Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Предпосылки возникновения марксиз­ма. 1 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. E. M. Donaldson, P.Swanson, W.-K. Chan. 1 страница

Важнейшим историческим событием первой половины XIX в. было вступление на арену общественной борьбы новой си­лы— пролетариата, который все отчетли­вее выделялся из общей массы трудящего­ся люда и выдвигал собственные экономи­ческие и политические требования. В Анг­лии, Франции и Германии классовая борь­ба между пролетариатом и буржуазией становилась все более ожесточенной, отра­жая глубокие противоречия капитализма. Как и каждый класс, вступающий на арену общественной жизни и политичес­кой борьбы, пролетариат нуждался в осмыслении своей собственной природы и места в структуре общества, научном обосновании своей роли в историческом процессе. Ответы на эти объективные проб­лемы, поставленные самой жизнью, дали

1 Публикуемая глава была написана вид­ным советским историком Н. Е. Застенкером, специалистом в области истории социалисти­ческой мысли вообще, истории марксизма в частности, в 1966 г. В то время это была нова­торская работа, обобщавшая немногое, что было сделано в этой области, и основанная на глубоком анализе всего, что давало новое, 2-е издание Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса. Естественно, с тех пор появилось немало иссле­дований как фундаментального характера (Карл Маркс. Биография. 3-е изд. М., 1989; Фридрих Энгельс. Биография. 2-е изд. М., 1977; Маркс — историк. К 150-летию со дня рожде­ния Карла Маркса. М., 1968; Энгельс — теоре­тик. М., 1970; Гольман Л. И. Энгельс — историк. М., 1983; Марксизм и Парижская Коммуна. М., 1973; и др.), так и отдельных статей по тем или иным аспектам темы; осуществлен ряд но­вых публикаций документов: вышло уже более 40 томов нового полного собрания Сочинений Маркса и Энгельса на языках оригинала (МЭГА). Тем не менее работа Н. Е. Застенкера как обобщающий труд не утратила своего зна­чения и сегодня. Поэтому, указывая на новые труды, мы ограничились некоторыми измене­ниями в тексте главы.

Карл Маркс(1818—1883) и Фридрих Энгельс(1820—1895).

С конца XVIII в. революционные по­трясения и стремительные перемены в судьбах стран и народов приковывали вни­мание общественной мысли к задаче объяснения исторических событий, к необ­ходимости постигнуть их движущие пру­жины. Направления исследований и борь­ба мнений в историографии первых деся­тилетий XIX в. фактически определялись этими вопросами, которые сводились в кон­це концов к проблеме закономерности исторического процесса. Идее закономер­ности прокладывала путь прежде всего классовая борьба внутри развивавшегося капиталистического общества — борьба буржуазии и ее идеологов против феода­лизма и дворянской реакции и в еще боль­шей степени классовая борьба пролета­риата и трудящихся масс против самой буржуазии.



Однако осмысление на новом уровне проблем закономерностей исторического развития требовало существенных изме­нений в сферах философии и политичес­кой экономии. Сами эти области челове­ческих знаний к моменту возникновения марксизма выдвинули ряд кардинальных проблем, проявившихся прежде всего в осмыслении общественных отношений, их природы, взаимосвязей и законов раз­вития.

С самого начала марксизм создавался и развивался в единстве всех своих состав­ных частей, причем научный поиск его основоположников был в первую очередь направлен на выяснение закономерностей исторического развития общества.

Возникновение нового понимания исто­рии было подготовлено развитием наук о природе и обществе.

Большие успехи естествознания в XVIII и первой половине XIX в. утвержда­ли идею закономерности развития природы и тем самым настойчиво выдвигали мысль о существовании закономерности и в раз­витии общества. В то же время возникали философские, экономические и историчес­кие учения, подготовлявшие открытие этой закономерности. Такими учениями были немецкая классическая философия, анг­лийская классическая политическая эко­номия и французский утопический социа­лизм.



Теоретические источники марксизма способствовали подготовке поворота в объяснении исторического процесса. Каж­дый из них привлекал по-своему внимание к той области социальных явлений, кото­рой пренебрегала старая историография, упоминавшая «...производство и все эко­номические отношения... лишь между про­чим, как второстепенные элементы „исто­рии культуры"» 2.

Классическая немецкая философия дала предпосылки для возникновения материалистического взгляда на историю. В особенности велика здесь роль диалекти­ческой философии Гегеля, которая была пронизана историзмом и обращала особое внимание на «гражданское общество» как царство экономических отношений, при­ближаясь к пониманию важнейшего зна­чения в жизни общества труда человека по овладению природой.

Классическая буржуазная политичес­кая экономия своей трудовой теорией стои­мости непосредственно направляла обще­ственную мысль на понимание производ­ственной деятельности людей как основы жизни общества.

Системы великих социалистов-уто­пистов (Сен-Симона, Фурье, Оуэна), при всем многообразии их умозрительных по­строений, сходились на признании важ­нейшего значения в судьбах человечества уровня развития производства. Еще большее место стали занимать экономичес­кие категории и проблемы у приверженцев Сен-Симона, Фурье и Оуэна и в учениях утопического социализма и утопического коммунизма 30—40-х годов. Таким обра­зом, в разных аспектах и с разных сторон в общественную науку проникали плодо­творные мысли о материальных основах исторического процесса, выдвигался воп­рос о его закономерностях.



Попытки подвести под историографию материалистическую основу отразились в трудах французских и английских либе­ральных историков, показавших развитие классовой борьбы в эпоху феодализма и буржуазных революций и попытавшихся впервые написать историю гражданского общества, торговли и промышленности. «Если материалистическое понимание истории открыл Маркс,— писал Ф. Эн­гельс,— то Тьерри, Минье, Гизо, все ан­глийские историки до 1850 г. служат до­казательством того, что дело шло к этому... время для этого созрело и это открытие должно было быть сделано» 3.

Однако теории, послужившие источ­никами научного коммунизма, сами по себе содержали лишь очень важные элемен­ты общественной науки, подходы к ней. Классическая немецкая философия рас­сматривала внутреннюю связь в истори­ческих событиях как стремление истории к осуществлению некоей мистической идеи. Она подменяла диалектику исторического процесса диалектической игрой понятий, для которой история должна была служить лишь проверкой логической конструкции. Классическая буржуазная политическая экономия объявляла капиталистический способ производства внеисторическим, соответствующим природе человека, веч-

2 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 19. С. 208.

3 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 39. С. 176.

ным и затушевывала самые глубокие его противоречия. Сен-Симон, Фурье, Оуэн и их ученики, хотя и признавали важнейшее значение производства в истории общест­ва, все же объясняли ход истории в конеч­ном счете изменениями в философских и научных воззрениях либо в религии и нрав­ственных принципах человечества.

Карл Маркс и Фридрих Энгельс воспри­няли и осуществили переработку передо­вых философских, экономических и исто­рических теорий и их синтез на подлинно научной основе. Их теория представляла «...высшее развитие всей исторической и экономической, и философской науки Ев­ропы» 4, она дала ответы на важнейшие вопросы, поставленные общественной мыслью. Был сделан значительный шаг вперед в области социального познания.

Маркс и Энгельс раскрыли действи­тельные мотивы человеческой деятель­ности, выделив производственные отно­шения людей как основные и первона­чальные. Подобный материалистический подход означал победу того взгляда на ход всемирной истории, который находит конечнуюпричину и решающую движу­щую силу важных исторических событий в экономическом развитии общества, в изменениях способа производства и обмена и вытекающих отсюда изменениях эко­номических отношений людей.

Признание того, что материальная основа общества составляет «...как бы скелет его организации» 5 и является осно­вой изменения социальных отношений и сознания людей, открывало возможность ввести в историческую науку объективный общенаучный критерий. В развитии всех стран и народов, при всем огромном разно­образии составляющих их историю собы­тий, политических порядков, воззрений и верований, марксизм нашел однородные крупные отличительные черты, соответст­вующие исторически определенному спо­собу производства. Такие общие харак­терные черты, выражающие нормальное и типичное в производственных отноше­ниях общества, находящегося на опре­деленной ступени исторического развития, Маркс и Энгельс выразили понятием обще­ственно-экономической формации. Учение об общественно-экономических формациях дало возможность рассмотреть всемирную историю как естественноисторический про­цесс восхождения человечества по ступе­ням развития от низших форм к высшим.

В самом общем виде главные ступени развития человечества определялись как первобытнообщинный строй, группа фор­маций, основанных на эксплуатации чужо­го труда, и высшая форма человеческого общества — коммунистическая общест­венно-экономическая формация, бесклас­совое общество, с которого собственно и начнется подлинная история человече­ства. Опираясь на доступный им мате­риал, Маркс и Энгельс определили рабо­владельческую, феодальную и капиталис­тическую формации, как основные общест­венно-экономические формации эксплуата­торского типа.

Маркс и Энгельс показали, что каждая формация имеет свои специфические исторические закономерности, свои законы возникновения, развития и гибели. Общей же чертой является то, что переход от низшей формации к более высокой и слож­ной неизбежен в силу развития в недрах всякой антагонистической формации нераз­решимых противоречий, ведущих к ее гибе­ли и одновременно создающих предпосыл­ки для возникновения более прогрессив­ного общественного строя, который окон-

4 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 25. С. 49.

5 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 12. С. 736.

чательно побеждает предшествующую формацию более высокой производитель­ностью общественного труда. Конкрети­зируя эту общую схему развития челове­чества, Маркс и Энгельс видели, что в определенных условиях отдельные народы могут миновать отдельные этапы этого развития (рабовладение, феодализм, ка­питализм) .

Формирование законов историчес­кого развития дало марксизму возмож­ность противопоставить пониманию прог­ресса как гладкого, однолинейного, фа­тально поступательного хода истории но­вую научную концепцию исторического прогресса. Эта концепция охватывала про­тиворечивость процесса развития общест­ва и раскрывала его диалектику — разви­тие скачкообразное, с перерывом постепен­ности, развитие зигзагами, как бы по спи­рали, с возможностью временных и даже значительных регрессов, но с конечной неизбежной победой поступательного хода истории. В этом сочетании эволюционного и революционного развития Маркс и Эн­гельс прежде всего уделяли внимание именно революционному моменту, его за­кономерности.

Признание определяющего значения производственной деятельности, являю­щейся фундаментом жизни общества, впервые раскрыло роль народных масс как решающей силы исторического процес­са. Маркс и Энгельс научно объяснили происхождение общественных классов и исторические рамки их существования. Появление классов они связали с возник­новением общественного разделения труда и частной собственности на средства про­изводства. На этой почве всякая борьба в истории в действительности — выраже­ние классовых интересов, их противоречий и борьбы, которая так или иначе прони­зывает собой все сферы жизни общества — экономическую, политическую и идеологи­ческую. По словам Энгельса, это было великим научным открытием, имевшим для истории такое же значение, как закон превращения энергии в естествознании 6.

Теория классовой борьбы Маркса и Энгельса существенно отличалась от теорий буржуазных историков и экономистов своим пониманием борьбы классов как творческой силы истории всех антагонис­тических общественных формаций. Рево­люционные перевороты, которые осущест­вляют всеобщее переустройство общества, уничтожают устаревшие производствен­ные и общественные отношения и утверж­дают новые отношения, соответствующие характеру и уровню производительных сил общества, Маркс и Энгельс рассматри­вали как важнейшие события истории, отводя им роль ускорителей исторического прогресса — «локомотивов истории».

Маркс показал, что главной силой революционного преобразования капита­листического общества становится проле­тариат — самый революционный класс в истории, который, в отличие от прежних революционных классов, не может освобо­дить себя, не уничтожив самих основ экс­плуатации человека человеком. Доказа­тельство этого положения Маркс считал важным достижением своей теории клас­совой борьбы. В письме к И. Вейдемейеру от 5 марта 1852 г. он писал: «То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определенными историчес­кими фазами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведет к диктатуре пролетариата, 3) что эта дик­татура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обще­ству без классов» 7.

Таковы были главные идеи, характе­ризующие материалистическое понимание истории. С этим открытием были созданы совсем иные основы изучения истори­ческого процесса. Сам процесс форми­рования нового мировоззрения требовал прежде всего фокусирования внимания на выделении определяющих черт, характе­ризующих закономерности общественного развития. В немалой степени это обуслов­ливалось и бурной предреволюционной эпохой, когда формировался марксизм.

Материалистическое понимание исто­рии в первых произведениях зрелого марк­сизма. Материалистическое понимание истории было в своей основе разработано

6 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 259.

7 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 28. С. 427.

Марксом и Энгельсом в «Немецкой идео­логии» (1845—1846). С тех пор, как свиде­тельствовал Энгельс, Маркс не написал ничего, в чем бы эта теория не играла роли. Эту характеристику можно полно­стью распространить и на труды самого Энгельса.

В историографическом плане можно выделить некоторые важные вехи, зна­меновавшие дальнейший ход разработки Марксом и Энгельсом материалистических исторических воззрений. Такими вехами прежде всего были «Нищета философии» (1847) К. Маркса и «Манифест Коммунис­тической партии» (1848) К. Маркса и Ф. Энгельса. В этих произведениях основ­ные положения их теории исторического процесса впервые были опубликованы.

В этот же период Маркс и Энгельс приступили к изучению истории рабочего класса и рабочего движения. Ф. Энгельс в работе «Положение рабочего класса в Англии» (1845) на материалах истории Англии с середины XVIII в. проследил про­цесс формирования английского пролета­риата в класс и его борьбу, определявшую развитие его классового сознания. Энгельс выделил основные «фазисы возмущения рабочих против буржуазии»: борьба ра­бочих против введения машин, перерас­тавшая в первые локальные рабочие вос­стания; создание рабочих коалиций и про­фессиональных союзов, развитие стачеч­ной борьбы и наконец — политическая борьба пролетариата против буржуазии, борьба за «социальную демократию» и завоевание власти. Связывая этот фазис и его типичные черты с чартистским дви­жением в Англии, Энгельс анализировал исторический опыт последнего, его сильные и слабые стороны.

Такая схема периодизации истории рабочего движения, основанная на данных страны наиболее «чистого» развития капи­тализма, нуждалась, естественно, в конк­ретизации и дополнениях, вытекавших из опыта рабочего движения и особенностей капиталистического развития других стран. В «Немецкой идеологии» рамки ана­лиза истории рабочего движения заметно раздвигались. В этой работе гораздо пол­нее исследовался мануфактурный период развития капитализма и мануфактурный пролетариат, шире и сложнее выглядела

связь уровня рабочего движения с разви­тием крупной промышленности и всемир­ного рынка.

Еще далее продвинулись Маркс и Эн­гельс в работах и статьях 1846—1847 гг., посвященных тогдашнему английскому, французскому и немецкому рабочему дви­жению, в которых достигло зрелости их понимание законов развития классовой борьбы пролетариата. Оно впитало в себя опыт усиливавшегося рабочего движения и растущий практический опыт револю­ционной деятельности самих основопо­ложников научного коммунизма, связан­ный с созданием Союза коммунистов.

В «Нищете философии» Маркс допол­нил рядом характеристик схему Энгельса, обратив особое внимание на роль клас­сового сознания в конституировании про­летариата как класса, в превращении его в «класс для себя».

Наибольшей силы исторического обоб­щения Маркс и Энгельс достигли в «Мани­фесте Коммунистической партии», содер­жавшем цельное и стройное изложение революционного мировоззрения проле­тариата. «Манифест Коммунистической партии» подвел итоги разработки Марксом и Энгельсом основных идей материалисти­ческого понимания истории за предшест­вующий период. Через весь этот документ красной нитью проходила мысль о том, что со времени разложения первобытной общины вся история человечества была историей классовой борьбы между эксплу­атируемыми и эксплуататорами. Было чет­ко сформулировано важнейшее положе­ние: «История всех до сих пор существо­вавших обществ была историей борьбы классов» 8.

В «Манифесте Коммунистической пар­тии» теория исторического материализма была применена ко всей новой истории. «Манифест» раскрывал, как на определен­ной ступени развития производительных сил в недрах феодализма возникают бур­жуазные отношения и сама буржуазия, показывал революционное прошлое бур­жуазии, ее исторически прогрессивную роль в средние века. Маркс и Энгельс прослеживали процесс политического воз-

8 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. С. 424.

вышения буржуазии: подготовку ее к за­воеванию власти и установлению ее поли­тического господства.

В «Манифесте» Маркс и Энгельс, осно­вываясь на наблюдениях над периодически повторяющимися кризисами перепроиз­водства, пришли к выводу, что к середине XIX в. буржуазные отношения, первона­чально способствовавшие бурному раз­витию производительных сил общества и разрушению заскорузлых патриархальных и сословных отношений, превращаются в тормоз для роста производительных сил, а следовательно, экономическое и поли­тическое господство буржуазии будет ниспровергнуто подобно тому, как был нис­провергнут феодализм.

В тесной связи с этим в «Манифесте» обрисовывалась историческая роль про­летариата как до конца последовательного революционного класса капиталистичес­кого общества. Пролетарское движение становится самостоятельным движением огромного большинства этого общества в интересах «огромного большинства». Оно должно привести к рабочей револю­ции, первым шагом которой будет прев­ращение пролетариата в господствующий класс, «завоевание демократии». В каче­стве господствующего класса пролетариат упразднит буржуазные производственные отношения и вместе с тем условия суще­ствования классового антагонизма. В ре­зультате на место старого общества с его классами и классовыми противополож­ностями придет ассоциация, в которой свободное развитие каждого явится усло­вием свободного развития всех.

В специальной главе «Манифеста» Маркс и Энгельс дали критический обзор различных направлений утопического социализма, заложив фундамент их науч­ного изучения.

«Нищета философии» и «Манифест Коммунистической партии» были первыми произведениями, в которых излагалось новое, материалистическое понимание ис­тории, а его положения применялись к истории буржуазного общества и рабочего движения. Появились они в канун рево­люции, в период, когда само новое миро­воззрение формировалось и утверждалось в острой идейной борьбе с другими направ­лениями социалистической и революционной мысли; кроме того, в это время эконо­мическая теория марксизма еще только формировалась. Все это наложило на пер­вые произведения марксизма свой отпе­чаток; ряд положений был позднее пере­смотрен самими Марксом и Энгельсом.

Прежде всего речь шла о переоценке уже достигнутой остроты противоречий капиталистической системы, близости пер­спективы социалистической революции. Начиная с 50-х годов Маркс и в особен­ности в конце 80-х — начале 90-х годов Энгельс уточняют это положение. Концен­трируя свое внимание на обосновании исторической миссии пролетариата, Маркс и Энгельс в 40-е годы меньше внимания уделяют выявлению революционных по­тенций средних слоев, в особенности кре­стьянства, однозначно решая их истори­ческие судьбы в ходе общественного раз­вития. Неразработанностью экономичес­кой теории объясняется недооценка значе­ния экономической борьбы рабочих, роли профессиональных союзов. Эти взгляды корректируются Марксом в 1864—1867 гг. в период деятельности I Интернационала.

К. Маркс о проблемах Великой фран­цузской революции. По мере созревания материалистических и коммунистических воззрений Маркс и Энгельс уделяли все­возрастающее внимание изучению опыта революционных движений. Особое их вни­мание привлекал опыт Великой французс­кой революции. Еще в 1843 г. Маркс про­вел очень тщательное изучение истории этой революции. Он штудировал мемуары ее участников, Р. Левассёра и др., револю­ционную прессу, протоколы Конвента, речи Робеспьера и Сен-Жюста, произведения Марата и Бабёфа, сочинения историков Тьерри, Гизо, Минье и др. Маркс соби­рался тогда написать историю Конвента, в котором он видел «....максимум полити­ческой энергии, политического могущества и политического рассудка» 9.

Хотя намерение это не осуществилось, известное представление о проделанном

9 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 439. Наиболее полно выписки Маркса по истории Великой французской революции опубликованы в «Karl Marx / Friedrich Engels. Gesamtausgabe» (MEGA2). Brl., 1981. 4. Abt. Bd. 2.

Марксом исследовании и об основных идеях задуманного им труда могут дать многочисленные высказывания по истории Французской революции, встречающиеся в произведениях и рукописях Маркса тех лет. По ним можно судить о том, что его внимание привлекали в первую очередь движущие пружины развития и углубле­ния революции и в связи с этим истори­ческие причины якобинской диктатуры.

Маркс тщательно изучал политические позиции жирондистов, якобинцев и «боло­та» и, размышляя об источниках победы Горы, приходил к выводу: главное в том, что Гора выражала интересы народных масс 10. Раскрывая для себя решающую роль масс, поддержка которых обеспечила победу якобинцев и возможность распра­виться с врагами революции, Маркс все ближе подходил к пониманию историчес­кого значения революционной активности пролетариата.

Большой интерес проявлял Маркс к вопросу о причинах падения якобинской диктатуры. Уже тогда ему становилась ясной сущность трагического противоре­чия, какое заключала в себе политика якобинских вождей, расчищавших путь буржуазному обществу со всеми его атри­бутами анархии, всеобщей конкуренции, господства частнособственнических инте­ресов и в то же время стремившихся огра­ничить накопление богатства отдельных лиц и построить политические институты буржуазного общества по образцу антич­ной демократии. Выражением и одновре­менно разрешением этого противоречия и явился, по Марксу, термидорианский переворот, открывший путь «прозаическо­му осуществлению» результатов буржуаз­ной революции.

Исследования Маркса и Энгельса по истории революции 1848 г. Истори­ческие идеи «Манифеста Коммунистичес­кой партии» сразу же прошли через полосу испытаний в огне бурных лет европейских революций 1848—1849 гг.

Плодотворное применение эта теория получила в деятельности Маркса и Энгель­са на посту руководителей пролетарского крыла немецкой демократии. В качестве редакторов «Новой Рейнской газеты» («Neue Rheinische Zeitung») они повсед­невно анализировали ход событий в Гер­мании. Многие из газетных статей Маркса и Энгельса носили подлинно исследова­тельский характер, содержали важные исторические наблюдения и обобщения. Статьи «Буржуазия и контрреволюция», «Монтескье LVI», «Кампгаузен», «Франк­фуртское собрание», «Подвиги Гогенцоллернов» и др. обнажали классовые корни политики соглашения с короной либераль­ных правительств Германии, образовав­шихся после первоначальной победы ре­волюции. Эти статьи вскрыли причины измены немецкой буржуазии националь­ному делу народа, слабость мелкой бур­жуазии и неспособность немецкого кресть­янства развить свою революционную энер­гию из-за отсутствия политического руко­водства.

Наряду с революционными событиями в Германии пристальное внимание Маркса и Энгельса привлекало положение во Франции. Объясняя причины особого инте­реса Маркса к историческому опыту Фран­ции, Энгельс писал впоследствии: «Фран­ция — та страна, в которой историческая классовая борьба больше, чем в других странах, доходила каждый раз до реши­тельного конца. Во Франции в наиболее резких очертаниях выковывались те ме­няющиеся политические формы, внутри которых двигалась эта классовая борьба и в которых находили свое выражение ее результаты... Вот почему Маркс с особым предпочтением изучал не только прошлую историю Франции, но и следил во всех деталях за ее текущей историей, собирая материал для использования его в буду­щем» ". Таково происхождение двух са­мых крупных исторических произведений К. Маркса, посвященных революции 1848—1849 гг.,— «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.» (1850) и «Во­семнадцатое брюмера Луи Бонапарта» (1852).

Исследование этого сложного события новой истории дало возможность Марксу пересмотреть первоначальные представ­ления о закономерностях развития револю-

10 См.: Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 40. С. 320—330.

11 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 258—259.

ции 1848 г., навеянные опытом прошлых буржуазных революций — единственным историческим опытом, имевшимся в распо­ряжении пролетарских революционеров. Исторический опыт революций XVII— XVIII вв. порождал мысль о том, что революционная борьба в середине XIX в. повторит, с известными вариациями, общий поступательный ход развития прош­лых революций, т. е. смену у власти уме­ренных партий и классов все более рево­люционными. Такой вывод соответствовал представлению Маркса о том, что револю­ция завершится победой пролетариата, ко­торая будет достигнута в течение одного длительного периода «непрерывной рево­люции». После революции эти взгляды постепенно корректировались.

Первоначально торжество реакции казалось кратковременным. Еще в 1850 г. в первых статьях Маркса о классовой борь­бе во Франции чувствовались остатки ил­люзий насчет близости нового подъема революционной волны в Европе. Заблуж­дения эти были преодолены Марксом бла­годаря тому, что с весны 1850 г. он полу­чил возможность вновь приступить к эко­номическим занятиям и заново проштуди­ровать экономическую историю последнего десятилетия. Глубокое изучение ее убедило Маркса в том, что экономический кризис, ускоривший революционный взрыв 1848 г., уже миновал, и буржуазно-помещичья контрреволюция в Европе получает проч­ную опору в наступившем новом мощном экономическом подъеме.

В работе «Классовая борьба во Фран­ции...» Маркс впервые в тогдашней социа­листической литературе правильно опре­делил буржуазно-демократический харак­тер февральской революции 1848 г., кото­рую большинство социалистов ошибочно принимало за начало социалистической революции пролетариата. Однако, указы­вал Маркс, поскольку в этой революции решающую роль сыграл рабочий класс, доведший на этот раз борьбу до сверже­ния монархии и заставивший временное правительство против желания крупной буржуазии провозгласить республику,— на весь ход событий наложили глубокий отпечаток классовые требования проле­тариата, его смутные социалистические устремления.

Такой анализ позволил Марксу вы­явить закономерность дальнейшего хода революции во Франции, источники социа­льных иллюзий февральского периода и причины их крушения. Квинтэссенцией был вывод Маркса о том, что, в отличие от Великой французской революции, рево­люция 1848—1849 гг. развивалась по ни­сходящей линии.

Данная Марксом периодизация исто­рии революции во Франции отобразила объективный ход и главные ступени ее попятного движения. Прослеживая кон­кретно развитие этого процесса, Маркс раскрывал его движущую силу в борьбе классов, в той роли, какую они играли в революции. Маркс охарактеризовал фран­цузский пролетариат того времени, его революционные силы и потенции и в то же время отметил его слабость и идеологи­ческую незрелость.

Маркс показал, что в судьбах рево­люции важную роль сыграла кровавая расправа буржуазии с июньским восста­нием парижского пролетариата. Оценивая большое историческое значение пролетар­ского восстания в Париже в июне 1848 г., Маркс писал, что оно было «...первой вели­кой битвой между обоими классами, на которые распадается современное обще­ство. Это была борьба за сохранение или уничтожение буржуазного строя» 12.

В работах «Классовая борьба во Фран­ции...» и «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» были ярко охарактеризованы и все другие классы французского обще­ства: мелкая буржуазия с ее колебаниями, утопическими стремлениями возвыситься над классовыми противоречиями; кресть­янство с его внутренним расслоением и господством в его среде реакционных пред­рассудков, укрепляемых политикой бур­жуазии в отношении крестьян; крупная буржуазия с ее контрреволюционными антиреспубликанскими настроениями и мелкой возней соперничающих монархи­ческих течений.


Дата добавления: 2015-04-04; просмотров: 10; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.021 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты