Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



В XIX — начале XX века




Читайте также:
  1. III.4.1 Понятие о жанрообразующем начале
  2. А). Тенденции развития (трансформации) предпринимательских структур на начале третьего этапа
  3. А. Экспансия на Восток западноевропейских стран и религиозно-политических организаций в начале XIII в.
  4. Боевые действия в конце 1918 - начале 1919 г.
  5. В 1918-НАЧАЛЕ 1920-Х ГГ.
  6. В конце 1980-х—начале 1990-х годов
  7. В КОНЦЕ XIX НАЧАЛЕ XX ВЕКА
  8. В начале 20 в. формируются, получают развитие такие философские течения как, марксизм, сциентистские и антисциентистские течения.
  9. В начале 40-х гг. XVII в. генерал-губернатор Голландской Индии решил выяснить, является ли Австралия частью Южного материка и соединена ли с ней Новая Гвинея.

Исторические судьбы югославянских народов были весьма различны, что не могло не сказаться на развитии их нацио­нальной историографии. Сербы, черно­горцы, босняки и герцеговинцы оказались под гнетом Османской империи, словенцы и хорваты — под властью Габсбургов. Начавшееся в конце XVIII в. националь­ное возрождение югославянских народов сопровождалось подъемом их освободи­тельного движения.

В результате русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Сербия и Черногория обре­ли независимость. Но историческая за­дача национального освобождения всех югославянских народов и создания объе­диненных независимых государств не была решена. Буржуазными идеологами выдви­гались и обосновывались различные проек­ты решения этих проблем. Наряду с вели-косербской и панхорватской концепциями развивался и югославизм — идея объеди­нения всех югославянских народов в одно государство на федеративной основе.

Историография была важным идейным оружием освободительного движения в югославянских землях на всех этапах его развития. Моральная и материальная под­держка со стороны России обусловила тес­ные связи югославянской исторической науки с русской.

Сербская историография.На развитие сербской исторической науки заметное воз­действие оказала просветительская идео­логия. Большинство историков первой половины XIX в. были выходцами из Воеводины, имевшей в Габсбургской монар­хии автономию. Другим центром развития науки с 30-х годов становится Сербия, которая добилась при поддержке России статуса автономного княжества.

У истоков сербской историографии стоит Йован Раич(1726—1801), полу­чивший образование в России. Влияние русской науки заметно сказалось на его творчестве. В 1768 г. он завершил «Исто­рию разных славянских народов, наипаче болгар, хорватов и сербов» (Вена, 1794— 1795. Т. 1—4), первый том которой был опубликован и в России. Изложение собы­тий и фактов, пронизанное национально-патриотическим чувством, Раич довел до XVIII в. Он пытался представить историю южных славян как единое целое, упо­добляя общество человеческому организ­му. О значении сочинений Раича говорит тот факт, что до 60-х годов XIX в. на основании извлечений из них писались почти все сербские работы по истории.

Начало развития сербской буржуазной историографии связано с именем Вука Сте­фановича Караджича(1787—1864) —вы­дающегося ученого-самоучки. Его поездка в 1819 г. в Россию, знакомство с H. М. Ка­рамзиным и кружком Н. П. Румянцева пробудили в нем интерес к национальной истории. Караджич написал очерки о Пер­вом сербском восстании (1804—1813), участником которого являлся, биографии 13 виднейших деятелей этого восстания. В Петербурге была издана его книга «Жизнь и подвиги Милоша Обреновича»



 

(1825). Немаловажное значение для развития исторической науки в Сербии имело сотрудничество Караджича с немецким историком Л. Ранке, результатом которого явилась книга «Сербская революция»1, вышедшая на немецком и переведенная на сербский и русский языки.

Заметное влияние на развитие сербской историографии оказали поездки в южнославянские земли русских ученых-славистов (В. И. Григоровича, А. Ф. Гиль-фердинга и др.) и их работы, а также монография Н. А. Попова «Россия и Сербия» (1869), вскоре переведенная на сербский язык.

Представителем романтической школы в сербской историографии был Панта Сречкович (1834—1903). Он получил образование в России. Им была основана в 1882 г. в Высшей школе в Белграде первая кафедра сербской истории. Сречкович утверждал, что история призвана воспитывать национальные патриотические чувства. Он широко использовал в качестве источников народные предания, сербский героический эпос, не всегда относясь к ним критически.



В 60—70-е годы XIX в. в сербском освободительном движении возникло революционно-демократическое течение. Зачинателем его был Ж- Жуёвич, а наиболее выдающимся представителем Светозар Маркович (1846—1875). Впервые в сербской историографии Маркович выдвинул задачу изучения жизни и быта крестьян. Он считал народные массы двигателем исторического прогрессаг;'**Экономические отношения, которые обеспечивают материальное бытие,— писал Маркович,— являются самыми важными». Он указывал на необходимость «изучать историю общественной борьбы, связанной с собственностью, т. е. историю экономических и социальных переворотов». История является, по его мнению, «выражением экономических законов, которые управляют материальными человеческими интересами»2.

Маркович первым ввел в сербскую историографию понятие классовой борьбы и общественно-экономической формации. Наиболее концентрированное выражение революционно-демократические идеи получили в его книге «Сербия на востоке» 3. Маркович был страстным пропагандистом революционного пути решения насущных задач социального и национального освобождения балканских народов. Он являлся первым социалистом не только в Сербии, но и на Балканах.

В Сербии после освобождения складывались более благоприятные, чем в других югославянских землях, условия для развития исторической науки. Демократические традиции, обусловленные социальной структурой общества (в первую очередь отсутствием помещиков), повлияли на весь процесс развития культуры. На базе Научного общества в 1886 г. была основана Сербская академия наук и искусств, а в 1905 г. Высшая школа была преобразована в Белградский университет. Академические и университетские издания отводили большое место работам по истории. Большую роль в развитии исторической науки играли издания Матицы сербской — культурно-просветительного общества сербского народа с центром в Нови Саде.



Основоположником критического направления в сербской историографии, пришедшего на смену романтизму, был

1 Ranke L. Die Serbische Revolution. Aus Serbischen Papieren und Mitteilungen. Hamburg, 1829.

2 Маркович Св. Избр. соч. M., 1956. С. 813, 838.

3 МарковиН С. Србша на истоку. Нови Сад, 1872.

 

Иларион Руварац. За резкую критику представителей романтизма его называли «разрушителем традиций». Свою деятель­ность ученого он основывал на принципе: исторической истиной может быть только то, что подтверждается всесторонне про­веренными источниками.

Наиболее значительным представи­телем критического направления был Сто-ян Новакович(1842—1915). Заметный след в развитии сербской историографии оставили его публикации документов: «Законник Стефайа Душана» (1870 и 1898), «Законодательные памятники сербских государств в средние века» 1912) и др. Новакович первым приступил к классификации источников и изданию сводов документальных материалов. Его интересовали как средневековые сюжеты, так и история нового времени. К столетию Первого сербского восстания вышли его работы «Восстание против дахиев в 1804 году» и «Возрождение Сербского государ­ства». Большой интерес представляет его исследование «20 лет конституционной политики в Сербии. 1883—1903 гг.» (1912). Новакович оставался на позициях идеали­стического понимания истории.

Представители критического направ­ления не создали обобщающих трудов по новой истории. Исключением можно счи­тать краткий исторический очерк Станое Станоевича (1874—1937).

В 1908 году, в разгар Боснийского кри­зиса, вышло первое издание его книги «История сербского народа» 4. Автор по­строил периодизацию истории Сербии, отправляясь от важнейших событий поли­тической ж-изни страны. Вопросы внутрен­него социально-экономического развития им были опущены. Основная цель книги — доказать единство сербского народа и его желание объединиться вокруг Сербского королевства. Книга Станоевича служила политическим интересам великосербской буржуазии.

Основоположником марксистской исто­риографии в Сербии по праву считается Димитрие Туцович(1881 —1914), один из талантливых руководителей Сербской социал-демократической партии. Среди его работ выделяется книга «Сербия и Алба­ния» (1914). В предисловии к ней под­черкивалось, что на пролетариате «лежит огромная задача решительно восстать против завоевательной политики буржуа­зии и господствующих кругов...» 5. В книге содержится характеристика сербско-ал­банских отношений в период Балканских войн.

Перу Туцовича принадлежит ряд ста­тей по истории, например об австро-серб­ской таможенной войне. В статье «Маркс и славяне» (1912) Туцович отмечал, что статьи основоположника научного социа­лизма по восточному вопросу были самыми глубокими из всего того, что по этому пово­ду было написано на иностранных языках.

Хорватская историография. Первая по­ловина XIX в. была временем зарождения буржуазно-либерального направления в исторической науке Хорватии. Одним из ведущих его представителей был Иван Кукулевич-Сакцинский(1816—1889).

В 1847 г. хорватский сабор возложил на него задачу сбора и издания документов, касавшихся автономных прав Триединого королевства (Хорватия, Словения и Дал­мация) . Кукулевич-Сакцинский придержи­вался концепции югославянской нацио­нальной общности. Будучи либерально-буржуазным политиком и ученым, он под­ходил к истории с прагматических пози­ций. В центре внимания Кукулевича-Сакцинского были вопросы государствен­но-правового развития хорватов и в целом южных славян. Проблематика его исследо­ваний диктовалась запросами националь­но-освободительной борьбы.

Крупнейшим представителем хорват­ской историографии второй половины XIX в. был Франьо Рачки(1828—1894). Он являлся одним из идеологов и руководите­лей национально-либеральной партии, выступавшей за объединение хорватских земель и образование независимого юго-славянского государства. В течение 20 лет Рачки был президентом Югославянской академии наук и искусств, основанной в 1866 г. Академия и Загребский университет (основан в 1874 г.) стали главными цент­рами исторической науки в Хорватии.

4 Craнojeвuh С. Истериjа српског народа. Београд, 1908.

5 Туцовиh Д. Сабрана дела. Београд, 1980. Кнь. осма. С. 19.

 

Вкладом в медиевистику стали издан­ные Рачки сборники документов ранне-средневековой хорватской государствен­ности (1877), материалы о так называемом заговоре братьев ЗринСких (1873), кре­стьянском восстании 1573 г. (1875). Мно­гочисленные исследования Рачки посвятил изучению государственной традиции и проблеме территориальной целостности хорватских земель. Он занимался также вопросами источниковедения и создал первый обзор истории национальной исто­рической науки — «Очерк хорватской историографии с 1835 до 1885 г.»6.

Другим видным представителем хор­ватской буржуазной историографии конца XIX — начала XX в. был Тадия Смичиклас(1843—1914). Он был убежденным сторон­ником югославизма. Главный труд Смичи-класа — двухтомная «История хорват­ская» (1879—1882) —впервые освещал историю края с древнейших времен до 1848 г. Он создал также труд «Двухсотле­тие освобождения Славонии» (в 2 т.; 1881). Первый том охватывал историю Славонии в период турецкого господства и изгнания турок-османов из этого края; второй включал документы XVI—XVII вв. Смичиклас был автором биографических работ о Кукулевиче-Сакцинском (1892), Штроссмайере (1906), Рачки (1895) и дру­гих деятелях хорватского национально-освободительного движения и культуры. Он издал также 13 томов средневековых актов королевств Хорватии, Славонии и Далмации.

В начале XX в. в обстановке кризиса австро-венгерского дуализма резко воз­росла политическая активность народных масс и заметно активизировалась нацио­нальная буржуазия. В этот период при­знанным авторитетом в хорватской истори­ческой науке был Фердо Шишич(1869— 1940). Идеология югославизма наложила отпечаток на все его труды. Занимаясь в начале XX в. исключительно политической историей, он осуществил публикацию архивных материалов XVI—XVII вв.С 1906 по 1920 г. увидели свет его труды: «Хорватская история» (т. 1), «Очерки истории хорватского народа» и расширен­ное издание «Хорватской истории», охва­тывающей период до 1790 г. Значителен вклад Шишича в изучении раннего перио­да истории Хорватии.

Словенская историография.Истори­ческая наука в Словении берет свое начало с работ Антона Линхарта(1756—1795) — видного деятеля словенского националь­ного возрождения. Его главный труд «Опыт истории Крайны и других земель южных славян Австрии» (в 2 т.; 1788— 1791) был издан на немецком языке. Линхарт был сторонником просветитель­ских идей. Славянское население, жившее в XVIII в. на территории Словении, рас­сматривалось им как единый славянский народ, являющийся потомком древних карантанцев. Эта концепция была усвоена другими словенскими просветителями.

В 40—60-е годы XIX в. историей Сло­вении занимались некоторые деятели национального движения. Однако только в 70-е годы словенская историография приобретает научный характер. Это было связано с ростом национальной интелли­генции и появлением периодических изда­ний. В конце века был основан первый словенский исторический журнал.

Наиболее выдающимся словенским историком конца XIX — начала XX в. был Франц Кос(1853—1924). Делом его жизни стала выходившая с 1902 г. публикация материалов по истории словенцев в сред­ние века (5 томов). Кос обоснованно вы­ступал против теории автохтонности сло­венцев. Его деятельность оказала большое влияние на формирование словенской медиевистики.

С начала XX в. в словенской историо­графии постепенно одерживает верх пози­тивистский метод. В это время появились первые работы И. Приятеля, уделявшего большое внимание проблемам полити­ческой истории. Новой историей плодо­творно занимался Драгутин Лончар(1876—1954). Наиболее значительные его работы «Д-р Янез Блейвейс и его вре­мя» (1909), «Социальная история словен­цев». К истории Лончар подходил с пози­ций мелкобуржуазного демократа. Его симпатии были на стороне демократи­ческих и либеральных национальных деятелей Словении. Лончар поддерживал

6 Racki F. Nacrt hrvatske historiografije od 1835 do 1885 godine. Rad, 1885. № 80.

 

идею создания Объединенной Словении, сочувственно писал о таборском движении конца 60-х годов XIX в. Он первым осве­тил развитие югославянской идеи в словен­ской общественной мысли и впервые дал краткий очерк истории рабочего движения в Словении.

Черногорская историография.Начало черногорской историографии восходит к «Истории о Черной горе» митрополита Василия Петровича, опубликованной в Петербурге в 1754 г. Это сочинение было построено на народных преданиях и пре­следовало цель возвеличить черногорцев.

Большинство работ о Черногории, появившихся в первой половине XIX в., по методике и методологии мало чем отли­чались от сочинения В. Петровича. Их главным источником оставалась народная традиция. Исключением является работа Вука Караджича «Черногория и черно­горцы» (1832), изданная на немецком языке. Караджич опирался на документы, многие из которых он впервые ввел в научный оборот.

До конца XIX в. в черногорской истори­ческой науке господствовало представ­ление о том, что во время османского вла­дычества Черногория всегда оставалась независимой. Первый удар по этой кон­цепции нанес И. Руварац, доказавший в своих исследованиях по истории Черно­гории (1897), что в XVI—XVII вв. она находилась в зависимости от Турции. Ра­бота Рувараца положила начало острой полемике по вопросу о статусе Черногории в XVI—XVII вв. Л. Томанович в споре с Руварацем доказывал, что Черногория была всегда независимой, тогда как серб­ский историк Й. Томич в книге «Полити­ческие отношения Черногории с Турцией. 1528—1684 гг.» (1904) на основе материа­лов, извлеченных из венецианских архивов, утверждал, что Черногория в это время находилась в зависимости от Османской империи.

В конце XIX — начале XX в. происхо­дил процесс сбора и изучения архивных материалов по истории Черногории в Вене­ции, Вене, Париже и Петербурге. В это время был опубликован ряд работ по исто­рии Черногории XVIII—XIX вв. Много сделал для выявления источников по истории Черногории сербский ученый Владан Джорджевич(1844—1930). В значи­тельной мере на собранных им материалах базировались его книги «Черногория меж­дуТурцией, Россией и Венецией в XVIII в.» (1912), «Черногория и Австрия в XVIII в.» (1912), «Черногория и Россия. 1784— 1814 гг.» (1914).

Неоценимый вклад в изучение истории Черногории и черногорцев внес выдающий­ся русский ученый-демократ Павел Апол-лонович Ровинский(1831 —1916), автор фундаментального труда «Черногория в ее прошлом и настоящем» (1888—1915). В этом комплексном исследовании освещены все стороны народной жизни, история, география, этнография и археология страны. Исследование Ровинского зало­жило основы для последующего изучения и критического осмысления истории ма-ленькой славянской страны и ее герои­ческого народа.

Боснийско-герцеговинская историо­графия.На боснийско-герцеговинской историографии сказалась национальная и конфессиональная специфика края. Местные историки принадлежали к трем различным средам: католической, право­славной и мусульманской. Повышенный интерес к прошлому объяснялся и здесь развертыванием национально-освободи­тельного движения.

Основоположником исторической нау­ки в Боснии считается католик Иван Юкич(1818—1857). Являясь сторонником кон­цепции единого югославянского государ­ства, он собирал народные песни и сказа­ния, основал первый боснийско-герце-говинский журнал. Самое значительное сочинение Юкича — «География и история Боснии» (1851). Он был первым босний­ским историком, признававшим необходи­мость критики источников и проверки фактов.

Со второй половины XIX в. начали публиковаться документы по истории Боснии и Герцеговины из венецианского и других архивов. Весомый вклад в изу­чение истории Боснии и Герцеговины внес русский историк А. Ф. Гильфердинг. Его труд «Босния, Герцеговина и Старая Сер­бия» (1859) неоднократно переводился на сербский язык и не потерял своего значе­ния до настоящего времени. Толчком к разработке истории Боснии и Герцеговины

 

явилось основание в Сараеве в 1888 г. областного музея и турецкого архива при нем.

Важную роль в развитии боснийско-герцеговинской историографии сыграл труд известного хорватского историка В. Клаича «История Боснии до гибели королевства» (1882). Это было первое кри­тическое исследование средневековой истории края. Крупным исследователем истории Боснии являлся и другой хорват­ский историк Милан Прелог(1879—1931). Он занимался хорватской и боснийской историей XIX в. Прелог написал «Историю Боснии в период османского господства» (в 2 кн.; 1912). По сравнению с предшест­венниками он сравнительно большее вни­мание уделял аграрным отношениям, крестьянским восстаниям, историко-куль­турным проблемам.

До первой мировой войны профессио­нальные боснийско-герцеговинские исто­рики проявляли интерес главным образом к древней и средневековой истории. Самое крупное событие второй половины XIX в.— восстание 1875—1878 гг. – не привлекало их внимания. Одним из первых значительный вклад в его изучение внес боснийский революционный демократ Васо Пелагич(1838—1899). Он был актив­ным участником восстания, представляя его левое, революционно-демократическое крыло. В своей книге «История боснийско-герцеговинского восстания» (1879) он осветил героическую борьбу народа за свое социальное и национальное освобождение. Борьба босняков и герцеговинцев показана в тесной связи с внутренней и международ­ной обстановкой.

Описывая Восточный кризис середины 70-х годов XIX в., Пелагич осветил также общественные процессы, происходившие в Боснии и Герцеговине накануне восста­ния. Значение труда Пелагича определя­ется тем, что автор впервые попытался проанализировать исторический процесс с революционно-демократических позиций, с позиций эксплуатируемого крестьянства. Пелагич придавал определяющее значение социально-экономическому и политичес­кому факторам, признавая решающую роль народных масс в истории и объектив­ную необходимость восстаний и револю­ций. Он верно подметил два кардинальных вопроса общественной жизни тогдашней Боснии и Герцеговины — аграрный и национальный.

Становление исторической науки в югославянских землях в XIX — начале XX в. происходило неравномерно в силу неодинакового их социально-экономи­ческого и политического развития. Наи­большего успеха достигла хорватская историография. В сербской исторической науке важную роль играли демократи­ческие начала. В Сербии сформировалось наиболее сильное революционно-демокра­тическое направление. В других югосла­вянских землях условия для развития национальной историографии по разным причинам были менее благоприятны, чем в Сербии и Хорватии. Вместе с тем во всех югославянских землях-, историография служила национальным интересам, делу расширения и упрочения связей всех югославянских народов, помогала реше­нию их главной исторической задачи — национальному освобождению и созда­нию объединенных независимых госу­дарств.

 


Дата добавления: 2015-04-04; просмотров: 27; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.035 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты