Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Венгерская историография эпохи дуализма




Читайте также:
  1. I. Сущность современной эпохи
  2. II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА 1 страница
  3. II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА 1 страница
  4. II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА 10 страница
  5. II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА 11 страница
  6. II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА 12 страница
  7. II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА 13 страница
  8. II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА 14 страница
  9. II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА 15 страница
  10. II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА 16 страница

(1867—1918)

Основные тенденции развития истори­ческой науки. Само движение историче­ской мысли, ее мировоззренческое содер­жание, идейно-политические концепции определялись двумя центральными собы­тиями венгерской истории XIX в.: бур­жуазно-демократической революцией и освободительной войной 1848—1849 гг. и оформившим дуалистическую систему австро-венгерским соглашением 1867 г. Историческое значение и смысл обоих этих событий состояли в ликвидации фео­дализма и абсолютизма и обеспечении условий для свободного и беспрепятствен­ного развития страны по пути капита­лизма. Но поскольку соглашение было по своему характеру крайне противоречивым в решении как национального, так и социального вопросов, то компромисс, поло­винчатость и незавершенность наложили отпечаток на все сферы общественной жизни Венгрии в период дуализма.

Благодаря классовому компромиссу венгерского дворянства и австрийской крупной буржуазии Венгрия обрела само­стоятельность во внутренних делах, а так­же и определенное влияние на формиро­вание внешней политики Габсбургской империи. Вместе с тем она не сумела пол­ностью восстановить свой государственный суверенитет, ограниченный не только весьма значительными прерогативами династии Габсбургов, но и интересами австрийской буржуазии и помещиков. Отказ от полной независимости компен­сировался упрочением власти венгерских

 

господствующих классов в многонацио­нальном королевстве Венгрии, в состав которого наряду с этнически мадьярскими землями входили территории, населенные словаками, Закарпатская Украина, Тран-сильвания и Банат, Бачка, а также — на правах автономии — Хорватия-Славо­ния и город-порт Фиуме (Риека). Сохра­нились существенные пережитки феода­лизма в экономической структуре, полити­ческом строе, политико-идеологической сфере.

Капиталистические преобразования в стране, как и создание нового буржуаз­ного по характеру аппарата власти, осу­ществлялись в интересах магнатов и дво­рянства. Слабая экономически и пест­рая по этническому составу буржуазия покорно уступила политическую сцену и власть сильному своей организован­ностью и политическим опытом дворян­ству, к тому же овеянному славой борца за национальную независимость. Крупные структурные сдвиги в экономике, вызван­ные завершением промышленного пере­ворота и тенденциями перехода к монопо­листическому капитализму, стали ощу­щаться в сфере идеологии и политики лишь на рубеже двух веков.



Таким образом, в духовной жизни венгерского общества и в эпоху дуализма тон по-прежнему задавало обуржуазив­шееся дворянство. Удовлетворенное в целом австро-венгерским соглашением и избавившееся от былой своей револю­ционности, оно искало в национальном прошлом идеологическое оправдание существующего строя и обоснование за­конности своих притязаний на власть. От­ход от традиций многовековой борьбы за национальную независимость прикрывался мнимо радикальной критикой соглашения 1867 г., ущемлявшего суверенные права нации. Политические партии, называвшие себя «партией независимости» и «партией 1848 года», добивались лишь некоторых изменений в соглашении в пользу Венгрии, но всерьез не помышляли о разрыве с Австрией.

Организация исторических исследо­ваний.Венгерская историческая наука отражала господствующие тенденции раз­вития общественного сознания в дуали­стическую эпоху. В процессе завершения формирования новой структуры нацио­нальной государственности и строитель­ства аппарата власти происходило и орга­низационное оформление национальной историографии.



Выражением своеобразного процесса «огосударствления» исторической науки явилось создание в 1867 г. и в последую­щие годы основных ее учреждений: Венгер­ского исторического общества и его печат­ного журнала «Века» («Sazadok»), а затем в 1874 г. Государственного архива. Обще­ство совместно с архивом проводило боль­шую работу по выявлению и собиранию документальных материалов по венгерской истории, их систематизации и опублико­ванию. Велика была его роль в организа­ции систематического исследования оте­чественной истории и популяризации исто­рических знаний. Собиранием памятников истории и публикацией источников не­сколько ранее стала заниматься Истори­ческая комиссия Венгерской Академии, приступившая в 1857 г. к осуществлению фундаментальной серийной публикации средневековых источников, образцом для которой послужило немецкое издание «Monumenta Germaniae Historica».

Основные черты венгерской историо­графии второй половины XIX в.В идейно-теоретическом и методологическом плане венгерская историография развивалась под сильным воздействием буржуазной западноевропейской исторической и исто­рико-философской мысли. Предметом поклонения, а зачастую также и образцом для подражания служили сочинения Кон-та, Ранке, Тьерри, Маколея, Мишле и др. Из них венгерские ученые-историки черпа­ли не только элементы методологии и мето­дики, примеры исследования, но и аргу­ментацию, призванную обосновать новую либерально-буржуазную концепцию вен­герской истории, разработка которой яв­лялась главной задачей профессиональной исторической науки. Преобладавшее в 70—80-е годы XIX в. в венгерской историо­графии либеральное направление пред­ставляло собой своеобразное отражение господствовавшего в идеологии тогдашне­го венгерского общества либерализма. Последний, однако, не оставался некоей неизменной для всей эпохи дуализма суб­станцией, а подвергался существенным



 

 

изменениям. И венгерская историческая наука почти синхронно повторяла все повороты официальной идеологии.

Позитивизм в методологии и буржуаз­ный национализм в интерпретации нацио­нальной истории — таковы определяющие черты исторической науки эпохи дуализма.

Первые буржуазные историки Венг­рии — Михай Хорват(1809—1878) и Ласло Салаи(1813—1864) —активные участники революции 1848—1849 гг.; пер­вый возглавлял министерство просвещения революционной Венгрии, второй представ­лял ее в Западной Европе в качестве дипломата. Оба выходцы из среднепомест-ного дворянства и после поражения рево­люции вынуждены были покинуть страну. Главные их произведения были завершены в эмиграции и опубликованы в Венгрии после заключения соглашения 1867 г.1 Написанные в либерально-патриотическом духе, эти произведения воспевали идею венгерской независимости и ее традиции, при этом игнорировался фактор классовой борьбы и ее роль в историческом про­цессе. Перу Хорвата принадлежат первые профессиональные исторические труды, освещавшие венгерскую революцию 1848—1849 гг. и непосредственно ей пред­шествовавшую эпоху реформ.

Консервативно-дворянские историки уделяли преимущественное внимание периоду средневековья. Идейная борьба консервативного и либерального направле­ний в историографии шла с переменным успехом приблизительно до созыва съезда венгерских историков, состоявшегося в 1885 г. После этого наметился перевес консервативно-дворянской, традиционной школы. Подобный поворот вправо не озна­чал, однако, полного исчезновения со сцены либерально-буржуазного направ­ления.

Позитивизм в венгерской исторической науке.Упрочил свое положение и пози­тивизм, ведущим представителем которого в Венгрии был Дюла Паулер(1841 —1903). Основные идеи и принципы венгерской разновидности позитивизма были изло­жены Паулером в начале 70-х годов в двух программных статьях теоретико-методоло­гического характера. В них четко проявля­лось сознательное стремление отмеже­ваться от прогрессивных элементов запад­ноевропейского позитивизма, а заодно и от прогрессивных традиций венгерского прошлого. Задачу историка Паулер и его единомышленники сводили к тщательному сбору и обработке фактического материала и к бесстрастно сухой регистрации фактов без какой-либо попытки обобщения, ос­мысления и синтеза. Паулер внес большой вклад в организацию архивного дела, в сбор и систематизацию отечественных и зарубежных памятников венгерского сред­невековья, в изучение истории Венгрии периода правления Арпадов — первой венгерской королевской династии 2.

К концу XIX в. историческая наука, отчасти благодаря усилиям позитивистов, добилась значительных результатов не только в организации публикаторской работы и критике источников, но и в изу­чении и освещении отечественной истории, прежде всего политической. Начали скла­дываться также и новые отрасли истори­ческого знания, из которых наиболее успешно развивалась экономическая исто­рия (школа К. Тагани и И. Ачади), куль­турная история (школа Ш. Домановского), а также школа социальной истории (социологическая школа), испытывавшая влияние вульгарного экономизма.

Ведущие тенденции в развитии вен­герской историографии конца XIX — начала XX в.Значительный импульс раз­витию исторических учреждений, их материальной базы и повышению общест-ственного престижа исторических дисци­плин дали обширные мероприятия по под­готовке тысячелетнего юбилея венгерского государства, с помпезностью отмечавше­гося в 1896 г. По случаю 1000-летия осно­вания королевства Венгрии под редакцией Шандора Силади (1827—1899) в 90-х го­дах был подготовлен 10-томный коллектив­ный труд «История венгерской нации». Первый том открывался цветной репродук­цией картины, изображавшей изъявления

1 Horvath M. Huszonфtйv Magyarorszйg tцrtenelmebьl (1823—1848). Pest, 1868—1886. I—III k.; Horvвth M. Magyarorszвg fьggetlen-segi horcanak tortйnete. Pest, 1871 —1882 I—III k.; Szalay L. Geschicte Ungarns. Pest, 1869. Bd. I—II.

2 Pauler G. A magyar nemzet tortйnete az Arpвdhйzi kirвlyak alatt. Budapest, 1893. I—II k.

 

покорности славян перед вождем союза венгерских племен. Шовинистическую концепцию изложенной в десятитомнике истории страны раскрыл автор последнего, 10-го, тома Густав Бекшич, мечтавший о создании 30-миллионной мадьярской импе­рии. Комментируя смысл картины, он под­черкивал: основная идея венгерского госу­дарства — это полное политическое, терри­ториальное и административное един­ство и его исключительно мадьярский ха­рактер.

Игнорируя наличие в составе коро­левства Венгрии с самого его основания многочисленных немадьярских народов, националистическая историография изо­бражала его государством единого венгер­ского народа. Способность организовать государство и управлять им признавалась только за сложившейся якобы в IX—X вв. мадьярской нацией, а по существу за так называемыми историческими классами (клиром, аристократией, дворянством).

Шовинистическая интерпретация вен­герской истории, особенно усилившаяся на рубеже веков с переходом к империа­лизму, выпукло проявилась в творчестве одного из представителей национально-романтической школы Калмана Тали(1839—1909), внесшего значительный вклад в исследование истории антигаб­сбургского освободительного движения под руководством трансильванского князя Ференца Ракоци II в начале XVIII в.3

Наиболее выдающимся и образован­ным историком эпохи дуализма считается Хенрик Марцали(1856—1938). Он зани­мал последовательно антифеодальные по­зиции и рассматривал капитализм как высшее достижение цивилизации. В зна­чительной мере под влиянием Ранке и Бен-тама, перед которыми Марцали преклонял­ся, он первым из венгерских историков сумел вырваться из магического круга «хунгаро-центристского» взгляда на исто­рический процесс, ограничивавшего их кругозор исключительно явлениями и про­цессами отечественной истории. Его ин­терес к проблематике международных отношений, к вопросам истории внешней политики нашел свое выражение, в частно­сти, в монографиях, посвященных жизни императрицы Марии Терезии и «просве­щенному абсолютизму» Иосифа II 4.

В духе Ранке Марцали провозглашал примат идеи, духа, последовательное неприятие материалистического понима­ния истории. Стремление к всестороннему охвату процессов каждой из изучаемых им эпох Марцали сочетал с тонким, филигран­ным анализом источников на основе при­менения критико-филологического метода. Марцали отрицал роль классовой борьбы в истории, не скрывал, что страшится ре­волюции. Он видел в создании буржуаз­ного государства конечную цель истори­ческого прогресса, панацею от всех со­циальных бедствий. Марцали открыто по­лемизировал с идеями Тали и многих дру­гих своих коллег, апологетизировавших историческую роль дворянства в освободи­тельных войнах и движениях, подчеркивал в них роль народных масс. Вместе с тем он, как и подавляющее большинство исто­риков эпохи дуализма, признавал бесспор­ной идею гегемонии мадьяр над невенгер­скими народами, ратовал за сохранение «тысячелетней империи», хотя и осуждал крайности проводившейся господствую­щими классами политики принудительной мадьяризации.

Еще дальше в критике феодализма с буржуазных позиций шел в своих рабо­тах Игнаца Ачади(1845—1906). Как и французские либеральные историки Реста­врации (Гизо, Минье, Тьерри), Ачади при­знавал закономерность классовой борьбы, но только между буржуазией и феодаль­ными классами. В главном своем произ­ведении «История венгерского крестьян­ства», изданном в 1896 г. (русский перевод опубликован в Москве в 1955 г.), Ачади объявил классовую борьбу в венгерской истории законченной в 1848 г. По его сло­вам, с отменой крепостничества в Венгрии началась эпоха процветания и мирного созидательного труда, а между трудя­щимися классами и имущими наступил классовый мир.

Будучи представителем экономико-социологической школы венгерской исто­риографии, Ачади большое внимание уделял изучению финансов, истории

3 Thaly К. Rвkфcz Ferenc fejedelem ifju-sвga. Budapest, 1881.

4 Marczali ff. Magyarorzвg tortйnete II Jфz-sef korвban. Budapest, 1885—1888. I—III k.

 

системы налогообложения, широко поль­зовался в своих исследованиях статисти­ческим материалом. Признание историчес­кой роли католицизма в венгерской исто­рии не мешало ему занимать последова­тельно антиклерикальные позиции. И, наконец, явное сочувствие народным мас­сам, в особенности крестьянству, легко уживалось в его мировоззрении с шови­низмом, нашедшим выражение в его монографии «История венгерской импе­рии».

Известный историк эпохи дуализма Шандор Марки(1853—1925) в отличие от Ачади сосредоточия внимание не на эко­номических и социальных аспектах кре­постничества, а на крестьянских движе­ниях. Его книга о крупнейшем в истории Венгрии крестьянском восстании «Дьёрдь Дожа и его революция» 5 вся пронизана демократизмом и откровенным сочувст­вием восстанию и революции. Марки осуждал господствующие классы за «неумение» предотвращать социальные взрывы своевременным проведением необ­ходимых реформ. Правителей дуалисти­ческой Венгрии Марки предостерегал от повторения «ошибок» их предшествен­ников, предлагая с помощью реформ пре­градить путь социальным потрясениям.

Немногочисленной группе историков буржуазно-либерального толка противо­стоял целый сонм реакционеров от истори­ческой науки, интерпретировавших исто­рический процесс с позиций агностицизма и воинствующего католицизма. Среди них ярко выделялся даром увлекательного рассказчика-летописца епископ Вильмош Фракнои(1843—1924), сумевший благо­даря своему таланту внушить читателям страх и отвращение к прогрессивным дея­телям венгерской истории типа Д. Дожи. Особенно он преуспел в развенчании рес­публиканского движения в Венгрии (1794—1795) и его вождя Игнаца Марти-новича. При этом, как доказала впослед­ствии марксистская венгерская историчес­кая наука, он сознательно подбирал и использовал порочащие якобинцев доку­менты, замалчивая другие, противоречив­шие его концепции.

Прогрессивная историография начала XX в. Кпоследним десятилетиям эпохи дуализма относятся проникновение в сферу исторической науки элементов материалистического понимания истории и первые попытки его применения к венгер­ской истории. Этот процесс связан с воз­никновением в 1900 г. Общества социаль­ных наук и изданием его журнала «Двадца­тый век» («Huszadik Szйzad»). Вокруг них сложилась группа прогрессивно мыс­лящих деятелей научной, общественной и культурной жизни. Часть из них, сочув­ственно относившаяся к борьбе организо­ванного пролетариата Венгрии за демокра­тию и поддерживавшая связь с видными деятелями венгерской социал-демократии, заявляла о своей приверженности исто­рическому материализму, но воспринимала его в более или менее упрощенном виде.

В целом же мировоззрение этой группы отличалось крайней эклектичностью, со­четая в себе наряду с отдельными положе­ниями марксизма идеи Спенсера, Лам-прехта, Дарвина. В этом нетрудно убе­диться, перелистав страницы книги основа­теля Общества социальных наук, теоре­тика и лидера буржуазного радикализма в Венгрии О. Яси«Государственная фило­софия исторического материализма»6, увидевшей свет в 1905 г. Такой же вуль­гаризаторской по существу своему была и одна из первых в Венгрии попыток при­менения марксистского учения к венгер­ской истории, предпринятая П. Агоштоном, близким к кружку Яси социал-демократом. Его работа, посвященная истории венгер­ских латифундий, оказалась слабой по методологии и методике и несостоятельной в профессиональном отношении 7.

Пионером и родоначальником марк­систской историографии Венгрии является Эрвин Сабо(1877—1918), выдающийся деятель венгерского рабочего движения, теоретик, первый переводчик и издатель произведений К- Маркса и Ф. Энгельса на венгерском языке. С марксистских методологических позиций он исследовал особенности капиталистического развития

5 Marki S. Dozsa Gyorgy es forradalma. Budapest, 1883.

6 Jаszi О. A tortenelmi materializmus вllambolcselete. Budapest, 1905.

7 Agoston P. A magyaorszagi nagybirtok tortenete. Budapest, 1913.

 

Венгрии, экономический базис и классо­вую структуру венгерского общества, остро злободневные для этой страны аграрно-крестьянский и национальный вопросы.

Венцом многообразной деятельности Сабо как историка стал фундаментальный труд «Борьба классов и партий в венгер­ской революции 1848—1849 годов». Он был завершен незадолго до смерти автора, в июле 1918 г., и опубликован впервые в Вене в 1921 г. с предисловием Оскара Яси. В Венгрии этот поистине эпохальный труд увидел свет лишь после освобождения страны Советской Армией в 1946 г.8 Орга­нический синтез передовой теории, под­линно научной концепции и метода истори­ческого анализа с высоким профессиона­лизмом и блестящей формой, привлечение обширного материала с нетрадиционным его прочтением дали блестящий результат.

Значение книги выходит далеко за пре­делы обозначенной в ее заглавии темы. Данный в ней марксистский анализ классо­во-социальной структуры венгерского общества в период буржуазной революции и освободительной войны 1848—1849 гг. содержал в себе обоснование неизбежно­сти грядущего столкновения реакции и прогресса в Венгрии. Беспощадной крити­кой узкоклассовой ограниченности руко­водящей силы революции — среднепомест-ного дворянства и националистическо-романтической апологии его исторической роли, развенчанием шовинизма и национа­лизма господствующих классов Эрвин Сабо открыл новую страницу в истории венгерской исторической науки, на деле показав возможность иного подхода к освещению национальной истории: без шовинизма и национализма, без идеали­зации и извращений, с позиций пролетар­ского интернационализма.

Такой подход к истории был насущно необходим в атмосфере разнузданного шовинизма, господствовавшего в Венгрии в последние годы эпохи дуализма. Он диктовался потребностью освободить со­знание многонационального пролетариата Венгрии от влияния этой опаснейшей раз­новидности буржуазной идеологии. Этим отчасти можно объяснить ошибочную оценку Эрвином Сабо венгерской револю­ции как восстания, бунта среднепоместного дворянства против венгерской аристо­кратии.

8 Szabo Е. Tarsadalmi es partharcok а 48— 49-es magyar forradalomban. Budapest, 1949.

 


Дата добавления: 2015-04-04; просмотров: 19; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.015 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты