Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Предпосылки возникновения марксиз­ма. 2 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. E. M. Donaldson, P.Swanson, W.-K. Chan. 1 страница

В своих произведениях Маркс наглядно показал, что материалистическое пони­мание закономерностей исторического

12 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 7. С. 29.

процесса нисколько не отрицает большой роли в нем идеологических построений, традиций и убеждений, ибо над различны­ми формами собственности, над социаль­ными условиями существования «...возвы­шается целая надстройка различных и своеобразных чувств, иллюзий, образов мысли и мировоззрений» |3. Точно так же материалистическое понимание истории не отрицает за отдельными личностями воз­можности оказывать своими индивидуаль­ными качествами воздействие на ход исто­рических событий. Маркс выпукло обри­совал роль буржуазных и мелкобуржуаз­ных деятелей в событиях революции, пока­зал, как повлияли на ее ход реакционность мышления одних, бесхарактерность и фра­зерство других, ограниченность и узость кругозора третьих, карьеризм и продаж­ность четвертых.

Настоящим достижением исторической теории и научного метода Маркса были объяснение секрета успехов бонапартизма и оценка его действительной роли в судь­бах Второй республики во Франции. Маркс раскрыл, каким образом классовая борьба во Франции создала условия и обстоятель­ства, давшие возможность ограниченному, беспринципному авантюристу Луи Наполе­ону Бонапарту сыграть роль героя. Маркс показал, что за ним стояли определенные классовые силы, обеспечившие его успех: буржуазия, контрреволюционные настрое­ния которой отражали ощущение ею своей слабости перед лицом активности трудя­щихся масс и стремление прикрыть свое господство диктаторской властью, спо­собной задушить классовую борьбу проле­тариата и обеспечить буржуазии неогра­ниченное накопление капиталов; массы собственнического крестьянства с их тра­диционными иллюзиями насчет «крестьян­ского императора» Наполеона; наконец, военно-бюрократический аппарат, отор­ванный и обособленный от общества, и де­классированные отбросы всех классов, составившие опору для алчных авантю­ристов, жаждавших власти и наживы.

Как показано в «Восемнадцатом брю­мера Луи Бонапарта», к исходу революции 1848 г. во Франции сложилась своеоб­разная обстановка. Основные антагонисти­ческие классовые силы истощили себя в длительной борьбе и пришли в известное равновесие. В этой ситуации для бонапар­тизма и его опоры — реакционной воен­щины — открылась благоприятная воз­можность выступить под флагом «внеклас­совой силы» в роли «спасителя общества» и установить свою диктатуру, которая дер­жалась на полицейском терроре, социаль­ной демагогии и лавировании между клас­сами и в то же время была связана всеми нитями с интересами наиболее хищничес­ких элементов крупной буржуазии. Но Маркс выявил и непрочность нового режи­ма, неизбежность его краха. Как известно, эти положения и выводы позднее под­твердились всей историей Второй импе­рии.



Энгельс писал: «И действительно, это был гениальный труд. Непосредственно после события, которое точно гром среди ясного неба поразило весь политический мир... Маркс выступил с кратким, эпи­грамматическим произведением, в котором изложил весь ход французской истории со времени февральских дней в его внут­ренней связи и раскрыл в чуде 2 декабря естественный, необходимый результат этой связи, причем для этого ему вовсе не пона­добилось относиться к герою государствен­ного переворота иначе, как с вполне заслу­женным презрением... Такое превосходное понимание живой истории современности, такое ясное проникновение в смысл собы­тий в тот самый момент, когда они происхо­дили, поистине беспримерно» 14.



Изучение классовой борьбы револю­ционного периода во Франции во многом помогло Марксу и Энгельсу в понимании хода революций 1848—1849 гг. в Герма­нии, Австрии, Венгрии, Италии и других странах. Плодотворные наблюдения, кото­рые делались еще в статьях в «Новой Рейнской газете», получили дальнейшее развитие в работах Маркса и Энгельса по истории Германии. В этой области вы­дающееся место принадлежало истори­ческим трудам Ф. Энгельса «Крестьянская

13 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 8. С. 145.

14 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 258.

война в Германии» (1850), «Германская кампания за имперскую конституцию» (1849—1850) и особенно серии статей «Революция и контрреволюция в Герма­нии» (1851).

Главной целью этих работ Энгельса было выявление исторической роли различ­ных классов немецкого общества в нацио­нальных судьбах немецкого народа и в его освободительной борьбе. Фактический материал для исследования уроков Кресть­янской войны в Германии Энгельс почерп­нул в основном из известного произведе­ния В. Циммермана 16. Однако Энгельс анализировал эти события с точки зрения современных ему актуальных политических проблем, искал в истории объяснение толь­ко что происшедших событий. Выясняя причины неудачи революционной борьбы немецкого крестьянства и предпролетариата в XVI в., Энгельс нашел их в двух решающих обстоятельствах: в предатель­ской политике бюргерства и в разрознен­ности и неорганизованности выступлений самих крестьянских масс, не способных самостоятельно довести свою борьбу до победного конца и лишенных руководства со стороны тогдашней зарождавшейся буржуазии.



Эти работы Энгельса дополняют выше­названные статьи Маркса в изучении кре­стьянской проблемы, всю актуальность ко­торой ясно выявили уроки революции 1848—1849 гг. Ими формулируется новое положение о том, что в борьбе с полуфео­дальными абсолютистскими режимами и властью крупной буржуазии пролетариат не может победить, не опираясь на кресть­янство.

Содержавшийся в серии статей «Рево­люция и контрреволюция в Германии» очерк социально-экономического развития Германии на ранней стадии промышлен­ного переворота объяснял неспособность немецкой либеральной буржуазии играть руководящую роль в демократической бур­жуазной революции и показывал, что толь­ко рабочий класс Германии, несмотря на свою молодость и незрелость, «...представ­лял действительные и правильно понятые интересы всей нации в целом: он по мере сил ускорял ход революции...» 16.

Подчеркивая роль освободительных движений угнетенных народов Европы как составной части европейской демократи­ческой революции, Маркс и Энгельс при оценке их исходили из общих интересов всего европейского пролетариата и евро­пейской демократии того времени. Поэтому Маркс и Энгельс проводили различие между теми национальными движениями, которые ослабляли реакционные силы в Европе, и теми, которые объективно усили­вали реакционный лагерь.

Так, Маркс и Энгельс высоко оцени­вали революционную борьбу польского народа в 1848 г. против русского и австрий­ского абсолютизма, за свое национальное освобождение, участие и большую рево­люционную энергию поляков во всех евро­пейских революциях и революционных войнах 1848—1849 гг. Вместе с тем они показывали контрреволюционную роль в этой борьбе тех славянских народов Ав­стрийской империи, национальные движе­ния которых были использованы Габсбур­гами, австрийскими помещиками и капи­талистами как орудие подавления осво­бодительных и революционных выступле­ний в Австрийской империи и в Италии.

Из этой, правильной в целом оценки Энгельс, однако, делал не всегда верные выводы. В «Революции и контрреволюции в Германии» он высказал ошибочный прог­ноз относительно исторических судеб ряда славянских народов Австрийской империи, утверждая, что они не способны к само­стоятельному национальному существо­ванию и будут неизбежно поглощены более крупными соседними нациями. Источник данной ошибки Энгельса был двоякий. С одной стороны, здесь сказывалось недос­таточное знакомство его с ростом нацио­нально-освободительных движений сла­вянских народов Австрии, известное пре­увеличение центростремительных сил ка­питалистического развития, прогрессив­ности и неизбежности этого процесса. С другой стороны, заблуждение Энгельса питалось тогдашним представлением его и Маркса о том, что в странах Западной

15 См. разд. второй, гл. 2 настоящего изда­ния.

16 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 8. С. 104.

и Центральной Европы в ближайшем бу­дущем победит социалистическая рево­люция.

Развитие и углубление материалисти­ческого понимания истории. Изучение опыта европейских революций 1848— 1849 гг. дало возможность Марксу и Эн­гельсу сделать несколько важных выводов, обогативших их историческую теорию. Революционная эпоха явилась знамена­тельным этапом совершенствования и уг­лубления материалистического понимания истории. Особенно обогатилось понимание Марксом и Энгельсом закономерностей революционных процессов общественного развития. В свете опыта 1848—1849 гг. стали более ясными объективные и субъек­тивные условия созревания революцион­ных ситуаций, факторы обострения и спада революционных кризисов.

Сопоставление революций 1848— 1849 гг. с революциями XVII и XVIII вв. дало возможность Марксу еще сильнее подчеркнуть ограниченность буржуазных революций, которые нуждаются в различ­ных идеологических покровах для того, чтобы придать узкоклассовым интересам буржуазии вид общечеловеческих устрем­лений, тем не менее они не способны на­долго увлечь за собой народные массы. В этом контексте особое значение приобре­тала проблема анализа политики и идео­логии буржуазных и мелкобуржуазных партий и возникала необходимость пра­вильно определить их связи с интересами борющихся классов. В истории революций 1848 г. Маркс уделил этой проблеме зна­чительное внимание и пришел к очень важ­ным выводам насчет соотношения классов и партий, подчеркивая, что «...в истори­ческих битвах следует проводить различие между фразами и иллюзиями партий и их действительной природой, их действитель­ными интересами, между их представле­нием о себе и их реальной сущностью» 17.

Маркс высмеял обывательские суж­дения о классовом лице тех или иных пар­тий на основании биографий их полити­ческих деятелей. Неправильно, например, думать, писал Маркс, будто все представи­тели мелкобуржуазной демократии — лавочники или поклонники лавочников. «Представителями мелкого буржуа делает их то обстоятельство, что их мысль не в состоянии преступить тех границ, которых не преступает жизнь мелких буржуа, и потому теоретически они приходят к тем же самым задачам и решениям, к которым мелкого буржуа приводит практически его материальный интерес и его общест­венное положение» |8. Маркс тем самым обратил внимание на решение одного из сложных вопросов исторического ис­следования, приобретавшего особо важ­ное значение при изучении новой истории ряда стран.

Как это нередко бывает в истории науки, понимание более сложных позд­нейших явлений дает возможность глубже понять явления и процессы прошлого. В работах Маркса и Энгельса периода 1848—1851 гг. много ценных экскурсов в историю ранних буржуазных революций. Один из наиболее интересных экскурсов такого рода представляет их рецензия на брошюру Ф. Гизо «Почему удалась Анг­лийская революция?» (1850).

Выявив несостоятельность попыток Гизо объяснить умеренность Английской революции XVII в. ее религиозным консервативным характером, Маркс кратко сфор­мулировал научный ответ на вопрос, по­ставленный Гизо. «...Загадка консерватив­ного характера Английской революции,— писали Маркс и Энгельс,— объясняется длительным союзом между буржуазией и большей частью крупных землевладель­цев, союзом, составляющим существенное отличие Английской революции от Фран­цузской, которая путем парцеллирования уничтожила крупное землевладение» 9. В рецензии Маркса и Энгельса содержа­лось объяснение не только особенностей буржуазной революции в Англии, но и по­следующего экономического и политичес­кого развития английской буржуазии в эпоху конституционной монархии.

История Франции показала Марксу, что в процессе развития буржуазных рево­люций происходит совершенствование

17 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 8. С. 145.

18 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 8. С. 148.

19 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 7. С. 222.

враждебной народу буржуазной государ­ственной машины, укрепление исполни­тельной власти, ее чиновничьего и воен­ного аппарата. Отсюда Маркс сделал важ­нейший вывод о том, что ход исторического развития поставит перед пролетарской революцией задачу сломать военно-бюро­кратическую машину государственной власти буржуазии.

Исторический опыт подтвердил мысли Маркса, сформулированные в «Восемнад­цатом брюмера Луи Бонапарта», о важ­ном отличии пролетарских революций от буржуазных. Он пришел к выводу о том, что пролетарские революции, в отличие от буржуазных, будут характеризоваться постоянной самокритикой: они «...постоян­но критикуют сами себя, то и дело оста­навливаются в своем движении, возвра­щаются к тому, что кажется уже выпол­ненным, чтобы еще раз начать это сызнова, с беспощадной основательностью высмеи­вают половинчатость, слабые стороны и негодность своих первых попыток...» 20, ибо пролетарские революции не завершают революционные преобразования общест­венных отношений, как буржуазные рево­люции, а только начинают их, и цель их состоит не в смене у власти одного эксплуа­тирующего класса другим, а в уничтоже­нии навсегда всякой эксплуатации, в пост­роении бесклассового коммунистического общества.

Развивая свое учение о государстве, его истории и судьбах на основе опыта революции, Маркс находит адекватный термин для понятия пролетарской государ­ственности, призванной сменить государст­во эксплуататорских классов,— диктатура пролетариата. Использование контррево­люцией государственного аппарата как своей ударной силы, как необходимого эле­мента своей классовой диктатуры приво­дило к выводу: на смену диктатуры пра­вящих классов должна прийти диктатура пролетариата. Однако в то время могло быть сформулировано только самое общее положение. Формы, функции, судьбы про­летарской государственности, ее взаимо­отношения с демократической республикой

20 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 8. С. 123.

и т. д. не были, да и не могли быть выясне­ны.

Исследования Маркса и Энгельса по истории буржуазного общества в 50— 60-е годы. Во время революции 1848— 1849 гг. Марксом и Энгельсом были сде­ланы важные шаги по применению теории исторического материализма к объяснению событий кратковременного революцион­ного периода в нескольких странах Ев­ропы. Дальнейшее обновление и развитие теории требовало расширения исследова­ний и применения исторического материа­лизма к истории различных народов и раз­личных эпох, что составило существенную сторону их деятельности в период реакции и начала нового революционного подъема. В 50—60-е годы рамки и тематику истори­ческих исследований Маркса и Энгельса значительно раздвинула их публицистиче­ская деятельность в европейской и амери­канской демократической прессе.

В своих статьях Маркс и Энгельс про­вели широкое исследование истории бур­жуазного общества в странах Европы и Америки и на колониальной периферии капитализма. В их статьях были освещены многие наиболее значительные события, имевшие место в 50-х — начале 60-х годов в международных отношениях и во внут­ренней жизни Англии, Франции, США, Германии, Австрийской империи, Испании, Италии и ряда других государств.

В этот период Маркс и Энгельс высту­пили исследователями международных отношений. Вскрывая тесную связь между внешней и внутренней политикой господ­ствующих классов, они показали законо­мерность усиления агрессивной захват­нической политики европейских держав после подавления революционных дви­жений 1848—1849 гг.

В обзорах и статьях по истории вос­точного вопроса и войны 1853—1856 гг., при анализе внешней политики Пальмерстона и Наполеона III и в других работах по дипломатической истории Маркс и Эн­гельс сочетали критическое изучение до­кументов и других источников, конкретный анализ действий государственных деятелей с выяснением мотивов их внешней поли­тики и ее классовой обусловленности. Маркс блестяще раскрыл не только захват­нические планы русского царизма, но и

контрреволюционную сущность внешней политики Пальмерстона и показал роль Второй империи во Франции как нового оплота европейской реакции.

Эти выводы подкреплялись интенсив­ным изучением европейских националь­ных движений конца 50-х и 60-х годов, польского восстания 1863 г., ирландского революционного движения, итальянского Рисорджименто, освободительных устрем­лений балканских народов. Маркс и Эн­гельс предприняли самостоятельные иссле­дования истории Польши, Ирландии и ряда других порабощенных стран и наро­дов. Об этих исследованиях дают пред­ставление, например, обширные подгото­вительные материалы и рукописи Маркса и Энгельса по польскому и ирландскому вопросам.

В 1863 г. Маркс писал оставшуюся незаконченной брошюру по истории Поль­ши и ее разделов. Энгельс задумал к концу 60-х годов написать большой исторический труд «История Ирландии», однако успел набросать лишь две первые главы.

Значительно расширило тематику исто­рических исследований Маркса и Энгельса предпринятое ими изучение колониальной политики европейских держав и в связи с этим истории стран Азии, Африки и Латинской Америки. Статьи Маркса по истории Ост-Индской компании и англий­ской политики в Индии содержали глубо­кий анализ приемов и целей этой поли­тики и ее пагубных результатов для Ин­дии. Они свидетельствовали о проникнове­нии Маркса в важнейшие особенности социально-экономических отношений и политического устройства этого региона.

В статьях об опиумных войнах, о Тайпинской революции в Китае, об индийском национальном восстании 1857—1859 гг. Маркс и Энгельс заклеймили позором действия колонизаторов. Вместе с тем они выразили горячие симпатии передовых представителей европейского рабочего движения к боровшимся за свое освобож­дение народам Китая и Индии. В этих статьях закладывались основы позиции пролетариата в национально-колониаль­ном вопросе, содержались первые наброс­ки идеи сотрудничества между освободи­тельным движением в колониях и зави­симых странах и революционным проле-

тарским движением в Европе. Маркса и в дальнейшем интересовали пути развития народов Азии, о чем ярко свидетельство­вали составлявшиеся им для себя в послед­ние годы жизни обширные хронологичес­кие выписки по истории Индии.

В разгар европейской реакции, когда Маркс и Энгельс напряженно следили за всеми даже малейшими симптомами про­буждения демократических сил в Европе, они обратили особое внимание на револю­цию 1854—1856 гг. в Испании. Маркс про­штудировал с помощью богатой истори­ческой литературы на нескольких языках историю испанских революций в XIX в. и написал о них исторический очерк, боль­шая часть которого была опубликована в виде серии статей «Революционная Испа­ния» (1854). В них были охарактеризо­ваны и объяснены с материалистических позиций своеобразные черты и особенности буржуазных революций в Испании.

Новым в тематике исторических иссле­дований Маркса и Энгельса было также их обращение к истории американских государств, и в первую очередь Соединен­ных Штатов Америки. Интерес Маркса и Энгельса к американской истории сти­мулировался тем, что борьба против рабо­владения и Гражданская война в США в 1861 —1865 гг. приобретали важное зна­чение для рабочего и демократического движения в Европе.

В статьях, опубликованных в амери­канской газете «Нью-Йоркская трибуна» («New York Tribune») и в венской газете «Пресса» («Die Presse») в 1861 — 1862 гг., Маркс показал, что подлинной причиной войны между Севером и Югом является не вопрос о сецессии и правах штатов, а нараставшая в течение полувека борьба фермерства за землю, борьба капиталисти­ческой системы наемного труда и свобод­ного предпринимательства с рабовладель­ческой плантационной системой, ставшей тормозом для капиталистического разви­тия США. В противостоянии этих социаль­ных сил Маркс видел основу истории США первой половины XIX в. и ключ к пони­манию истинного характера Гражданской войны 1861 —1865 гг.

Постоянное и пристальное внимание Маркс и Энгельс уделяли развитию рабо­чего движения. В особенности с начала 60-х годов по мере оживления и подъема международного рабочего движения они все более концентрировали свое внимание на проблемах освободительной борьбы пролетариата. В их работах осмысливался исторический путь развития рабочего дви­жения от первоначальных примитивных форм к более зрелым, от сектантских групп — к пролетарским классовым орга­низациям. В переписке Маркса и Энгельса затрагивалась и обсуждалась история ра­бочего движения многих стран.

Ценные данные по истории рабочего движения содержали написанные Марксом и Энгельсом документы I Интернационала, руководителями которого они были. В «Уч­редительном Манифесте Международного Товарищества Рабочих» Маркс вкратце охарактеризовал перемены в положении рабочего класса после 1848 г. Именно в это время, пересматривая прежние взгля­ды, Маркс дает всестороннюю оценку борь­бы пролетариата за свои экономические и политические интересы в рамках капи­тализма. Он показывает возможность улучшения материального и политического положения рабочих, неизбежность и необ­ходимость борьбы за политические сво­боды, за ограничение рабочего времени и применения женского и детского труда, за повышение заработной платы.

Обобщая опыт рабочего движения этого периода, Маркс и Энгельс обращали внимание на то, что первый этап борьбы пролетариата против буржуазии носил характер сектантского движения, которое представляло «...детство пролетарского движения, подобно тому, как астрология и алхимия представляют собой детство науки»21. Интернационал, указывали Маркс и Энгельс, был противоположно­стью «...фантазирующим и соперничаю­щим сектантским организациям...», он яв­лялся «...подлинной и боевой организацией пролетариата всех стран, объединенного в общей борьбе против капиталистов и зем­левладельцев, против их классового гос­подства, организованного в государ­ство» 22.

Анализируя проблему борьбы с сек­тантством, Маркс и Энгельс подметили важную историческую тенденцию извест­ной повторяемости старых ошибок на но­вых этапах рабочего движения: «Подобно тому, как на каждом новом историческом этапе воскресают на короткое время ста­рые ошибки, чтобы потом вскоре исчез­нуть, так и в недрах Интернационала воз­родились сектантские группы, хотя и в слабо выраженной форме» 23. Выявленная Марксом и Энгельсом зигзагообразность развития неоднократно подтверждалась дальнейшей историей рабочего движения во многих странах.

Научная история капитализма в «Ка­питале» К. Маркса.Изучение конкретного процесса развития буржуазного общества оплодотворило всю дальнейшую разра­ботку теории марксизма его основополож­никами. Накопленный ими громадный исторический материал и сделанные из него выводы содействовали ускорению формирования экономического учения марксизма.

Экономические рукописи Маркса 1857—1859 гг. свидетельствуют о том, что в процессе выработки экономической тео­рии он все более углублял материалисти­ческое понимание истории, переходя от общих положений к конкретному анализу сложных диалектических форм историче­ского процесса.

Научный подвиг Маркса — создание «Капитала» — был в большой мере осу­ществлен благодаря изучению развития капитализма и буржуазного общества в новой фазе их истории. Маркс с особым вниманием изучал экономическую историю 50—60-х годов XIX в., источники нового промышленного подъема в Англии, Фран­ции, Германии, новые формы капиталис­тического предпринимательства, начав­шуюся индустриализацию отсталых аграр­ных стран.

«Капитал» свидетельствовал о нераз­рывной связи между Марксом-экономис­том и Марксом-историком. В этом гениаль­ном труде Маркс не только открыл основ­ные экономические законы капиталисти­ческой общественной формации и обосно-

21 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 18. С. 30.

22 Там же. С. 30—31.

23 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 18. С. 31.

вал вывод о ее преходящем характере, но и обрисовал все последовательные фазы экономической истории капитализма, от его зарождения до второй половины XIX в.

В «Капитале» был впервые выяснен генезис капитализма. Начало его эры Маркс связывал с эпохой великих геогра­фических открытий и зарождением миро­вого рынка в XVI столетии, а гигантские шаги на пути к зрелости капитализма — с XVIII веком.

Большой научной заслугой Маркса была постановка и решение проблемы первоначального накопления капитала, по существу представляющего собой исто­рию происхождения капитала и наемного труда, целую историческую эпоху, которая «...вписана в летописи человечества пла­менеющим языком крови и огня» 24. Маркс показал, что процесс этот имел своим ос­новным содержанием насильственное отде­ление производителя от средств производ­ства, экспроприацию непосредственных производителей — крестьян и ремесленни­ков и что одним из источников первона­чального накопления была система пора­бощения и хищнической эксплуатации ко­лоний.

Хотя свой фактический; материал Маркс почерпнул преимущественно из ис­тории английского капитализма, в иссле­довании процесса первоначального накоп­ления им были выявлены черты становле­ния капиталистического способа производства во всех западноевропейских стра­нах. Как указывал сам Маркс, он хотел «...обрисовать тот путь, которым в Запад­ной Европе капиталистический экономи­ческий строй вышел из недр феодального экономического строя» 26.

Не менее важным достижением Маркса был анализ промышленного переворота в Англии с точки зрения не только изме­нений в технике и технологии промышлен­ного производства, но прежде всего — его социального содержания. Маркс впер­вые раскрыл историческое значение этого переворота, который создал основные классы капиталистического общества —

24 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 727.

25 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 19. С. 119.

промышленную буржуазию и индустриа­льный пролетариат и положил начало ка­питалистической индустриализации Ев­ропы.

«Капитал» давал яркую картину раз­вития капитализма и обострения его про­тиворечий. Маркс показал, что во всем этом необычайно сложном и противоречи­вом процессе действует закон капиталисти­ческого накопления, обеспечивающий рас­ширенное воспроизводство капиталисти­ческих общественных отношений и расту­щую эксплуатацию рабочего класса и тру­дящихся масс,— производство во все воз­растающих размерах прибавочной стои­мости, или капиталистической прибыли. Этот открытый Марксом закон капита­лизма дал ключ к пониманию всей истории классовой борьбы внутри буржуазного общества того времени.

Ряд глав «Капитала» Маркса содержит детальный анализ борьбы рабочего клас­са в 40—60-е годы XIX в.; в «Капитале» обрисованы также судьбы крестьянства при капитализме. В Марксовой теории ка­питалистической земельной ренты полу­чили объяснение растущая эксплуатация капиталом крестьян, дифференциация кре­стьянства, тенденция к разорению мел­ких крестьянских хозяйств в Западной Ев­ропе и усиление полуфеодальной эксплуа­тации крестьян Восточной Европы в тече­ние всей эпохи капитализма.

Ценное историческое исследование представляла также историко-критическая часть «Капитала», названная «Теории прибавочной стоимости» и посвященная анализу развития экономической науки и взглядов буржуазных и мелкобуржуаз­ных экономистов. Содержание этих эконо­мических теорий Маркс тесно связывал с историческим развитием самого капи­тализма и его классовых антагонизмов, с ростом противоречий между различными слоями буржуазии и с классовой борьбой пролетариата против буржуазии.

Значение «Капитала» Маркса для исто­риографии новой истории исключительно велико. Ленин подчеркивал, что Маркс, объясняя в «Капитале» строение и разви­тие капиталистической формации исклю­чительно производственными отношени­ями, не ограничился этим, а «...везде и постоянно прослеживал соответствующие

этим производственным отношениям над­стройки, облекал скелет плотью и кровью». Эта книга, писал Ленин, «...показала чи­тателю всю капиталистическую обществен­ную формацию как живую — с ее бытовы­ми сторонами, с фактическим социальным проявлением присущего производственным отношениям антагонизма классов, с бур­жуазной политической надстройкой, охра­няющей господство класса капиталистов, с буржуазными идеями свободы, равенст­ва и т. п., с буржуазными семейными отно­шениями» 26.

Не менее велико значение «Капитала» для исторической науки в целом. В нем были исследованы производственные отно­шения самого развитого и сложного клас­сового общества — капиталистического, понимание которого впервые давало воз­можность проникновения в организацию и производственные отношения всех пред­шествующих общественных форм и, сле­довательно, научного анализа их истории. Вследствие этого экономическое учение марксизма являлось наиболее глубоким, всесторонним и детальным подтвержде­нием теории исторического материализма.

Исследование Парижской Коммуны 1871 г.Маркс и Энгельс в течение двух десятилетий после революции 1848 г. тщательно изучали историю Франции при режиме II Империи. В их статьях и обзорах 50—60-х годов отмечалось неуклон­ное обострение классовых противоречий в этой стране, которое вело к банкротству бонапартистской политики лавирования между классами.

Детальное изучение текущих событий и истории Франции позволило Марксу создать произведение — «Гражданская война во Франции», посвященное истории, опыту и значению Парижской Коммуны, которое вышло в свет в середине июня 1871 г., менее чем за три недели после ее гибели. Ф. Энгельс писал, что это произве­дение Маркса, как и «Восемнадцатое брю­мера Луи Бонапарта», являлось образцом его удивительного дара «...верно схваты­вать характер, значение и необходимые последствия крупных исторических собы­тий в то время, когда эти события еще


Дата добавления: 2015-04-04; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.025 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты