Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Английский позитивизм. Основные направления в историографии




Читайте также:
  1. I. Вспомните основные модальные глаголы и их эквиваленты. Чем они отличаются? Как спрягаются? (Заполните табличку).
  2. I. Основные положения
  3. I. Основные термины и определения
  4. I. Условно положительные направления тока, напряжения и ЭДС
  5. I. Функции государства — это основные направления его деятельности, в которых выражаются сущность и социальное назначение государства в обществе.
  6. II. Основные параметры магнитного поля.
  7. II. Основные правила черной риторики
  8. II. Основные принципы и правила служебного поведения государственных гражданских служащих Федеральной налоговой службы
  9. II. Основные цели и задачи Программы, срок и этапы ее реализации, целевые индикаторы и показатели
  10. II. Основные цели, задачи и сроки реализации Программы

Английский капитализм вступил во вторую половину XIX в. в расцвете своего могущества: промышленная революция и огромные колониальные владения вывели Англию на первое место в мировом про­мышленном производстве. Лондон стал центром международной торговли, фунт стерлингов — мировой расчетной едини­цей. В английской литературе этот период называют «викторианский эпохой» по имени королевы Виктории, правившей в 1б37—1901 гг. Хотя к концу века появи­лись признаки того, что экономическая гегемония Англии пошатнулась (по тем­пам развития ее обогнали другие страны, в первую очередь США и Германия), Англия сохраняла позиции крупнейшей промышленной и торговой державы.

Особенности английского капитализма определяли общие черты социального и политического развития страны в эти десятилетия. Вплоть до конца XIX в. гос­подство буржуазии в Англии не подвер­галось серьезной угрозе. На эти годы приходится ряд реформ демократического характера. Право избирать в парламент

получила не только мелкая буржуазия, но и верхушка рабочего класса. Происхо­дило явное сближение позиций либераль­ной и консервативной партий.

Общественная мысль в Англии.В ан­глийской общественной мысли во второй половине XIX в. развивался сложный двой­ственный процесс. Экономическое могуще­ство Англии и политическая стабильность в стране, мощь Британской колониальной империи, новые открытия в науке и технике порождали у идеологов буржуазии опти­мизм, убеждение в прочности капиталисти­ческого строя и в совершенстве английских институтов власти. Вместе с тем прибли­жение империалистической эпохи давало знать о себе в появлении трудностей, которые нарастали как внутри страны, так и за ее пределами и вызывали серьез­ные раздумья и сомнения в обществе, чувство неуверенности и тревоги.

Сильное влияние на общественную мысль оказало учение Чарлза Дарвина. Его сочинение «Происхождение видов пу­тем естественного отбора» (1859) означало коренной переворот в представлениях об органическом мире. Оно ставило на твер­дую почву науки о природе. Но открытие Дарвина по своему значению далеко выхо­дило за рамки биологии. Идея эволюции опрокидывала прежние представления о неизменности мира. Она противоречила традиционному мышлению и поэтому встретила сопротивление со стороны цер­ковников, утверждавших, что теория Дар­вина находится в явном противоречии со священным писанием.



Открытие Дарвина явилось большим достижением науки, но совсем иной харак­тер носили попытки использовать его для объяснения развития общества, в особен­ности возникшая на основе этого учения теория так называемого социал-дарви­низма. Ее сторонники переносили законо­мерности биологического мира на обще­ство, утверждая, что борьба за существо­вание является универсальным законом всего живого, включая и человека. Оже­сточенная борьба за жизнь, по их мне­нию,— естественное состояние общества, и в ней побеждают лишь самые сильные. Социал-дарвинисты также утверждали, что, подобно тому, как между отдельными людьми имеются более или менее приспо-

собленные к жизни, точно так же и среди народов есть «лучшие» и «худшие», иначе говоря, «высшие» и «низшие». Тем самым социал-дарвинизм прямо приводил к ра­сизму. Социал-дарвинисты считали, что белая раса, и прежде всего англосаксон­ская,— прирожденная раса господ, при­званная управлять другими народами. Почвой для складывания этой теории была активно проводившаяся Англией политика колониальных захватов.



Характерной чертой общественной мысли в эти десятилетия было распро­странение позитивистской социологии. Крупным английским философом-позити­вистом был Герберт Спенсер(1820— 1903), который предпринял грандиозную попытку, исходя из идеи эволюции, раз­работать философскую систему, охватыва­ющую все отрасли знания. Инженер по образованию, Спенсер был хорошо знаком с точными науками, в частности с механи­кой. Свою философскую систему Спенсер назвал синтетической философией и изло­жил в серии книг. В эту серию входили следующие труды: «Основные начала» (1862), где даны исходные положения его системы, «Основания биологии» (1864— 1867), «Основания психологии» (1855, 1870—1872), «Основания социологии» (1876—1896). Спенсер исходил из мысли, что в основе развития мира, включая и общество, лежит закон эволюции, кото­рый он определял как «интеграцию мате­рии и сопутствующее ей рассеяние движе­ния». При этом, как он считал, «материя переходит из состояния неопределенной, бессвязной однородности в состояние опре­деленной связной разнородности», иначе говоря, дифференцируется. Этот закон Спенсер считал универсальным и пытался проследить его действие в различных сфе­рах, опираясь на большой конкретный материал отдельных наук, в том числе и истории общества.

Попытка проследить действие закона эволюции и ее формы сама по себе была плодотворной, однако понимание эволю­ции Спенсером носило односторонний ха­рактер. Развитие он представлял лишь как медленное и постепенное, без всяких скачков. В основе развития, по его мнению, лежит закон равновесия: при нарушении равновесия природа стремится немедленно вернуться к своему прежнему состоянию. Такое понимание развития применительно к общественному освящало незыблемость социальных и политических основ капита­листического строя.



Антиреволюционная направленность спенсеровской схемы особенно бросается в глаза в его социологических построе­ниях. В истории общества он видел три этапа. На первом этапе возникает племен­ное общество, на втором появляется ран­нее классовое общество, происходит объ­единение племен в большие группы, по­являются нации. Этот период он называл переходным. Третий этап он именовал индустриальным. На этом этапе, по его мнению, человечество и находится в на­стоящее время. Разделение функций внут­ри общества между его различными груп­пами Спенсер отождествлял с дифферен­циацией органов в человеческом организ­ме. Это так называемая органическая теория общества, переносящая на него законы развития отдельного организма, по существу, оправдывала социальное де­ление капиталистического общества.

Несмотря на свою ограниченность, философия Спенсера имела для того вре­мени известное прогрессивное значение. Признавая закономерности развития об­щества, Спенсер отказывался от различ­ных теологических объяснений, а его по­нимание общества как живого организма, все части которого взаимосвязаны, на­талкивало на изучение истории и поло­жения трудящихся классов, расширяло область исторического исследования. В трудах Спенсера по социологии, в осо­бенности по истории первобытного обще­ства, содержатся ценные данные и наблю­дения. В конце XIX — начале XX в. этот мыслитель был настоящим властителем дум и оказал большое влияние на обще­ственную мысль.

В те же годы была сделана попытка развить далее позитивистскую социологи­ческую концепцию О. Конта. Ее предпри­нял экономист и публицист У. Бэджгот, ре­дактор влиятельного журнала «Эконо­мист». В своем труде «Физика и политика» (1872) Бэджгот попытался связать контовскую схему развития с учением Дар­вина. В развитии общества Бэджгот видел три этапа. На этапе примитивного состояния в нем господствуют сила и обычай. На втором этапе возникают нации и скла­дываются национальный характер, обы­чаи, отдельные народы приходят в стол­кновение между собой, что порождает войны. Третий период, который Бэджгот именовал «периодом обсуждения», хара­ктеризуется тем, что насилие постепенно уходит в прошлое, войны играют все меньшую роль. На этом этапе в качестве главной движущей силы развития обще­ства выступает общественное мнение. Бэджгот считал, что третий период начался еще в эпоху древней Греции и Рима, но в средние века общество попятилось назад, и прерванная линия развития во­зобновилась только в новое время. Он был убежден, что войны, которые он на­зывал наследием варваров, по мере про­гресса человечества уйдут навсегда в прошлое и на земле наступит вечный мир. Вся работа Бэджгота проникнута верой в прогресс.

В буржуазной общественной мысли второй половины XIX в. в целом идея прогресса преобладала. Она даже при­обрела всеобщее признание, стала как бы символом веры. Однако в конце столетия появились первые признаки кризиса этой веры, что наиболее отчетливо выразил ан­глийский социолог К. Пирсон в книге «Национальная жизнь и характер» (1894). Прогресс, заявлял Пирсон, это явление кажущееся, а отнюдь не реальное. Чело­вечество, по его убеждению, отнюдь не прогрессирует, а просто стоит на месте.

О новых тенденциях в идейной жизни тех лет свидетельствовал начавшийся отход от традиционного взгляда на роль

и функции государства. На протяжении всего XIX в. в этом вопросе господство­вали взгляды сторонников фритреда, которые требовали полной и неограничен­ной свободы предпринимательства и не­вмешательства государства в экономиче­скую жизнь страны. В конце столетия идеи фритредеров стали все чаще подвергаться сомнению и критике. Влиятельный фило­соф-неогегельянец Д. Бозанкет в книге «Философская теория государства» (1899) доказывал, что государство не может оста­ваться безучастным наблюдателем про­исходящего, оно обязано вторгаться во все сферы жизни общества. Пересмотр преж­них взглядов был прямо связан с новой обстановкой. Встававшие в жизни страны социальные проблемы, усиление междуна­родных противоречий требовали прочной и эффективной государственной системы.

Характерным явлением общественной жизни Англии этих десятилетий было уси­ление внимания к колониальным вопросам. В 1868 г. вышла в свет книга Ч. Дилка «Большая Великобритания», представляв­шая собой итог его личных наблюдений и размышлений над проблемами Британ­ской империи. Область этих наблюдений ограничивалась так называемыми пересе­ленческими колониями: Канада, Австра­лия, Новая Зеландия и Южная Африка. Он рисовал экономические успехи этих владений и блестящие перспективы их раз­вития в будущем. Дилк как бы заново от­крывал для англичан их империю и ее огромные возможности для укрепления внутренних и международных позиций Англии. Примененный им термин «большая Великобритания» вошел в английский лек­сикон как обозначение широких имперских интересов.

Книга Дилка в значительной мере спо­собствовала пропаганде колониальной политики. Для этой цели в 1869 г. в Лон­доне был создан Королевский колониаль­ный институт. В 1884 г. возникла Лига имперской федерации, которая выступала за более тесные политические и экономи­ческие связи внутри Британской империи. Колониальная пропаганда стала громко звучать в эти годы в публицистике, периодической печати, с церковного амвона. В художественной литературе проповедником идей колониализма стал талантливый поэт и писатель Редьярд Киплинг, утверждавший, что англичане идут в колонии не в целях извлечения каких-то выгод или обогащения, а для того чтобы приобщить к цивилизации от­сталые народы.

Развитие исторической науки. Вторая половина XIX столетия отмечена в Англии значительными успехами в развитии исто­рического знания. Прогресс науки выра­зился, в частности, в публикации истори­ческих материалов. В 1857 г. началось издание серии архивных документов, хроник средневековья, а с 1863 г.— систематическая публикация «свитков» ' (написанные, как правило, на пергаменте, эти средневековые документы хранились в свернутом виде). Стали выходить ре­естры государственных бумаг за период с 1547 г.2 В 1859 г. Архивное управление занялось выявлением документов и мате­риалов, хранящихся в частных коллек­циях, разбросанных по стране. Для из­дания документов юридического характера в 1887 г. возникло Общество Селдена, названное по имени крупного юриста XVII в., а в 1893 г.— специальное Обще­ство военно-морской истории с целью публикации документов по истории бри­танского флота и морской политики Ан­глии. В 80-е годы было также начато издание документов по истории Шотлан­дии, в том числе протоколов шотландского Тайного совета, и т. д.

Совершенствовалось и качество публи­каций, что было связано с развитием научной критики. Известный английский историк-медиевист У. Стеббс в своих ле­кциях в Оксфорде говорил о «широком распространении вкуса к истории» и ука­зывал на оживление деятельности различ­ных исторических обществ, распростране­ние исторических работ, на успехи вспо­могательных исторических дисциплин — нумизматики, сфрагистики и др., растущий

1 Rerum Britannicarum medii aevi Scrip-tores or Chronicles and Memorials of Great Britain and Ireland During the Middle Ages. L, 1863—1911. V. 1—243 (более известная как «Rolls Series»).

2 Calendars of State Parers. (Foreign Se­ries). L., 1863—1921. V. 1—20; Domestic Se­ries. L., 1856—1917. V. 1—92.

интерес к археологии, заметный рост числа исторических трудов 3. В ряде городов во­зникли местные исторические группы, ко­торые по своей инициативе и за свой счет собирали исторические материалы локаль­ного характера, производили раскопки, реставрировали и ремонтировали старые здания и т. п.

Рост интереса к истории и активность историков потребовали публикации специ­ального исторического журнала. В 1886 г. начал выходить журнал «Английское исто­рическое обозрение» («The English Histo­rical Review»), который издается по на­стоящее время. В 1868 г. возникла первая общенациональная организация — Исто­рическое общество, получившее вскоре статус Королевского общества. Вначале в нем преобладали историки-любители, и уровень исторических изысканий, резуль­таты которых публиковались в его «Тру­дах», был невысоким. В 80—90-е годы процесс профессионализации затронул и Королевское историческое общество. В не­го вступили известные университетские историки — Дж. Актон, У. Каннингем, Ф. Мейтленд, П. Г. Виноградов; повы­силось качество издаваемых трудов. После объединения в 1897 г. Королевского обще­ства с публикаторским обществом имени Кемдена оно стало приобретать характер ведущего профессионального националь­ного объединения историков.

Произошли некоторые сдвиги и в уни­верситетском преподавании истории. До середины XIX в. на Британских островах существовало три английских универси­тета (в Оксфорде, Кембридже и Лондоне), четыре университета в Шотландии (Сент-Эндрюсе, Глазго, Абердине, Эдинбурге) и один в Ирландии (Дублине). В послед­ние десятилетия XIX — начале XX в. на базе университетских колледжей Манче­стера, Ноттингема, Ливерпуля, Лидса, Бирмингема и некоторых других городов возникает ряд новых университетов. С 1873 г. начинается создание системы заочного университетского образования, которая открыла более широкий доступ к высшему образованию.

Но и в эти десятилетия сохранялся разрыв между исторической наукой и уни­верситетским преподаванием, некоторые видные ученые оставались за стенами уни­верситетов. Право назначения на профес­сорские кафедры истории в университетах принадлежало правительству, и оно ис­пользовало это право, руководствуясь не научными, а политическими соображе­ниями. До 1871 г. существовало ограни­чение доступа в университеты для лиц, которые не принадлежали к англиканской церкви.

Оксфордская и Кембриджская школы. Ванглийской историографии за эти де­сятилетия произошли сдвиги. Практически исчезло со сцены радикальное крыло с его требованием политических реформ; промы­шленная буржуазия добилась своих це­лей — она явно господствовала в системе управления. В то же время изменилось торийско-консервативное крыло: консерва­торы отказались от сопротивления любым преобразованиям и в 1867 г. сами провели парламентскую реформу. В результате упрочились позиции вигско-либерального направления с его верой в эволюционный прогресс и превосходство английского по­литического строя.

В 70—80-е годы XIX в. в Англии скла­дываются два основных центра историче­ских исследований — в университетах Оксфорда и Кембриджа. Применение к историкам этих университетов термина «школа» носит условный характер: между ними нет существенных различии в мето­дике или методологии. Можно лишь отме­тить, что в работах ученых Оксфорда пре­обладала средневековая тематика, а в Кембридже больше внимания уделялось истории нового времени.

Основателем Оксфордской школы при­нято считать Уильяма Стеббса(1825— 1901), который возглавил в 1866 г. кафедру новой истории. Главным его трудом была «Конституционная история Англии» \ в которой изложение доводится до 1485 г. Его перу принадлежат также «История Германии в средние века» и другие сочи­нения. Основная заслуга Стеббса состоит в издании документов и материалов по

3 Stubbs W. Seventeen Lectures on the Study of Medieval and Modern History. 3 ed. L, 1900. P. 55.

4 Stubbs W. The Constitutional History of England. L., 1874—1878. V. 1—3.

истории Англии. На протяжении двадцати пяти лет он принимал участие в публи­кации «свитков» и других архивных мате­риалов. Издания Стеббса характеризуются большой точностью, а его комментарии к ним говорят о громадной эрудиции уче­ного. Сочинения Стеббса отличаются чрез­вычайной добросовестностью в обращении с фактами и материалами и осторожностью выводов. В Оксфорде он первым ввел в практику семинары. В 1876 г. Стеббс от­мечал как большое достижение «система­тический и непрерывный курс истории», который Оксфордский университет смог наконец предложить студентам.

Глава Кембриджской исторической школы Джон Эмери Актон(1834—1902), занявший в 1895 г. кафедру новой истории, получил историческое образование в Гер­мании, где посещал семинары Л. Ранке. Научное наследие Актона довольно скро­мно. Ему принадлежат всего лишь неско­лько журнальных статей и небольшой курс лекций 5. Несмотря на это, Актон оказал значительное влияние на развитие англий­ской исторической науки. Это был историк огромной эрудиции, с широким кругом ин­тересов. Актон придавал большое значение исторической науке и подчеркивал ответ­ственность историка, считая, что он дол­жен быть «хранителем совести цивилизо­ванного мира». Историк, по мнению Акто­на, не может ограничиваться описанием событий и изложением фактов, он призван

5 Acton J. E. Lectures on Modern History. L, 1960.

помогать читателю оценивать их. Его долг — обличать порок и поднимать на щит добродетель. В то же время Актон подчеркивал, что историк не имеет права в угоду своим взглядам и идеям замалчи­вать, а тем более искажать факты. Он обязан излагать их полностью.

Исходя из такого понимания задач историка, Актон в резкой форме осуждал исторический метод Карлейля, а его самого называл «самым ненавистным из истори­ков». По своим политическим взглядам Актон примыкал к либералам. Он выступал в защиту демократических свобод, и пре­жде всего в защиту свободы совести. Много лет Актон вынашивал план боль­шого труда, в котором намеревался рас­смотреть всю историю человечества под углом зрения его духовного раскрепоще­ния. С этой целью он собрал огромный материал, однако труд остался ненаписан­ным.

Актон был одним из инициаторов кол­лективной работы кембриджских истори­ков по истории нового времени и составил план всего издания. Главную идею этого труда он видел в том, чтобы показать всю историю нового времени как непрерыв­ное прогрессивное развитие. Актону при­надлежит заслуга введения в Кембридже исторических семинаров по немецкому образцу, что способствовало поднятию уровня преподавания истории.

Историки-позитивисты Г. Бокль, У. Лекки.Практически все английские историки второй половины XIX в. в той или иной мере ощущали влияние позити­визма. Назревшая проблема превращения исторического знания в научную дисцип­лину создавала объективную потребность в более четком определении объекта и метода исторического исследования, совер­шенствовании техники работы над источ­никами и т. д. Однако призывы позитиви­стов к превращению истории в науку на практике воплощались медленно.

В середине XIX в. в английской исто­риографии появились обобщающие труды, авторы которых стремились собрать во­едино разрозненные элементы истори­ческого знания и на основе позитиви­стской методологии создать целостную ис­торико-культурную картину развития английского государства и общества.

Большое влияние на английскую исто­рическую мысль оказал Генри Томас Бокль

(1821 —1862), автор работы «История ци­вилизации в Англии»6. Эту работу он задумал как введение к 15-томной «Исто­рии мировой цивилизации». Бокль долго и основательно готовился к осуществлению своего грандиозного замысла: он изучил многие языки, собрал обширный мате­риал и тщательно его обработал, но ран­няя смерть помешала ему выполнить свой план, и в законченном виде осталось толь­ко введение к основному труду. Бокль предполагал показать полную и связную историю мировой цивилизации через исто­рию отдельных народов, представить все развитие человечества как единый процесс. Это была для своего времени весьма смелая и прогрессивная идея.

Бокль серьезно относился к задачам изучения истории. «Я убежден,— писал он,— что приближается время, когда исто­рия будет поставлена на должную основу, когда изучение ее будет признано как са­мое благородное и самое трудное заня­тие». Он выражал уверенность в наступле­нии времени, когда история будет разра­батываться подготовленными людьми и «будет спасена от рук биографов, генеало­гов и собирателей анекдотов, придворных хронистов, князей и дворян — этих пустых болтунов, которые стоят на каждом углу и засоряют движение нашей национальной литературы» 7.

Бокль полагал, что исследование прошлого человечества возможно сред­ствами, разработанными науками о при­роде. Одним из наиболее эффективных средств в арсенале естествознания он считал эксперимент, а его эквивалент в изучении истории видел в выработке эта­лона, прилагаемого затем к истории раз­личных стран. Таким эталоном для него стала история Англии, на ее примере он хотел доказать существование общих закономерностей и для других стран.

Как позитивист Бокль также исходил

6 Bucle H. Т. History of Civilization in England. L, 1857—1861. V. 1—2.— Русск. пер.: Бокль Г. История цивилизации в Англии. В 2 т. СПб., 1906.

7 Цит. по кн.: Widgery A. G. Interpretations of History from Confucius to A. Toynbee. L., 1961. P. 210.

из убеждения, что общество в своем раз­витии подчиняется определенным законам, и надеялся, открыв их, сделать историю точной наукой. Он считал важнейшим за­коном общественного развития прогресс, отождествляемый им с накоплением зна­ний. В то же время он полагал, что, поскольку человеческое общество — часть природы, оно подчиняется и ее законам. Бокль подходил к пониманию решающего влияния на развитие общества материаль­ных факторов, выдвигая среди них на пер­вое место географический фактор — климат, почву и пищу. Он считал, что по мере развития общества роль этих факторов постепенно уменьшается, в то время как умственных и моральных фак­торов неуклонно возрастает.

Бокль пытался применить к изучению человеческого общества и метод стати­стики. Он обратил внимание на то, что события в индивидуальной жизни отдель­ного человека не только результат его эмоций, страстей, желаний, но могут рас­сматриваться и как проявление действия определенных закономерностей в общест­ве: число ежегодных рождений, смертей, преступлений и т. д.

Основные события английского средне­вековья и нового времени в своей «Истории цивилизации в Англии» Бокль трактовал с либеральных позиций. Он высоко оценил выступление народа в период Английской революции против феодальной аристокра­тии и короны, приветствовал Войну за независимость в США, одобрял Француз­скую революцию. Бокль стремился пока­зать, что негативная реакция Англии на

Американскую и Французскую революции была тесно связана с интересами земель­ной олигархии, стремившейся подавить народные движения внутри страны.

Работа Бокля, проникнутая глубокой верой в прогресс, оказала большое влия­ние на социальную и историческую мысль. Она была переведена почти на все евро­пейские языки, неоднократно переиздава­лась и в России.

Последователем и продолжателем ме­тодов Бокля был Уильям Лекки(1838— 1903). В работе «История рационализма в Европе» 8 Лекки доказывал, что с рас­пространением просвещения и знаний и одновременно с уменьшением влияния церкви моральный уровень людей отнюдь не падает. Более того, полагал Лекки, именно господство теологических воззре­ний долго тормозило духовное развитие человечества, и подлинный прогресс его начинается только после того, как теология теряет свое влияние.

Самая крупная работа Лекки — «Ис­тория Англии в восемнадцатом столетии» 9. Хотя основное внимание в ней уделено политической истории, автор отводил место и вопросам культуры, экономики, религии. Лекки не стремился осветить в одинаковой степени все темы, поэтому одним вопросам уделено много внимания, другие только затронуты. Значительное место отведено Ирландии, войне Англии с ее американ­скими колониями в конце XVIII в. В гла­вах об Ирландии, которые позднее были выделены в отдельные тома, Лекки с боль­шим сочувствием рисовал борьбу ирланд­ского народа за независимость и реши­тельно осуждал жестокие расправы англи­чан, явившиеся, по его мнению, главной причиной Ирландского восстания в 1798 г.

Взгляды Лекки претерпели эволюцию. Вначале сочувственно относившийся к бо­рьбе ирландского народа за свободу, в 1886 г. он выступил против проекта Гладстона о предоставлении Ирландии уме­ренного самоуправления под контролем Англии («гомруль»). Позднее в сочинении

«Демократия и свобода» 10 Лекки открыто нападал на демократическую реформу и демократию вообще, утверждая, что дальнейшее расширение избирательных прав не только вредно, но даже опасно для общества.

Д. Р. Грин и его «Краткая история английского народа». В1874 г. в свет вышло сочинение «Краткая история ан­глийского народа» " Джона Ричарда Грина(1837—1883), явившееся важным событием в английской историографии. Книга имела огромный успех: в течение нескольких месяцев она выдержала ряд изданий, была переведена на многие язы­ки. Поощренный успехом автор в 1880 г. выпустил новое издание своего труда, расширив его до четырех томов.

Успех книги Грина объяснялся несколь­кими причинами. Нараставший интерес к прошлому давно уже требовал издания сочинения, которое охватило бы всю исто­рию страны. Грин не ограничивался рас­сказом о политической истории, он ри­совал также экономические и социальные процессы, большое внимание уделял ду­ховной жизни и культуре. Напротив, вой­нам и сражениям, личностям и деяниям монархов и полководцев он отвел до­вольно скромное место, сознательно стре­мясь дать историю не королей, а народа. При этом Грин старался выявить действие наиболее важных сил и факторов истори­ческого процесса. В частности, описывая гражданскую войну 1455—1485 гг., извест­ную как «Войну роз», он пытался вскрыть ее экономические и социальные корни. Успеху книги Грина в немалой степени способствовала ее форма и прежде всего яркий, красочный язык.

Грин давал весьма нелестные характе­ристики некоторым английским королям. Отношение Грина к трудящимся массам отмечено искренним сочувствием, о чем свидетельствует, например, освещение им восстания 1381 г. Реакционные круги встретили книгу Грина в штыки; журнал

8 Lecky W. E. History of the Rise and Influ­ence of the Spirit of Rationalism in Europe. L, 1865.

9 Lecky W. E. History of England in the Eighteenth Century. L., 1878—1890. V. 1—7.

234

10 Lecky W. E. Democracy and Liberty. L, 1896.

11 См.: Green I. R. Short History of the English People. L, 1874,— Русск. пер.: Грин Д. Р. История английского народа. В 4 т. М, 1891 — 1892.

консерваторов «Ежеквартальное обозре­ние» («Quarterly Review») поместил ре­цензию на его книгу, которая резко осуж­дала ее и называла «демократическим манифестом».

Сочинение Грина не было свободно от недостатков. Вне поля зрения автора оста­лась роль классов и социальной борьбы. Это особенно сказалось на освещении им революции середины XVII в. Грин считал ее борьбой «между политической тради­цией и политическим прогрессом, между принципом религиозного единоверия и при­нципом религиозной свободы» 12. Он по­лагал, что начиная с Семилетней войны в стране происходит процесс перехода власти в руки народа 13. Грин идеализи­ровал английскую колониальную политику, был недостаточно хорошо знаком с источ­никами, в особенности по истории XVIII в. Несмотря на эти слабости, работа Грина явилась крупным достижением английской историографии XIX в.

История Английской революции. Как уже отмечалось, прогресс исторической на­уки выразился, в частности, в специали­зации исторических исследований, которая шла по отдельным хронологическим пери­одам, темам, проблемам. Один из крупней­ших историков этого времени Сэмюэл Гардинер (1829—1902) посвятил свою жизнь изучению Английской революции XVII в. Первый том его исследования вы­шел в свет в 1883 г., а последний, шест­надцатый,— после его смерти. Сочинение Гардинера состоит из трех серий: «Исто­рия Англии от восшествия Якова I до начала гражданской войны, 1603—1642», «История гражданской войны, 1642— 1649» и «История республики и протекто­рата» 14. Последняя серия доведена им только до 1656 г. Автор проделал огромный труд, привлек материал из архивов Англии и других стран Западной Европы.

12 Грин Д. Р. История английского народа. Т. 3. С. 201.

13 См. там же. Т. 4. С. 162.

14 Gardiner S. R. History of England from the Accession of James I to the Outbreak of Civil War. 1603—1642. L., 1883—1884. V. 1 — 10; idem. History of the Great Civil War. 1642—1649. L., 1886—1891. V. 1—3; idem. His­tory of Commonwealth and Protectorate. L., 1894—1901. V. 1—3.

В своей трактовке революции Гардинер отказался от вигской концепции, которая видела в революции столкновение и борьбу двух начал — деспотизма в лице короля и исконных английских свобод, которые представлял парламент. Он создал кон­цепцию английской буржуазной револю­ции XVII в. как «пуританской революции», усматривал в ней борьбу религиозных принципов и игнорировал классовые инте­ресы и мотивы. В его труде обойдены во­просы экономики и социальной борьбы. В этом смысле работа Гардинера представ­ляет собой известный шаг назад даже по сравнению с историческими работами пер­вой половины века. Исследование Гарди­нера, однако, имело большое значение для «реабилитации» Кромвеля: он убедительно показал большие заслуги этого деятеля в восстановлении военного и морского мо­гущества страны.

Главное же достоинство Гардинера — в его строго научном подходе к фактам. Он проявлял величайшую добросовест­ность в обращении с материалами и до­кументами, опроверг многие вымыслы и легенды, созданные вокруг революции и ее деятелей. Своим основным принципом он считал тщательную проверку каждого факта. Гардинер старался быть объектив­ным в трактовке революции, но ему это не удалось. Его работа представляет аполо­гию Кромвеля и пуританских деятелей ре­волюции.

Экономическая история.В последние десятилетия XIX в. под влиянием позити­визма важное место в тематике истори­ческих работ стали занимать вопросы эко­номической истории. Наиболее крупным историком-экономистом в эти годы был Торолд Роджерс(1825—1890), занимав­ший некоторое время кафедру политиче­ской экономии в Оксфорде и преподавав­ший также в Лондонском университете. Основной его труд — «История сельского хозяйства и цен в Англии в 1259— 1793 гг.» 15. Краткое изложение материа­лов и выводов из первых четырех томов

15 Rodgers J. Е. Т. History of Agriculture and Prices in England from the Year after the Oxford Parliament (1259) то the Commencement of the Continental War (1793). L, 1866—1902. V. 1-8.

этого труда было издано самим автором под названием «Шестьсот лет труда и за­работной платы» 16. Роджерс привлек разнообразные источники и материалы, проливающие свет на движение цен и за­работков в эти столетия. Сопоставляя колебания цен на продукты питания и движение заработной платы, он стремился выявить, как изменялся материальный уровень жизни трудящихся. Эти процессы прослеживались на широком историческом фоне.

В смысле научной объективности труд Роджерса стоит значительно выше многих исторических трудов того времени. Чтобы убедиться в этом, достаточно познако­миться с теми страницами, где автор рас­сказывает о восстании Уота Тайлера, вскрывая его глубокие причины. Роджерс с сочувствием относился к борьбе англий­ских тред-юнионов за право на существо­вание и за повышение заработной платы.

Однако по своим взглядам на истори­ческий процесс Роджерс оставался идеа­листом. Главной движущей силой развития общества он считал прогресс обществен­ной мысли и давление общественного мнения. Улучшение положения рабочих он полагал самым надежным средством предотвращения революции, а социалисти­ческие идеи называл доктринами, которые, по его мнению, «столь же гибельны для истинных интересов труда, насколько разрушительны для всякого прогресса и, наконец, для всякой надежды. Позволить отчаянию пересоздать общество в самых его основаниях,— писал Роджерс,— было бы самой роковой ошибкой» 17.

Другим историком-экономистом этого периода был Уильям Кеннингем(1849— 1919), работавший с 1884 г. почти до самой смерти на историческом отделении Кем­бриджского университета. Он написал «Историю английской промышленности и торговли в новое время» 18, а также труд,

16 Rodgers J. Е. Т. Six Centuries of Work and Wages. L., 1884.— Русск. пер.: Роджерс Т. История труда и заработной платы в Англии с XIII по XIX в. СПб., 1899.

17 Роджерс Т. История труда и заработной платы... С. XII.

18 Cunningam W. The Growth of English In­dustry and Commerce in Modern Time. L., 1882.

служивший как бы введением к ней,— «Историю английской промышленности и торговли в средние века» 19. Эти работы содержат полезную сводку фактического материала, почерпнутого из официальных источников. Вместе с тем он усматривал причину происходящих экономических процессов в политических и психологиче­ских явлениях.

По своим политическим взглядам он принадлежал к либералам, осуждал вме­шательство государства в экономическую жизнь и всю прошлую политику оценивал с позиций сторонника свободной торговли, которую считал главной причиной успехов английского капитализма XIX в.

Исследователем экономической исто­рии был Уильям Эшли(1860—1927), неко­торое время преподававший в Оксфорде. Его главный труд — «Введение в экономи­ческую историю и теорию» 20 — посвящен экономической истории Англии в средние века. Изложение в книге доведено до XVI в. Работа основана на обширном круге источников. Большое внимание в ней уде­ляется экономическим доктринам средне­вековья. Консервативные политические взгляды Эшли позволили ему трезво оце­нить действительную роль свободной тор­говли в развитии английской экономики. Он одним из первых поставил под сомне­ние утверждение либеральных историков и экономистов о том, что успехи английской внешней торговли целиком проистекали из политики фритреда.

В эти годы впервые стали принимать научный характер работы по истории про­мышленной революции. Глубокие пере­мены в экономике страны, вызванные ею, не могли не привлечь к себе внимания современников. Однако долгое время изо­бражение этих перемен ограничивалось описанием отдельных фактов без попыток осмыслить целое. Авторы работ, которые пытались рассказать о том, что происходит

19 Cunningam W. The Growth of English In­dustry and Commerce during the Early and Middle Ages. L., 1890.

20 Ashley W. An Introduction to English Economic History and Theory. L, 1888—1893. V. 1—2.— Русск. пер.: Эшли У. Дж. Экономиче­ская история Англии в связи с экономической теорией. М., 1897.

в промышленности, все свое внимание уде­ляли изобретателям новой техники и пред­принимателям, усматривая в их инициа­тиве и энергии главную и даже единствен­ную причину промышленного прогресса, т. е. история промышленной революции оказывалась на деле серией биографий. Этот взгляд особенно отчетливо выражен в книге популярного публициста С. Смайлса, вышедшей под заглавием «Жизнеопи­сания инженеров».

Иначе к изучению этой проблемы по­дошел оксфордский историк Арнолд Тойнби(1852—1883) 21. Он проявил бле­стящие способности еще на студенческой скамье и по окончании курса в универси­тете был оставлен для преподавания поли­тической экономии. Преподавание Тойнби сочетал с активной лекторской деятельно­стью в вечерних школах для рабочих. Особенно много он сделал для организа­ции заочного образования рабочих Уайтчепла (рабочий район Лондона). Из про­читанных им лекций сложилась книга, вы­шедшая уже после смерти автора под названием «Промышленная революция в Англии в восемнадцатом столетии»22. Тойнби попытался взглянуть на эту ре­волюцию как на единый процесс в обще­английском масштабе и дать ее связную историю. Он рассматривал промышленную революцию не только как решительное преобразование в сфере экономики, но и как глубокий социальный переворот, как определенный скачок в развитии общества. Анализируя последствия этой революции, Тойнби констатировал заметное ухудшение положения масс, резкое усиление эксплу­атации труда. Имеются веские основания предполагать, что он был знаком с про­изведениями основоположников маркси­зма и находился под их известным влия­нием.

Тойнби выступал за социальное законо-

21 Этого историка не следует смешивать с его племянником, тоже Арнолдом Тойнби (1889— 1975) — автором многих работ по истории Ви­зантии, истории международных отношений в XX в. и известного десятитомного труда «Изу­чение истории».

22 Toynbee A. Industrial Revolution in Eng­land of the Eighteenth Century. Oxford, 1883.— Русск. пер.: Тойнби А. Промышленный перево­рот в Англии. М., 1924.

дательство с целью пресечения наиболее хищнических форм эксплуатации труда. Проповедуя умеренные социальные ре­формы, он высказывал уверенность в том, что в результате «воспитания капитала» можно навсегда устранить противоречия между рабочими и хозяевами, добиться гармонии классов, т. е. по своим поли­тическим взглядам Тойнби был типич­ным либеральным реформатором. Тем не менее его труд отличает от работ других авторов о промышленной революции более научный подход.

История колониальной политики.Обо­стрение международной борьбы за колонии в последние десятилетия XIX в. и активиза­ция английской колониальной политики, сопровождавшиеся усиленной пропаган­дой экспансионистских идей, не могли не найти отражения в исторической литера­туре. В 1883 г. появилась книга кембридж­ского профессора Джона Сили(1834— 1895) «Расширение Англии» 23, которая сразу же привлекла к себе внимание и выдержала несколько изданий. Автор книги, обращаясь к широкой публике, упрекал ее в недостаточном внимании к колониальной политике. Он утверждал, что Англия завоевала половину мира, не имея определенного плана и цели, как он вы­ражался, «в припадке рассеянности», не осознавая огромной важности колоний. Это непонимание, по мнению Сили, про­должается и поныне, сказываясь также и на исторических сочинениях.

Перипетии парламентской борьбы за­слонили от историков тот факт, что ос­новные события английской истории по­следних двух столетий происходили не в Англии и даже не в Европе, а за океаном, в Америке и в Азии. История Англии пред­ставляет собой, в первую очередь, историю расширения британского государства за пределы Британских островов. Решающим этапом в ней Сили считал XVIII век. Основ­ным содержанием бесконечных войн, кото­рые вела тогда Англия, была борьба с Францией за обладание колониями, а главным результатом — создание импе­рии. Подчеркивая, что в этой борьбе Ан-

23 Seeley ]. Expansion of England. L., 1883.— Русск. пер.: Сили Дж. Расширение Англии. СПб., 1903.

глией были затрачены огромные усилия, Сили призывал всех англичан, и в особен­ности английских политиков, проникнуться пониманием важности империи.

КнигаСили взначительной степени способствовала дальнейшему росту в Ан­глии экспансионистских настроений. Она выросла из курса лекций, прочитанных Сили в Кембриджском университете. Еще в 1869 г. во вступительной лекции перед студентами он заявлял, что история представляет собой «практическую школу политики», и доказывал, что политические деятели обязаны знать историю, в особен­ности историю нового времени. Он утвер­ждал, что «история без политики бес­плодна», а «политика без истории беспоч­венна». Сили высказывал надежду, что Кембриджский университет станет «семи­наром политики», школой подготовки бу­дущих политических деятелей Англии.

Другим историком, уделявшим в своих работах большое внимание колониальной тематике, был Джеймс Энтони Фруд(1818—1894), который в 1892—1894 гг. занимал кафедру новой истории в Оксфор­де. «История Англии от падения Уолси до разгрома Великой Армады (1530— 1588)»24 Фруда содержит безудержную апологию Генриха VIII и Елизаветы I. В 1886 г. Фруд опубликовал книгу «Океа­на, или Англия и ее колонии» 25. Это был рассказ о путешествии, которое автор со­вершил в Австралию, Новую Зеландию и Америку. Фруд подчеркивал огромное политическое и экономическое значение колоний для метрополии, восхвалял колониальную политику Англии. Так, в книге «Англичане в Вест-Индии» он смако­вал «подвиги» английских рыцарей перво­начального накопления и колониального разбоя , а в книге «Англичане в Ирлан­дии» оправдывал жестокости английского угнетения Ирландии 27.

24 Frounde J. A. History of England from the Fall of Wolsey to Destruction of Great Arma­da. L, 1856—1870. V. 1 — 12.

25 Frounde J, A. Oceana, or England and Her Colonies. L., 1886.

26 Frounde J. A. The English in the West In­dies. L., 1888.

27 Frounde J. A. The English in Ireland in the Eighteenth Century. L., 1872—1874. V. 1-3.

Хотя в своих работах Фруд широко ис­пользовал архивные источники, по своему духу он был далек от науки и обращался произвольно с фактами и документами. Отвечая на обвинения в неправильном цитировании материалов и даже прямых подтасовках, Фруд заявлял, что факты для историка — всего лишь иллюстрация заранее составленного мнения, и ссылался на то, что среди историков нет единства по любому вопросу, Из этого Фруд заклю­чал, что факты и документы позволяют делать противоположные выводы. Он писал, что из всех существующих историй Англии самую совершенную мы находим в исторических пьесах Шекспира. Извест­ный историк того времени Э. Фримен в ре­цензии на одну из книг Фруда писал, что Фруд не является историком, «ему прису­ще врожденное и неизлечимое свойство искажения, которое не позволяет ему вы­сказать правильное суждение ни по одному вопросу». Тенденция Фруда к искажению исторических фактов и материалов поро­дила среди историков выражение «болезнь Фруда».

Социальные проблемы и история рабо­чего движения.Затяжные экономические кризисы, растущее недовольство рабочих условиями своей жизни — все это побуж­дало английскую общественную мысль, в частности историков, обратиться к изуче­нию социальных проблем страны, и прежде всего положения трудящихся. Крупный судовладелец Ч. Бус задался целью опро­вергнуть утверждение социалистов о том, что значительная часть рабочего класса живет в нищете. Он собрал группу помощ­ников, которая по его заданию и заранее разработанному плану начала в 1886 г. обследование рабочих кварталов Лондона. Эта группа произвела тщательный опрос населения этих кварталов, а собранный материал подвергла статистической обра­ботке. В то время такая методика была новинкой. Данные, опубликованные в мно­готомном исследовании Буса 28, представ­ляют важный материал для истории со­циальных проблем в Англии. Результаты обследования удивили самого Буса: оказа-

28 Booth Ch. The Life and Labour of the People of London. L, 1892—1903. V. 1—9.

лось, что в состоянии нищеты и на грани ее живет в Лондоне 32 % всего населения. Проделанная Бусом и его группой работа опровергла поверхностный оптимизм бур­жуазной статистики.

В эти годы в Англии делаются первые попытки осветить историю рабочего движе­ния, причем некоторые из авторов подоб­ных трудов сами были его активными участниками. Их свидетельства, нередко подкрепленные документами, представ­ляют большой интерес как источники.

В 1877 г. вышла в свет книга Дж. Хауэлла «Столкновение капитала и труда». Каменщик, он был активным деятелем профессионального движения и членом Генерального Совета I Интернационала. К 70-м годам он, однако, превратился в ре­формиста. Активным участником рабочего движения был и Дж. Холиок, автор «Исто­рии кооперативного движения» (в 2 т.; 1875—1877) 29. Особый интерес для исто­риков рабочего движения в Англии пред­ставляет книга Р. Гаммеджа «История чартистского движения» 30. Автор послед­ней — участник борьбы за Хартию, нахо­дившийся на левом ее фланге. Книга Гаммеджа не содержит обобщенного ана­лиза, это, скорее, хроника событий, но она дает ценный материал, характеристики лю­дей и событий.

В 80-е годы к истории рабочего движе­ния обратилась и профессиональная исто­рическая наука. Первыми исследователя-

29 Holyoake G. J. History of Co-Operation. L., 1875—1877. V. 1—2.

30 Qammage R. History of Chartism. L., 1857; — Русск. пер.: Гаммедж Р. История чар­тизма. СПб., 1907.

ми рабочей проблематики стали супруги Сидней и Беатриса Веббы. Сидней Вебб(1859—1947) начал свою деятельность в качестве государственного чиновника. Он участвовал в обследовании рабочего Лон­дона под руководством Ч. Буса. В 1891 г. Вебб покинул государственную службу, чтобы посвятить себя целиком изучению социальных проблем. Его постоянным сотрудником в этой работе стала его жена Беатриса Поттер(1858—1943), дочь круп­ного фабриканта. В 1891 г. она опублико­вала книгу по истории кооперативного дви­жения в Англии 31.

В 1894 г. супруги Веббы совместно издали книгу под названием «История тред-юнионизма» 32, которая представляет собой первую попытку серьезного анализа происхождения и деятельности профессио­нальных союзов в Англии. Авторы исполь­зовали обширный круг источников, в том числе архивы тред-юнионов, а также госу­дарственных учреждений, в частности ми­нистерства внутренних дел. Они подробно ознакомились с практической деятельно­стью тред-юнионов своего времени и их структурой. Дополнительно они привлекли многочисленные политические брошюры, прессу и пр. Опираясь на эти материалы, Веббы смогли дать обстоятельный и хоро­шо документированный очерк истории тред-юнионов от самых первых попыток создания рабочих объединений. Они обри-

31 Potter В. The Co-Operative Movement in Great Britain. L, 1891.

32 Webb S. and B. History of Trade Unionism. L, 1894.— Русск. пер.: Вебб С. и Б. История тред-юнионизма. М., 1923—1924. Вып. 1—4.

совали репрессивную политику правитель­ства, местных органов и суда, показали, с каким упорством рабочие преодолевали все эти препятствия и как добились для себя права создавать свои организации и защищать свои интересы. Главное вни­мание в работе Веббы уделяли вопросам внутренней истории тред-юнионов, поис­кам наилучших форм организации союзов, рассмотрению их эволюции, структуры, целей и задач. Эта работа, опирающаяся на глубокое изучение предмета, до сих пор не утратила своего значения.

Однако при всем богатстве фактичес­кого материала и обилии использованных источников на книге Веббов лежит печать буржуазного миросозерцания. Авторы от­рицали революционные традиции англий­ского рабочего движения и в тред-юнионах видели лишь одну из форм защиты чисто профессиональных интересов рабочего класса. Политику правительства, которое долго не хотело признать профсоюзы, они считали досадной ошибкой и утверждали, что выступления рабочих были всего лишь реакцией на непримиримость правитель­ства. По мнению Веббов, английским рабо­чим чужды революционные стремления. Они превозносили реформистских лидеров тред-юнионов. Героической эпохе борьбы чартистов в их книге отведено не более двух страниц. Они рассматривали чартизм как случайный эпизод, отнюдь не типич­ный для английского рабочего движения.

Супруги Веббы принадлежали к числу инициаторов и организаторов так называ­емого Фабианского общества, возникшего в 1884 г. Реформистские взгляды С. и Б. Веббов были наиболее отчетливо из­ложены в их работе «Промышленная демократия» 33~34. В этой книге авторы пытались определить общий характер английского тред-юнионизма и его места в современном английском обществе. По их теории, тред-юнионы представ-

33-34 Webb 5. and В. Industrial Democraty. L., 1897.—Русск. пер.: Вебб С. и Б. Теория и 1897.— Русск. пер.: Вебб С. и Б. Теория и практика английского тред-юнионизма. В 2 т. СПб., 1900. Переводчиком книги был В. И. Ле­нин (под псевдонимом Владимир Ильин). Она послужила материалом для характеристики тред-юнионизма в работе Ленина «Что делать?».

ляют собой органическую часть капитали­стической системы и необходимы для ее нормального функционирования.

Работы Веббов оказали большое влия­ние на последующую лейбористскую исто­риографию.

Начало складывания марксистской историографии.В конце XIX в. в Англии зарождается марксистское направление в историографии, представленное историка­ми-социалистами. Марксистская литера­тура на английском языке была очень скудной. Хотя «Манифест Коммунистичес­кой партии» был еще в 1850 г. опубликован в чартистской газете «Красный республи­канец» («The Red Republican»), тираж этого издания был невелик, а новое издание вышло только спустя почти 40 лет. Полный перевод первого тома «Капитала» К. Мар­кса вышел только в 1888 г. Становление марксистской историографии затрудня­лось и тем, что сторонники марксизма в Англии были в основном выходцами из сре­ды трудящихся, которые не обладали ни досугом, ни необходимыми знаниями в об­ласти истории.

В центре внимания историков марк­систского направления оказались пробле­мы революции и народных движений. Вклад в разработку этой тематики сделал Эрнест Белфорт Бакс(1854—1926), участник социалистического движения, хорошо образованный философ и историк. Его перу принадлежит ряд работ по философии и две серии книг по истории революционных и народных движений: о Французской революции и о социальной стороне Реформации в Германии35. По истории Французской революции Бакс опубликовал серию статей (в 1890 г. она вышла отдельной книгой), книгу «Жан Поль Марат: друг народа» 36 и работу о «заговоре равных» Бабёфа 37. В истории Французской революции он пытался выде­лить интересы различных классов и про­следить их борьбу. Бакс по-новому обрисо-

35 Вах Е. В. The Social of the Reforma­tion in Germany. L, 1894—1903. V. 1—3; Idem. The French Revolution. L., 1890.

36 Bax E. B. Jean Paul Marat, the People's Friend. L, 1900.

37 Bax E. B. The Last Episode of the French Revolution, Being a Story of Babeouf and the Conspiracy of the Equals. L., 1911.

вал фигуры видных деятелей револю­ции — Робеспьера, Марата и Бабёфа, от­верг клеветнические вымыслы, показал их преданными интересам народа, честными и талантливыми людьми. В трилогии, по­священной Реформации в Германии, Бакс обрисовал Крестьянскую войну 1525— 1526 гг. на фоне глубокого кризиса Свя­щенной Римской империи, связанного с кризисом феодальной системы.

В своих книгах Бакс опирался не толь­ко на обширную литературу, но и на источ­ники. В частности, освещая историю «заго­вора равных», он широко использовал прессу и дневники современников. По ис­тории Французской революции много писал и другой участник социалистичес­кого движения Дж. Лизем. Ему принадле­жат также работы на историко-литератур­ные темы.

Другая задача, стоявшая перед социа­листами, состояла в восстановлении под­линной картины английского рабочего дви­жения. Первую такую попытку сделали Э. Б. Бакс и У. Моррис в совместной книге «Социализм, его рост и последствия» (1893) 38. Авторы подробно изложили идеи научного социализма, а также факты истории европейского рабочего движе-

38 Вах Е. В., Morris W. Socialism, its Growth and Outcome. L., 1893.

ния, в том числе чартизма. Хотя Бакс и Моррис изображали чартизм как подлинно народное социальное движение, в котором основная роль принадлежала рабочим, все же его характеристика в их книге была довольно краткой.

Более полную картину этого движения нарисовала Элеонора Маркс (Эвелинг), дочь К. Маркса, активная участница соци­алистического движения, в брошюре «Ра­бочее движение в Англии — краткий исто­рический обзор» 39. Чартизм она расценила как «первое подлинно политическое дви­жение современного рабочего класса» и ос­ветила его в ключе полемики с реформиста­ми, которые отрицали политическую борь­бу пролетариата. Еще подробнее историю чартизма изложил с тех же позиций У. Дайек 40.

Так, медленно преодолевая трудности, складывалось марксистское направление в английской историографии. Тем не менее работы его представителей весьма инте­ресны как ранние попытки марксистско­го анализа и конкретизации положений исторического материализма.

39 Marx-Aveling E. The Working Class Mo­vement in England. Brief Historical Sketch. L, 1896.

40 Diack W. Story of the Chartists//Social Democrat. 1900. № 7.


Дата добавления: 2015-04-04; просмотров: 74; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.052 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты