Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Предпосылки возникновения марксиз­ма. 4 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. E. M. Donaldson, P.Swanson, W.-K. Chan. 1 страница

47 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 37. С. 351.

48 Там же. С. 371.

49 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. С. 154.

50 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 26. С. 139—140.

51 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 33. С. 175.

ских народов, данные экономической и политической истории, истории церкви, го­сударственных учреждений, внешней поли­тики и т. д. 52 Настаивая на том, что сущ­ность исторических явлений познается лишь через изучение конкретных ситуа­ций, и поясняя свою мысль сравнением процессов первоначального накопления капитала и экспроприации свободных кре­стьян Древнего Рима, Маркс в письме в редакцию «Отечественных записок» пи­сал: «...события поразительно аналогич­ные, но происходящие в различной исто­рической обстановке, привели к совершен­но разным результатам. Изучая каждую из этих эволюции в отдельности и затем сопоставляя их, легко найти ключ к по­ниманию этого явления; но никогда нельзя достичь этого понимания, пользуясь уни­версальной отмычкой в виде какой-нибудь общей историко-философской теории, на­ивысшая добродетель которой состоит в ее сонады историчности» .

Охватывая в своих исторических ис­следованиях социальный и исторический контекст общественных связей людей и различные сферы их практической деятель­ности, Маркс и Энгельс прорвали узкие рамки традиционного круга исторических источников. В то время как прежнюю историографию более всего интересовали государственные документы и законода­тельные акты, реляции полководцев и ме­муары политических деятелей, Маркс и Энгельс широко вовлекали в исторический анализ важнейшие экономические данные, материалы по истории техники, по истории военного дела, науки, литературы и искус­ства. Они считали, что самое тщательное изучение и критическое сопоставление источников должно помочь распознанию их социального характера и выявлению связанных с этим вольных и невольных искажений. В произведениях Маркса и Энгельса авторский анализ постоянно со­провождается демонстрацией этих факти­ческих искажений и смещений оценок в источниках.

52 Ряд этих материалов опубликован в томах «Архива Маркса и Энгельса». В полном виде они будут опубликованы в IV отделе МЭГА.

53 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 19. С. 121.



Маркс и Энгельс были против огульно­го пренебрежения предшествующей, и в том числе буржуазной, историографией. Они считали научным долгом добросовест­ного исследователя иметь исчерпывающее представление о своих предшественниках в изучении данного вопроса, уметь не толь­ко обнаруживать встречающиеся у них искажения, но и видеть достижения того или иного предшественника, ценные фак­тические данные или плодотворные идеи, даже по частным вопросам, которые можно извлечь из его труда.

Сами Маркс и Энгельс на протяжении всей своей жизни неутомимо изучали историческую литературу и следили за со­стоянием современной им историографии. Еще в молодости Маркс штудировал анти­чных историков и хорошо знал произве­дения Геродота, Фукидида, Аппиана, Тацита.

В последующие годы Маркс и Энгельс продолжали знакомиться с весьма широ­ким кругом произведений немецких, фран­цузских, английских и других историков, а в последние десятилетия их жизни — и русских. Маркс упоминал и цитировал в своих сочинениях и письмах работы та­ких крупных немецких историков, как Нибур, Шлоссер, Ранке, Маурер, Зибель, Трейчке, Моммзен; французских историков Тьерри, Минье, Гизо, Тьера, Мишле, Бюше, Л. Блана, Токвиля; английских — Д. Юма, Роджерса, Коббета, Маколея, Карлейля, Бокля; труды выдающегося польского ис­торика Лелевеля. Из русских работ по истории Маркс внимательно изучал «Исто­рию государства Российского» Н. М. Ка­рамзина, сочинения А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского, В. В. Берви-Флеровского, М. М. Ковалевского, Н. И. Кареева и других авторов.



Маркс и Энгельс читали многие и мно­гие десятки сочинений по истории разных эпох и народов, написанных и менее из­вестными авторами. Они отмечали, что в подобных сочинениях подчас обнаружи­ваются ценные находки фактов и неред­ко правильные наблюдения. Особенно ценили Маркс и Энгельс проникновения в область экономической и социальной истории.

Основоположники марксизма реши­тельно выступали против предвзятости

в науке и стремления подогнать факты к заранее определенной цели. Маркс писал на этот счет выразительные строки, кото­рые относятся к любой области науки: «...человека, стремящегося приспособить науку к такой точке зрения, которая по­черпнута не из самой науки (как бы по­следняя ни ошибалась), а извне, к такой точке зрения, которая продиктована чуж­дыми науке, внешними для нее интереса­ми,— такого человека я называю „низ­ким"» 54.

Объективность исторической науки, как показывал Маркс, не имеет ничего общего с объективизмом, с позицией тех истори­ков, которые своей псевдообъективностью прикрывают восхваление совершившихся событий и действующих лиц исторического процесса.

Назначение исторической науки — не созерцание свершившихся фактов. Исто­рическая объективность для марксизма не­разрывно связана с практикой историчес­кого действия.



Критикуя взгляды Фейербаха, Маркс и Энгельс писали в «Немецкой идеологии» о том, что Фейербах хочет «...добиться толь­ко правильного осознания существующего факта, тогда как задача действительного коммуниста состоит в том, чтобы низвер­гнуть это существующее»и. Из этого принципиального положения вырастало признание революционной роли той исто­рической науки, которая принимает учас­тие в историческом движении с полным знанием дела и поэтому перестает быть доктринерской.

Вот почему Маркс и Энгельс подходили к исторической проблематике одновре­менно как великие ученые и как активные участники и вожди революционного дви­жения. При этом они постоянно имели в виду потребности исторического разви­тия и задачи рабочего движения, решению которых должен помогать осмысленный исторический опыт человечества. Поэтому Маркс и Энгельс глубоко верно решали проблему актуальности в исторической науке. Они посвящали свои исследования крупнейшим событиям истории XIX в.,

54 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 26. Ч. II. С. 125.

55 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 3. С. 41.

революции 1848 г., Парижской Коммуне 1871 г. и вместе с тем предпринимали самое тщательное научное изучение более отдаленных исторических событий и эпох, в особенности когда исторический опыт последних мог помочь решению зло­бодневных вопросов исторического про­гресса и классовой борьбы пролета­риата.

Маркс и Энгельс показали своими ра­ботами, что научная история современно­сти вполне возможна и необходима не только для успешной борьбы за историче­ский прогресс, но и для развития самой исторической науки. С одной стороны, только доведение исторического исследо­вания до современности создает цельное понимание исторического процесса, всех его тенденций и движущих сил, только оно дает возможность проследить все связи исторических событий. С другой стороны, познание сложных процессов текущей ис­тории позволяет лучше понять и историю прошлого, вплоть до самых отдаленных эпох, подлинное значение и объективное содержание которых яснее может быть по­стигнуто с высоты современности.

При этом Маркс и Энгельс нисколько не преуменьшали трудностей исследования вопросов новейшей истории. Энгельс в на­писанном за несколько месяцев до смерти Введении к работе К. Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.» отметил, что «при суждении о событиях и цепи событий текущей истории никогда не удается дойти до конечных экономи­ческих причин» *4. Он объяснял это тем, что совершающиеся изо дня в день изменения в ходе развития промышленности, в мето­дах производства, в мировой торговле и другие многосложные и постоянно изме­няющиеся факторы «...большей частью действуют скрыто в течение долгого вре­мени, прежде чем внезапно с силой про­рваться наружу»S7. Поэтому, говорил Энгельс, ясную картину экономического положения какого-нибудь периода можно получить лишь задним числом, после того как собран и проверен материал.

56 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 22. С. 529.

57 Там же.

Труды Маркса и Энгельса способство­вали тому, что принципом Научного позна­ния во всех областях общественной науки стал последовательный историзм. Об этой коренной черте марксизма Ленин писал: «Весь дух марксизма, вся его си­стема требует, чтобы каждое положение рассматривать лишь (а) исторически; (р) лишь в связи с другими; (v) лишь в связи с конкретным опытом истории»58. Мар­ксизм сделал принцип историзма обязате­льным при рассмотрении и решении любой проблемы общественных наук — не только исторической, но и философской, социоло­гической, экономической или политиче­ской.

Однако не следует забывать, что уро­вень знаний, накопленных к тому времени, весьма отставал от нынешнего, и то, что многие документы не были доступны Мар­ксу и Энгельсу. К тому же все их работы носили острополемический, а иногда пам­флетный характер, что не могло не ска­заться на резкости оценок, иногда приво­дило к односторонности. Так, одно из значительных произведений Маркса исто­рического характера — «Разоблачения дипломатической истории XVIII века» 59

58 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 49. С. 329.

59 Работа эта не была завершена Марксом. См.: Вопросы истории. 1989. № 1—4

почти целиком основано на недоброкачест­венных источниках. Приходится только удивляться, что наряду с неточностями, прежде всего в основном пункте — о зави­симости внешней политики Англии от России, в оценках русской дипломатии и т. д., в работе содержатся важные и точные мысли о татаро-монгольском иге, о роли Петра I и т. д. Многие конкретно-исторические сведения в работах Энгельса «Происхождение семьи, частной собствен­ности и государства», «Крестьянская война в Германии» сейчас устарели. Весьма односторонними выглядят оценки Марксом и Энгельсом Бакунина, Боли­вара, Герцена, Кошута, Мадзини, Прудона, русских военачальников, буржуаз­ных экономистов и т. д.

Сами Маркс и Энгельс считали, что их оценки и позиции не являются догмами, потребуют уточнений и коррективов в ходе развития человеческого знания. Они вы­ступали против догматизации достигну­тых результатов и выводов. К историче­ской науке они относились, как и к любой науке, как к живому, развивающемуся процессу познания. Этому критическому и самокритическому отношению к достиг­нутым результатам как важному методо­логическому требованию исторической на­уки учат произведения основоположников марксизма,


Дата добавления: 2015-04-04; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты