Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Взаимозависимость и соотношение следующих факторов: уровня образования, состояния опьянения, поведения потерпевшего 5 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

Среди обстоятельств, обусловивших обращение потерпевшей к лицу, занимающемуся незаконным производством абортов, доминирует бо­язнь огласки факта беременности. Потерпевшая боится, что о ее бере­менности станет известно мужу, родителям, знакомым, сослуживцам. Чаще всего этот мотив имеет место при случайных или внебрачных свя­зях, а также при супружеских изменах (таких потерпевших 57,5%).

Для 16,4% потерпевших обстоятельством, толкнувшим их на крими­нальный аборт, явилось позднее обращение к врачу и невозможность немедленно попасть в больницу. Для 1,3% потерпевших такой причи-.ной явилось нежелание рисковать работой и заработком. Обращение к лицу, незаконно производящему аборты, объясняется также боязнью боли при производстве операции в больничных условиях. Эта боязнь основана у одних потерпевших на собственном опыте, у других — на опыте их знакомых (таких потерпевших 9,3%).

Обстоятельством, приведшим к криминальному аборту, является и отказ в производстве аборта в больничных условиях ввиду того, что велик срок беременности или имеются иные противопоказания меди­цинского порядка (3,9%).

Значительная часть потерпевших (10,3%) не обращается в больницу (даже не рассматривает эту возможность) в силу общей и медицинской безграмотности. Таким образом, основы мотивов, которыми руковод­ствовались потерпевшие, предпочитающие криминальный аборт опера­ции в больничных условиях, — это частично различные жизненные обстоятельства, поставившие их перед необходимостью выбора, а час­тично — отрицательные черты личности и поведения. Практика показы­вает, что определенная часть потерпевших от криминального аборта — личности отнюдь не случайные. Эти женщины прибегают только к кри­минальным вмешательствам, что является одним из выражений их жиз­ненной позиции. С одной стороны, это необходимость скрывать послед­ствия беспорядочной половой жизни, с другой — систематическое проявление медицинской безграмотности как одного из характеризую­щих эту категорию личностных качеств.

Среди потерпевших криминальный аборт делали три и более раз 8,2%, два раза — 12,3%, т. е. 20,5% потерпевших подвергали себя этой операции неоднократно. Некоторых потерпевших не остановило даже то, что после абортов, произведенных вне больницы, они все равно попадали туда из-за осложнений. Так, из 35,6% потерпевших, которые




оказались в больнице после криминального аборта, 6,8% составили женщины, подвергавшие себя криминальному аборту неоднократно.

Отношения, в которых находились преступник и жертва, выглядят следующим образом: родственники — 1,3%, знакомые — 53,5% (в том числе совместная работа — 23,9%, учеба — 5,4%, проживание — 17,7%, постоянные знакомые иного рода — 3,9%, случайные знакомые — 2,6%). Вообще не были знакомы и контакт установили по своей иници­ативе лично или через посредника — 45,2% потерпевших.

В поиске лица, производящего аборты вне больницы, проявляют значительную активность. Если 45,2% потерпевших вообще никого не искали, ибо подходящий человек был известен, то 8,2% проявили ини­циативу и в поиске, и в установлении контакта, а 46,6% толкнули на такой поиск родственников и знакомых, вовлекая их тем самым в ор­биту преступления, помимо будущего причинителя вреда. Следует от­метить, что участие в преступлении третьих лиц может существенно различаться, оставляя самой будущей потерпевшей возможность про­явить инициативу в большей или меньшей степени. В частности, тре­тье лицо может не только подыскать человека, готового произвести аборт, но и договориться с ним; в других ситуациях посредник только знакомит будущих участников преступления; в третьих — лишь по­дыскивает необходимого человека.



Определенным образом жертву характеризует активность в поиске человека, способного произвести аборт, и то, как она воздействует на преступника с целью склонить его на совершение аборта. Это момент исключительно важный, так как является, по сути, подстрекатель­ством жертвой преступника на причинение вреда ее здоровью.

Здесь следует различать два. варианта воздействия жертвы на пре­ступника. Первый — непосредственное воздействие, второй — через посредников.

Поскольку речь идет о подстрекательстве к совершению преступле­ния, важно объективно оценить интенсивность воздействия и его эф­фективность.

В ряде случаев от жертвы или лица, действующего в ее интересах, не требуется особых усилий, чтобы уговорить преступника произвести аборт. Это характерно для случаев, когда преступник уже производил аборты другим лицам, получал деньги, сам заинтересован в этом пре­ступлении. В других случаях преступление совершается только в силу исключительной настойчивости потерпевшей, оказания ею сильного воздействия на преступника (преступницу). Часто в подобных ситуа-


циях преступник действует бескорыстно, из жалости или иных добрых чувств к попавшей в беду женщине или тем, кто за нее просит. Толчке-вый характер поведения потерпевшей очевиден во всех случаях, одна* ко негативный аспект ее поведения особенно отчетливо проявляется в том случав, когда преступник впервые идет на совершение преетуп맫 ни». При этом принципиального аначвния не ишет, как реально про-являете* толчковое йоидени§ потерпевшей: в форме прямого воздей­ствия на преступника или на посредника, который, в свою очередь, воздействует на него. Правда, опосредствованное воздействие на пре­ступника характеризует поведение уже не столько жертвы, сколько того лица, которое действует 8 ее интересах.

Нередко потерпевшие, в свою очередь, поставляют новую клиенту­ру преступнику. Этим занимались 1?,9% потерпевших, & их числе по­дыскали одну новую жертву 14»0%, две - 2,в%, три -1,3%,

Подбирали новую клиентуру из числа родственников - 2,6%, из числа знакомых по месту проживании - 2,6%, из числа знакомых по месту работы - 12,791 Приведенные данные никак не характеризуют развитие криминологической ситуации, в которой в качестве потер­певшей выступала женщина, затем занимавшаяся поиском новой кли­ентуры. Однако в смысле характеристики личности потерпевших и их отношения к факту аборта эти данные весьма показательны. Не будет преувеличением сказать, что почти все жертвы криминального аборта не считают себя потерпевшими, а человека, причинившего им вред (ча-сто значительный), — преступником.

Следствием положительного отношения потерпевших к преступле­нию является также и то, что они не только выступают в роли подстре­кателей, но и нередко пособников, так как приобретают необходимые для производства аборта инструменты и медицинские препараты, а кроме того, многие потерпевшие (38,3%) предоставляют помещения для совершения операций,

Таким образом, все потерпевшие по данному преступлению могут быть разделены на три группы:

а) лица аморального поведения, оказавшиеся беременными в ре­зультате случайной связи или вынужденные скрывать свою связь и ее последствий;

б) лица безграмотные в медицинском отношении;

в) лица, вынужденные пойти на криминальный аборт по не завися­щим от них обстоятельствам. Это самая немногочисленная группа.


Практически во всех ситуациях производства криминального абор­та поведение потерпевшей является не просто необходимым крими­нологическим компонентом, но носит ярко выраженный толчковый характер. Степень воздействия (как и избираемые средства) могут быть самыми различными: от настойчивых уговоров до мельком сде­ланного намека, от обращения к чувству жалости до откровенной де­нежной сделки, В любом случае это исходный момент, без которого преступление не могло бы быть совершено.

Типологий потерпевших от криминального аборта

Для значительной части потерпевших от крп м иь ' ого аборта ха­рактерны такие личностные черты, как аморальность, половая распу­щенность, склонность к случайным интимным связям, медицинская безграмотность, низкое правосознание, нежелание понимать, что сво­ими действиями они ставят под удар тех, кто производит аборты. По­чти для всех потерпевших характерна некритичность.

Выделить можно следующие типы потерпевших.

Тип потерпевшей активный (сознательный подстрекатель): воз­раст 18-40 лет (основная масса потерпевших — до 30 лет); образова­ние Преимущественно неполное среднее, начальное, культурный уро­вень низкий; незамужем или разведена; аморальна, легко идет на интимные контакты, часто меняет партнеров, связи случайные, в ме­дицинском отношении безграмотна настолько, что о больничном абор­те просто не задумывается. Некритична: вообще не понимает или пло­хо понимает возможность тяжких последствий. Настойчива в поиске; К уголовно-правовой перспективе для лица, к которому обращается, относится равнодушно. Спиртные напитки употребляет, что в сово­купности с элементарной медицинской безграмотностью часто и явля­ется причиной, по которой возникает необходимость в аборте. Моти­вы — нежелание иметь ребенка, боязнь огласки и др.

Разновидность этого типа — обладательница тех же личностных характеристик, однако имеющая более высокий образовательный и общий культурный уровень. Достаточно грамотна в медицинском от­ношении, чтобы понимать, какими последствиями грозит производ­ство криминального аборта, но надеется на положительный исход. Вместе с тем готова рисковать, пренебрегает предупреждениями о по­следствиях.

Это тип активной потерпевшей, в большей или меньшей степени некритичной.


Тип потерпевшей — активный (сознательный подстрекатель) — воз­раст 18-40 лет; образование неполное среднее, начальное; культурный уровень невысокий; замужем, часто уже имеет детей; в моральном от­ношении (поведение в семье, супружеская верность) характеризуется положительно. Психологически неуравновешенна, тяжело восприни­мает материальные, бытовые, жилищные трудности, ссоры с мужем, возможность ухода его из семьи. В медицинском отношении безгра­мотна настолько, что о возможности производства аборта в больнице просто не думает. Некритична - последствий криминального аборта не предвидит. В поиске возможности сделать криминальный аборт ини­циативна и настойчива. Уровень правосознания низкий — об уголов­ной ответственности, возможной для того, кто производит аборт, не задумывается. Отношение к спиртным напиткам, как правило, отри­цательное. Мотивы — нежелание иметь ребенка, тяжелые бытовые ус­ловия, настояния мужа.

Разновидность этого типа — обладательница тех же личностных ка­честв, но имеющая более высокий образовательный и культурный уро­вень, достаточно грамотна в медицинском отношении и хорошо пони­мает возможные последствия криминального аборта. Тем не менее готова рисковать.

Это также тип активной потерпевшей с большей или меньшей сте­пенью некритичности.

Помимо этих основных типов, существуют и более редкие промежу­точные (смешанные) типы. Например, сюда следует отнести женщин, состоящих в стабильной неофициальной связи, вполне морально вы­держанных, но в настоящее время не имеющих возможности офици­ально оформить эти отношения и оказавшихся перед перспективой огласки, при условии, что рождение ребенка создаст трудности или вообще не решаемые проблемы.

Вариант активного типа — женщина, от которой ушел муж (сожи­тель), оставив ее беременной со сроком, когда в больнице делать аборт отказываются, и др.


Глава 5

Виктимология хулиганства: жертвы и ситуации

Хулиганство — одно из наиболее опасных преступлений против об­щественного порядка. Реальное количество преступлений этого типа определить трудно, так как они отличаются высокой искусственной латентностью и неустойчивой практикой в квалификации. Тем не ме­нее по России в 1995 г. зарегистрировано 191 001 и в 1996 г. 181 284 случая хулиганства (соответственно 6,9 и 6,9% от общего количества преступлений) [78, с, 22]. В 2000 г. подверглись избиению в Санкт-Пе­тербурге 11,6, в Волгограде 14,7, в Боровичах 14,6% от общего числа обследованных жертв.1

Объективная сторона хулиганства включает применение насилия к гражданам либо угрозу его применения, а равно уничтожение или по­вреждение чужого имущества (ст. 213 У К РФ). Насилие — наиболее виктимологический признак хулиганства. Реально оно выражается в нанесении оскорблений, побоев, телесных повреждений. Во всех ситу­ациях такого порядка есть потерпевшие, причем в ряде случаев их лич­ность и поведение криминологически значимо проявляются в меха­низме преступления.2

Среди изученных нами потерпевших женщины составляют 52,9%, а мужчины — 47,1%.

1 Население и милиция в большом городе//Сравнительное социологическое исследование. СПб., 2001. С. 67.

2 Далее приводятся данные изучения 202 потерпевших от хулиганства по Санкт-Петербургу. По данным проведенного В. П. Коноваловым изучения, из 850 потерпевших мужчины составили 63%, женщины — 37%. По возрасту: 13% - моложе 20 лет, 30% - от 20 до 30 лет, 25% - от ЗО^до 40 лет, 24% - от 40 до 50 лет, 8% — от 50 и старше. Доля жертв, поведение которых способствовало собственной виктимизации составила по разным категориям (знакомых, род­ственников, незнакомых) от 14 до 33%. Коновалов В. П. Указ. соч. С. 33-34.

\


\

Среди потерпевших представлены лица самого разного возраста при некотором преобладании лиц среднего и пожилого возраста. По­терпевшие от хулиганства в массе своей несколько старше преступни­ков (это, как правило, хулиганство на улицах и в общественных ме­стах, когда преступник и потерпевший незнакомы).

Поведение потерпевших было положительным у 44,5% (защищали другое лицо, пресекали нарушение); нейтральным — у 26,3% (т. е. никак не способствовали совершению хулиганства); отрицательным — у 29,2%.

В отличие от преступлений против личности негативное поведение встречается у сравнительно небольшого числа потерпевших, причем оно имеет свою специфику. Если поведение преступников-хулиганов все­гда активное, само хулиганство совершается не иначе как путем актив­ных действий (это его объективная сторона), то большинству потер­певших, продемонстрировавших негативное поведение, свойственна пассивность, создающая условия, способствующие совершению пре­ступления. Наиболее "характерным в этом отношении является сокры­тие фактов хулиганства, что приводит к возможности дальнейшего раз­вития криминологической ситуации, связанной с причинением вреда потерпевшему, а также неоказание противодействия преступнику при возможности это сделать. Значительно реже встречается активное пове­дение потерпевших, в той или иной форме толкающее преступника на совершение хулиганских действий. Обычно в таких случаях мы встре­чаемся с личными мотивами, которые, однако, реализуются в действи­ях, грубо нарушающих общественный порядок и демонстрирующих яв­ное неуважение к обществу. Нередко стороной в хулиганстве становятся преступники-жертвы, сами оказывающиеся на скамье под­судимых.

Образовательный и культурный уровень потерпевших от хулиган­ства сравнительно невысок: лица с высшим образованием составили 3,0%, с незаконченным высшим — 3,5%, со средним — 25,2%, с непол­ным средним — 46,2%, с начальным и без образования — 25,7%.

По этому параметру жертвы в определенной мере соотносимы с ха­рактеристиками преступников. Это легко объяснимо: по многим преступлениям проходят в качестве преступников и потерпевших лица, состоящие в стабильных отношениях, а это определяет примерное ра­венство образовательного и культурного уровня.

Так, 40,7% потерпевших были знакомы с преступником; состояли в родственных отношениях — 21,5% (из них родители — 1,5%, дети —


2,5%, супруги — 13,0%, другие близкие родственники — 4,5%); не были знакомы 28,3%. Кроме того, 9,5% потерпевших - это должностные лица и члены общественных объединений, пресекавшие преступления.

Даже в тех случаях, когда стабильных связей нет, например в пре­ступлениях, совершенных в отношении незнакомых на улицах, при­надлежность к одному культурному, образовательному уровню реали­зуется в склонности к одинаковому времяпрепровождению.

В ситуациях, где поведение потерпевших совершенно нейтральное, их образовательный и культурный уровни не имеют значения. Но во многих случаях негативного или позитивного поведения потерпевших, делающего его фигурой криминологически значимой, эти моменты важ­ны. Известно, что для лиц с низким культурным уровнем нередко ха­рактерно агрессивное поведение, действия насильственного характера, порождающие, естественно, соответствующую ответную реакцию. С другой стороны, низкий уровень образования и культуры является одной из причин неумения оценить возможные последствия развития криминальной ситуации и нежелания обращаться за защитой в органы милиции. Значительное число случаев негативного поведения, заклю­чающегося в пассивном отношении к осуществляемым преступником насильственным действиям, относится именно к потерпевшим, отли­чающимся этими характеристиками личности. Оценка многих проявле­ний хулиганства как простых семейных ссор, по поводу которых некуда и незачем обращаться, — это позиция в большинстве случаев недоста­точно грамотных людей. Отсюда и сокрытие многих фактов хулиган­ства, а в конечном итоге — трансформация в иные, иногда с необрати­мыми последствиями, преступления.

Далеко не все хулиганские проявления возникают внезапно. На­оборот, развитие ситуации происходит на протяжении сравнительно длительного времени, имеет в основе личные отношения, обострение которых приводит к совершению антиобщественных поступков и даже правонарушений, оставшихся безнаказанными. В конечном сче­те рядовой скандалист трансформируется в уголовно наказуемого хулигана.

Непосредственно из стабильности контактов преступников и потер­певших вытекает и характеристика хулиганства по месту совершения.

Преступления совершались:

а) в совместном жилище преступника и потерпевшего — 46,0%;

б) в жилище потерпевшего — 8,5%;

в) в жилище преступника — 4,0%;


г) в жилище третьих лиц, служебных и иных помещениях — 20,0%;

д) на улице, в других открытых местах, на транспорте — 21,5%.

То обстоятельство, что около половины преступлений совершается в совместном жилище преступников и их жертв, имеет важное значение для организации профилактической работы, так же как и оценка наибо­лее типичных состояний потерпевших в механизме преступления. В этом отношении потерпевшие от хулиганства выглядят довольно бла­гополучно: только 14,2% находились в состоянии опьянения, причем из них 6,4% употребляли спиртные напитки вместе с преступниками, а 7,8% — отдельно. Хотя на фоне такого типичного «преступления пья­ных», как хулиганство, эта цифра и не впечатляет, относиться к ней сле­дует осторожно. Дело в том, что потерпевший от хулиганства (находя­щийся в состоянии опьянения) — это чаще всего «неудачливый хулиган», ставший жертвой себе подобных.

Виктимные последствия хулиганства во многом зависят от сопро­тивления, оказываемого преступнику потерпевшим. Большинство по­терпевших (81,6%) были способны сопротивляться преступнику и за исключением 6,1% эту способность использовали, хотя в значительной части и безуспешно.

Фактическая сторона и положительного, и негативного поведения потерпевших отличается большим разнообразием. Негативное поведе­ние по силе давления на преступника может быть самым различным и, следовательно, как одна из составляющих криминологической ситуа­ции, должно быть рассмотрено в следующих аспектах:

а) толчковое поведение, как связанное с нападением, так и иное;

б) поведение, создающее обстановку, способствующую совершению хулиганства;

в) положительное поведение, явившееся толчком к причинению вреда (но не самого хулиганства как такового!);

г) защита третьего лица, требование прекратить нарушение и т. д.

Поведение потерпевшего, явившееся -толчком к совершению хулиганства

Всего потерпевших по этим ситуациям — 8,4%.

Среди различного рода ситуаций, в которых потерпевшие ведут себя отрицательно, нападения с их стороны составляют незначительный про­цент. Обычно наиболее активную роль в возникновении криминологи­ческой ситуации играет сам причинитель вреда (преступник). Кроме того, надо иметь в виду, что лица, начавшие драку, напавшие первыми и


получившие физические повреждения, нередко и сами оказываются в . •роли обвиняемых. Это типичный пример «преступников-жертв». В по­давляющем большинстве потерпевшие в ситуациях нападения находят­ся в состоянии алкогольного опьянения,. Характерным для этих ситуа­ций также является то, что непосредственно в преступлении часто участвуют не двое, а большее число лиц. Причинение ущерба нападав­шей жертве обычно является результатом в известной мере случайных обстоятельств, что выражается, во-первых, в том, что ущерб в ряде слу­чаев причиняется не непосредственно, не буквально в момент нападе­ния, а в процессе общей драки; во-вторых, не обязательно тем лицом, на которое напал потерпевший.

Например, А., находившийся состоянии опьянения, затеял драку с неиз­вестным ему мужчиной. Знакомые этого мужчины избили А. Конечно, их ответные действия следует квалифицировать как хулиганство, но исход­ный момент преступления бесспорно связан с толчковым поведением са­мого потерпевшего.

Поведение потерпевшего может явиться толчком к хулиганству, если оно выходит за рамки допустимого и выражает нежелание счи­таться с чувствами другого лица. Это относится в первую очередь к интимной сфере.

Например, Т., продавец магазина, неоднократно изменяла мужу, о чем он узнал. Явившись в магазин, муж жестоко избил Т. прямо в торговом зале, на глазах у граждан. Его действия нарушили общественный порядок, со­рвали работу магазина и были квалифицированы как хулиганство. Однако ясно, что исходным моментом преступления и здесь было поведение по­терпевшей.

Толчком к совершению хулиганства может стать предъявление пре­тензий или требований к лицу, находящемуся в состоянии опьянения, не способному воспринять эти требования и к тому же настроенному агрессивно. Дело здесь не в содержании требований, претензий, а в не­удачно выбранном времени и недопустимой форме. Особенно опасны такого рода ситуации, если они развиваются длительное время, обо­стряются несдержанностью жертвы, склонностью «сводить счеты» не­медленно.

Сходным вариантом ситуации является поведение, выразившееся во вмешательстве потерпевшего в личные отношения других лиц, обычно родственников или знакомых. Такое вмешательство нередко воспринимается отрицательно обеими сторонами, но потерпевший,


проявляя очевидную бестактность, навязывает свое вмешательство, хотя включение в подобную ситуацию третьего лица в большинстве случаев только обостряет ее,

Толчком к совершению хулиганства может быть негативное поведе­ние женщин, чаще всего жен, имеющих склонность к употреблению спиртного, агрессии, провоцирующих мужей На ответные наеильет-венные действия. Подчас и мужья характеризуются крине отрицатель­но, Их реакция на поведение жен в большинстве случаев типично хули­ганская (побои, нецензурная брань). Очевидно, в том, что последствия негативного, Довольно часто и противоправного поведения жен связаны с причинением им физического вреда, можно искать и один из ответов на вопрос о небольшом проценте женщин, осужденных эа хулиганство.

Толчком к совершению хулиганства может быть и поведение потер­певшего, явно нарушающее законные интересы другого лица,

К, сорвал цветы с клумбы, принадлежащей 0„ за что тот на улице несколь­ко раз ударил его палкой, сопрождая свои действия бранью. В Данной ситуации причинитель вреда О, был трезв, он действовал по личным моти­вам, однако допустил грубое нарушение общественного порядка. С другой стороны, поведение потерпевшего, непосредственно создало конфликтную ситуацию, к тому же он находился в состоянии опьянения.

Еще более четко толчковый характер поведения потерпевшего про­является в ситуациях, где обе стороны находятся в состоянии опьяне­ния и равно агрессивно воспринимают конфликтные положения,

С. ехал на велосипеде мимо группы подростков, один из которых схватил руль его велосипеда. С, стал «выяснять отношения» с этими подростками, вел себя оскорбительно, вызывающе, В начавшейся драке С. получил побои.

Приведенные ситуации — не единственно возможные, в которых поведение потерпевших носит толчковый характер, но наиболее ти­пичные. Их объединяет то обстоятельство, что первоосновой развития преступления явилось поведение потерпевшего,

Поведение потерпевшего, обязанное g созданием обстановки,

способствующей совершению хулиганства

Потерпевшие в этих ситуациях составляют 20,8%.

Среди ситуаций, в которых поведение потерпевших создает обста­новку, способствующую преступным действиям хулиганов, первое место занимают различного рода непротиводействия преступникам. По разным причинам (жалость, страх перед расправой и т, д.) в этих

<


ситуациях потерпевшие вообще не обращаются в милицию, суд, про­куратуру или делают это с большим опозданием. Объективно же это приводит к тому, что хулиганские проявления следуют одно за дру­гим, пр§ступили в условиях безнаказанности становится все более аг­рессивным и справиться с ним все труднее,

В-, трижды еуднмий за хулиганство, на протяжении полутора лет букваль­но терроризировал соседей, Он угрожал, оскорблял, избивал, т, но никто не обрвдвлм я милицию, другие учреждения, опасаясь мести. S, вел себя очень просто; ловил поочередно те одного, то другого потерпешего и гре-аил убить, если он посмеет пожвловмкя, Спрашивается, как криминоде-гически оценить поведение девяти (!) потерпевших, позволивших преступ­нику систематически совершат» хулиганство, тогда как он мог быть иаодшроиан уже после первого случая,

В отдельных случаях жертвы не только не обращаются аа защитой, но и скрывают факты хулиганства,

I, систематически избивал ее сын, Однако она не только молчала об этом, но, когда это стадо иавеетно из других источников, категорически отрицала факты избиений, требовала, чтобы ее не признавали потерпевшей В данной конкретной ситуации «сработала* неразумная любовь к сыну, но это че ме­няет криминологической картины; пассивное поведение потерпевшей срзда-ля обстановку для беспрепятственных действий преступника.

Замалчивание фактов хулиганства особенно опасно я обстановке, когда контакт между преступником и потерпевшим етабиль'ный (совме­стная работа, проживание в одной квартире или доме, семейные связи) В этих случаях активное вмешательстве органов милиции имеет место далеко не всегда, тем более что даже при наличии некоторых данных в твкнх условиях редко удается доказать вину хулигана, С другой сторо­ны, без изоляции преступника почти невозможно обеспечить безопас­ность потерпевшего, Итоги, часто печальные - хулиганство перерас гас р более тяжкое преступление против личности, В ситуациях такого ци ряда» лишь активизация патертешиих, которад по крайней мере обе< пе­нивши бы своевременное информирование органов милиции о факсах преступлений, может изменить положение и сделать возможными меры по пресечению преступных действий хулиганов,

То, что страх перед преступником мо wf быть причиной ^обраще­
ния аа защитой, - бесспорно, Однако следует учитывать, г № - "
рие потерпевших в эффективность своевременного в- ^ •>
стороны органов власти.


Потерпевшего С. неоднократно избивал сосед по дому Г. С. никуда по это­му поводу не обращался на протяжении длительного времени, хотя пре­ступник буквально охотился за ним. С. — взрослый человек, вполне спо­собный постоять за себя или, по крайней мере, обратиться за защитой. Решающим качеством потерпевшего, которое объективно способствовало преступнику, была, несомненно, трусость.

К условиям, создающим возможность совершения хулиганства, сле­дует отнести и употребление спиртных напитков на улицах, в обще­ственных местах. Нередко к «веселой» компании стремятся присоеди­ниться другие лица, которые, как правило, агрессивно реагируют на отказ. В подобных ситуациях создается обстановка, в которой выгля­дят естественными (по крайней мере для находящегося в состоянии опьянения) и желание присоединиться к компании, и оценка отказа как оскорбления. Отсюда и немедленное сведение счетов, выражаю­щееся в хулиганских действиях, связанных с причинением вреда.

К. и два товарища распивали спиртные напитки прямо на улице. К ним подошел Л., уже находящийся в состоянии опьянения, и попросил, чтобы его угостили. Получив отказ, Л. ударил К. туристским топориком (пора­нил ему нос и располосовал плащ).

Большую криминологическую нагрузку несут действия потерпев­ших, организующих употребление спиртных напитков с лицами, кото­рых они хорошо знщт и об агрессивности которых в состоянии опьяне­ния им известно. Такие ситуации нередко создаются усилиями жертвы.

К. систематически употребляла спиртное вместе с мужем, хотя это заканчи- . валось драками, скандалами, нецензурной бранью. Дважды муж К. привлекал­ся к ответственности за мелкое хулиганство. Тем не менее совместное упот­ребление', спиртного продолжалось. В очередной раз К. выгнал из дома избитую жену, разгромил всю мебель в квартире и выбросил в окно телевизор.

При всем фактическом различии приведенных в данном разделе си­туаций их объединяет одно — поведение потерпевших, создающее для преступников возможность беспрепятственного совершения хулиган­ства, хотя толчковых моментов оно и не содержит.

Положительное поведение потерпевшего, явившееся толчком к хулиганству, в результате которого ему был причинен вред

Всего потерпевших по этим ситуациям — 44,5%. Значительная часть ситуаций, в которых действиями хулиганов причиняется физический (реже материальный) вред, связана с поло-


жительным поведением жертв, в той или иной форме вмешавшихся в развивающиеся события.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 13; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.018 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты