Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Взаимозависимость и соотношение следующих факторов: уровня образования, состояния опьянения, поведения потерпевшего 7 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

Среди ситуаций, в которых потерпевшие от краж личного имуще­ства ведут себя неосмотрительно, демонстрируют элементарную не­критичность, надо указать и на кражи, совершаемые способом «под­сидки» (чаще всего на вокзалах, пристанях); наема «домработниц» без рекомендаций.

Особый случай беспечности, невнимательности потерпевших — ситуации краж из карманов, сумочек. По сути дела, именно в этих ситуациях, в отличие от других краж, преступник-вор встречается со своей жертвой не заочно, а непосредственно. Оценивая свои шан­сы на успешное совершение кражи, преступник исходит не из того, что оставил ему владелец имущества в виде обстановки, в которой предстоит осуществить преступное намерение (запертая или открытая дверь; автомашина с «секреткой» или без нее; белье, выве­шенное под присмотром или без него, и т. д.), а из возможности не­посредственного противодействия со стороны потерпевшей^ Если кража «прошла», значит, преступник оказался достаточно прозор­ливым психологом, а его жертва — неподготовленной для защиты своего имущества в данной конкретной ситуации. И это при усло­вии, что почти исключены положения, когда бы потерпевший объективно не мог противодействовать преступнику или, во всяком случае, заметить его действия.

По крайней мере, один практический вывод из этого положения сле­дует: если преступник находит в массе людей того, кто привлекает его внимание, есть смысл и сотрудникам правоохранительных органов в определенных случаях работать «от потенциального потерпевшего»,


П(асим образом выходя на Преступника. Это тем более полезно, что про-фЬыактика краж из карманов сводится в основном к задержанию с по-лщчным в момент покушения. >В конечном счете криминологически значимы два момента:

а) действительно ли неосмотрительное поведение потерпевшего спо-1 собствовало преступнику-вору;

ф) мог ли потерпевший реально представить себе последствия свое-| го поведения,

|:слл эти моменты налицо, есть все основания требовать от потен­циальной жертвы разумного поведения.

Итак, можно сделать вполне определенный вывод о том, что наибо­лее успешное предотвращение краж личного имущества граждан воз­можно лишь при учете негативных обстоятельств, связанных с поведе­нием потерпевших в самых различных вариантах.



Профилактические меры виктимологического содержания должны включать (в самом общем виде):

а) правовую пропаганду, разъяснительную работу среди населения, имеющую целью показать гражданам опасность и распространен­ность краж, способы действий и уловки преступников. Использо­вать здесь можно и средства массовой информации, и предупреди­тельные плакаты типа «Ищите преступника», индивидуальные беседы и т. д.;

б) меры по активизации населения, направленные на то, чтобы граждане устанавливали индивидуальные технические срдства по охране квартир, в том числе и сигнализацию;

в) меры, обеспечивающие возможность сохранности имущества лиц, проживающих в общежитиях, гостиницах,— организацию камер хранения, соответствующую подготовку и обучение работ­ников гостиниц, общежитии;

г) непосредственное наблюдение за лицами, ведущими себя не­осмотрительно в общественных местах, торговых предприятиях, на вокзалах и т. д.;

д) индивидуальную работу с лицами негативного и в то же время опасного для них (точнее, для их имущества) поведения; своеоб­разную виктимологическую индивидуальную профилактику;

е) организацию ликвидации с улиц и общественных мест лиц, нахо­дящихся в состоянии алкогольного опьянения.




Перечень предупредительных мероприятий виктимологаческого характера этим не исчерпывается. В практической деятельности орга­нов внутренних дел, богатой разновидностями конкретных ситуаций, он может быть дополнен и углублен.

Типология потерпевших от краж

Tun потерпевшего — инициативный: мужчина (женщина), как пра­вило, активного возраста; физически достаточно развит; отличается житейской сметкой; осторожен; предусмотрителен; разумно подозри­телен; смел настолько, чтобы принять меры к задержанию вора с по­личным; защиту своего имущества обеспечивает в пределах финансо­вых возможностей. Род занятий любой, но не криминальный.

Психология собственника основана на позитивных факторах (иму­щество «честного происхождения»). Меры^охраны соотносит с оцен­кой возможного материального ущерба; не прибегает к использованию опасной для жизни вора техники, при задержании не идет на причине­ние серьезного физического вреда вору. Это личность положительная с обеих позиций применительно к данному виду преступления - и вик-тимологических, и уголовно-правовых.

Тип потерпевшего инициативный: личностные параметры такие же. Занимается бизнесом, часто близким к криминальному или кри­минальным. Имеет значительную собственность (движимость и не­движимость). Психология гипертрофирована до уровня «инстинкта собственника». Принимает предупредительные меры защиты своего имущества, не сообразуясь с их опасностью для посягателя. Жизнь и здоровье вора открыто считает меньшей ценностью, чем его собствен­ность. При такой позиции может Оказаться виновным в неумышлен­ном причинении вреда здоровью и даже смерти. В определенных ситу­ациях способен на умышленное причинение физического вреда жизни и здоровью посягателя. Это тип личности с высокой ситуативной, но нейтрализуемой потенциальной жертвой виктимностью. При осуще­ствлении защитных мер может оказаться в роли преступника.

Тип потерпевшего ~-t некритичный (с элементами пассивного): муж­чина или женщина, систематически употребляющие спиртные напит­ки, возраст самый различный; образовательный и культурный уровень низкий; чаще рабочий или пенсионер; деградируетла почве пьянства; интеллект понижен До такой степени некритичности, что чувства опас­ности не испытывает. Доводит себя до такой степени опьянения, что совершенно не осознает происходящего. Это типичная жертва так на­зываемого обирания пьяных. ,


&

I Тип потерпевшего некритичный (с элементами активного неосоз­нанного подстрекателя): мужчина или женщина самого различного воз-р|ста; коммуникабельность повышенная, выражающаяся в стремлении к Контактам с незнакомыми лицами с целью употребления спиртного и^и вступления в интимные отношения (того и другого); отсутству­ют элементарная осторожность и чувство опасности; легковерен; ак­тивен — сам создает виктимоопасную ситуацию. Типичная жертва кррик, совершенных из квартир приглашенными преступниками.

•Тип потерпевшего — некритичный (с элементами пассивности или неосознанного подстрекательства): мужчина или женщина самого различного возраста и социального статуса; положительно характери­зуются, но ийлишне доверчивы, неосторожны, не предусмотрительны, не умеют распознавать виктимоопасные ситуации. Типичные ситуа­ции виктимизации отТсраж! — наем домработниц или сдача квартиры временным жильцам, о которых ничего не известно, и т. п.

6.2. Мошенничество: жертвы и ситуации

Мошенничество (ст. 159 УК РФ) — преступление, обнаруживаю­щее в последние годы очевидную тенденцию к росту. Если в 1991 г. в России было совершено 16 623, в 1992 г. - 19 701, в 1993 г. - 47 981 преступлений данного вида, то в 1997 г. — уже 77 757, в 1998 г. — 76 695, в 1999 г. — 83 624. Опрос населения в Санкт-Петербурге по­казал, что в 1998 г. стали жертвами мошенничества 19,9%, в 1999 — 20,6%, в 2000 г.- 19,8% опрошенных [78, с. 255; 45, с. 24; 31, с. 52]. Мошенничество можно разделить на общеуголовное, которое имеет место в бытовой сфере, в области личных имущественных отноше­ний между гражданами, и экономическое. Под последним понимает­ся мошенничество, посягающее на экономическую безопасность хо­зяйствующего субъекта независимо от форм собственности или на большую группу людей.

Экономическое и общеуголовное мошенничество имеют суще­ственную криминологическую разницу. Различие состоит в характе­ристиках личности преступников и жертв, способах совершения мо­шенничества, детерминантах преступлений, суммах ущерба. Мы начнем с виктимологических характеристик общеуголовного мошен­ничества, имеющего во всем мире (Россия — не исключение) много­вековую историю.


Жертвы общеуголовного мошенничества — лица, страдающие от мошенничества, совершаемого на мелком бытовом уровне: при покуп­ке валюты с рук, при игре в наперсток и т. п.

Среди потерпевших от мошенничества 28,0% составляют мужчины и 72,0% женщины. Объясняется это тем, что значительная часть мо­шенничества связана с различного рода «продажами» и ворожбой, а клиентура преступников в таких случаях, как правило, женщины. Приведенная ниже таблица дает представление о возрастном составе потерпевших и характерном для каждой возрастной группы поведении

(табл. 6.1).

Таблица 6.1

_ Негативное Возраст, % тельное Негативное поведение, лет поведение поведение % от данной категории До 18 3,0 ^.0 2,0 66.7 19-25 14,0 4.0 10,0 71,5 26-30 29,0 12.0 17,0 58,6 * 31-40 25,0 6,0 * 19,0 76.0 41-50 11,0 1,0 10,0 ЭО',9 51-60 12,0 2,0 10,0 83,4 Старше 60 6,0 — 6,0 100,0  

Из 74% фактов негативного поведения 16% приходится на долю мужчин, остальные 58% — женщин. Заметна и определенная тенден­ция к возрастанию доли негативного поведения по мере «старения» потерпевших.

Негативное поведение по возрастным группам применительно к полу потерпевших характеризуется следующими данными (табл. 6.2).

Таблица 6 2

Возраст, Негативное Негативное Общее негативное лет поведение мужчин поведение женщин поведение 14-17 - 66,7 66.7 18-25 7,6 " 63,9 71,5 26-30 3,5 55,1 58,6 31-40 28,0 48,0 ' 76,0 41-50 36,3 54,6 90.9 51-60 9,5 74,9 83,4 Старше 60 33,3 66,7 100,0  

 

 

1 Среди потерпевших лица с высшим образованием составляют Щ$%, с неполным высшим — 5,0%, средним — 18,0%, неполным сред­ним — 43,0%, начальным — 18,0%, без образования ~ 2,0%.

' Процент негативного поведения потерпевших от общеуголовного мо­шенничества высок по всем возрастным и образовательным 'Категориям, причем удельный вес корыстного и провоцирующего поведения прямо пропорционален уровню образования (выше уровень — выше процент), а удельный вес некритичного, излишне доверчивого поведения — обратно пропорционален образовательному уровню жертвы. Вероятно, эти зави­симости отражают степень и характер активности жертв, в одних случаях действующих с определенной инициативой (ищущих возможности удов­летворить свои интересы и нередко понимающих неприглядность изби­раемого пути, хотя и щ сознающих^что становятся жертвой мошенника), в других — лишь пассивно поддающихся, Попадающих в ловушку, рас­ставленную преступником, хотя в ряде случаев им и не чужд корыстный интерес. Первое более Характерно для лиц достаточно развитых, второе — для лиц, в определенной мере ограниченных [11, с. 313-323].

Поведение потерпевших в соотношении,с их образованием проявляется как виктимологически значимое следующим образом

Потерпевшие с высшим образованием

Поведение положительное: потерпевшие повода к совершению пре­ступления не давал», обстановка была такой, что1 догадаться об обмане было невозможно, каких-либо корыстных целей у потерпевших не было (21,4%).

Поведение отрицательное:

* потерпевшие имели корыстные намерения, преследовали цель наживы (64,4%)^

* проявили элементарную безграмотность, суеверие, излишнюю доверчивость, некритичность (7,1%)-

» фактически провоцировали мошенничество, наталкивали пре­ступника на мысль о преступлении (7,1%).

В общей сложности потерпевших с отрицательным поведением78,6%.
Потерпевшие с неполным высшим образованием '
Поведение положительное (аналогично указанному выше)—40,0%.
Поведение отрицательное:

* потерпевшие имели корыстные мотивы, преследовали цель нажи­вы (40,0%);


\

» проявили элементарную безграмотность, суеверие, излишнюю
доверчивость, некритичность (20,0%). <

В общей сложности потерпевших с отрицательным поведением 60,0%.

Потерпевшие со средним образованием

Поведение положительное (аналогично приведенному выше) — 27,7%; Поведение отрицательное:

* потерпевшие имели корыстные мотивы, преследовали цель нажи­вы (38,9%);

Ф проявили элементарную безграмотность, суеверие, излишнюю доверчивость, некритичность (33,4%).

В общей сложности потерпевших с отрицательным поведением 72,3%.

Потерпевшие с неполным средним образованием

Поведение положительное (аналогично приведенному выше) — 27,7%;

Поведение отрицательное:

* потерпевшие имели корыстные мотивы, преследовали цель нажи­вы (36,0%);

* проявили элементарную безграмотность, суеверие, излишнюю доверчивость, некритичность (29,4%); f

* * фактически провоцировали мошенничество, наталкивали пре­ступника на мысль о преступлении (6,9%).

В общей сложности потерпевших с отрицательным поведением 72,3%.

Потерпевшие с начальным образованием

Поведение положительное (аналогично приведенному выше) — 16,7%. Поведение отрицательное:

* потерпевшие имели корыстные намерения, преследовали цель на­живы (16,7%); '

* проявили элементарную безграмотность', суеверие, излишнюю до­верчивость, некритичность (55,5%);

» фактически провоцировали мошенничество, наталкивали пре­ступника на мысль о преступлении (11,1%).

В общей сложности потерпевших с отрицательным поведением 83,3%.


*

\ Потерпевшие, не имеющие образования «. Поведение положительное — отсутствует.

} Поведение отрицательное: проявили элементарную безграмотность, суеверие, излишнюю доверчивость, некритичность (100,0%).

.Мошенничество обязательно связано с обманом, злоупотреблением доверием, и здесь особое криминологическое качество приобретает степень критичности, и доверчивости жертвы, своим поведением объективно способствовавшей мошеннику. Очевидно, что поведение жертвы, совершенно незнакомой с мошенником и слепо ему поверив-шеД и поведение жертвы, хорошо знающей преступника и поддавшей­ся на обман, яе могут быть одинаково расценены с криминологических позиций, если рассматривать это поведение как реализацию опреде­ленных качеств личности потерпевшего.

По нашим данным, были знакомы с преступником 56% потерпев­ших, а 44,0% знали преступника до преступления, что, естественно, отразилось на их критичности: 23,0% потерпевших были постоянными знакомыми преступников; для 21 % это знакомство носило случайный, эпизодический характер. Среди мужчин-потерпевших только 35,7% не были знакомы с преступником, а среди женщин-потерпевших этот процент поднимается до 60,4%. По-видимому, причина такого поло­жения кроется в характере мошенничества. Именно женщины — ос­новная масса потерпевших от мошенничества, заключающегося в про­даже поддельных золотых вещей и драгоценных камней, денежных и вещевых кукол, ворожбе, т. е. преступлений, совершаемых мошенни­ками, «работающими» исключительно в расчете на незнакомую жерт­ву.1 Имеет определенное значение и семейное положение женщин, по­скольку в ряде мошенничеств преступниками использовались такие интересы женщин, как удержание мужа или его возврат, приворажи-вание жениха и т. д. Замужние женщины составляют около 90% от чис­ла женщин-потерпевших.

С учетом специфичности мошенничества рассмотрим поведение потерпевшего по следующим позициям:

а) корыстное или провоцирующее;

б) излишне доверчивое, некритичное, основанное на суеверии;

1 Надо сказать, что способы мошенничества и отношения, связывающие пре­ступника и потерпевшего (знакомы или нет), очевидно дифференцируются: для одних способов мошенничества характерно отсутствие знакомства, для других, наоборот, наличие его.

ч


в) положительное, т. е. не связанное с негативными мотивами или некритичностью потерпевшего;

г) создавшее условия, позволившие преступнику продолжать пре­ступную деятельность.

Поведение потерпевшего, в основе которого лежали корыстные мотивы или провоцировавшие преступника на совершение мошенничества Потерпевшие этой категории составляют 42,5% от общего количе­ства потерпевших. При рассмотрении ситуаций следует иметь в виду, что здесь, как в любом мошенничестве, есть обман или злоупотребле­ние доверием, а значит, чрезмерная доверчивость потерпевшего, одна­ко превалирует по криминологическому значению все же корыстная заинтересованность, использованная преступником.

Так, если потерпевший сам обращается с просьбой, в его действиях уже есть момент толчка, в других случаях — налицо не столь активное, йо также корыстнбе поведение. Для всех потерпевших (среди них не­мало людей с высоким образовательным уровнем) характерно созна­тельное нарушение моральных норм, в основе их поведения лежит от­кровенный эгоизм.

Иногда действия потерпевших перерастают в преступные: напри- ч мер, при попытках дать взятку через мошенника, который, конечно, просто присваивает полученные деньги.

Негативный, корыстный характер поведения потерпевшего очеви­ден и в случаях мошенничества, совершаемого «фармазонами» и «ку­кольниками». В данной ситуации потерпевшему вручается денежная или вещевая кукла, или он -«по дешевке» приобретает поддельное зо­лото, драгоценные камни.

Поведение потерпевшего,

в основе которого лежали излишняя доверчивость, некритичность, суеверие

Всего потерпевших по таким ситуациям — 31,5%.

Чрезмерная доверчивость потерпевшего иногда реализуется fi ситу­ациях, где подозрительность должна была бы быть естественным след­ствием конкретной обстановки.

Т. в бане спросил у встретившегося ему Л., где можно сдать в мелкий ре­монт куртку, и тот, сориентировавшись, тут же представился ему мастером по бытовому ремонту. Т. вручил мошеннику куртку, даже не спросив, где находится мастерская, не удивившись тому, что заказы принимаются без оформления, прямо на лестнице.


> Поразительную доверчивость проявляют потерпевшие от мошенни­честв, связанных с гаданием, ворожбой. Обычно потерпевшие подда­ются на обещания излечить от болезни, возвратить или приворожить любовника, мужа, несколько реже — «навести порчу» на врага, сопер­ника и т. д. В последние годы мошенничество этого рода поставлено на поток. Достаточно почитать объявления колдунов, магов и иньгх «спе­циалистов», обещающих всякие чудеса.

Практика часто1 сталкивается с ситуациями, в которых мошенник выступает в роли официального лица, уполномоченного для сбора де­нег под различными предлогами. Причем легенды преступников не­редко настолько неправдоподобны, что должны были бы по самым эле­ментарным соображениям вызвать сомнения у потерпевшего.

Б. собирала по квартирам деньги на поставку продуктов по очень низким ценам, и поверивших ей оказалось немало.

Среди жертв мошенников в таких ситуациях отнюдь не только лег­коверные, недостаточно образованные люди. Большинство жертв име­ют среднее и более высокое образование. Надо сказать, что в ситуации с Б. некоторые лица, поддавшиеся на обман, догадались об этом и забрали деньги назад. Так что в подобных ситуациях можно говорить не только о некритичности, но и замедленной аналитической реакции, при которой ситуация оценивается потерпевшим с некоторым, в принципе нормаль­ным, опозданием.

Всего потерпевших, которые по обстановке не могли заподозрить обмана и не преследовали корыстных целей, — 26,0%.

Объективно поведение любого потерпевшего от мошенничества, коль скоро оно дало возможность преступнику совершить преступле­ние, носит в криминологическом плане негативный характер. Однако мы рассматриваем его как положительное, поскольку никаких практи­ческих возможностей разобраться в ситуации потерпевший не имел и никакие отрицательные качества его личности (прежде всего корыст­ность) преступником использованы не были. Среди ситуаций подоб­ного плана следует назвать приобретение вещей по нормальной цене и в обычной обстановке, не дающей оснований опасаться обмана (в ито­ге выясняется, что вещь некачественная, или вообще обещанной по­купки покупатель не получает).

Довольно широко распространены «сдачи квартиры внаем». По­терпевших нельзя упрекнуть в излишней доверчивости, так как они осматривают квартиру и только после этого вручают деньги. Истин-


ный смысл поведения мошенника выясняется лишь после отказа во вселении на жительство.

Имеют место ситуации, когда потерпевший становится жертвой хо­рошо известного ему лица, обращающегося с просьбой о займе, пред­ложением оказать вполне приемлемую услугу и т. д.

Потерпевшие, поведение которых создало условия, позволившие мошеннику не только совершить преступление, но и продолжать пре­ступную деятельность, составляют 63%.

Практика насчитывает множество случаев, когда помимо или наря­ду с поведением потерпевшего, которое облегчило, сделало возмож­ным совершение мошенничества в отношении его самого, поведение обманутого, последовавшее за совершенным преступлением, позволи­ло преступнику продолжать преступную деятельность. С криминоло­гических позиций такое поведение — одно из условий, способствую­щих совершению преступления. Это, однако, только одна сторона дела, ибо поведение потерпевшего в связи с совершением преступле­ния, но уже после того, как это произошло, в определенном аспекте раскрывает криминологическую характеристику данного лица.

Рассмотрим эти ситуации. Нередко потерпевший, передав деньги мо­шеннику (часто сумму значительную) и убедившись, что его обманули, требует деньги назад, но, не желая придавать делу уголовно-правовую окраску, в милицию не обращается. В конце концов следует обращение в суд (не милицию) с иском о возврате денег, данных взаймы. Смысл такого поведения очевиден: получить назад деньги любой ценой, даже ухода от ответственности заведомого преступника. Потерпевший заве­домо лжет относительно истинного содержания «сделки», но иначе он часто и поступить не может; например, передав деньги для взятки за по­лучение квартиры, рассчитывать на такой исход не приходится — мож­но оказаться на Скамье подсудимых рядом с мошенником. Активность потерпевшего, добивающегося возврата денег, может быть различной, но в любом случае время, которое преступник имеет на совершение дру­гих преступлений, следует отнести на счет потерпевшего.

Возврата денег потерпевшие добиваются и без обращения в суд. Они проявляют максимальную инициативу в розыске мошенника и получения денег, употребляя самые различные формы воздействия на него (от угроз до пЬосьб). Иногда действия потерпевшего перерастают в самоуправные: otf отнимает у мошенника вещи, продает их в счет долга. Инициативность потерпевшего отнюдь не выражение высокой сознательности; ему безразлично все, что лежит за пределами пробле-


мы «деньги нааад». Известны случаи, когда потерпевший терпеливо ждет очередного мошенничества и добивается возвращения денег из тех, которые преступник получил у очередной жертвы.

Нередки ситуации, в которых потерпевший, убедившись в обмане, никуда не обращается и не принимает мер к возврату денег. Мотивы такого поведения следующие: чувство собственной вины, понимание, что не следовало верить, убеждение, что «все равно ничего не вер­нешь», и т. д. Такое «бескорыстие», возможно, и выглядит более при­влекательно и соответствующим образом положительно характеризу-ет/потерпевшего, однако криминологически оно означает создание обстановки, способствующей совершению новых преступлений, обста­новки безнаказанности. Такое поведение несколько сродни непроти­водействию в преступлениях против личности.

Весьма часто потерпевшие, получив назад свои деньги или вещи, никуда не сообщают о мошенничестве, хотя лично их материальным интересам привлечение мошенника к уголовной ответственности ни­чем не грозит. Откровенное равнодушие, безразличие к интересам дру­гих лиц и общества в целом часто определяют негативные криминоло­гические характеристики этих потерпевших.

Очень часто потерпевший не сообщает в органы милиции о мошенни­честве в случаях, когда причиненный материальной ущерб незначителен. Потерпевший сводит понимание общественной опасности мошенниче­ства к денежной оценке ущерба, да к тому же присваивает себе право ре­шать за государство, насколько в действительности опасны действия пре­ступника. Такое поведение—это выражение общественной пассивности, правовой неграмотности, равнодушия к общественным интересам.

Встречаются ситуации, когда потерпевший избирает совершенно правильное направление защиты своих интересов, обращается в орга­ны милиция, но делает это с таким опозданием, что преступник успе­вает совершить еще несколько преступлений. При этом надо иметь в виду, что промедление не связано с непониманием ситуации. Это след­ствие безынициативности, несообразительности, отсутствия чувства ответственности.

Типология потерпевших от мошенничества (жертв)

Легковерность, некритичность являются типичными личностными качествами большинства потерпевших от мошенничества; корысть, жадность, эгоистичность — для значительной части (42,5%).


Тип потерпевшего некритичный корыстной мотивацией): Ко­рыстный потерпевший может быть и мужчиной, и женщиной; воз­раст средний, пожилой (реже — молодой); образовательный и куль­турный уровень сравнительно высокие — вплоть до высшего образования; правосознание развито односторонне: искренне счи­тает преступлением насилие над личностью, воровство и др., но вместе с тем готов оправдать любое свое деяние, если оно ему вы­годно и вся сомнительная часть дела исполняется чужими руками. Жаден, эгоистичен, пренебрежительно относится к общественным интересам, стремится удовлетворить свои потребности, интересы за счет других. Убежден в оправданности обходных путей (именно для себя, а не для других). Некритичен, легковерен, доверчив — не ви­дит очевидной опасности ситуации. Иногда некритичность сочета­ется с подозрительностью, опасением обмана, но желание «полу­чить» побеждает. Потерпевшие этого типа могут быть и менее «облагороженными»: это лица, преследующие цель обмануть, но сами попадающиеся в сети мошенника.

По классификации это тип некритичного потерпевшего, корыстно­го и легковерного, эгоиста, предпочитающего идти с «черного хода».

Тип потерпевшего — некритичный: мужчина или женщина любого возраста, образовательный и культурный уровни невысокие. Не­критичен, легковерен, необычности ситуации и ее последствий не ви­дит. Пассивен, легко внушаем, не корыстен. Суеверен — мотивы дей­ствий: желание вылечиться, получить лекарство, облегчить участь близких «колдовством», приворожить и т, д. (типичные жертвы цыга­нок-ворожей).

Разновидность этого типа—легковерные, с замедленным^ реакция­ми, стесняющиеся высказать свои подозрения потерпевшие (типич­ные жертвы мошенников, выдающих себя за должностных лиц). ,

Наконец, следует иметь в виду и потерпевших, поведение кото­рых положительное, а обстановка, в которой они становятся жерт­вами мошенников, как правило, не давала оснований для подозре­ния.

Тип потерпевшего — некритичный (жертва экономического мошен­ничества): лицо любого пола, не приспособившееся к условиям «ди­кой» рыночной экономики, доверившееся рекламе, не обладающее не­обходимой критичностью, здравым смыслом, абсолютно нёграмотнре в экономике и поэтому верящее в возможность сравнительно быстрого обогащения.


6.3. Разбой, грабеж, вымогательство: • жертвы и ситуации

Грабежи в структуре преступлений против собственности составля­ют примерно 8,0%,(в 1997 г. зарегистрированы 112 049, в 1998 г. — 112 361, в 1999 г. - 138 970 грабежей), разбои - 2,4% (в 1997 г. зарегистри-ро'вано 34 3f7, в 1998 г. -38 509, в 1999 г. - 41 305 разбойных нападе­ний). В1997 г. в стране было зарегистрировано 14 503, в 1998 г. —15 991, в 1999 г. — 14613 вымогательств, но в действительности их значительно больше (латейтность вымогательства оценивается от 50 до 70%) [45, с. 323,324].

Если в 1989 г. вымогательств в России было совершено всего 4620, т. е. 0,3% от общего количества преступлений, то в 1995 г. — 15 959, или 0,6% [58, с. 63-64]. В общей массе преступлений грабежи и разбои со­ставляют 5-6% (в 1991 г. грабежи составили 4,7; в 1995 г. — 5,1%; в

1998 г. - 5,1%; разбои составили в 1991 г. 0,8; в 1995 г. - 1,4; в 1998 г. -
1,5%).' !

По данным опроса населения Санкт-Петербурга, жертвами грабежа и разбоя стали в 1998 г. - 9,2%; в 1999 г. - 7,0%; в 2000 г. - 8,0% опрошен­ных петербуржцев. Жертвами вымогательства стали в 1998 г. — 5,4%; в

1999 г. - 6,7%; в 2000 г. - 4,7% опрошенных [91, с. 52]

Каждый третий грабеж и каждое пятое разбойное нападение (36% разбоев — групповые) совершаются на улицах, во дворах и т. п. Как пра­вило, это безлюдные улицы, глухие дворы и неосвещенные территории, а Также подъезды домов, лифты. Нападениям подвергаются также шо­феры такси и водители личного транспорта [64, с. 324]. Грабежи и раз-боигсовершаются преимущественно в вечернее и ночное время, грабежи и разбойные нападения с проникновением в квартиры — днем.

По данным опроса населения, в Санкт-Петербурге подверглись на­падению в жилом помещении в 1998 г.- 22,7%; в 1999 - 32,8%; в

2000 г. — 23,7%; на улице, в ином общественном месте —Соответствен­но 77,3; 67,2; 74,3% опрошенных [91, с. 53].

1 См,: Криминология/ Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. Е. Эминова. М., 1997, С. 370; Преступность и правонарушения (1991-1995). М. 1996. С. 89,96. Лу-неев В. В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ М.,1998. С. 246. По данным В. В. Лунеева, грабежи и разбои в 1994 г. составили 7,12% по другим — чуть более 8% (См.: Криминология/ Под ред. Н. Ф. Куз­нецовой и Г. М. Миньковского. М., 1994.)


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 7; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.018 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты