности преступника. Есть и другие ситуации этого плана. Поведение потерпев­ших в процессе возникновения преступления во всех этих случаях ней­тральное, оно не толчковое, не создает соответствующих условий пре­ступнику, сами потерпевшие не предполагают о существующей для них опасности.1



Типология жертв

(потерпевших от умышленных убийств

и причинения тяжкого вреда здоровью)

Жертвы насильственных преступлений против жизни и здоровья характеризуются как положительными, так и негативными личност­ными чертами, проявляющимися в виктимном поведении.

Для потерпевших с положительным поведением характерны требо­вательность, смелость, решительность (12,4%). Для потерпевших с не­гативным поведением определяющими являются: (агрессивность — 24,5%, грубость, невыдержанность—6,4%, деспотизм в отношении близ­ких, родных — 4,3%, неуживчивость — 8,6%, алкогрлизм — 37,6%, поло-

1 Спецификой поведения отличаются пассивные потерпевшие от истязания (ст. 117 У К РФ), принуждения к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (от. 120 У К РФ), неоказания помощи больному (ст. 124 У К РФ) и оставления в опасности {ст. 125 У К РФ), но это предмет самостоятель­ного исследования.


вая распущенность — 7,8%, неразборчивость в выборе знакомых —31,9% (в том числе по доверчивости —19,3%, по склонности к легкомысленно­му времяпрепровождению — 12,6%), жадность, корысть — 1,7%, некри­тичность - 23,6% [128, с. 103-104].

По виктимологической значимости на первое место среди типов по­терпевших от убийства и причинения тяжкого вреда здоровью следует поставить агрессивный тип. В классификации жертвы этого типа пред­ставлены как агрессивные насильники (нападающие) и агрессивные провокаторы (провоцирующие в иной форме). Это жертвы, виктим-ное поведение которых (негативное и даже преступное) послужило толчком к причинению им вреда.

Специфика типа агрессивного насильника (в меньшей степени и агрессивного провокатора) определяется тем, что он близко стоит к типу насильственного преступника, а нередко полностью с ним со­впадает. Поэтому подробно описывать типы потерпевших этой кате­гории нет смысла. Проще позаимствовать психологические характе­ристики у «чистой» криминологии. Здесь достаточно ограничиться моделью социально-психологического облика, включающей и основ­ные, «ведущие» характеристики, и мотивационную сферу (исходные корыстного, сексуального, хулиганского поведения). Однако и у та­ких потерпевших (крайний случай — «потерпевший-преступник») есть черты, отличающие их от аналогов, которым вред не причинен. Это пониженная критичность, а также очевидное неумение управ­лять своим поведением даже в предвидении его виктимных послед­ствий.

Тип агрессивного насильника включает два типа (или подтипа): аг­рессивного насильника общего и избирательного плана.

Ведущие социально-психологические качества личности у них ана­логичны, с той лишь разницей, что их агрессивность имеет различную адресность.

Тип потерпевшего агрессивного насильника (в классификации жертв — агрессивный насильник) Выглядит следующим образом: мужчина в возрасте 26—40 лет (реже — более старшего или младшего возрасту); образовательный и культурный уровень низкий; представ­ления, интересы и потребности примитивные; физически, как прави­ло, развит хорошо, но преимущества своего физического развития переоценивает; потенциально опасные для себя ситуации, как со­зданные им самим, так и те, в которых он оказался неожиданно, оце­нить критически не умеет; перспективу развития ситуации видит


плохо; возможности противника оценивает «с принижением»; вспыльчив, резок, агрессивен, плохо владеет собой, мстителен; спир­тные напитки употребляет неумеренно; корыстен; чувство призна­тельности, благодарности развито слабо; груб, охотно идет на конф­ликт; страхующий момент социальных связей (родственных, дружеских, производственных) переоценивает. Иногда истеричен, страдает отклонениями в половой сфере и психике. Установка лич­ности — антиобщественная насильственная. Это тип человека, кото­рый демонстрирует негативное аморальное, противоправное, в том числе и преступное толчковое поведение, опасное и для других, и для него самого.

Следует различать два варианта этого типа. Агрессивный насиль­ник общего плана реализует указанные негативные личностные каче­ства в ситуациях, где причинителем вреда может быть лицо, с которым его ничто не связывало. Избирательно агрессивный насильник, наобо­рот, как правило, является родственником, знакомым, сослуживцем и т. д. причинителя вреда. Именно для избирательно агрессивного на­сильника характерна переоценка страхующего момента социальных связей.

Типичные жертвы собственной агрессии — боевики организован­ных преступных формирований (преступники-жертвы).

Потерпевшие этого типа составляют 16,2% от общего количества, в том числе общего плана — 4,0% и избирательно агрессивные — 12,2%.

Другой тип агрессивного потерпевшего — мужчина в возрасте 30-50 лет (реже иного возраста), обладатель тех же негативных качеств, что и указанный выше агрессивный насильник, но физически недостаточно сильный. Знает это хорошо и болезненно переживает, опасных для себя последствий не допускает, в случае активного противодействия нередко обращается в бегство или занимает уничижительную позицию. Иначе говоря, это тип слабосильного, трусливого, злобного, некритичного, обидчивого, с гипертрофированными претензиями человека. С причи­нителем вреда он чаще находится в стабильных отношениях; его агрес­сивные действия (приставание, оскорбления) реже обращаются на лиц, ему совершенно незнакомых. У потерпевших этого типа — антиобще­ственная насильственная установка личности. В классификации этот тип проходит как агрессивный провокатор общего плана или избира­тельно агрессивный провокатор.

В общем количестве жертв потерпевшие этого типа составляют 15,4%, в том числе избирательно агрессивные — 11,6%.


Специфическая жертва, относящаяся к категориям избирательно агрессивных насильников и провокаторов, — семейный деспот (тип, исключительно показательный в виктимологическом плане).

Семейный деспот — это мужчина в возрасте 25—45 лет (реже — бо­лее молодого или пожилого возраста); культурный уровень низкий, образование нередко начальное; правосознание примитивное; пьяни­ца, грубиян, способен на любое оскорбление без причины; убежден в своей безнаказанности и праве на физическую расправу с членами се­мьи, повода к такой расправе вообще не ищет или пользуется любым; не терпит никаких возражений; жену, детей вечно упрекает в том, что материально их содержит, хотя это и не всегда так. В интимных отно­шениях с женой (сожительницей) груб, циничен. Нередко труслив: издевается над членами семьи, которые физически слабее его (женой, дочерьми), избивает их. Сыновей-подростков или взрослых трогает реже, но часто становится их жертвой или «в счет прошлых обид», или при защите от него других членов семьи. В своем «активе» име­ет супружеские измены, уходы из семьи. Нередко страдает ослабле­нием половой потенции и, как следствие этого, озлоблен на жену, истеричен, в ряде случаев — налицо психопатические отклонения. Вымещает свои мнимые и действительных обиды не только на жене, детях, но и на вещах, мебели и т. д. По сути дела, некритичен, плохо понимает потенциальную опасность своего поведения. По мере упад­ка сил с возрастом, болезнями и физическим становлением детей от насильственных действий вынужденно отказывается, становится жа­лобщиком: обращается с требованиями о защите от жены и детей, ко­торые «плохо к нему относятся, не уважают». Тип семейного деспота может сочетаться с проявлениями чисто хулиганского свойства, но это бывает сравнительно редко. Обычно семейные деспоты замыка­ются в узком кругу семьи, где им «все позволено». К тому же это лица корыстные, никогда не отказываются от материальной помощи, тре­буют ее от детей.

Это тип в определенной мере динамический: здесь есть очевидные изменения во времени, однако отнести его следует к категории изби­рательно агрессивных насильников. Всего таких потерпевших — 1,8%.

Другой тип семейного деспота — мужчина среднего или пожилого возраста, образовательный уровень достаточно высок. Это холодный, жестокий, спокойный, выдержанный педант, убежденный, что имеет право на все по отношению к жене и детям, что не преследуется по за-


кону. Рукоприкладством по отношению к жене не занимается, но физически наказывает детей, делая это с наслаждением, по заранее продуманной процедуре. Жену и детей всячески унижает, демонстри­руя их зависимость от него. Эгоистичен, необщителен, спиртные на­питки употребляет умеренно и издевается над семьей чаще в трезвом виде. Это типичный «садист-словесник», подлый, злобный, низкий, но трусливый. Он карьерист и более всего боится потерять лицо в глазах окружающих.

По классификации — это избирательно агрессивный провокатор. В общем количестве потерпевших этот тип составляет 2,5%.

Тип потерпевшего — избирательно агрессивного провокатора, для которого движущим мотивом является сексуальный, — мужчина в возрасте 20—30 лет (реже старше), образование не ниже среднего, культурный уровень достаточно высок, или, по крайней мере, обла­дает определенным внешним лоском, любитель «красивой жизни» — ресторанов, выпивок, женщин. Некритичен. Непосредственно в опас­ных ситуациях ведет себя активно, стремится оказать сопротивление. Однако нередки ситуации, когда он находится в беспомощном состо­янии (например, сон, состояние опьянения).

Этот тип потерпевших составляет 3,9% от общего числа потерпевших.

Другой тип избирательного агрессивного провокатора сексуального плана — мужчина, чаще среднего и пожилого возраста; образователь­ный уровень — от начального до высшего; семейное положение любое (женат, разведен, холост); психофизические качества — самые различ­ные; образ жизни — от внешне идеального до связанного с соверше­нием преступления и отбытием наказания. Основное качество личнос­ти, порождающее виктимность, — гомосексуальность. Практически на основе этого негативного личностного качества существуют два типа потерпевших:

а) вежливый, культурный, спокойный человек, рафинированный интеллигент, нередко — работник творческого труда;

б) грубый, внешне неопрятный, резкий, нетерпимый, злоупотребля­ющий спиртными напитками, нередко ранее судимый, готовый «защищать свои права на партнера».

Для потерпевших этих типов характерны, с одной стороны, осто­рожность, боязливость, склонность к перестраховке, а с другой — не­способность отказаться от своих намерений по Соображениям риска. В итоге они становятся жертвами лиц, к которым обращаются с непри-


личными предложениями, или своих «конкурентов». Поведение и тех и других толчковое, провокационное.

Потерпевших этого типа — 0,8% от общего количества.

В категории избирательно агрессивных провокаторов женщины представлены следующим типом: 20—35 лет, замужняя (имеющая со­жителя); образовательный и культурный уровни невысокие; часто не­умеренно употребляет спиртные напитки; грубая, резкая в обращении, бестактная, намеренно и легко идет на скандал, опасность, возникаю­щую в результате этого, оценивает некритически, легкомысленна, из­меняет мужу, причем не стремится это скрыть; часто не желает сохра­нить семью и требует от мужа, чтобы он оставил ей жилую площадь. При систематических скандалах угрожает обращением в милицию, щ очень редко в действительности это делает. При обращении не пренеб­регает ложными показаниями.

Другой вариант агрессивного провокатора — жена, изменяющая мужу, но скрывающая свою связь. Здесь провокация выступает как неосторожность потерпевшей. Всего потерпевшие этого типа состав­ляют 3,1%.

Наиболее распространенный тип пассивного потерпевшего (пас­сивной жертвы) — это женщина 20—35 лет, замужняя (имеющая сожителя), с низким образовательным и культурным уровнем, роб­кая, легко внушаемая, поддающаяся посторонним влияниям, с обо­стренной стыдливостью, обременена детьми, материально зависит от мужа, терпит его побои и угрозы, издевательства, правосознание низ­кое. Противодействия мужу не оказывает, в милицию, суд не обраща­ется, а если и обращается, то просит затем дело прекратить. Отноше­ние мужа воспринимает как плохое, но вполне объяснимое тем, что «выпивает»; негативное отношение к возможности обращения за за­щитой мотивирует страхом остаться без материальной поддержки, нежеланием «выносить сор из избы», опасением новых побоев. Это тип пассивной потерпевшей, в большинстве случаев объективно спо­собной к сопротивлению и к тому же некритичной.

Такие потерпевшие составляют 16,0% от общего числа потерпев­ших.

Также тип пассивного потерпевшего (пассивной жертвы) — женщи­на легкого поведения; возраст любой, уровень образования и культу­ры — невысокий, пьяница, нечистоплотна, в половом отношении рас­пущенна, нередко больна венерическими заболеваниями, совершенно некритична — опасности возникающих ситуаций не сознает. Часто на-


пинается до такой степени, что приводит себя в беспомощное состо­яние и становится жертвой садистского надругательства. Лжива, не­искренна, в милицию никогда не обращается (например, по поводу побоев), а если оказывается в больнице, дает ложные показания. Свой образ жизни скрывает, но иногда им даже бравирует. К труду испыты­вает отвращение.

В ином варианте этого типа в дополнение к указанным личностным чертам следует отметить грубость, наглость, бесстыдство; при случае способна и совершить кражу у партнера, и шантажировать его, исполь­зуя опасение огласки.

Это тип пассивного и некритичного потерпевшего, а во втором варианте — избирательно агрессивного провокатора корыстного плана.

Потерпевших этого типа мало — 1,3% от общего количества, но они очень показательны в виктимологическом отношении.

К типу пассивного, в значительной мере некритичного потерпевшего (и способного, и не способного к сопротивлению) относится также муж­чина пожилого или преклонного возраста; с преступником связан род­ственными или иными стабильными отношениями; образовательный и культурный уровень низкий; робкий, спокойный, старается избежать скандалов, на оскорбления не отвечает; некритичен: не видит опаснос­ти и перспективы развития ситуации, в которой находится; пра­восознание низкое, за защитой не обращается, готов простить даже побои. Стремится подыскать оправдание негативному поведению пре­ступника. Физически нередко слаб, материально зависит от преступ­ника. В ситуации, которая в конечном итоге выливается в убийство или покушение на убийство, находится длительное время, иногда годы (таких потерпевших — 4,9%,).

Тип пассивного потерпевшего с сексуальной мотивацией — это
гомосексуалист, не умеющий оказать сопротивления, принуждаемый
к сожительству и становящийся жертвой в результате конфликтов
между претендентами на него или попытками порвать с половым парт­
нером. '

Для большинства потерпевших в той или иной мере характерна не­критичность, однако можно выделить тип некритичного потерпевше­го. Некритичность решающим образом определяет виктимность жертв этого типа. Это мужчина любого, возраста, от молодого до пожилого, но чаще всего — среднего; неумеренно употребляющий спиртное; об­разовательный уровень может быть любым; незлоблив, доверчив, лег-


ко заводит знакомства и к выбору знакомых относится некритически; понимание опасности таких знакомств, как и критическое осмысление потенциально опасных ситуаций, отсутствует; в состоянии опьянения и даже в трезвом виде бездумно поддается на предложения преступни­ка где-либо уединиться для встречи с женщиной или для распития спиртных напитков. Непосредственно в момент осознания опасности ведет себя по-разному: активно сопротивляется, пытается скрыться, пассивен и т. д.

Это тип некритичного потерпевшего, создающего обстановку, спо­собствующую совершению преступления. Потерпевшие этого типа со­ставляют 6,2% от общего количества.

Тип инициативного потерпевшего — это, как правило, мужчина (зна­чительно реже женщина), возраст от 18 до 45 лет, но в более редких случаях и старше; образовательный уровень любой, но в основном не ниже среднего; физически развит нормально; смел, решителен, отзыв­чив, принципиален, искренен, добр, требователен, готов рисковать. Критичность, понимание опасности ситуации и ее конечных" послед­ствий снижены, однако возможна и самонадеянность при понимании опасности; действует рискованно. Этот тип потерпевших составляет 23,4% от общего количества потерпевших.

4.2. Половые (сексуальные) преступления: жертвы и ситуации

Преступления против половой свободы и половой неприкосно­венности или, иначе, половые преступления, затрагивают интимную сферу жизни человека.

Эту сферу, по меткому определению известного ученого А. Г. Хар-чева, «охраняют не только стены дома, квартиры, но и такие эффек­тивные психологические силы, как чувство скромности, стыдливости, личного и семейного достоинства» [157, с. 18]. В криминологическом плане понятие половых преступлений охватывает преступления, пося­гающие на половую свободу и половую неприкосновенность личности, а также на нормальное половое развитие и воспитание детей. К числу этих преступлений относятся:

1) изнасилование (ст. 131 УК);

2) насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК);

3) понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 УК);


4) половое сношение и иные действия сексуального характера с ли­цами, не достигшими 14-летнего возраста (ст. 134 УК);

5) развратные действия (ст. 135 УК).

Общественная опасность этих преступлений различна: от сравни­тельно небольшой (ст. 133,134 У К) до максимально высокой (ст. 131, 132 УК). По-разному они представлены и в структуре рреступности.

Криминологические характеристики половых преступлений неот­делимы от анализа и оценки отношений, связывающих преступников и их жертв. Данное обстоятельство имеет особо важное значение для этой группы преступлений.

В равной мере важно изучение поведения потерпевших от половых преступлений, так как для некоторых из них характерно добровольное участие, своеобразное способствование преступнику, совершенно не­типичное для подавляющего большинства других преступлений.

Это прежде всего относится к лицам, не достигшим 14-летнего возра­ста — добровольным партнерам взрослых в половых сношениях или иных действиях сексуального характера (ст. 134 УК). Ситуации этих преступлений возникают не только по инициативе преступников, но и потерпевших, чаще всего сохраняются ими в тайне (отсюда огромная латентность). Цели, которые преследует преступник, в принципе, оче­видны. Мотивы, лежащие в основе поведения добровольной жертвы, могут совпадать с мотивами преступника, но могут быть и отличными. Изучение немногих материалов по этим преступлениям не позволяет ранжировать мотивы и цели, преследуемые жертвами, но характер их прослеживается с достаточной ясностью — это сексуальное любопыт­ство, связанное с ранним половым созреванием; желание обрести само­стоятельность; стремление попасть в круг общения с более взрослыми лицами; стремление получить материальные блага и др. Преступника и добровольную жертву в ряде случаев связывают искренняя привязан­ность, влюбленность — чувства несомненно уважаемые.

Потерпевшие от этих преступлений в личностном плане очень раз­личны. Среди них представлены положительно характеризующиеся, но опередившие свой возраст девочки (ни одного мальчика в наших материалах не оказалось) и наряду с ними предельно развращенные, занимающиеся проституцией. В отношении последних, однако, не следует спешить с выводами. Малолетние проститутки, при том что они добровольно вступают в половые отношения, действительно ча­сто жертвы сводниц, они эксплуатируются организованной преступ­ностью, и в этом плане только «итоговые» оценки их личности не


дают представления об истинной виктимологической составляющей данного преступления.

В последние годы в России катастрофически растет беспризорность детей. Она ведет не только к женской, но и мужской проституции. Судя па тому, что в порнографических фильмах сняты не только де­вочки, но и мальчики, в стране есть детская мужская проституция, сле­довательно, множество преступлений, о которых идет речь.

В виктимологическом плане жертвы этих преступлений имеют вы­сокую личностную виктимность, степень которой многократно увели­чивается за счет ситуативных факторов. Это то немногое, что сейчас можно сказать о виктимологическом аспекте этого преступления.

Понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 У К) свя­зано с угрозами, шантажом и использованием материальной или иной зависимости жертвы от преступника. Из этого следует, что отношения между жертвой и преступником не носят случайного характера. Что касается личностных качеств жертв, то они могут определять неспо­собность или нежелание жертвы противодействовать преступнику или, наоборот, способность оказать ему эффективное сопротивление. Латентносткэтого преступления высокая в основном из-за нежелания жертв обращаться в правоохранительные органы. Его виктимологи-ческое изучение, анализ виктимологических ситуаций, разработка ти­пологии жертв — задачи, которые еще предстоит решить в будущем.

Насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК) — новый состав преступления для уголовного законодательства России. Ранее изучалось только мужеложство, теперь частью декриминализи-рованное.

Насколько можно судить по оперативной и следственно-судеб­ной практике, основная сфера насильственного мужеложства и на­сильственного лесбиянства — исправительные учреждения, испол­няющие наказание в виде лишения свободы. Гомосексуальные половые отношения осужденных — явление постоянное и легко объяснимое. Уголовно-исполнительный кодекс РФ относит муже­ложство и лесбиянство, совершенные добровольно, к злостным на­рушениям режима. Такие факты не секрет для сотрудников ИУ, но отношение к ним, особенно в женских колониях, не слишком стро­гое. Нередко «во имя спокойствия и избежания конфликтов» их стараются не замечать. Вместе с тем очевидно, что некоторая часть осужденных принуждается к гомосексуальным контактам, будучи в них пассивными партнерами. Практикуется так называемое «опус-


кание», когда фактически чем-то провинившийся осужденный на­силуется группой. Жертвами внешне добровольного мужеложства становятся молодые физически привлекательные осужденные. Все это хорошо известно и практикам и ученым, изучающим пенитен­циарные проблемы.

Индивидуальная виктимность потерпевших от всех указанных пре­ступлений несомненно выше средней, но обусловливается различны­ми чертами личности. В основном это физическая неспособность ока­зать сопротивление, неумение сориентироваться в ситуации, инертность, конформизм,, уже имеющийся опыт гомосексуального об­щения и др.

Ситуативные факторы также различны: это и условия исправитель­ного учреждения, и неблагополучная семья, и безнадзорность, и т. д.

С виктимологических позиций весьма показательны развратные действия в отношении лиц, не достигших 14-летнего возраста. Это преступление, в котором потерпевшие — всегда и по существу жертвы уже в силу возраста. Но юный, а иногда и малолетний возраст еще не свидетельство нейтральной роли жертвы в ситуациях данных преступ­лений. Из общего количества изученных нами потерпевших 42,0% вели себя негативно; поведение 58,0% никак не способствовало пре­ступнику в совершении преступления.

Естественно, возникает вопрос, какое негативное поведение может быть у ребенка или подростка. Мы относим к негативному поведению такое, в котором проявились:

а) развращенность, нездоровое любопытство;

б) корыстная заинтересованность в получении подарков, денег от преступника;

в) недопустимая (с учетом возраста) доверчивость, некритичность;

г) сокрытие факта развращения, независимо от мотивов, при усло­вии, что это поведение позволило преступнику продолжать раз­вращение.

По нашим данным, развратные действия совершены в отношении 50,1% потерпевших лицами, им совершенно незнакомыми; 39,4% — знакомыми; 3,0% — родственниками; 7,5% — отцами и отчимами.

По месту совершения преступления потерпевшие распределились следующим образом:

а) были развращены на улице — 40,7%;

б) в своем жилище — 1,6%;


в) в жилище преступника — 4,7%;

г) в общем жилище потерпевшей и преступника — 13,6%;

д) в других помещениях и жилищах третьих лиц — 39,4% [119, с. 110].

Рассмотрим ситуации, в зависимости от того, какое место занимает в механизме совершения преступления поведение потерпевшей. Оно может быть:

» положительным или нейтральным, т. е. таким, которое противо­действовало преступнику или, по крайней мере, не способствова­ло ему в совершении преступления;

* негативным, если создавало условия, способствующие соверше­нию преступления.

Поведение потерпевших, которое никак не способствовало совершению преступления и в которой не проявились какие-либо отрицательные черты, качества личности потерпевших

Всего потерпевшие по этим ситуациям составляют 58,0% от общего количества изученных.

В практике не столь уж редко имеют место ситуации, когда преступ­ник неожиданно нападает на потерпевшую, избирая для этого безлюд­ные места, пытается затащить в подвал, на чердак и т. д„ но встречает упорное сопротивление в виде физического противодействия или при­зывов о помощи. Поведение потерпевшей в подобных случаях исклю­чительно положительное. Поскольку сопротивление требует опреде­ленного физического развития, чаще всего по таким ситуациям проходят потерпевшие 12-13 лет.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 15; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.019 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты