Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Толпа как социально-психологический феномен

Читайте также:
  1. II. Феноменология общения.
  2. В чем суть экзистенциально-феноменологической стратегии философского мышления?
  3. В чем тайна феномена Шаляпина?
  4. Глава II. Преступная толпа.
  5. Глава IV. Избирательная толпа.
  6. Динамические компоненты психологии нации позволяют осмыслить и наиболее точно выявить специфику проявления и функционирования национально-психологических феноменов.
  7. Естественная и феноменологическая установки сознания. Epoche (эпохе), или феноменологическая редукция.
  8. ИСКУССТВО КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН
  9. КАКУЮ ПРОБЛЕМУ СТРЕМИТСЯ РЕШИТЬ ФЕНОМЕНОЛОГИЯ?
  10. Категории толпа, масса и общественность.

Понятие и теоретические подходы к объяснению феномена поведения че­ловека в толпе.

Толпа как специальный социально-психологический термин имеет несколько отли­чающееся значение от того, которое используется в общем обиходе - собрание людей с определенной целью и намерением. В социальной психологии под толпой понимается бес­структурное скопище людей, лишенных ясно осознаваемой общности целей, но связанных между собой сходством эмоционального состояния, пространственным и временным рас­положением, а также общим объектом внимания. Поведение толпы рассматривается в контексте более широкой категории - внеколлективного поведения. Причем в западной транскрипции оно относится к поведению коллективному, наделяемому несколько иным содержанием и смыслом по сравнению с отечественной традицией. Если в отечественной социальной психологии коллективизм наделяется позитивным значением, предполагаю­щим общность интересов целей, взаимопддержку и т.п., то в западной традиции - он про­тивопоставляется индивидуализму, как характеристике свободы и автономии личности как высшей ценности. В качестве своеобразного компромисса мы все же будем использовать термин внеколлективное поведение.

Исследования поведения толпы имеют длинную историю. Одной из первых работ, в которых представлена попытка теоретического осмысления феномена деструктивного по­ведения человека в толпе является работа Густава Лебона, представившего описание пове­дения революционной толпы во времена Французской революции 1848 года и Парижской коммуны 1871 года. Пытаясь найти обоснование деструктивному поведению казалось бы цивилизованных людей в толпе Лебон пришел к выводу, что толпа продуцирует прими­тивное и гомогенное поведение в силу того, что:

1. Ее члены анонимны и теряют личную ответственность за совершенные
действия.

2. Идеи и мнения быстро распространяются через процесс заражения (когда
выражение эмоций одним человеком инстинктивно вызывают те же эмо­
ции у других людей).

3. Посредством внушения происходит освобождение бессознательных мо­
тивов (подобно гипнотическому внушению.

Общая схема процесса поведения в толпе представлена на рис. Х.Х..

Не смотря на критические высказывания отдельных исследователей в отношении ненаучности подхода Лебона он сохранят свою актуальность и сегодня.



Представители психоаналитического подхода в своих теоретических подходах смещают акценты на приват бессознательных инстинктов в поведении в толпе. Зигмунд Фрейд, например, утверждал что толпа «разблокирует» бессознательное. Моральные стан­дарты сохраняют цивилизованное поведение потому, что они вставлены в человеческую психику как Супер-Эго. В толпе же Супер-Эго подавляется лидером толпы, действующим подобно гипнотизеру, контролирующему бессознательное и нецивилизованные импульсы. Лидер толпы обладает столь мощным влиянием в силу того, что в толпе имеет место регрессирование ее членов до уровня дикой орды с ее первобытными инстинктами. С точки зрения Фрейда цивилизация способна лишь снижать степень влияния харизматического лидера дикой орды, ее «почитаемого отца». Не смотря на метафоричность и искусствен­ность теоретических построений Фрейда, они находят многих приверженцев. В частности, Юрий Олеша облекает его идею в литературную форму - человек подобен троглодиту, а все влияние цивилизации подобно узкой пленке на инстинктах агрессии и разрушения. В экстремальной же ситуации эта пленка легко разрывается представляя примеры разруши­тельного поведения.




Процесс


Феноменология


 


Анонимность

Заражение

Внушаемость


Невидимость, безответственность

Быстрое и непредсказуемое воз­действие на поведение

Примитивные, дикие инстинкты


Отклоняющееся, асоциальное, не­цивилизованное, инстинктивное поведение


Еще одна популярная теоретическая модель предложена Вильямом Макдауголлом (1921). Он характеризовал толпу как чрезмерно эмоциональную, импульсивную, откло­няющуюся, непостоянную, нерешительную, проявляющую грубые эмоции и неопреде­ленные чувства; крайне внушаемую, лишенную способности к размышлениям, вспыльчи­вую, не способную к каким-либо формам сравнения, поддающуюся влиянию, лишенную самосознания, самоуважения и ответственности.

Макдауголл считал, что наиболее распространенными являются примитивные эмо­ции (страх, тревога) и они наиболее легко проявляются в больших объединениях людей. Стимулы, вызывающие примитивные эмоции обладают способностью возбуждать устой­чивые согласованные реакции. Первичные реакции очень быстро распространяются и усиливаются в толпе, каждый член которой подзаряжается реакциями другого. Возникает эффект снежного кома дублирующийся «примитивной симпатией». Этот эффект проявля­ется в случае индивидуальной деперсонализации и потери чувства личной ответственно­сти.

В своих попытках объяснения феномена толпы современные исследователи кон­центрируются на категориях деиндивидуализации и потери самоосведомленности. Термин деиндивидуализация был впервые введен Леоном Фестингером (1952) в качестве антитезы Юнговской «индивидуализации» - «процесс дифференциации, имеющий своей целью развитие индивидуальной личности» (1946). Наиболее полно эта категория разработана Филиппом Зимбардо, считавшим, что пребывание человека в большой группе предостав­ляет ему «плащ анонимности», скрывающий личную ответственность за последствия соб­ственных действий. Это приводит к потере идентичности и снижает заинтересованность в социальной оценке. Именно состояние деиндивидуализированности, иррациональности и регрессивности приводит к отклоняющемуся поведению, т.к. оно становится вне обычного социального и личного контроля. Деиндивидуализация способствует также росту агрес­сивности и экзальтированности, проявлению асоциального поведения.

Тем не менее, в эмпирических исследованиях влияния деиндивидуализации на ха­рактер поведения был получен ряд противоречивых эффектов. Было показано, что простое обеспечение анонимности не всегда приводит к повышению агрессивности или асоциаль-ности поведения. Более того, в ряде исследований, проведенных на солдатах было показа­но, что обеспечение им анонимности приводило к уменьшению интенсивности и силы электрошоковых разрядов применявшихся ими к потенциальному противнику. Наряду с анонимностью должны присутствовать и другие факторы. Например, в исследовании влияния Ку-клукс-клановских балдахинов на поведение людей был убедительно проде­монстрирован рост агрессивности и асоциальности поведения. Эти исследования показы­вают два важных момента:

1. Агрессия и асоциальное поведение не являются автоматическими и неиз­
бежными следствиями анонимности.

2. Нормативные ожидания окружающих в ситуации деиндивидуализации
могут влиять на поведение.

Разрешение этого противоречия послужило основанием для выдвижения в качестве другой причины деструктивного влияния деиндивидуализации способности различения между общественной и частной самоосведомленностью. Снижение внимания к самости (чувствам, мыслям, установкам и другим аспектам самости) отождествляется с деиндиви-дуализацией, но не обязательно стимулирует асоциальное поведение против существую­щих социальных норм. Именно снижение внимания к публичной самости выступает в ка­честве основной причины независимого от социальных норм поведения. Потеря идентич­ности и снижение интереса к социальной оценке предоставляет людям возможность ано­нимности, которая, в свою очередь, обусловливает импульсивность, регрессивность, ирра­циональность и беспрепятственность в силу отсутствия самоконтроля. Точно также как снижение степени самоконтроля и самомониторинга приводит к возрастанию безответст­венности. Факторы, присутствующие в толпе (анонимность, возбуждение, групповое единство и внешний фокус внимания) снижают самоосведомленность и формируют со­стояние деиндивидуализации, способствующей проявлению деструктивного поведения. Эти последствия включают размывание ограничений в отношении импульсивного полве­дения, возрастание чувствительности к непосредственным сигналам или текущему эмо­циональному состоянию, неспособности к мониторингу и регулированию собственного поведения, потере интереса к оценкам окружающих и снижению способности к рацио­нальному планированию. Не смотря на то, что перечисленные особенности не обязательно приводят к проявлениям агрессивности они все же способствуют проявлению асоциально­го поведения.

Другой парной категорий, привлекавшихся к объяснению феномена поведения в толпе являются деривация отношений и социальная обеспокоенность. Их привязка к изу­чению феноменологии толпы была простимулирована психоаналитическим рассмотрени­ем роли фрустрации в коллективном поведении. Состояние депривации отношений возни­кает в случае возникновения у людей ощущения рассогласованности ожиданий с дости­жениями. Депривация отношений может быть эгоистической (основанной на сравнении со схожими другими) или братской (основанной на межгрупповом сравнении собственной группы с другими группами). Братская депривация отношений может создавать основание для социального беспокойства, которое может, в свою очередь проявляться в поведении подобному поведению толпы в таких обстоятельствах как:

1. Агрессия.

2. Отвратительные окружающие условия (например, нестерпимая жара).

3. Символы насилия (например, вооруженная милиция).

4. Соответствующие нормы (например, нормы ограничивающие насилие).
Перечисленные обстоятельства могут провоцировать или триггерировать асоциаль­
ные действия.

Еще одним теоретическим подходом, дающим возможность несколько иного рас­смотрения феномена поведения толпы является теория эмерджентных норм. Данный под­ход фокусируется на анализе внеколлективного поведения как нормативно регулируемого как и все другие типы поведения в группах. Ральф Тарнер считал, что отличительной осо­бенностью поведения толпы является отсутствие формальной организации или традиций установления норм, регулирующих поведение и, как следствие, проблема поведения тол­пы предполагает нахождение объяснения появления норм в толпе (соответственно, «тео­рия эмерджентных норм»). Люди, находящиеся в толпе осознают отсутствие норм регуля­ции поведения - по существу они представляют механическое объединение людей не имеющих истории совместных действий и нормативов регулирования поведения. Их вни­мание сосредотачивается на отличающемся поведении (или поведении различных инди­видов). Такое поведение предполагает наличие норм и возникает давление против непод­чинения. Фокусируясь на нормах, теория эмерджентных норм признает, что члены толпы могут коммуницировать друг с другом в выработке соответствующих норм действий. Тем не менее, общая природа толпы определяется «отличающимся» поведением, в обыденной жизни ассоциируемым с асоциальным поведением. В рамках данного подхода фиксирует­ся два критических наблюдения:

1. Нормативно-регулируемая толпа может быть самоосведомленной толпой
однако эта самоосведомленность крайне низка.

2. Толпа объединяется в условиях нормативного вакуума.

В большинстве случаев толпа собирается с конкретной целью, но при условии от­сутствия выработанных нормативов регуляции, например посещения футбольного матча, протеста против чего-либо. Однако выдвижение в качестве причинного объяснения пове­дения толпы отсутствия нормативов регуляции поведения многими исследователями рас­сматривается скорее как миф, т.к. в поведении толпы присутствует определенная логика, которая не схватывается теорией эмерджентных норм.

Попытка объяснения феномена толпы в традиционно игнорируемом аспекте меж­групповых отношений представлена в рамках теории социальной идентичности. Много­численные примеры коллективной конфронтации с работниками правоохранительных органов, символического протеста против власти являются подтверждением наличия оп­ределенного коллективизма в действиях толпы. Потеря индивидуальной идентичности сопровождается в данных обстоятельствах обретением новой идентичности как членов толпы. Эта точка зрения развивается Рейчером (Reicher, 1987), использующим для описа­ния и объяснения феномена поведения в толпе положения теории социальной идентично­сти и теории самокатегоризации.

С позиций данного подхода, объединяясь вместе люди выступают как члены опре­деленной группы, решающей определенную задачу (например, протестуя против загряз­нения окружающей среды). В этом объединении присутствует высокий уровень общей социальной идентичности как членов объединения, способствующий самокатегоризации себя и других как членов данного объединения. Эта широкая социальная идентификация создает определенные ограничения в поведении толпы - например, в некоторых стихий­ных объединениях присутствует легитимизированное отклонение (например, неонацисты) в других же объединениях такого рода легитимизация отсутствует (например, спортивные фаны). Не смотря на то, что в поведении толпы присутствуют определенных нормативные ограничители их число крайне невелико в отношении того как вести себя в определенных обстоятельствах. Члены толпы наблюдают за проявлением социальной идентичности дру­гих членов - обычно лидеров - для получения руководства к действию происходящая са­мокатегоризация обусловливает подчинение контекстуально специфическим нормам по­ведения. Это моделирование через наблюдение приводит, во-первых, к категоризации себя как членов толпы, и, во-вторых, получению моделей поведения в ситуации.

Рейчер предоставляет детальный анализ поведения различных толп протестантского толка приходя к следующим заключениям:

1. Отклонение, поджоги, грабежи не являются неограниченными - толпа
выступает как относительно «упорядоченная», а мятежники весьма изби­
рательны. Агрессия чаще всего направлена на символы государства -
банки, милицию и т.п.

2. Толпа остается в рамках собственного сообщества.

3. На протяжении всего периода совместных действий в толпе сохраняется
чувства позитивной самоидентичности как ее членов определенного со­
общества

Исследования Рейчера достаточно убедительны в плане обоснования роли потерян­ной и вновь приобретенной социальной идентичности в поведении толпы. Однако и трансформация социальной идентичности не является исчерпывающим объяснением. Сложности выявления каких-либо определенных факторов центрального свойства обу­словлены динамичным характером толпы и невозможностью проведения какого-либо объективного исследования в силу его иррационального и инстинктивного характера., а также привязкой к весьма специфичному и ограниченному контексту. Тем не менее, мож­но говорить о некоторых общих тенденциях в поведении толпы, представленных в описа­нии ее типологий.


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 64; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Субъективные признаки внеколлективного поведения. | Разновидности толпы
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.013 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты