Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Взаимозависимость и соотношение следующих факторов: уровня образования, состояния опьянения, поведения потерпевшего 8 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

Характер вреда, причиняемого потерпевшим, зависит от способа со­вершения преступления. Уличные грабежи совершаются, как правило, без насилия. При разбойных нападениях преступники неожиданно для потерпевших сбивают их с ног и избивают руками — 22,4%, ногами — 25,3%, наносят удары ножом — 28,2%, топором — 33%, палками, камня­ми, цепями и другими предметами — 17,9%, стреляют — 2,9%. В 19,3% случаев предварительно угрожают насилием, не используя оружие, и в 13,4% демонстрируют оружие.1

Анализ выборочных данных о потерпевших по Нижегородской об­ласти за 1997-1998 гг. показал, что их несколько больше, чем преступ­лений (грабежей — 2368, потерпевших — 2452, т. е. 1,03 на преступле­ние; разбоев — 593, потерпевших — 682, т. е. 1,15 на преступление; вымогательств — 372, потерпевших — 407, т. е. 1,1 на преступление).

Среди потерпевших от грабежа мужчин — 53,5%, жецщин — 46,5%, совершеннолетних — 83,1%, несовершеннолетних — 6,9%. Лица трудо­способного возраста составляют 83,4%, пенсионеры — 6,6%. В качестве потерпевших выступают представители всех социальных групп: руко­водители предприятий — 0,8%, иностранцы — 0,6%, водители транс­порта — 0,5%, предприниматели — 3,1%, сотрудники милиции — 0,5%, военнослужащие — 0,1%, работники частных охранных служб — 0,4%, неработающие лица — 3,5% и др.

Среди потерпевших от разбоя мужчин — 62,5%, женщин — 3 7,5% несовершеннолетних — 2,2%. Лиц трудоспособного возраста — 84,4%*, пенсионеров — 5,6%. Среди представителей социальных групп выде­лим работников частных коммерческих структур — 2,9%; приезжих-— 2,2%;-иностранцев — 1,3%; водителей транспорта — 0,9%; руководите­лей предприятий — 0,7%; сотрудников милиции — 0,6%; сотрудников частных охранных служб — 0,1%, безработных — 5,6%.

В состоянии опьянения находились 7,0% подвергнувшихся нападе­нию лиц.

По уголовным делам о грабежах и разбоях, связанных с проникнове­нием в жилище, потерпевшие представлены следующим образом: жен­щины — 79,1%^, несовершеннолетние от 14 до 18 лет —16,7%, лица в воз­расте от 18 до 24 лет - 22,2%, в возрасте от 24 до 32 лет - 20,4%, в возрасте 32-40 лет — 16,7%; в возрасте 40-48 лет — 14,8% и в возрасте

48-56 лет-9,2%.

По социальному положению потерпевшие от квартирных грабежей и разбоев представлены так: учащиеся — 7,4%; студенты — 9,3%; слу-1 См.: Криминология/ Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. Е. Эминова. М., 1997. С. 370.




жащие —16,7%, рабочие —14,8%, домохозяйки — 20,4%, пенсионеры — 5,5%, представители иных социальных групп — 25,9%.' Среди потер­певших от этих преступлений есть некоторое количество лиц, ведущих противоправную и даже преступную деятельность.

Например, четверо вооруженных преступников под предлогом по­купки спиртного в 4 часа утра ворвались в дом неработающего Г. и по­хитили ювелирные изделия и значительную денежную сумму. Пре­ступники в процессе расследования показали, что в числе других они длительное время приобретали у Г. маковую соломку и иные наркоти­ки для себя и своих знакомых.2

Если преступники заранее готовятся к преступлению, при выбо­ре жертв грабежа и разбойного нападения они намечают в качестве таковых лиц, состоятельность которых не вызывает у них сомнений. Ориентиром при этом служит социальный статус, сфера деятельнос­ти жертвы, предполагающие наличие ценного имущества, денег, ва­люты и др. Такая селекция непосредственно определяет жертв с вы­сокой личностно-ситуативной виктимностью. Значительная часть потерпевших — это лица, так или иначе занятые торговой и коммер-ческо-посреднической деятельностью. По данным А. Ю. Арефьева (Нижний Новгород), 20,4% жертв занимались коммерческой дея­тельностью, 14,8% являлись работникам торговли и общественного питания.



По делам о грабежах и разбоях, совершенных в жилищах, излишняя доверчивость потерпевших зафиксирована в качестве основного викти-мологического фактора (в 85,2% изученных случаев), а беспечное отно­шение к сохранности имущества составило — 14,8%.3 К сожалению, в современной России и совершенно нормальное с точки зрения челове­ческого общежития поведение приобретает виктимный характер. Мож­но сделать вывод, что повышенная индивидуальная виктимность жертв грабежей и разбойных нападений складывается из определенных лич­ностных качеств, определяющих недостаточную критичность в оценке опасности, виктимную пассивность или активность, и ситуативных ка­честв, связанных с особой их привлекательностью для преступников в

1 См. Арефьев А. Ю. Проблемы виктимологической профилактики квартир­ных краж, грабежей, разбойных нападений на квартиры. Канд. дис.... Н. Нов­город, 1994. С. 71-72. Дается по: Ривман Д. В., Устинов В. С. Виктимология. 2000. С. 324-327.

2 Дело Мг 932. Архив Белгородского районного суда. За 1993. Белгород.

3 См.: Арефьев А. Ю. Указ. соч. С. 71-72,103.


связи с наличием ценного имущества или очевидной неспособностью к эффективному сопротивлению.

Жертвы разбойных нападений и грабежей демонстрируют все виды виктимного поведения — нейтральное, положительное и негативное. В личностно-поведенческом плане они принадлежат к различным ти­пам жертв.



Нейтральное поведение жертвы (потерпевшего) — это, прежде все­го, «невиновное» поведение в том смысле, что оно по неосмотритель­ности и тем более умышленно не способствует возникновению викти-моопасной ситуации, а также не связано с неоказанием сопротивления, если оно объективно возможно по условиям ситуации,

Поясним это примерами.

Р., женщина 29 лет, в парке Сосновка днем была ограблена группой из че­тырех преступников, похитивших у нее сумочку с деньгами И документа­ми. Никого поблизости не было, преступники действовали молча, но по­терпевшая ни единым словом или движением не попыталась остановить грабителей и тем самым, возможно, избежала худшего.

На Д., женщину 50 лет, поздним вечером в подъезде ее дома напал воору­женный ножом преступник и, угрожая убить, отобрал сумку с деньгами и продуктами. Эффективное сопротивление в этой ситуации было бы невоз­можно.

И в первом и во втором случае потерпевшие никоим образом не мог­ли предвидеть опасности и никак не способствовали возникновению ситуации, способствовавшей преступлению.

Положительное поведение жертвы (потерпевшего) — это поведе­ние, которое не только не провоцировало Преступление и не способ­ствовало ему, но было осмотрительным, осторожным в той мере, в ка­кой это позволяла ситуация, а также заключающееся в оказании сопротивления преступнику(ам).

Б. подвергся разбойному нападению поздним вечером на автобусной оста­новке. Несмотря на то что преступников было трое, потерпевший не толь­ко оказал им сопротивление, причинив серьезные травмы, но и задержал.

Е., девушка 18 лет, на которую около ее дома напал грабитель, вцепилась ему в лицо ногтями и укусила за руку. Не ожидавший сопротивления пре­ступник поспешил скрыться, оставив жертву в покое.

Негативное поведение жертвы (потерпевшего) заключается в дей­ствии или бездействии жертвы, создающем ситуации, объективно спо-


собствующие совершению грабежа или разбойного нападения. К ним относятся:

* ситуации, когда потерпевший, находясь в состоянии алкогольно­го опьянения, плохо ориентируется в обстановке, засыпает в без­людном месте и становится жертвой грабежа; оказать сопротив­ление в таком состоянии, естественно, не может;

* ситуации, когда жертва, также находясь в состоянии опьянения, принимает приглашение преступника или преступницы уеди­ниться и подвергается нападению поджидавших других участни­ков преступной группы; численное превосходство преступников исключает сопротивление;

(С. на вокзале познакомился с О., которая предложила ему уединиться для совершения полового акта. Она привела его на чердачную площадку дома, где его поджидали два соучастника О. Угрожая ножом, они отобрали у С деньги и сняли с него куртку.)

* ситуации, когда жертва активно ищет новых знакомых, приглаша­ет их к себе в квартиру, на дачу, организует употребление спиртно­го и в конечном счете становится потерпевшим от грабежа или раз­боя. Сопротивления, как правило, потерпевший оказать не может в силу опьянения и физического превосходства преступников;

(Т. познакомился с Ш. и Р. и пригласил их в гости. На следующий день они пришли к нему, а после употребления спиртного ограбили, применив фи­зическое насилие. Потерпевший, как выяснилось, ничего, кроме имен, о преступниках не знал.)

* ситуации, когда жертва неосмотрительно открывает дверь в жили­ще преступнику (преступникам), не выяснив, в чем дело, или пове­рив легенде преступника, и подвергается немедленному нападению;

* ситуации, когда жертва доверяется преступнику, так как знакома с ним, не скрывает от него, что располагает деньгами, ценностями и др. Преступник и сам, находясь в квартире, может убедиться в состоятельности будущей жертвы;

* ситуации, когда жертва по разным мотивам создает о себе впечат­ление как о человеке богатом и этим привлекает к себе внимание преступников;

* ситуации, когда жертва, имея возможность оказать сопротивле­ние грабителю или разбойнику, ведет себя трусливо, не сопротив­ляется и тем самым объективно способствует преступнику.


Б. и П., мужчины средних лет, сильные физически, после работы в сокгря-нии легкого опьянения шли через парк, где их остановили два подростка, вооруженные ножом. Последние потребовали деньги и немедленно полу­чили их. Потерпевшие даже не пытались сопротивляться, хотя имели та­кую возможность, так как у одного из Них была с собой большая отвертка, вполне пригодная как орудие защиты.

Обратимся к потерпевшим от вымогательства.

Среди жертв вымогательства мужчин — 76,6%, женщин — 33,4%.'

По данным различных исследований, при некоторых расхождениях в цифрах первое место среди жертв вымогателей занимают бизнесме­ны, владельцы коммерческих структур, лица, непосредственно работа­ющие в предприятиях торговли. Заметны в числе жертв лица, занятые в теневой экономике, представители групп риска (в частности, прости­тутки).

Высокая индивидуальная виктимность жертв вымогательства мень­ше, чем это может показаться на первый взгляд, зависит от личност­ных их качеств, хотя некритичность, слабоволие, низкий уровень пра­вовой культуры и законопослушности (у некоторой части), неумение оценить опасность конкретных ситуаций вымогательства и др. нега­тивна проявляются в процессе виктимизации. В большей мере здесь «работают» ситуативные факторы, актуализирующие виктимные предрасположения потенциальных жертв. Именно они превращают в качества реальной уязвимости, например, материальную обеспечен- . ность, принадлежность к финансовой элите и т. д. Этим обстоятель­ством определяется выбор вымогателей и высдкое представительство среди потерпевших от организованных и групповых вымогательств наиболее обеспеченных и в то же время легко выявляемых преступни­ками лиц.

По данным В. Н. Сафонова, 40% потерпевших от организованного вымогательства — это владельцы и наемные работники частных пред­приятий) в основном торговых; 8% — индивидуальные предпринимате-

1 По данным О. В. Корягиной, изучившей 250 уголовных дел о вымогатель­стве за 1989-1997 гг., рассмотренных судами Ивановской, Владимирской, Ко­стромской и Ярославской обл., потерпевших женщин оказалось почти в 2 раза меньше — лишь 17%. (См.: Корягина О- В. Уголовно-правовая и криминоло­гическая характеристика вымогательств. Автореф. канд. дисс. М. 1998. С. 15.) Эта различия объясняются тем, что в отличие от Корягиной мы оперируем данными статистического учета зарегистрированных преступлений, а не уго­ловных дел, прошедших в суде.


ли, 8,1% — владельцы и работники других видов предприятий; 10,3% — обеспеченные граждане и 10% — представители группы повышенного риска [138, с. 23].

Среди жертв вымогательства по источникам и уровню доходов раз­личаются лица, являющиеся владельцами привлекательных для пре­ступников объектов собственности; получившие крупную разовую сум­му денег; имеющие значительный или высокий постоянный доход (64% потерпевших по уголовным делам о групповом вымогательстве — этох предприниматели, получающие постоянные значительные доходы).1

Значительная часть потерпевших из числа участников бизнеса вос­принимает вымогательство как неизбежную издержку своей деятель­ности и постоянно выплачивает «дань» вымогателям.

Такие жертвы, как проститутки, практически все — «виктимологи-ческие рецидивистки»/ Они выплачивают часть своих доходов своим «хозяевам».

„При вымогательстве, связанном с физическим насилием (психиче­ское есть всегда), потерпевший становится двойной жертвой, так как ему наносится материальный ущерб и физический вред.

Поведение жертв вымогательства по виктимрлогической значимо­сти может быть нейтральным, позитивным И негативным.

Нейтральное поведение — это «невиновное» поведение жертвы, не способствующее возникновению ситуации, в которой причиняется вред. Она возникает не по воле жертвы и в обстоятельствах, объектив^ но исключающих возможность своевременного распознавания ею опасности, а затем и оказания сопротивления вымогателю.

Типичные ситуации с нейтральным поведением жертв — вымога­тельство на дороге у водителей-«дальнобойщиков», у «челноков», улиц, купивших автомобили (непосредственно после покупки), у торгующих на рынках и др. Это в большинстве своем законопослушные лица с не­высокими доходами. Вымогатели не заблуждаются относительно состо­ятельности этих жертв и рассчитывают на суммарный доход.

Нейтральные потерпевшие составляют 26,0%.

Позитивное поведение — это поведение жертвы, связанное с:

а) оказанием сопротивления вымогателю(ам);

б) обращением в правоохранительные органы с сообщением о вы­могательстве.

1 Софии Ф. Ю. Вымогательство, совершенное группой лиц (уголовно-право-вой и криминологический аспекты). Автореф. кан. дисс. Сиб., 1997. С. 15.


V

Негативное поведение — это поведение жертвы, объективно способ­ствующее вымогателям в совершении преступления. Оно может за­ключаться:

* в виктимологической пассивности:

а) подчинении требованиям вымогателей и систематических выплатах «дани»;

б) сокрытии фактов вымогательства от правоохранительных орга­нов и отказе сотрудничать с ними в изобличении вымогателей;

в) пренебрежении мерами личной, и имущественной безопасности; » в виктимологической активности:

г) демонстрации богатства или создании видимости богатства;

д) агрессивности в разрешении неприязненных личных либо кон­фликтных материальных отношений между потерпевшим и преступником (67,0% из них^ были ранее знакомы, более поло-/ вины*— находились в открытых или скрываемых неприязнен­ных отношениях).* Это толчковое провоцирующее виктимное поведение.

Типология жертв (потерпевших от разбоя, грабежа)

Нейтральный тип жертвы грабежа или разбоя конкретизировать весьма затруднительно, поскольку в ситуациях этих преступлений мо­жет оказаться не по своей вине любое лицо, не имеющее реальной воз­можности сопротивляться преступникам в силу своей физической сла­бости или их численного превосходства.

Гиль/ жертв с позитивным поведением

Тип жертвы инициативный: мужчина (женщина) любого, но час­то пожилого возраста, как правило, обладающий должной предусмот­рительностью и осторожностью, способный распознать опасную ситу­ацию и действовать наиболее целесообразно в целях избежания контакта с преступником. Типичным для него является неукоснитель- -но соблюдаемое правило не открывать дверь незнакомым, при входе в подъезд убедиться, что никого, сзади нет, иметь при себе фонарь и ос­вещать темную лестницу, не сближаться с подозрительными лицами (особенно в темное время суток) и др.

30 См.: Серова Е. Б. Актуальные теоретические и практические проблемы рас­следования поддержания государственного обвинения по делам о вымога­тельстве. Автореф. канД. дис. СПб. 1998. С. 14,13. •.


Тип жертвы — инициативный: мужчина молодого или среднего воз­раста, физически сильный, смелый, решительный, обладающий быс­трой реакцией и предусмотрительностью, наделенный чувством опасности. Лица этого типа ведут себя активно и при объективной воз­можности оказывают сопротивление преступникам. Такими же каче­ствами, но реже, обладают и женщины.

Типы жертв с негативным поведением

Tun жертвы — пассивный (с элементами некритичности): мужчина среднего или пожилого возраста, пьяница или алкоголик, системати­чески оказывающийся в местах, доступных преступникам. Типичное поведение — Пассивность, отсутствие какого-либо сопротивления, ча­сто практически беспомощное состояние.

Мужчина, способный оказать сопротивление преступнику, но по трусости этого не делающий. Типичным является отказ от сообщения в милицию, чтобы «не связываться».

Лицо, характеризующееся положительно, нр недостаточно осто­рожное и предусмотрительное. Типичная жертва квартирных грабе­жей и разбоев.

Тип жертвы — активный (неосторожный подстрекатель): мужчина среднего или пожилого возраста с полным отсутствием критичности, предусмотрительности, чувства опасности, склонный к употреблению спиртного, неразборчивый в установлении контактов. Типичное пове­дение: приглашает преступников в свое жилище, после употребления спиртного пребывает в состоянии опьянения, совершенно не способен защитить себя, т. е. активно создает обстановку, позволяющую совер­шить грабеж или разбойное нападение. К этому типу принадлежат и женщины с аналогичным поведением.

Типология жертв (потерпевших от вымогательства)

Тип жертвы с нейтральным поведением определять нет смысла, так как потерпевшим от вымогательства может стать, в принципе, любое лицо, обладающее хоть какой-то собственностью.

Типы жертв с позитивным поведением

Tun жертвы инициативный: мужчина любого возраста, чаще все­го занимается бизнесом, обладатель значительной собственности, ре­шительный, смелый, законопослушный, предусмотрительный, ра­зумно оценивающий необходимость затрат на защиту себя, семьи и


V

имущества. На требование вымогателей отвечает отказом и при по­вторных требованиях, угрозах, применении насилия обращается в -правоохранительные органы, содействует им в изобличении вымога­телей.

Тип жертвы инициативный: характеристики аналогичные (но ча­сто оказывает сопротивление вымогателям).

Наиболее яркое выражение положительной инициативности — организация коллективного сопротивления вымогателям.

Типы жертв с негативным поведением

Tun жертвы — пассивный: лицо, занимающееся легальным бизне­сом, выполняющее требования вымогателей, единовременно или сис­тематически выплачивающее им «дань», скрывающее факты вымога­тельства от правоохранительных органов и отказывающееся с ними сотрудничать. Ведущий мотив виктимного поведения — неверие в силу власти и возможность защиты с ее стороны.

Тип жертвы — пассивный: лицо, занимающееся нелегальным или полулегальным бизнесом, выполняющее требования вымогателей и выплачивающее им «дань». Факты вымогательства скрывает. Психо^ логически настроен антиобщественно, носитель соответствующей личностной установки. Не желая делиться своими доходами с вымога­телями, психологически солидарен с ними, не осуждает их преступное v поведение. Правоохранительным органам активно противодействует вплоть до лжесвидетельства.

Тип жертвы — активный (неосторожный подстрекатель): лицо, ре­ально владеющее значительной собственностью и намеренно демонст­рирующее свою состоятельность. Это тип нувориша (так называемый новый русский), легкомысленного, недалекого, кичащегося своим бо­гатством, даже преувеличивающего его реальные размеры, уверенного в своей недоступности Для вымогателей.

Тип жертвы активный: как правило, участник бизнеса (в том чис­ле теневого), отказывающийся от денежных расчетов с партнерами и тем самым провоцирующий их на «выбивание долга».


Глава 7

Виктимология

экономических преступлений: жертвы и ситуации

(•••«•••••••••••«•••^•••••••••••^^•^^••днв^мв^^в^ввмнмннмшяштм

Экономические отношения в современной России далеки от ста­бильности и упорядоченности. Более того, они в значительной степе­ни криминализированы, что связано с губительными по своим разру­шительным последствиям решениями «реформаторов» и действиями тех, кто этим воспользовался в корыстных целях.

Для России экономические реформы (в первую очередь совершен­но дикая для цивилизованного общества приватизация) обернулись невиданным захватом общенародной собственности, по существу кри­минальными способами, хотя формально несовершенство законода­тельства и сделало многих из наиболее крупных приватизаторов не­уязвимыми с точки зрения уголовной ответственности. Не случайно один из известных российских олигархов Б. А. Березовский признал, что все, «кто не спал последние десять лет», так или иначе нарушали законы. К спавшим (или проспавшим) он, надо полагать, относит по­давляющее большинство россиян, оставшихся в результате привати­зации и прочих экономических манипуляций ни с чем. Собственно, с этого началась виктимизация населения страны, которая продолжает­ся и сегодня (в том числе и в экономической сфере). Так что нетрудно понять авторов идеи экономической амнистии, которая есть не что иное, как закрепление результатов всероссийского грабежа. Реализа­ция этой идеи (речь не идет об уголовной ответственности) неизбежно приведет к усилению роли лиц, не просто стоящих «вне закона», но и стремящихся утвердить себя «над законом».'

Доступность объектов собственности, возможность завладения ими непосредственно или путем внедрения в коммерческие структуры и

1 Яковлев A. Af. Социология экономической преступности. М., 1988. С. 6.


вытеснения законных собственников (а это влечет виктимные по­следствия в виде материального ущерба) были широко использованы (и используются) «традиционными» преступдиками, которые состоят в перманентном, нередко открытом конфликте с законом. Однако пути движения к легальному статусу собственников криминальные эл^мен­ты избирали (и дзбирают) разные.

С начала перестройки реформируемая экономика стала активно ос­ваиваться организованной преступностью, Не случайно многие уго­ловные авторитеты открыто владеют недвижимостью, крупными ка­питалами, тратят огромные деньги на избирательные камлании.

Преступления, непосредственно или опосредованно нарушающие экономические законы, объективно вредящие экономике, разнообраз­ны. Какие из них следует отнести к экономической преступности (со­ответственно к экономическим преступлениям), а какие —к иным'пре-ступлениям в сфере экономики? Какими критериями здесь следует руководствоваться1?

В специальной литературе в последнее время обозначились три подхода,

Первый. Экономические преступления — это все преступления, ко­торые затрагивают любые виды экономических отношений, склады­вающиеся как в сфере хозяйствования (экономике), так и за ее преде­лами.

Второй. Экономические преступления — это преступления, совер­шаемые только в сфере экономики. Соответственно к ним относятся как те, что совершаются непосредственно в процессе экономической деятельности, так и не связанные с нею, но совершаемые в границах функционирующей хозяйственной системы.

Третий. Экономические преступления — это преступления, совер­шаемые только в сфере экономической деятельности, т, е. сфере пред­принимательства, бизнеса.1

Даже в этом (уголовно-цравовом, более ограниченном, чем крими­нологическое) понимании экономическая преступность в количе­ственных выражениях представляет собой впечатляющую картину. В России в 1997г. было совершено 61 686, в 1998 г. - 85 571, в 1999 г. -117 721 экономическое преступление [45, с. 24].

Этот подход ближе всего к понятию «беловоротничковаЯ преступ­ность», которую автор этого термина Э. Саттерленд в 1940 г. опреде-______I_________

1 Криминология. XX. СПб., 2000. Гл. 10 (автор В. В. Колесников). С. 314-315.


лил как комплекс правонарушений, совершаемых уважаемыми лица­ми с высоким социальным статусом в рамках их профессиональных обязанностей И с нарушением доверия, которое им оказывается. '

Несколько шире определение, предложенное Бу Свенсоном: «Эко­номическое преступление — это длящееся, систематическое, наказуе­мое деяние корыстного характера, осуществляемое в рамках легаль­ной хозяйственной деятельности, составляющей саму основу этого деяния».1

В отечественной криминологии также нет единого представления об этом явлении (подходы к его оценкам приведены выше).

По мнению А. М. Яковлева, экономическая преступность включает все преступления, которые посягают на экономическую систему стра­ны и совершаются лицами, выполняющими определенные функции в системе экономических отношений. Понятия «экономическая пре­ступность» и «преступность в сфереэкономики» он рассматривает как аналогичные.2

Несколько уже определяет экономическую преступность В. В. Ко­лесников, который йойймает под этим явлением экономическую дея­тельность, осуществляемую в сфере бизнеса криминальными метода­ми и имеющую целью достижение незаконного обогащения.3

С точки зрения А. М. Медведева, «экономические преступления по­сягают на экономику, права и свободы, потребности и интересы участ­ников экономических отношений, нарушают нормальное функциони­рование экономического (хозяйственного) механизма, причиняют этим социальным ценностям и благам материальный ущерб».4

Дискуссия по этой проблеме, очевидно, продлится еще долго, но дело, собственно, не в самих определениях, а в том, что из них следует. От того, что понимаете под экономическими преступлениями, а соот­ветственно и экономической преступностью, зависят как минимум гра­ницы предмета криминологического исследования этого явления и организация противодействия преступности в сфере экономики. Во вся­ком случае, это относится к компетенции такой структуры органов внут­ренних дел, как аппараты по борьбе с экономическими преступлениями.

1 См.: Криминология. XX, СПб., 2000. Гл. 10 (В. В. Колесников). С. 314-315.

2 Яковлев А. М. Социология экономической преступности. М.: Щука, 1988. С. 6.

3 Колесников В. В. Экономическая преступность и рыночные реформы. Поли­тико-экономические аспекты. СПб., 1994. С. 53.

4 Медведев А. М. Экономические преступления: Понятие и система//Совет-ское государство и право. 1992. Ms 1. С. 81.


Мы полагаем, что преступность в сфере экономики включает соб­ственно экономические преступления (экономическую преступность) и иные преступления в сфере экономики (т. е. преступления против собственности; условно можно назвать их общеуголовными: кража, мошенничество, грабеж, разбой, вымогательство и др.).

Экономические преступления — это преступления, совершаемые в сфере экономической деятельности ее непосредственными участ­никами (все составы преступлений, предусмотренные ст. 22 УК РФ), и иные Преступления, так или иначе связанные с экономической дея­тельностью и непосредственно или опосредованно препятствующие ее осуществлению в рамках закона. Это различные формы злоупо­требления экономической властью, служебным положением, взяточ­ничество, различные проявления коррупции, лоббирование, а также насильственное внедрение в управление коммерческими структура­ми. Субъекты этих преступлений легально находятся вне предпри­нимательства, бизнеса, но фактически могут решающим образом влиять на принятие экономических решений.

Экономические преступления, как правило, совершаются без на­силия. Исключение — монополистические действия и ограничение конкуренции (ч. i ст. 178 У К РФ), принуждение к! совершению сдел­ки или отказу от ее совершения (ч. 2 ст. 179 У К РФ), контрабанда (ч. 4 ст. 188 У К РФ), совершаемые с применением насилия или угро­зы насилия.

Принуждение к принятию «охранных» услуг, вымогательство и иные насильственно-корыстные преступления, направленные против участников экономической деятельности именно в связи с их деятель­ностью, мы относим к иным преступлениям в сфере экономики и не включаем в экономическую преступность. Вместе с тем, учитывая их непосредственную связь с ролевой вйктимностью жертв, занятых в сфере предпринимательской деятельности, мы рассматриваем некото­рые ситуации этих преступлений в рамках виктимологии экономиче­ской преступности.

Криминологическая классификация рассматриваемых преступле­ний не может абсолютно совладать с уголовно-правовой, поскольку криминологический подход jc анализу экономической преступности лишь относительно ограничен рамками действующего уголовного за­конодательства. Формальные ограничения этими рамками исключили бы возможность выявления криминальных связей различных категорий преступников, действующих непосредственно в сфере экономической


деятельности или, условно говоря, на ее ближайшей периферии, а это очень важно для понимания и оценки значимости ряда факторов де­терминации экономической преступности. Не только научные иссле­дования, но прежде всего следственно-судебная практика свидетель­ствуют, что «в современном обществе экономическая преступность не могла бы существовать в таких масштабах, если бы не имела крепких тайных корпоративных связей как с политическим истеблишментом, так и уголовным миром. Бизнесмен-деликвент и коррумпированный чиновник быстро находят взаимопонимание. Их сближает общий интерес — извлечение личной выгоды в обход установленных пра­вил».1


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 15; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.029 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты