Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 5




Читайте также:
  1. I8 ГЛАВА 1
  2. III-яя глава: Режим, применяемый к почетным консульским должностным лицам и консульским учреждениям, возглавляемым такими должностными лицами.
  3. Pound; i и Глава 4. Измерение интеллекта
  4. TC. Глава 5. Личностные опросники
  5. В монархии формальным источником власти является одно лицо. Глава государства получает свой пост по наследству, независимо от избирателей или представительных органов власти.
  6. Вторая глава
  7. ГЛАВА 03. ПОВРЕЖДЕНИЕ КЛЕТКИ
  8. ГЛАВА 06. НАРУШЕНИЯ ТКАНЕВОГО РОСТА. ПАТОФИЗИОЛОГИЯ ОПУХОЛЕВОГО РОСТА
  9. Глава 1
  10. Глава 1

Становление исторической науки в США. «Ранняя школа»

Победа буржуазной революции при­вела к образованию независимой респуб­лики США. Вместе с королевской властью пали и те элементы «старого порядка», которые сохранялись в колониях. Открыв­шиеся перед американским капитализмом перспективы развития были необычайно благоприятны. Перед ним лежали огром­ные нетронутые богатства целого матери­ка. Французская Луизиана, испанская Флорида, английский Орегон, мексикан­ские Техас и Калифорния были присоеди­нены к США. Индейцы не могли проти­востоять войскам и вооруженным поселен­цам. К середине XIX в. американские коло­нисты достигли берегов Тихого океана. Европа выбрасывала в Новый Свет мил­лионы эмигрантов. В 1790 г. в Соединен­ных Штатах жило менее 4 млн. человек, а к 1860 г. население выросло до 31 млн. человек.

Период от Войны за независимость 1775—1783 гг. до Гражданской войны 1861 —1865 гг. был временем поступатель­ного развития американского капитализма, становления буржуазного общества. Развитие капитализма в США происходи­ло неравномерно. В северо-восточной части страны развертывался промышлен­ный переворот, формировались основные классы буржуазного общества. Новая Англия, где промышленная революция обнажила новые социальные противоре­чия, стала центром нравственно-философ­ского течения трансцендентализма ; Р. Эмерсон, Д. Торо, Н. Готорн в 30-х го­дах XIX в. с гуманистистических позиций дали критику буржуазной цивилизации в США, превращавшей человека в «маши­ну, добывающую деньги».

Однако, даже осуждая пороки совре­менного общества, американские писате­ли-романтики не переставали верить в пре­восходство Нового Света над Старым:

1 Трансцендентальный, т. е. находящийся за пределами опыта. Последователи этого учения противопоставляли чувственно познаваемой действительности «высший мир», познаваемый интуитивно.

если последнему еще предстояло сбросить оковы прошлого, то Америке, освободив­шейся от них в результате революции, был открыт путь в будущее. В значитель­ной мере эта вера поддерживалась недо­статочной выявленностью экономических и социальных противоречий, отличающих «зрелое» буржуазное общество, наличием «свободных» земель на бескрайних просто­рах Запада — иллюзорной базы фермер­ской утопии. И пока не завершился про­цесс колонизации страны, роста капита­лизма вширь, классовое деление общества в США не получило того жестко фикси­рованного характера, как в странах Евро­пы. Маркс писал в начале 50-х годов, что в США «...классы хотя уже сущест­вуют, но еще не отстоялись и в беспре­рывном движении постоянно обновляют свои составные части и передают их друг другу...» 2.



Быстрое развитие капитализма, став­шее возможным в результате успешной Войны за независимость, формирование новых социальных противоречий опреде­ляли основные черты буржуазной идеоло­гии. В конце XVIII в. в центре идейно-политической борьбы была полемика феде­ралистов и антифедералистов. В первые десятилетия XIX в. важное место в США заняло широкое идейно-художественное течение романтизма. В его рамках сформи­ровалось романтическое направление в историографии. Война за независимость являлась центральным событием амери­канской истории, она и стала центральной темой работ историков романтического направления.

В то время как на севере страны шло бурное развитие капитализма, в южных штатах укреплялось и распространялось на новые территории рабство. Под влия­нием промышленного переворота в Англии «король-хлопок» обрел силу. Плантаторы провозгласили рабовладение основой своей социальной системы и противопо­ставили его капиталистической системе. Назревал «неотвратимый конфликт» — Вторая буржуазная революция 1861 —



2 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 8. С. 127.

1877 гг. Аболиционизм — общенациональ­ное движение за отмену рабства — объ­единил усилия многих американцев. Он составил важную черту общественно-по­литической атмосферы 30—50-х годов XIX в. и получил выражение во всех об­ластях общественной мысли, в том числе в историографии.

Историография Войны за независи­мость.Первые исторические сочинения, посвященные Войне за независимость, по­явились вскоре после ее окончания. Их авторами были активные участники ре­волюции. Исторические работы члена Кон­тинентального конгресса Дж. Рамсея «История революции в Южной Каролине» (1785) и «История Американской револю­ции» (1789), священника У. Гордона «История прогресса и установления не­зависимости США» (1788) и другие еще дышат жаром революции, не слишком отличаясь по духу и форме от публици­стики Войны за независимость.

Изгнанные из страны лоялисты — быв­шие губернатор Массачусетса Т. Хатчин­сон, главный судья в Массачусетсе П. Оли­вер и др.— рисовали английское господ­ство как «золотой век» колоний и сводили причины восстания патриотов к козням «поджигателей и узурпаторов», манипули­ровавших толпой «под фальшивым лозун­гом свободы».

Историки революционного лагеря от­вергали идеи историков-лоялистов. Они подчеркивали освободительный характер Войны за независимость, отстаивали рес­публиканские идеалы, рисовали яркие патриотические картины борьбы против английских поработителей.



В ряде случаев работы, написанные по свежим следам событий, содержали и оригинальные документальные материа­лы. Так, Гордон вел интенсивную пере­писку со многими американцами, актив­ными участниками событий войны, и брал интервью-воспоминания у ведущих воен­ных и политических деятелей, а Дж. Мино, писавший о восстании Д. Шейса, приводил в своей книге прокламации участников фермерского движения, документы, взя­тые из местной печати. Нелегко выделить четкие методологические концепции у первых историков Войны за независи­мость, но очевидно, что провиденциалист-

ский подход занимал в них небольшое место.

Непосредственное влияние на интер­претацию важнейших сторон Войны за независимость оказало обострение про­тиворечий в лагере патриотов после окон­чания войны, нашедшее выражение, в ча­стности, в политической и идейной борьбе между федералистами и антифедерали­стами.

В работах историков федералистского направления (их было большинство) за­щищались многие освободительные идеи Американской революции, однако им да­валась умеренная трактовка. Так, считая, что причиной Войны за независимость являлось деспотическое правление англий­ского короля Георга III, историки-феде­ралисты, как бы оправдывая его, писали, что стремление к господству и тирании — качество, всегда присущее человеческой природе. Они критически оценивали дей­ствия радикального крыла патриотов. Объектом особенно острой полемики меж­ду федералистами и антифедералистами стали первые послереволюционные годы истории США, когда выявились разногла­сия в вопросе о характере американских конституционных учреждений и по пробле­мам внутренней политики.

Работа Дж. Мино «История мятежа в Массачусетсе в 1786 г.» (1787) осужда­ла восстание Даниэля Шейса и, проник­нутая страхом перед народным движением, подчеркивала необходимость сильного централизованного государства как барь­ера против своеволия «черни». Дж. Мар­шалл, в течение трех десятилетий зани­мавший пост председателя Верховного суда США, в своей исторической работе «Жизнь Джорджа Вашингтона» (1804— 1807), охарактеризованной Т. Джефферсоном как «пятитомная клевета», с одобре­нием подчеркивал консервативные черты в деятельности Вашингтона. Последний том работы, посвященный послевоенному периоду, был особенно заострен против республиканцев — сторонников Джефферсона, которых автор рисовал анархи­стами.

В работах историков антифедерали­стского направления — М. Уоррен «Исто­рия Американской революции» (1805) и М. Уимса «Жизнь и незабвенная деятель-

ность Джорджа Вашингтона» (1800) — с более демократических позиций освеща­лись события Войны за независимость. Эти историки, соглашаясь с федералиста­ми, отмечали, что причиной Войны за не­зависимость являлась тирания английско­го короля, однако подчеркивали, что дело не в личных качествах Георга III, а в са­мом принципе монархии, так как тира­ния — неизбежный результат концентра­ции власти. Уоррен — страстная револю­ционерка, отмечала заслуги левого крыла конгресса. Пастор Уимс рисовал Вашинг­тона близким антифедералистскому лаге­рю. Резко расходясь с федералистской историографией в оценке «критического периода» 1783—1787 гг., эти историки обращали внимание на рост аристокра­тических тенденций в политической жизни США, защищали демократические сво­боды.

Источники. Публикация документов.В конце XVIII — начале XIX в. националь­ная американская историография делала лишь первые шаги. Кругозор историков был узок, ограничен, как, правило, описа­нием лишь политических событий в рамках того или иного штата. Став после револю­ции светской дисциплиной, история еще не вполне отделилась от литературы. Мно­гие писатели, подобно Вашингтону Ирвин­гу, смотрели на свои исторические сочине­ния как на литературный труд, и истори­ческие работы тех лет носят дидактический характер. Низкий уровень методики исто­рических исследований — также характер­ная черта историографии США. Так, на­пример, Уимс в работе о Вашингтоне настолько свободно обращался с фактами, что изобретал целые эпизоды из жизни первого президента.

В своей работе американские историки сталкивались с большими трудностями. В стране не существовало хранилищ го­сударственных документов, и официальные лица держали корреспонденцию у себя дома. Даже протоколы Континентального конгресса не были изданы, публиковались лишь отдельные выборочные правитель­ственные документы, договоры. Поэтому работы первых американских историков Войны за независимость опирались прежде всего на сборники английских документов «Annual Register», где содержались военные и экономические материалы, парла­ментские отчеты и т. д., снабженные ком­ментариями, которые отражали позиции вигов. Как показали позднейшие исследо­вания американских историков, многие страницы исторических работ У. Гордона, Д. Рамсея и других являются заимство­ваниями из «Annual Register», воспроиз­водят (нередко без изменений) коммента­рии к событиям Войны за независимость из этого сборника. Еще сложнее обстояло дело с изучением истории колониального периода: значительная часть документов находилась в частных руках, другие — в государственных архивах Англии, Фран­ции, Голландии, Испании, имевших преж­де колониальные владения в Северной Аме­рике.

Большая роль в собирании,сохранении и распространении документальных источ­ников принадлежала местным историче­ским обществам. Старейшим из них явля­ется Массачусетское историческое обще­ство, основанное в 1791 г. Дж. Белкнапом; оно опубликовало многие ценные документы по колониальной истории США. К I860 г. в Соединенных Штатах существо­вали уже 111 исторических обществ, из которых около 90 издавали свои записки. В ведении исторических обществ оказа­лись многие частные архивы, были сдела­ны копии с ряда документов, хранившихся в европейских архивах. В 1800 г. была создана Библиотека конгресса, куда с 1828 г. передаются копии федеральных законов, дебатов конгресса и других пра­вительственных документов.

В первой половине XIX в. как истори­ческими обществами, так и отдельными историками были предприняты обширные публикации источников. Исторические общества выступили с инициативой публи­кации документов колониальных ассамб­лей, ряда архивных документов из частных собраний. Значительное внимание было уделено публикации источников периода Войны за независимость. Наиболее извест­ные из них: 12-томная «Дипломатическая корреспонденция Американской револю­ции», опубликованная Дж. Спарксом, грандиозный проект публикации «Амери­канских архивов», задуманный П. Форсом (издать удалось всего девять томов, охва­тивших 1774—1776 гг.). Были изданы

собрания речей, статей, писем лидеров Американской революции — Вашингтона, Джефферсона, Мэдисона и др. Указанные публикации выпускались в период, когда еще не были выработаны методы научной критики источников, в результате было допущено немало искажений. Так, Дж. Спаркс, издавая 12-томное собрание доку­ментов Вашингтона, чистосердечно пола­гал, что его дело исправить «ошибки пера», стилистические и грамматические погреш­ности президента. Неудивительно, что это издание изобилует купюрами, изменения­ми структуры и стиля документов.

Практические нужды государственной деятельности побудили федеральное пра­вительство предпринять ряд публикаций источников, в первую очередь официаль­ных документов федерального правитель­ства. Важнейшей публикацией стали про­токолы конгресса 3, которые вместе с при­ложенными к ним официальными доку­ментами дают обширный материал по внутренней и внешней политике США. И поныне большой интерес представляет публикация «Государственные документы Америки»4, которые охватывают основ­ные аспекты деятельности правительства США с 1789 г. до середины 1830-х годов. Она состоит из десяти серий: иностранные отношения, финансы, общественные земли, торговля и навигация, индейские дела и т. д.

При всех недостатках публикаций пер­вой половины XIX в. они создали доку­ментальную основу для будущих исследо­ваний и способствовали распространению исторических знаний.

Романтизм. Историки «ранней школы». Господствующее положение в идейной жизни США первой половины XIX в. зани-

3 Debates and Proceedings in the Congress of the United States, 1789—1824. Wash., 1834— 1856. V. 1—42. (Annals of Congress — Мате­риал первоначально был заимствован из га­зетных отчетов и подвергался сокращению и переработке); Register of Debates in Congress, 1825—1837. Wash., 1825—1837. V. 1—29; Con­gressional Globe, 1833—1873. Wash., 1834— 1873. V. 1—109; Congressional Record, 1873— ... Wash., 1873—...

4 American State Papers: Documents, Le-geslative and Executive of the Congress of the United States. Wash., 1832—1861. V. 1—38.

мал романтизм. Он получил глубокое отра­жение во многих областях научного и ху­дожественного творчества — в филосо­фии, истории, литературе.

Американский романтизм отличался рядом особенностей от европейского в силу своеобразия исторических условий разви­тия США. Если в Европе обращение к средневековью, воспевание руин замков и рыцарских нравов были связаны прежде всего с аристократической реакцией на Французскую революцию, то в Америке критика капитализма под лозунгом возвра-шения к колониальным порядкам была невозможна: в результате революции было создано независимое государство, молодая нация делала первые успешные шаги.

В американской историографии ро­мантизм с самого начала получил либе­ральную окраску. Характерное для него обращение к прошлому, изучение нацио­нального характера преломилось в усло­виях США в поэтизацию борьбы за неза­висимость, вызвало пристальное внима­ние к своеобразию национального разви­тия страны. Со времени теологических утопий раннего колониального времени устойчивым элементом национального соз­нания стали представления об особой мис­сии Америки в создании идеального об­щественно-политического устройства, которые получили название «американ­ской мечты». Война за независимость способствовала укреплению теории об «особой исторической миссии» Америки. Завоевание независимости принесло тор­жество принципов буржуазной свободы и демократии. В первой половине XIX в. США являлись единственной в мире круп­ной республикой. Здесь в течение длитель­ного времени отсутствовала сильная бю­рократическая машина.

Эти и другие особенности развития США, действительные завоевания амери­канского народа в области демократии способствовали развитию иллюзий о ко­ренном отличии политических учреждений США от европейских. Они стали неотъ­емлемой частью взглядов историков ро­мантического направления. Сопоставляя теоретические положения просветителей и романтиков, следует отметить, что по­следние сделали шаг назад от светского и реалистического мировоззрения эпохи

Просвещения в сторону провиденциализ­ма. Правда, они сохранили идею прогрес­са, но он виделся уже не в развитии зна­ний, а прежде всего в росте духовных морально-этических принципов. На ро­мантическое направление в историографии США, центром которой был Гарвардский университет г. Бостона, оказали влияние культура и религиозные традиции Новой Англии. Романтическая историография принесла также новую манеру историче­ского изложения. Попытка «вчувствова­ться» через исторические документы в описываемую эпоху, художественная жи­вописная форма повествования расшири­ли круг читателей исторических произве­дений.

Ведущим историком романтического направления и основателем так называе­мой ранней школы является Джордж Бэнкрофт(1800—1891). По окончании Гарвардского университета он завершил свое образование в Гёттингенском универ­ситете, где проучился еще 5 лет. По воз­вращении из Германии Бэнкрофт некото­рое время преподавал в Гарварде и при­нимал активное участие в политической жизни. Вскоре он стал видным деятелем демократической партии, горячим привер­женцем президента Джексона. В 1845— 1846 гг. Бэнкрофт — морской министр, позднее посланник в Лондоне и Берлине, что открыло ему двери многих европей­ских архивов.

В 1834—1874 гг. был опубликован основной труд Бэнкрофта «История Сое­диненных Штатов» 5, охвативший период от открытия Америки до окончания Войны за независимость. Методологической осно­вой творчества Бэнкрофта являлся про­виденциализм. Конечно, он не утверждал, подобно хронистам колониального вре­мени, что каждое событие предопределено свыше, но считал, что общие линии раз­вития определяются «божественным пла­ном» 6. В полном согласии с идеалисти­ческой философией XIX в. Бэнкрофт счи­тал, что направление и характер истори-

5 Bancroft G. The History of the United States from the Discovery of American Conti­nent. Boston, 1834—1874, V. 1-Х.

6 Ibid. V. II. P. 468; V. III. P. 265.

ческого процесса обнаруживают себя в виде «господствующих идей» и «принци­пов». Главные явления истории возникают как следствие борьбы идей, среди которых важнейшее место занимают религиозные. Представление об идеях как ведущей силе общественного развития сложилось у Бэн-крофта не без влияния немецких истори­ков-романтиков, а также Л. Ранке; но его труд — прежде всего результат воздейст­вия американских условий, развития аме­риканской либеральной идеологии. Неда­ром сторонник монархических принципов Ранке, одобрительно отозвавшись о труде Бэнкрофта, не мог принять его республи­канизма: он не без раздражения отмечал, что «История Соединенных Штатов» на­писана с «демократической точки зре­ния» 7.

Вслед за провиденциализмом другим краеугольным камнем концепции Бэн­крофта является тезис об американской исключительности. Красной нитью через всю работу Бэнкрофта проходят идеи из­бранности американского народа, который бог направил по более совершенному пути, чем другие народы 8. Согласно Бэнкрофту, сочетание необыкновенно благоприятных природных условий Америки с моральны­ми и религиозными принципами лучшей части европейских иммигрантов — посе­ленцев-пуритан — и привело к основанию нового общества. Колониальный период был временем роста сил, готовых бороться за осуществление демократических идеа­лов. «Дух свободы», живший с самого на­чала в колониях Новой Англии, распро­странился затем на все колонии, привел к созреванию нации и Войне за независи­мость. Бэнкрофт изобразил отделение ко­лоний от Англии в романтическом ореоле, сумев во многом передать напряжение многолетней и часто неравной борьбы аме­риканского народа. Он был убежден в ре­волюционном характере Войны за незави­симость и высоко оценивал ее лидеров — Т. Джефферсона, Дж. Вашингтона, С. Адамса и др., называл героями револю­ции американских «йоменов».

7 Цит. по кн.: Kraus M. The Writing of American History. Norman, 1953. P. 124.

8 См.: Bancroft G. Op. cit. V. IV. P. 15.

Бэнкрофт не ограничился противопо­ставлением республиканской Америки мо­нархической Англии. Он поставил США во главе мирового прогресса, утверждая, что здесь осуществлены на практике идеалы свободы, демократии, «равенства прав человека». Намекая на некритическое отношение Бэнкрофта к американской действительности, английский историк Карлейль заметил, что «все вещи имеют свет и тень». Действительно, в палитре Бэнкрофта нет темных красок. Даже рабо­владение он не принимал в расчет, считая его «небольшим пятнышком» на лучезар­ном небосклоне Американской республики.

Бэнкрофт ограничил свое исследование политическими, военными и дипломати­ческими аспектами истории США (это не мешало ему делать подчас весьма реали­стические наблюдения, например о роли девственных земель в развитии колоний, или отмечать сковывавшее влияние английской меркантилистской системы на рост американского промышленного про­изводства). Но он использовал больше источников, чем какой-либо другой аме­риканский историк до него, широко при­влекал документы не только из американ­ских, но и из английских и французских архивов. Бэнкрофт выступил как новатор в работе над источниками: он дал элемен­тарную критику источников и сделал успешную попытку отделить ряд историче­ских фактов от легенд. Бэнкрофт одним из первых представил историю США не как разрозненное собрание историй отдельных

североамериканских колоний, а как широ­кое полотно развития всей американской нации, подчеркивая ведущую роль колоний Новой Англии. Современному читателю приподнятый, цветистый стиль Бэнкрофта может показаться напыщенным, но сто с лишним лет назад подобная манера из­ложения, характерная для романтизма, вполне соответствовала вкусам читателя и способствовала популярности работы. К 1879 г. первый том «Истории Соединен­ных Штатов» Бэнкрофта был переиздан 26 раз.

Работы Фрэнсиса Паркмена(1823— 1893) — «Заговор Понтиака», «Франция и Англия в Северной Америке» 9 и др.— посвящены войнам колонистов с индейца­ми и англо-французскому соперничеству за американский Запад. Обращение к этой тематике имело положительное значение для американской историографии, по­скольку было распространено мнение о том, что история США, непосредственно не связанная с подготовкой Войны за не­зависимость, мелка и тривиальна и не представляет интереса для историка. Паркмен хорошо знал американский За­пад, по просторам которого не раз путе­шествовал. Он использовал материал местных архивов, познакомил читателей

9 Parkman F. The Conspiracy of Pontiac. Boston, 1851; V. 1—2; idem. France and Eng­land in North America. Boston, 1865—1892. V. 1—9.

с легендами и нравами жителей Запада. Красочный стиль Паркмена живо переда­вал местный колорит.

Хотя Паркмен отмечал, что его роман­тизм зажжен романами Фенимора Купера, но индейцы в изображении Паркмена далеко не соответствуют идиллическому представлению о них автора «Последнего из могикан». Проведя ряд лет в племени сиу, Паркмен отзывался об индейцах как о жестоких дикарях. Нельзя не обратить внимание на общественное звучание работ Паркмена, вышедших в период усиления колонизации Запада, когда десятки индей­ских племен были уничтожены или согна­ны со своих земель.

Если Бэнкрофт развивал тему «избран­ного» американского народа на материале Войны за независимость, то Паркмен ста­рался иллюстрировать тезис о превосход­стве английской цивилизации в битве за «лесной край». Победа в Северной Аме­рике английской колонизации над фран­цузской, коренившаяся в материальных преимуществах капиталистического строя Англии над феодальным во Франции, истолковывалась им как торжество более совершенных политических идей, вопло­щенных в английской демократии. Говоря о победе английской цивилизации, Парк­мен не избежал расистских аргументов о превосходстве «мужественных англо­саксов» над «импульсивными француз­скими кельтами».

Хотя Паркмен продолжал писать вплоть до 80-х годов, по выдвинутым идеям и манере изложения его работы относятся к романтической школе.

К романтическому направлению при­надлежали и видные бостонские историки Джон Линтроп Мотли(1814—1877) и Уильям Хиклет Прескотт(1796—1859). Они перйыми в американской историогра­фии вышли за рамки отечественной исто­рии, обратившись к европейским и латино­американским сюжетам. Оба историка, и Дж. Мотли, и У. Прескотт, обладавшие незаурядным литературным талантом, об­ращали первостепенное внимание на пси­хологический портрет исторических деяте­лей, их привлекали наиболее драматичес­кие события.

В работах «Возвышение Нидерланд­ской республики» и «История Нидерландов» 10 Мотли обратился к истории Нидер­ландской революции прежде всего потому, что видел в восстании голландцев против испанского господства начало борьбы против абсолютизма, которая затем была продолжена в Америке. Путь к установле­нию Нидерландской республики в его понимании был родствен рождению Аме­риканской республики, Соединенные про­винции Нидерландов походили на Соеди­ненные Штаты. Мотли находился под сильным влиянием Карлейля, провозгла­сившего культ героев, которые делают историю. Однако на американской почве эта схема получила республиканское зву­чание. «Я буду удовлетворен,— писал Мотли,— если после прочтения моей книги еще десятки людей будут ненавидеть деспотизм и любить гражданскую и рели­гиозную свободу хотя бы немногим более, чем до этого». Герой Мотли — Вильгельм Оранский, вождь революции и олицетворе­ние республиканских доблестей. Иссле­дования Мотли не только блестяще литературно оформлены, но были основаны на весьма глубоком знании источников — плод многолетней работы в архивах Брюс­селя, Гааги, Дрездена.

Прескотт, подобно Мотли, обратился к истории позднесредневековой Испании и испанским завоеваниям в Америке в надежде пролить новый свет на амери­канскую историю: он был уверен, что она начинается не только с английских поселе­ний Джеймстауна и Плимута, но многими нитями связана с европейской почвой. В первой работе по истории Испании Прескотт остановил свой выбор на времени царствования Изабеллы и Фердинанда. Эта тема привлекала внимание историка потому, что в эпоху слияния Кастилии и Арагона была открыта Америка и поло­жено начало колонизации Нового Света.

Сочинение по истории Испании послу­жило прологом к основным исследованиям Прескотта «История завоевания Мекси­ки» и «История завоевания Перу» 12.

10 Motley S. The Rise of the Dutch Republic. N. Y., 1856. V. 1—3; idem. The History of the United Netherlands. N. Y., 1861 — 1868. V. 1—4.

11 Prescott W. The History of the Conquest of Mexico. N. Y., 1943. V. 1—3.

12 Prescott W. The History of the Conquest of Peru. N. Y., 1947. V. 1—2.

В середине XIX в. великие цивилизации доколумбовой Америки оставались мало­исследованными, и нога археолога еще не ступала в Андах. Прескотт многое сделал, чтобы воссоздать панораму древнемексиканской цивилизации, дал зримое пред­ставление о государственном устройстве, системе религиозных представлений ацте­ков, их материальной культуре, обычаях и нравах. Он переносил читателя в эпоху грандиозного катаклизма, столкновения двух культур, гибели древней цивилизации. Главной движущей силой покорения Мек­сики, по мысли Прескотта, был своеволь­ный и жестокий, но рыцарственный дух конкисты, христианская Испания боролась против языческой Мексики, железный кавалер Кортес — против слабовольного тирана Монтесумы. Впрочем, хотя Пре­скотт и идеализировал конкистадоров, руководимых Кортесом, он отметил также героизм, проявленный народами Мексики и Перу в борьбе с захватчиками. В работе по истории Перу Прескотт лишил испан­ских завоевателей ореола рыцарствен­ности, показав Писарро представителем банды конкистадоров-грабителей.

Деятельность Прескотта была научным подвигом. Он работал, будучи почти слеп. Тем не менее Прескотт, заказывая копии документов, использовал большое коли­чество материалов из архивных хранилищ и библиотек Испании, Англии и Франции. По шесть — восемь часов в день он прослу­шивал чтеца, стремясь удержать в памяти важнейшие данные, составлял и хранил в уме текст предстоящих к написанию глав.

Открытие новой волнующей истори­ческой темы, блестящее литературное изложение материала принесли Прескотту славу, а Бостон стал Меккой для исто­риков-испанистов многих стран мира. Прескотт был очень популярен и в России. В 1844 г. в «Отечественных записках» печаталась его «История завоевания Мексики», а в 1886 г. «История завоевания Мексики» и «История завоевания Перу» вышли отдельными изданиями.

Идейная борьба по вопросу о рабстве и историография.По мере назревания Гражданской войны 1861 —1865 гг. r стра­не обострялась борьба по вопросу о раб­стве, охватывая все сферы общественной мысли. Полемика шла по многим линиям и прибегала к аргументации различного характера.

Оправдание рабства было важной причиной возникновения американского расизма. Перед Гражданской войной Юг был наводнен расистской литературой. Доводы о превосходстве белой расы и «естественности» рабства развивали поли­тики, социологи, священники. В 50-х годах была предпринята попытка использовать для оправдания рабства искаженные данные науки, прежде всего в области антропологии. Физические и психические особенности той или иной расы тенденциоз­но истолковывались, привлекались для доказательства неравенства рас. Так, профессор анатомии университета Луи­зианы Д. Нотт «доказывал», что если чело­веческие расы произошли от обезьян, то негры — от низшей породы. Другой уче­ный С. Картрайт утверждал, что негр потребляет меньше кислорода, чем белый.

Наиболее последовательно против ра­сизма выступали аболиционисты: основа­тель Американского антирабовладель­ческого общества У. Гаррисон, выдающий­ся оратор и публицист беглый негр Ф. Дуг­лас и др. Защищая равенство всех людей, независимо от цвета кожи, они обращались к Декларации независимости, черпали аргументацию в гуманистической про­светительской идеологии.

Важное место занимала конституцион­ная полемика. Защитники рабства вы­двигали концепции, согласно которым США были образованы не совместным выступлением народа Северной Америки,

а независимыми государствами-штатами, создавшими Союз. Поэтому отдельные штаты обладают обширными правами — от контроля над «особым институтом» рабства до права выхода из Союза. Осо­бенно детальную аргументацию по этому вопросу развивал лидер плантаторской олигархии в конгрессе Дж. Кэлхун в трак­тате «Исследование о конституции и пра­вительстве Соединенных Штатов». В про­тивовес Кэлхуну трибун либеральной буржуазии Севера известный вигский деятель Д. Вебстер в работе «Комментарии к конституции» (1833) обосновывал взгляд на широкие права федерального прави­тельства. По концепции Вебстера, консти­туция установлена народом США, а не является договором между независимыми штатами. Поэтому ни один из штатов не вправе расторгнуть Союз. При всей юриди­ческой логичности эти доводы имели коренной порок: они обходили вопрос о рабстве.

Предпринимались попытки оправдать рабство, апеллируя к его мнимому патер­налистскому характеру, экономической эффективности, некоторые деятели ста­рались представить его гарантом полити­ческой и социальной стабильности. Как буржуазия, так и рабовладельцы были владельцами собственности. Это обстоя­тельство пыталась использовать южная пропаганда в стремлении убедить бур­жуазию Севера, что рабство более на­дежно охраняет право собственности, чем капиталистическая система. Виргинский плантатор Дж. Фитцхью называл аболи­ционизм доктриной чартистов и европей­ских социалистов, а рабство — «альтерна­тивой международному коммунизму». Наиболее убедительное опровержение доводов об экономическом процветании Юга было дано в книге «белого бедняка» из Южной Каролины X. Хелпера «Неми­нуемый кризис Юга» (1857). Автор языком цифр нарисовал выразительную картину превосходства Севера и экономического и культурного упадка Юга. «Оставляя в сто­роне греховность и позор рабовладения,— писал он,— это самая расточительная и невыгодная система». В этом Хелпер видел симптомы «надвигающегося кризиса».

В ходе острого идейного противостоя­ния по вопросу о рабстве борющиеся стороны для подкрепления своих позиции нередко обращались к истории. Но при этом давались лишь разрозненные и фраг­ментарные зарисовки тех или иных истори­ческих событий и проблем. В целом исто­риография не была главным полем идей­ного столкновения. В немалой мере это объяснялось господством бостонской ро­мантической школы, неспособной сыграть заметную роль в обострившейся идеологи­ческой борьбе двух лагерей. Недаром аме­риканский исследователь В. Паррингтон называет их «браминами» за аристокра­тическую отрешенность, подчас равноду­шие к неприглядным фактам американской действительности. В своих работах, славя послереволюционную Америку, они обошли вопрос о рабстве молчанием. И даже позднее, когда разразилась Граж­данская война, Бэнкрофт, Паркмен и Мотли откликнулись на нее лишь неболь­шими статьями в защиту единства Союза.

Наиболее крупным представителем антирабовладельческого направления в историографии являлся Ричард Хилдрет(1807—1865). Его художественная повесть «Раб, или записки Арчи Мура» 13, опубли­кованная в 1836 г., быстро завоевала попу­лярность на Севере США. Автор первым в американской литературе создал образ негра-бунтаря. «Будет ли Америка тем, чем мечтали сделать свою страну отцы-основатели,— подлинной демократией, основанной на утверждении прав челове­ка? Или ей суждено выродиться в несчаст­ную республику... возглавляемую кучкой рабовладельцев-линчевателей...?» — за­давал вопрос Хилдрет. В 1840 г. вышел в свет памфлет Хилдрета «Деспотизм в Америке», представлявший собой поле­мику с книгой А. Токвиля «О демократии в Америке». Главной идеей памфлета была мысль о несовместимости рабства, деспо­тизма южной олигархии и демократии.

В 1849—1856 гг. Хилдрет опубликовал шеститомную «Историю США» и, охваты­вавшую период от открытия Америки до 1820 г. Смелым вызовом прозвучала кри­тика Хилдретом признанных авторитетов

13 ХилдретР. Белый раб. М., Л., 1951. (Неод­нократно переиздавалась на русском языке.)

14 Hildreth R. The History of the United States of America. N. Y., 1849-1856. V. 1—6.

романтической школы, прежде всего Бэнкрофта. Осуждение рабства — лейтмотив всей «Истории США» Хилдрета. Он пока­зал, что наличие рабства в колониях тор­мозило проведение революции 1775—-1783 гг., подчеркнул несовместимость рабовладения с принципами Декларации независимости, провозгласившей равен­ство людей. В работе осуждалась политика уступок северян южным плантаторам в годы после Войны за независимость. Ха­рактерно, что работа Хилдрета заканчи­вается описанием Миссурийского компро­мисса 1820 г., когда антирабовладель­ческие силы на Севере впервые после Войны за независимость консолидиро­вались, чтобы дать отпор притязаниям плантаторов. Хилдрет планировал в после­дующих томах своей истории уделить глав­ное внимание борьбе против рабства.

Характеристика Хилдретом других проблем истории США также существен­но отличалась от трактовки историками романтического направления. Он развен­чивает колониальный период как время роста идей свободы. Хилдрет отходит от традиционного восхваления достоинств первых поселенцев-пуритан, не жалеет слов в критике суеверий теократии Новой Англии и резко осуждает роль Коттона Мезера в сейлемском «ведовском процес­се» в 1692 г.

Хилдрет высоко оценивал значение Войны за независимость, но это не была апология. Он освобождает многих деяте­лей революции от ангельского ореола. Ряд его суждений родились как антитеза оценке историков «ранней школы». Хилд­рет с симпатией относится к деятельности федералистов, и прежде всего Гамильто­на. В немалой мере эта позиция Хилдрета обусловлена современной ему полемикой с защитниками рабства, которые, выступая с доктриной «суверенитета штатов», дема­гогически ссылались при этом на против­ника федералистов Джефферсона. Кстати, высоко оценивая демократические взгляды Джефферсона, Хилдрет порицал его как плантатора-рабовладельца.

Подобно историкам романтического направления, Хилдрет дал главным обра­зом политическую историю США. Однако в ряде случаев он обратился и к экономи­ческой подоплеке партийной борьбы в

США, отметил важную роль, которую сыграли в Войне за независимость «амери­канские йомены» — фермеры Новой Англии, мужественно «сражавшиеся за свои фермы и домашние очаги». Еще боль­ше роль материальных факторов в объяс­нении политических событий подчеркнута в теоретической работе Хилдрета «Теория политики» (1853).

Аболиционизм как буржуазно-демо­кратическое движение был ограничен в критике социального неравенства. Лик­видация рабовладения казалась большин­ству аболиционистов преддверием уста­новления в США социальной справедли­вости. Однако Хилдрет не разделял этих буржуазно-демократических иллюзий. Как отмечает американский исследователь Краус, Хилдрет одно время был близок к утопическому коммунизму оуэновского направления. Хилдрет писал: «Духовенство, дворяне, короли, бюргеры — все сошли со сцены. Не настало ли время для господства народа — рабочих классов?» 16

В аболиционистскую историографию внесла свою лепту и зарождавшаяся не­гритянская интеллигенция. В 1848 г. негр-аболиционист Г. Гарнет опубликовал историческое исследование «Прошлое, настоящее и судьба цветной расы». Вместе с лидером негритянского освободительного движения Дугласом он выступил против попытки расистов «вычеркнуть негров из семьи человечества».

Проблемы рабства, находившиеся в центре идейной полемики кануна Граж­данской войны, стали главной темой исто­риографии в ходе второй Американской революции.

15 Цит. по кн.: Kraus M. Op. cit. P. 134—135.


Дата добавления: 2015-04-04; просмотров: 27; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.026 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты