Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Идеи принципа сперматозоида в Евангелии от Матфея




Читайте также:
  1. Взаимоотношения принципала, агента и третьих лиц
  2. Глава 3. Кодификация принципа
  3. ДВЕНАДЦАТЬ ТЕОРЕМ ВСЕОБЩЕГО ПРИНЦИПА
  4. Действие принципа состязательности в последующих стадиях процесса
  5. Действие принципа состязательности в процессе доказывания
  6. Идеи принципа сперматозоида в Ветхом завете
  7. Идеи принципа сперматозоида у Ницше
  8. Идеи принципа сперматозоида у Сенеки
  9. Идеи принципа сперматозоида у Шопенгауэра

Из Нового завета в своей работе я чаще всего обращаюсь к Еван­гелию от Матфея. В нем мне больше всего увиделись идеи гештальт­терапии. Кроме того, там также прослежива­ются идеи трансактного и экзистенциального анализа, сце­нарного перепрограммирования и т. д. Разница только в том, что Иисусу Христу удавалось получить эти результаты в одно мгновение, а психотерапевтам приходится много и упорно работать.

«Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков; не нарушить пришел Я, но исполнить» (Матф. 5, 17).

«Вы слышали, что сказано древним: «не убивай; кто же убьет, подлежит суду». А Я говорю вам, что всякий, гневаю­щийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто скажет брату своему «рака» (пустой человек), подлежит синедриону (верховному судилищу); а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной» (Матф. 5,21—22).

«Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье...» (Матф. 5,25).

Если подумать, то Иисус Христос прав. Что такое гнев? Это незавершенное убийство. Животное не гневается -- оно приходит в ярость. Глаза при этом становятся широкими, пасть раскрывается в оскале, лапы готовы к удару, и живот­ное сразу же нападает. В социуме ярость показывать не по­ложено, набрасываться опасно. И вместо ярости возникает гнев. При этом сдерживается агрессия, которая должна быть направлена вовне. Сжимаются кулаки, стискиваются челю­сти, раздуваются крылья носа. Агрессия, которая должна быть направлена на другого, направляется на себя. Если человеку часто приходится гневаться, у него постепенно портится характер, а на лице застывает недовольное выра­жение. Он перестает осознавать, что находится в постоян­ном эмоциональном напряжении. Рано или поздно посто­янно гневающийся человек, пытаясь найти причину своих неудач, начинает кого-то ненавидеть. Нельзя жить с нена­вистью в душе. Христос заботился не о врагах наших, а о нас. Когда есть нена­висть в душе, найдешь, кого ненавидеть. Эти рассуждения помогли мне понять, что мириться друг с другом нужно как можно быстрее и нельзя гневаться на дру­гого человека. В свете гештальт­терапии гнев — это признак незавершенного гештальта. Однако одной проповеди недо­статочно, нужна кропотливая работа пациента и врача.



«Вы слышали, что сказано древним: «не прелюбодействуй». А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вож­делением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Матф. 5, 27-28).

И опять правильно! К сожалению, когда отношения между супру­гами не налажены, остаются неудовлетворен­ными те психологические и сексуальные потребности, ко­торые можно удовлетворить только с партнером противо­положного пола. Если эти потребности не удовлет­воряются в семье, а мораль не позволяет вступить в контакт с другим партнером, то волей-неволей человек начинает прелюбо­действовать «в сердце своем».

Недостаток религиозных догм, как я уже отмечал, за­ключается в том, что они просто запрещают человеку что-то делать, ибо это может привести к беде. И только психо­терапия учит человека жить так, чтобы он не нарушал в общем-то разумных социальных норм не потому, что это запрещено, а потому, что нет потребности это делать.

«Еще слышали вы, что сказано древним: «не преступай клятвы...». А Я говорю вам: не клянись вовсе... <...> Но да будет слово ваше: «да, да», «нет, нет»; а что сверх этого, то от лукавого» (Матф. 5, 33—34, 37).



Замечено, что тот, кто чересчур старается уговорить кого-то, обма­нывает. Аффектируется то, чего нет на самом деле. Замечено, что когда человек клянется, то часто клят­ву свою нарушает. Это вытекает из природы человека делать все наоборот. Я бы к этому еще добавил, что не следует тре­бовать клятвы с другого человека. После того, как она дана, она скорее будет нарушена.

«Вы слышали, что сказано: «око за око, и зуб за зуб». А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую...» (Матф. 5, 38, 39).

На этом основано сформулированное мною правило принципа амор­тизации. Правда, я сделал некоторое уточ­нение: «Если ты видишь, что кто-то хочет тебя ударить, постарайся сделать так, чтобы он промахнулся».

«Вы слышали, что сказано: «люби ближнего твоего и не­навидь врага твоего». А Я говорю вам: любите врагов ваших, благослов­ляйте проклинающих вас, благотворите ненавидя­щим вас и моли­тесь за обижающих вас и гонящих вас...» (Матф. 5, 43-44).

Важная мысль. Врагов действительно следует любить, ибо от них больше толку, чем от друзей, — они тебе не по­зволяют расслабиться, они тебя тренируют.

«Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного. Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры и в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже полу­чают награду свою. У тебя же, когда творишь мило­стыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, что­бы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тай­ное, воздаст тебе явно» (Матф. 6, 1—4).



Ниже я хочу привести фрагмент психотерапевтическо­го занятия, посвященного этой теме.

«Вы можете спросить, а существуют ли бескорыстные поступ­ки? Существует ли благодеяние? Да, существует! Это тогда, когда «левая рука твоя не знает, что делает правая». Если я знаю, что я сде­лал благодеяние, то это и есть награда за мой поступок, и я не буду требовать благодарности за свое деяние, ибо если я требую благо­дарности, это уже не благодеяние. Тем, кому я сделал что-то хоро­шее, я должен сказать спасибо за то, что они приняли от меня мое деяние, и не буду ждать благодарности.

Поэтому я хочу сказать спасибо моим детям за то, что они с моей помощью выросли достойными людьми, ибо если бы они этого не сделали, как бы я мог считать себя хорошим отцом? Я хочу сказать спасибо моим больным за то, что они выз­доровели, ибо как бы я мог знать, что я хороший врач? Я хочу сказать спасибо моим уче­никам за то, что они стали высококвалифицированными специали­стами и достойными людьми, ибо как бы я мог знать, что я хоро­ший педагог? Я хочу сказать спасибо своей жене за то, что она уже почти тридцать лет живет со мной, не собирается уходить от меня и даже говорит, что я хороший. Если бы она этого не делала, как бы я узнал, что я хороший муж?»

А вот вам и пример благодеяний:

В 1979 г., находясь в состоянии душевного надлома, я слушал лекции профессора С. С. Либиха. Они меня потрясли и совершили переворот в моем сознании. Я стал жить иначе, вышел из душев­ного кризиса, и мои сегодняшние успехи начались с того момента. Но знал ли он, что оказал мне благодеяние? Конечно нет. И когда я сказал ему спасибо в 1992 г., когда нас опять свела судьба, он меня не узнал. Ведь когда он читал лекции, он просто жил для себя.

Я хочу здесь вспомнить своего научного руководителя профес­сора Б. Д. Петракова. Он случайно услышал мое выступление на одной из конференций в 1986 г. Некоторые высказанные мною идеи его заинтересовали. Он сам предложил стать моим научным руко­водителем. Знал ли он, что оказывает мне благодеяние? Конечно не знал! Это он делал для себя. Ему нужно было больше учеников, что­бы стать академиком.

У меня было еще много благодетелей. Всех не перечис­лишь. Всем им я говорил и сейчас говорю спасибо и пыта­юсь оказать им какое-то содействие. Правда, большинство из них в этом не нуждается. Они, мои благодетели, все раз­ные по полу, возрасту, темпераменту, образованию, социаль­ному положению. Но объединяет их одно. Никто из них ни разу мне не сказал, как много он для меня сделал и не тре­бовал благодарности. Если я кого-то из своих благодетелей здесь не назвал, то он не обидится на меня. Ведь если он оказал благодеяние, то не подозревает, что оказал благодеяние. А если он знает, что оказал благодеяние, то это зна­ние и есть ему награда.

Оказывал ли я благодеяния? По-видимому, да, потому что совер­шенно неожиданно люди говорили мне спасибо через много лет после нашей встречи. Я их к этому време­ни уже не помнил, ибо я все время жил для себя!»

«Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подделывают и крадут; Но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляет и где воры не подкапывают и не крадут; Ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. <...> ...Не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело — одежды? <...> Итак не заботьтесь и не говорите: «что нам есть?» или: «что пить?» или: «во что одеться?» ...Потому что Отец ваш Небес­ный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же преж­де Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний день сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня сво­ей заботы»(Матф. 6, 19-21, 25,31—34).

Еще раз внимательно прочитай эти стихи. Ведь здесь просле­живается одна из основных идей гештальттерапии: жить «ЗДЕСЬ и ТЕПЕРЬ». И это не значит, что надо отка­заться от материальных благ. Я разъясняю своим подопеч­ным, что следует заботиться о лич­ност­ном росте (искать Царства Божия), а это значит, и о профес­сиональном. («Сделай свое дело — и ты узнаешь, кто ты». Это уже из экзистенциального анализа.) А раз ты станешь профессио­налом высокого класса, то это все — что есть, что пить или во что одеться — приложится.

Могу привести много клинических примеров, из кото­рых видно, как личностный рост автоматически приводил к материальному благополучию.

Один из моих больных рассказал следующее:

«Я заметил, что, как только на душе стало спокойнее, уменьшил­ся аппетит. Я похудел, хотя мне это не удавалось смолоду, исчезло много потребностей. И еще: не получив прибавки в жалованье, я заметил, что мое материальное благосостояние выросло. Вскоре я стал больше зарабатывать».

Вот еще афоризмы, которыми я постоянно пользуюсь в своей работе.

«Не судите, да не судимы будете: ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучек в глазе брата тво­его, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: «дай, я выну сучек из глаза твоего»; а вот, в тво­ем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего гла­за, и тогда увидишь, как вынуть сучек из глаза брата твоего» (Матф. 7, 1-5).

Здесь прослеживаются идеи проекции. Так, одна боль­ная осуждала половые связи вне рамок законного брака, а потом, когда это случи­лось с ней, она ожидала осуждения со стороны других. Было или не было осуждения со сторо­ны других, но себя она уже судила тем же судом, которым судила других.

И далее очень важное поучение:

«Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего пред свиньями, чтоб они не попрали его ногами своими и, об­ратив­шись, не растерзали вас» (Матф. 7, 6).

Это правило для гениев и талантов.

«Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий нахо­дит, и стуча­щему отворят» (Матф. 7,7— 11).

Опираясь на это высказывание, я рекомендую быстрее давать партнеру обратную связь — объясняться в любви, просить у партнера то, что вам нужно от него, не ждать, чтобы он догадался, добиваться своего, а не ждать, когда тебе это предложат. Помните, об этом я уже говорил?

А теперь случай из практики.

К., видный мужчина 40 лет, жаловался, что ему не везло в люб­ви. Жизнь у него сложилась более или менее удачно, но он с горе­чью вспоминает, что в трех случаях при сильной влюбленности он, с его точки зрения, не пользовался взаимностью и так и не сделал прямого предложения. Я посоветовал ему встретиться с этими те­перь уже взрослыми женщинами и рассказать, что он их когда-то сильно любил. Начал он с самой сильной своей привязанности. От нее он получил несколько пощечин с ком­мен­тарием: «Я приходи­ла к тебе, мы были одни, но ты говорил о сопротивлении материа­лов. Ты хотел, чтобы я сама начала раздеваться?!» Если бы она имела в то время хорошую психологическую подготовку, то сделала бы это. Ведь она его тоже любила. А жизнь ее, видимо, не сложилась, раз она все это помнила...

И, наконец, общий вывод. Золотое правило общения:

«Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними; ибо в этом закон и пророки» (Матф. 7,12).

«И никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из не­беленой ткани; ибо вновь пришитое отдерет от старого, и дыра будет еще хуже»(Матф. 9,16).

Это специально для врачей, когда обдумывают лечение пожилых людей в плане назначения сильнодействующих средств и психоанали­ти­ческих методов лечения.

«Не думайте, что Я пришел принести мир на Землю; не мир пришел Я принести, но меч; Ибо Я пришел разделить челове­ка с отцем его, и дочь с матерью ее, и невестку сосвекровью ее. И враги человеку — домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня...» (Матф. 10, 34-37).

Данное положение взяла на вооружение гештальттерапия. Это борьба со слиянием, одним из защитных механиз­мов, препят­ству­ю­щих личностному росту.

Вдумайтесь в эти слова: «Кто любит отца или мать бо­лее, нежели Меня, не достоин Меня...» Для меня, атеиста, это призыв следовать законам природы, а не ориентиро­ваться на родственные связи.

Широко используется в психотерапевтической работе известная притча о сеятеле.

«...Вот, вышел сеятель сеять; и когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то; иное упало на места каменистые, где не много было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока; Когда же взошло солнце, увяло и, как не имело корня, засохло; иное упало в терние, и выросло терние и заглушило его; иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать» (Матф. 13, 3—8).

Здесь точно описано, как воспринимают идеи личностно ориенти­рованной психотерапии разные группы людей. К ней нечувствительны те, у которых, несмотря на выра­женный невротизм, имеется переживание чувства успеха. Им, что ни делай, что ни говори, все в каменистую почву. Это руководители, почившие на лаврах, это студенты, ко­торые пришли в институт не столько учиться, сколько ве­село провести время Это «новые русские» на стадии накоп­ления богатства.

Ко второй категории лиц относятся больные, настроен­ные на быстрый эффект, посетив два-три занятия группо­вой терапии или психоанализа и получив видимый незначи­тельный эффект, они прекращают работу над собой, перестают посещать занятия группы и через несколько ме­сяцев их знания «засыхают», они утрачивают приобретенные навыки и их положение опять ухудшается. Они забо­левают и обращаются к врачу, который лечит их лекарствами, счи­тая, что личностно ориентированные методы им не подхо­дят. К этой же категории лиц относятся и начинающие пси­хотерапевты, которые с интересом прослушают курс психотерапии, но не решатся исполь­зовать полученные знания, которые от неупотребления вскоре «засохнут». И останутся у них только воспоминания о том, что они слы­шали что-то интересное.

К третьей категории относятся «мудрецы», которые, слу­чайно попав на занятия, постоянно забивают психотерапев­та вопросами и стараются переделать не себя, а его.

К четвертой категории относятся лица, которые пони­мают, что так, как они живут, жить нельзя, втом числе боль­ные, которые осознали, что лекарственное лечение им по­мочь не может. Они находятся вкризисной ситуации и осознают, что следует менять не ситуацию, а самого себя. В эту группу входят и врачи, глубоко разочаровавшиеся врезультатах своей работы и осознавшие, что все время си­дели в кабинете с вращающимися дверями, из которых больные выходили с незначительным улучшением и в ко­торые через некоторое время входили в еще худшем состо­янии. Эта категория лиц, переделав себя, выздоравливала, становилась эффективными впроизводственной деятель­ности.

А следующие строки Евангелия — прямое указание вра­чам быть понятным больному:

«Потому говорю им притчами, что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют...» (Матф. 13, 13).

Нам, врачам, следует объяснять больным так, чтобы они не могли понять нас как-нибудь иначе. К сожалению, мно­гие врачи не владеют приемами рациональной психотера­пии, речь их бывает сухой, непо­нятной и пугающей боль­ного. А следует говорить образно, или, по Иисусу Христу, притчами.

«...Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем»(Матф. 13, 57).

Это испытали на себе практически все. В доме своем тебя по-прежнему считают ребенком, а своих соотечествен­ников мы признаем только после того, как их признали за границей, но не следует убиваться по этому поводу Нельзя же выступать против законов! Да и мне диссертацию уда­лось защитить только после того, как была публикация в иностранном журнале. И это пособие, скорее всего, будет принято научным миром с прохладцей. Сейчас ко мне на прием приходят откуда угодно, приезжают из других горо­дов и стран, но только не мои приятели и коллеги по ин­ституту.

«Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них [учеников] и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное; итак, кто умалит­ся, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном...» (Матф. 18, 2-4).

Это программа для сценарного анализа, задача которо­го — сфор­ми­ровать такой характер, при котором отноше­ние к себе, близким, людям вообще и труду имело бы по­зитивное содержание. То есть человеку надо вернуться к такой системе отношений, которая была у нас, когда мы были малыми детьми. Нам следует отличаться от детей только в одном. Мы должны уметь позаботиться о себе сами, тогда как о детях заботятся другие.

В Евангелии от Матфея можно увидеть и индивидуаль­ный подход, лежащий в основе всех современных течений психотерапии, в частно­сти экзистенциального анализа, рас­сматривающего человеческое сооб­щество как мозаичный рисунок, где каждая часть рисунка абсолютно незаменима, практически всех психоаналитических методик и когни­тив­ной терапии.

«Как вам кажется? Если бы у Кого было сто овец, и одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдет ли искать заблудившуюся? и если случится найти ее, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяноста девяти не заблудившихся» (Матф. 18,12—13).

Для психотерапевта это руководство к действию. Если вдруг кому-то во время сеанса групповой терапии станет плохо и он заплачет, то руководитель бросает всю группу и начинает заниматься только с плачущим. Потом к этому процессу присоединяется вся группа, и нет лучше подоб­ных занятий, именно на них пациенты становятся как дети, возвращаются к самим себе, формируется чувство коллекти­визма и навыки само- и взаимопомощи. Возникает совер­шенно необыч­ная психологическая атмосфера, когда не хочется расходиться и нет потребности говорить. Все сидят молча и не испытывают никаких неудобств, даже если та­ковые в комнате для занятий и имеются — теснота, жара или холод, духота и пр. Как-то на занятиях одна пациент­ка в слезах выбежала из комнаты. Я попробовал продолжить занятия без нее. Ничего не получилось. Я не мог сосредо­точиться, группа меня не слушала. Тогда я вышел и вернул пациентку, и вся группа ею занималась. Все кончилось бла­гополучно, и я понял, что следует оста­вить девяносто девять и искать сотую, заблудшую.

Это крайне необходимо и в масштабе всей страны. Так, США, где психотерапевтические и психологические идеи сильно развиты, готовы послать войска на выручку одного попавшего в беду за рубежом человека. И каждый гражда­нин здесь знает, что если с ним случится что-либо подоб­ное, страна позаботится о нем.

«Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешившему против меня? до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: «до семи», но до седмижды семидесяти раз» (Матф. 18,21—22).

Это следует делать не ради партнера по общению, а ради себя, ибо, как я уже говорил выше, если есть ненависть в душе, всегда найдешь, кого ненавидеть, и гнев твой может пасть на невинного (реакция вымещения). Тогда при сво­их неудачах учитель вымещает свою злость на слегка провинившемся ученике, отец — на ребенке, муж — на жене, начальник — на подчиненном. Но тогда остается нерешен­ной основная проблема, которая часто совсем в другом. Тогда учитель не решит своих проблем в семье, отец — на производстве, у мужа не хватит сил для подготовки докла­да, а у начальника — для решения сложной семейной си­туации.

Хочу заметить, что церковные деятели охотно изучают психотера­пию и психологические науки. Я сам как-то про­водил с ними занятия по трансактному анализу.

И в заключение приведу основную для психотерапии заповедь (об этом я уже много говорил):

«Возлюби ближнего твоего, как самого себя...» (Матф. 22,39).

 

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.013 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты