Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


ИТОГИ ИЗУЧЕНИЯ ТЕМЫ.




  1. Источником выгод от международной торговли явля­ется сравнительное преимущество, различия в альтер­нативных затратах производства товаров и услуг раз­ных стран. Специализация осуществляется в форме концентрации ресурсов у производителя, действующе­го с низкими альтернативными затратами.
  2. Международная конкуренция перераспределяет ресур­сы стран в те отрасли, где эти страны имеют сравни­тельное преимущество. Международный обмен и спе­циализация ведут к более низким ценам на импорти­руемую продукцию и к более высоким внутренним ценам на продукцию, которую экспортируют. Для всего мирового сообщества чистым итогом междуна­родной торговли является рост мирового совокупного производства и потребления, а следовательно, рост благосостояния народов стран, участвующих в миро­вой торговле.
  3. Применение тарифов, квот и других ограничений со­кращает объем иностранной продукции на внутренних рынках. Потребители (все население) платят за это высокую цену. Протекционизм — это субсидии тем компаниям (и рабочим, работающим в них), чьи интересы защищаются торговыми ограничениями.
  4. В долговременном плане торговые ограничения не сохраняют рабочие места, так как снижение импорта неминуемо затем ведет к снижению экспорта. Относи­тельное оправдание могут иметь лишь те аргументы в пользу торговых ограничений, которые связаны с оборонными интересами или интересами новых от­раслей. Но чаще всего торговые интересы — дело рук тех политиков, которые поддаются давлению групп специальных интересов.

ТЕМА 28.
МЕЖДУНАРОДНЫЕ ФИНАНСЫ

Цель изучения темы состоит в том, чтобы узнать:

· как определяются обменные курсы национальных ва­лют по отношению к другим валютам;

· что такое удорожание и обесценение валюты;

· что такое девальвация и ревальвация валюты;

· в чем состоит паритет покупательной способности;

· как связаны обменные курсы и экономическая дина­мика, обменные курсы и ставка процента;

· что такое платежный баланс, его излишек или дефи­цит;

· как сменялись этапы в истории международной ва­лютной системы.

Мы только что узнали в предыдущей теме о причинах международной торговли и тех выгодах, которые она прино­сит всем странам, обладающим сравнительным преимуще­ством. Но, по мере того как блага, которыми торгуют стра­ны, пересекают границы в одном направлении, деньги должны двигаться в обратном направлении. В этой теме речь идет о системе, которая существует для того, чтобы обеспе­чивать движение международных денежных потоков, т. е. о международной валютной системе. Здесь также дается ответ на вопрос о том, что мы имеем в виду, когда говорим о «цене рубля» (или доллара, фунта, франка и т.д.), и как эта цена изменяется. Мы начинаем с того, как обменные курсы определяются на свободных рынках, т. е. в результате дей­ствия законов спроса и предложения. А затем рассмотрим прямо противоположную ситуацию — международную валют­ную систему, в которой обменные курсы фиксируются госу­дарством.

§ 146. ОБМЕННЫЕ КУРСЫ И ИХ ОПРЕДЕЛЕНИЕ В УСЛОВИЯХ СВОБОДНОГО РЫНКА

Когда российский товар из Казани попадает в Пермь, за него платят рублями, что не вызывает никаких трудностей. Но когда этот же товар из Казани попадает в Польшу, то за него могут заплатить только польскими злотыми, что вряд ли удобно для казанских поставщиков, которым придется каким-то образом превращать злотые в привычные им рубли. Это превращение (конвертирование) одной национальной валюты в другую осуществляется при помощи обменных курсов.Обменный (валютный) курс устанавливает ту цену в единицах одной валюты, по которой может быть куплена другая валюта. Между любыми парами валют обязательно существует обменный курс. Например, в мае 1996 г. обменный курс рубля и американского доллара составлял 4900 : 1, т.е. за 4900 р. можно было купить один доллар. В 1990 г. в СССР действовал обменный курс рубля к доллару 0,6 : 1,0 (60 коп. за 1 долл.), о чем любят вспоминать некоторые любители политической демагогии. Но от нынешней ситуации ситуа­ция 1990 г. отличалась тем, что нигде (абсолютно нигде) в СССР и никто не мог в законном порядке купить доллары за рубли.

Со временем все обменные курсы изменяются. Они могут сжижаться и повышаться. Когда рубль становится более дорогим в долларовом измерении, мы говорим, что рубль дорожает.Валюта дорожает, когда обменный курс нацио­нальной валюты меняется таким образом, что ее единица может купить больше единиц иностранной валюты.Валюта обесценивается, когда обменный курс национальной валюты изменяется так, что ее единица в состоянии купить меньше единиц иностранной валюты. При этом национальная валюта может одновременно дорожать по отношению к одним иностранным валютам и обесцениваться по отношению к другим.

Подорожание и обесценение — термины, описывающие движение обменных курсов на свободных рынках. Но когда ценность валюты изменяется вследствие решений правительства, мы применяем другую терминологию. Если вследствие такого решения единица национальной валюты может купить меньше единиц иностранной валюты, мы называем этот процессдевальвацией, т. е. снижением официальной ценности валюты. Если вследствие такого решения единица национальной валюты может купить больше единиц иностранной валюты, мы называем этот процессревальвацией, т. е. повы­шением официальной ценности валюты.

Если в первой половине 70-х гг. обменный курс доллара к франку, постоянно изменяясь, составлял 1 : 5, в середине 80-х гг. 1 : 10, а в конце 1999 г. 1 : 26, то эти изменения происходят под воздействием законов спроса и предложения. Но так происходит в рамках системыплавающих обменных курсов, т. е. курсов, которые определяются на свободных рынках известными нам рыночными силами. Допустим, что существуют только две страны — А и В и свободный рынок определяет лишь один обменный курс — между валютами этих двух стран. Рис. 28-1 показывает, как определяется этот обменный курс — в точке Е, где пересекаются кривые спроса D и предложения S. При этом уровне цены валюты страны В величина спроса на нее равна величине предложе­ния этой валюты. Если бы обменный курс был ниже равно­весного уровня, величина спроса на валюту страны В превышала бы величину ее предложения и, как следствие, цена этой валюты повысилась бы. И наоборот.

Рис. 28-1

Итак, обычно спрос и предложение определяют цену. Но откуда исходят спрос и предложение и почему предъявляет­ся спрос на валюту страны В? Ответы на два эти вопроса имеют свою специфику. Если житель страны А хочет купить телевизор в стране В, то ему нужна валюта страны В. Таким образом, спрос на телевизоры, производимые в стране В, ведет к спросу на ее валюту. Если житель страны А хочет купить акции или облигации в стране В, ему тоже нужна валюта страны В. Таким образом, спрос на финансовые активы страны В ведет к спросу на ее валюту. Наконец, если житель страны А хочет купить физический капитал (магазин, фабрику, мастерскую и т. д.) в стране В, ему также нужна валюта страны В, следовательно, прямые зарубежные инве­стиции в страну В ведут к спросу на ее валюту. Эти три ответа дали нам понимание того, что является источником спроса на валюту страны В. Что же является источником ее пред­ложения?

Для ответа на этот вопрос нам нужно изменить направ­ление описанных выше операций. Допустим, жители страны В хотят купить товары, финансовые активы либо элементы физического капитала в стране А. Для этого им нужна будет а страны А, которую они получат, предложив свою у для продажи на рынке иностранной валюты. Таким образом, спрос на валюту данной страны определяется спросом иностранцев на ее экспортные товары и услуги, на ее финансовые и реальные активы. А предложение иностран­ной валюты определяется ее импортом и инвестициями за рубежом.

С точки зрения экономической динамики, для того что­бы понять, почему дорожает или обесценивается валюта, мам недостаточно знания законов спроса и предложения валюты, движущих точки равновесия вдоль кривых D и S. Нам нужно знать факторы, которые способны сдвигать эти кривые, т. е. знать детерминанты данных кривых. Экономисты считают, что основные детерминанты обменных курсов от­личаются в зависимости от фактора времени. Начнем с долгосрочного периода.

Поскольку существует свободное движение товаров и услуг через национальные границы, обменные курсы должны перестраиваться так, чтобы одни и те же блага обладали одинаковой ценностью, даже если они измеряются в разных валютах (исключая различия в транспортных и трансакционных затратах). Этот простейший подход дает нам основу для понимания теориипаритета покупательной способности при определении обменных курсов в долгосрочные периоды. Эта теория предполагает, что обменные курсы между любыми двумя валютами перестраиваются, с тем, чтобы постоянно отражать различия между уровнями цен в двух странах.

Например, допустим, что Россия и Украина производят одинаковый по своим характеристикам марганцевый концен­трат и являются единственными его производителями на мировом рынке. Если тонна российского концентрата в 1996 г. стоила 500 тыс. р., а тонна украинского — 10 млн карбован­цев, то каким должен был быть обменный курс между рублем и карбованцем? Видимо, если на 10 млн карбованцев и 500 тыс. р. могли купить тонну марганцевого концентрата, то ценность этих двух сумм должна была быть равной и они должны были соотноситься как 20 : 1, т.е. 20 карбованцев должны были стоить 1 рубль. Если вы сомневаетесь в этом, предположите, что курс равен 30 : 1 (15 млн карбованцев и 500 тыс. р. за одну тонну). Тогда все зарубежные покупате­ли стали бы покупать марганец только в России. При курсе 10 : 1 случилось бы обратное.

Теория паритета покупательной способности применя­ется для того, чтобы получить долгосрочный прогноз о воздействии инфляции на обменные курсы. Допустим, что в течение 5 лет уровень цен в России вырос на 25%, а на Украине на 50%. Ясно, что карбованец будет обесцениваться по отношению к рублю. Теория паритета покупательной способности даст прогноз в отношении величины такого обесценения. Вследствие указанной инфляции российский марганец станет стоить 625 тыс. р. за тонну, а украинский — 15 млн карбованцев. Для того чтобы две новые цены были эквивалентны, теперь 15 млн карбованцев должны цениться так же, как и 625 тыс. р. В этом случае курс карбованца упадет до 24 : 1. Таким образом, различия во внутренних темпах инфляции являются главной причиной перестроек (измене­ний) обменных (валютных) курсов. Если на Украине инфля­ция оказывается выше, чем в России, то карбованец будет обесцениваться в отношении рубля.

В течение многих лет теория паритета покупательной спо­собности «работала» надежно. Валюты всех стран, где темп инфляции был выше, обесценивались по отношению к валю­там, где этот темп был ниже.. Однако в 80-е гг., несмотря на то что, например, темп инфляции в США был выше, чем в Японии или Германии, доллар в 1980—1985 гг., а затем в 1988—1989 гг. дорожал по отношению и к иене, и к марке. Что же случилось? Во-первых, расчеты, сделанные на основе па­ритета, могут быть сильно искажены наличием торговых огра­ничений. Так, даже если темп инфляции в Германии был выше, чем в США, общеевропейские ограничения на ввоз товаров из США были настолько значительны, что марка могла и не обесцениваться по отношению к доллару. И наобо­рот, хотя инфляция в США была фактически выше, чем в Германии, в силу причин, связанных с теорией паритета покупательной способности, доллар не обесценивался.

Во-вторых, какие-то товары и услуги не могут при тор­говле ими пересекать национальные границы (земельные участки, недвижимость и т.д., аренда туристами отелей и использование ими других услуг в принимающей стране и т.д.). В этом случае темп инфляции на такие товары и услуги имеет небольшое воздействие на обменные курсы. Наконец, разные страны производят в чем-то похожие, но не идентичные продукты. И цены на них, выраженные в какой-либо одной валюте, могут расти совершенно различ­ными темпами, как это происходило много раз с ценами на немецкие «мерседесы», шведские «вольво» и американские «кадиллаки». Таким образом, «другие факторы» (т. е. не отно­сительные уровни цен) могут существенно влиять на уста­новление обменных курсов, но в краткосрочные периоды. Однако в долгосрочные периоды весьма важную роль играет паритет покупательной способности.

Мы уже знаем, что совокупные потребительские расходы увеличиваются, когда растет национальный доход. То же самое происходит и с расходами на импортные товары и услуги. При этом (при прочих равных условиях) страна, в которой совокупный спрос растет быстрее, чем в остальных странах, испытывает обесценение своей валюты, так как ее импорт увеличивается быстрее, чем ее экспорт. Таким обра­зом, у нее кривая спроса на иностранную валюту сдвигается вправо более быстро, чем это происходит с кривой предло­жения валюты. Все эти изменения, происходящие на средне­срочных отрезках времени, показывают взаимосвязь между обменными курсами и общей экономической динамикой страны.

Но в то время, как экономическая динамика в средне­срочные периоды важна для установления обменного курса, «прочие условия» могут оказаться весьма неравными в крат­косрочные периоды. В частности, в такие периоды для дви­жения обменных курсов важны различия в процентных став­ках. В мире всегда имеется огромная величина так называемых горячих денег, находящихся в распоряжении банков, много­национальных корпораций, богатых людей и перемещающих­ся по всему миру в поисках более высоких процентных ставок.

Например, допустим, что по государственным облигациям во Франции платят 6%, в то время как по таким же облигациям в США стали платить 8%. Что сделают француз­ские владельцы «горячих» финансовых активов? Они ринутся в США и предложат франки в обмен на доллары США, с тем, чтобы купить американские государственные облигации. Но американские инвесторы тоже предъявят больший спрос на эти облигации и снизят спрос на франки. Законы спроса и предложения доскажут нам все остальное: при прочих равных условиях страны с более высокими процентными ставками испытают больший приток иностранных капиталов из тех стран, где ставки ниже. Рост процентных ставок, таким образом, приведет к удорожанию валюты данной страны, снижение процентных ставок — к обесценению ее валюты. Этот фактор является основной детерминантой об­менных курсов в краткосрочные периоды.

§ 147. ПЛАТЕЖНЫЙ БАЛАНС

Многие валюты в мире являются валютами с плавающи­ми курсами, т. е. валютами, чьи обменные курсы определя­ются на свободных рынках действиями законов спроса и предложения. Но многие валюты не имеют плавающих курсов. Существует много валют сфиксированными обменными кур­сами, т. е. курсами, которые устанавливают (и поддерживают специальными мерами) правительства. В этих случаях фикси­рованный обменный курс не является важнейшим предме­том наблюдения специалистов в области международных финансов, которые предпочитают тогда наблюдать за пла­тежным балансом.

Чтобы усвоить это новое понятие, рассмотрим рис. 28-2, на котором показана ситуация, где существуют две цены рубля по отношению к доллару. Одна устанавливается равно­весием спроса и предложения рублей и указывает на сво­бодный рыночный равновесный обменный курс, равный 0,1 долл. за 1000 р. (точка Е).

А другая поддерживается пра­вительством и составляет 0,2 долл. за 1000 р. (Пример отра­жает состояние российской экономики 2—3-летней давнос­ти.) При цене в 0,2 долл. гораздо больше тех, кто предлагают рубли, чем тех, кто предъявляет спрос на них. На рис. 28-2 для взятого нами примера предложение составляет 90 трлн р., а спрос только 80 трлн р. Разрыв в 10 трлн р. составлял дефицит платежного баланса России.Дефицит платежного баланса — счет, в соответствии с которым величина пред­ложения валюты данной страны превышает величину спроса на нее (в годовом исчислении). Дефицит платежного баланса возникает при поддержании обменного курса валюты на искусственно завышенном уровне.

При наличии указанного разрыва и бездействии рыноч­ного механизма правительство должно само выкупить изли­шек величины предложения над величиной спроса, т. е. 10 трлн р., отдав за них либо часть золотого запаса, либо часть валютных резервов. Естественно, что такая ситуация не может продолжаться долго вследствие ограниченности ва­лютных резервов. В существовавшей ранее широкой системе фиксированных валютных курсов это обстоятельство оказа­лось роковым.

Рис.28-3

Поскольку спекулянты валютой убеждены в том, что данный обменный курс будет поддерживаться лишь корот­кий период, они скорее продадут имеющуюся у них массу рублей, а не станут удерживать ее в ожидании падения курса. Кривая предложения (рис. 28-3) рублей в этом случае смес­тится с 5, на Sy создавая еще больший дефицит платежного баланса (с 10 до 20 трлн р.). Испытывая дефицит валютных резервов. Центральный банк должен будет допустить резкое снижение обменного курса фактически до его равновесного уровня, что означает еще более значительную девальвацию, чем та, которая уже случилась до «бегства» от рубля, пока­занного на рис. 28-3. Хотя мы описывали выше пока гипоте­тические примеры с рублем, в начале 70-х гг. аналогичная история уже случилась с американским долларом (когда доллар имел завышенную оценку) и привела к концу сис­тему фиксированных валютных курсов.

А теперь мы можем описать обратную ситуацию, связан­ную с заниженной оценкой национальной валюты.

Рис. 28-4

Допустим (хотя данная ситуация близка к реальной действительности начала 70-х гг.), что в Германии равновесная цена марки (см. рис. 28-4) составляет 0,5 долл. (точка Е), в то время как правительство поддерживает обменный курс на уровне 0,33 долл. При этом курсе величина спроса на марку (50 млрд) превышает величину предложения (40 млрд). Раз­ница в 10 млрд представляет собой положительное сальдо (излишек) платежного баланса Германии.

Положительное сальдо платежного баланса — счет, в соответствии с которым величина спроса на валюту данной страны (в годовом исчислении) превышает величину пред­ложения. Излишек в платежном балансе возникает, если обменный курс поддерживается на искусственно занижен­ном уровне. В данной ситуации Центральный банк Германии будет накапливать иностранную валюту, что, казалось бы, должно привести к обратной мере по сравнению с упомяну­той выше девальвацией, т. е. к ревальвации немецкой марки. Но в том-то и дело, что историческая действительность дает нам весьма редкие примеры ревальвации в случаях занижен­ной оценки курса валюты, но весьма частые примеры девальваций в случае его завышенной оценки, что является второй слабостью системы фиксированных курсов. Отказ от ревальвации во всех странах с положительным сальдо пла­тежного баланса происходил под давлением фирм и отрас­лей-экспортеров. Ревальвация сделала бы их продукцию более дорогой для иностранных покупателей и, следовательно, снизила бы спрос на нее. При этом, конечно, немецкие потребители переплачивали при покупке ими товаров и услуг, импортируемых в Германию.

Теперь мы подошли к понятию платежного баланса. Платежный баланс — отчет, показывающий чистый итог обмена национальной валюты на валюты других стран вслед­ствие всех операций между данной страной и другими странами в определенном году. В обычной практике для расчета платежного баланса, вероятно, достаточно было бы подсчитать спрос частного сектора страны на валюту и предложение ее валюты, а затем вычесть из величины спро­са величину предложения. На практике, однако, дело не выглядит так просто. Если мы можем наблюдать объем фактических рыночных операций, то обнаружим, что ко­личество проданных и количество купленных российских рублей совпадают. Но в этом случае возникает вопрос о том, как мы узнаем о наличии дефицита или положительного сальдо платежного баланса. Ответ предлагает нам обратить внимание на трансакции (операции) Центрального банка, чьи покупки или продажи валюты устраняют разницу между частным спросом и частным предложением. Если Централь­ный банк России покупает рубли, то объем этих покупок измеряет отрицательное сальдо (дефицит) платежного ба­ланса. Если он продает рубли, то объем его продаж опреде­ляет размер положительного сальдо (излишка) платежного баланса.

Платежный баланс, вероятно, должен был бы измерять­ся таким образом, чтобы исключить официальные операции между правительствами. В ряде стран так и делают. Но во многих других при определении баланса в зачет идет вся сумма операций, включая операции правительств. Платеж­ный баланс, например, США официально записывается таким образом, что невозможно увидеть в этой записи наме­рения измерить дефицит или излишек.

Таблица 28-1. Платежный баланс США (в млрд долл.)

Баланс по текущим операциям
1. Торговый баланс   -96,2      
2. Экспорт       +440,1  
3. Импорт       -536,1  
4. Чистые издержки военных операций   -2,8      
5. Расходы на путешествия и транспорт (чистые)   +19,7      
6. Чистый доход от инвестиций и другие услуги   +45,8      
7. Баланс по товарам и услугам   -33,5      
8. Односторонние переводы (чистые)   -32,9      
9. Частные     -14,5  
10. Правительственные     -18,4  
11. Баланс по текущим операциям   -66,4      
Счет движения капиталов      
12. Чистый приток частного капитала 13. +35,6      
14. Изменения в американских зарубежных активах 15.   -53,3  
16. Изменение в иностранных активах в США 17.   +88,9  
18. Чистый приток государственного капитала 19. +43,0      
20. Баланс движения капиталов 21. +78,6      
22. Сумма средств, указанных в п. 11 и 16 23. +12,2      
24. Статистическое расхождение 25. -12,2      

 

Платежный баланс состоит из трех частей. Во-первых, это счет текущих операций, который, в свою очередь, вклю­чает: а) видимые статьи торгового баланса, т. е. экспорт и импорт товаров; б) невидимые статьи, т. е. 1) экспорт и импорт услуг типа услуг торгового судоходства, страховых услуг, туризма, банковских операций; 2) чистые процентные платежи (процентные платежи иностранцев минус процент­ные платежи иностранцам), чистая прибыль, чистые диви­денды; 3) частные и государственные трансферты. Знаки «плюс» или «минус» в табл. 28-1 по каждой статье указывают, что данные операции дают либо приток (+), либо утечку (-) иностранной валюты. Статьи 1—3 представляют собой торго­вый баланс. В 1992 г. торговый дефицит уже выглядит весьма умеренным в сравнении с серединой 80-х гг., когда его устрашающие размеры вызвали вспышку протекционистских мер. Статья 4 указывает на чистый итог огромных долларовых затрат на содержание американских военных баз за рубежом, а также валютные доходы от продажи вооружений. Статья 5 показывает, что американские туристы и перевозчики по­тратили на 19,7 млрд долл. меньше на оплату иностранных услуг, чем иностранные туристы и перевозчики на оплату аналогичных американских услуг.

Второй крупный раздел платежного баланса —счет дви­жения капиталов, который включает все потоки капиталов, классифицируемые по датам выплаты по используемым ви­дам активов. Утечка внутренних капиталов (прямых или порт­фельных) записывается как дебет, т. е. как трансакции (сдел­ки) с активами. Экспорт портфельного капитала включает все покупки гражданами данной страны (резидентами) титу­лов собственности у иностранцев — таких, как акции, об­лигации, недвижимость. Приток иностранных капиталов (прямых или портфельных) записывается как кредит.

Таким образом, по всему балансу нет уравновешивающих намерений, т. е. отдельные счета и все счета вместе не балансируются. Когда мы берем вместе статьи 11 и 16, мы получаем 12,2 млрд долл. излишка, что, конечно, невозмож­но, поскольку два главных счета должны балансироваться (количество купленных долларов должно быть равно количе­ству проданных долларов), разница рассматривается как ста­тистическое расхождение. Львиная доля этого расхождения отражает неспособность правительства США полностью кон­тролировать все потоки денег, товаров и услуг, идущие через границу США.

§ 148. ОБ ИСТОРИИ МИРОВОЙ ДЕНЕЖНОЙ СИСТЕМЫ

Примеры существования полностью фиксированных об­менных курсов относятся лишь к эпохе золотого стандарта (и то лишь в те короткие периоды, когда он функционировал в своей идеальной форме).Золотой стандарт — международ­ная денежная система, при которой валюты должны были свободно конвертироваться в золото по строго фиксирован­ной цене. При золотом стандарте фиксированные обменные курсы поддерживались автоматическим механизмом, дей­ствовавшим на основе того, что все валюты были оценены в золоте (а некоторая часть валюты просто представляла собой золотые монеты). Когда страна испытывала дефицит платежного баланса, то это означало, что из нее золота уходит больше, чем приходит. Поскольку внутреннее предло­жение денег (денежная масса) базировалось на золоте, утеч­ка золота к иностранцам означала, что количество денег автоматически снижалось. Это немедленно повышало про­центные ставки и привлекало в страну иностранный капитал. В то же время возникшее ограничение денежной массы вело к рецессии, т. е. к снижению совокупного производства, а заодно и к снижению уровня цен. Это, в свою очередь, подрывало покупки импортной продукции, но стимулирова­ло экспорт. Проблема платежного баланса быстро решалась сама по себе.

При существовании золотого стандарта ни одна из стран не имела возможности эффективного контроля над своей внутренней денежно-кредитной политикой (а следовательно, не могла осуществлять и эффективное макроэкономическое регулирование вообще). В принципе, воздействие положи­тельного сальдо платежного баланса на экономику было симметрично тому, которое оказывало появление дефицита платежного баланса. Через опережающий приток иностранно­го золота этот излишек вел к увеличению внутренней денеж­ной массы независимо от того, нравилось это или не нравилось правительству. Такое увеличение поднимало цены и уровень совокупного производства, снижало экспорт и сти­мулировало импорт. Ставки процента понижались, подталки­вая утечку капиталов за границу.

В силу всех этих довольно быстрых автоматических при­способлений и корректировок дело редко доходило до необ­ходимости девальваций или ревальвации национальной ва­люты. Пока страна строго придерживалась правил игры системы золотого стандарта, обменный курс ее валюты ос­тавался фиксированным. Но, как уже отмечалось, сам меха­низм золотого стандарта существенно ограничивал макроэко­номическое вмешательство государства. Другой проблемой, которую создавал золотой стандарт, была жесткая зависи­мость мировой торговли от прироста золотодобычи (от от­крытия новых месторождений). Открытие новых месторожде­ний могло означать рост уровня цен в долгосрочном периоде и расширение реальной экономической деятельности стран в краткосрочном периоде через механизм расширения, опи­санный нами в теме о денежно-кредитной политике. В те периоды, когда предложение золота росло не в ногу с мировым производством, цены должны были снижаться долговременно, а занятость — снижаться в краткосрочном плане.

Система золотого стандарта долгое время испытывалась на прочность и, наконец, подверглась окончательному раз­рушению в драматические годы Великой депрессии (30-е гг.) и второй мировой войны. В конце Второй мировой войны в июле 1944 г. представители сорока четырех стран (включая представителя СССР) встретились в Бреттон-Вудсе (США) на конференции, в ходе которой подписали соглашение о создании Международного валютного фонда (МВФ). Целью конференции являлось создание стабильной денежной систе­мы, которая позволяла бы успешное развитие мировой торговли. Поскольку в тот момент единственной «силь­ной» валютой в мире был американский доллар (к концу войны США сосредоточили в своих руках подавляющую часть мировых золотых резервов), именно он и был принят за основу новой мировой денежной системы. Бреттон-Вудские соглашения установили систему фиксированных обменных курсов, основанных не на золотом стандарте, а на свобод­ной конвертируемости американского доллара (в отношени­ях не между гражданами или юридическими лицами, а в отношениях между центральными банками). США соглаша­лись с тем, что они куплей-продажей золота будут поддер­живать фиксированную цену тройской унции золота на уров­не 35 долл., которая была установлена еще в 1933 г. президентом США Ф. Рузвельтом. Другие страны-участницы согласились с тем, что для поддержания обменных курсов своих валют на согласованных уровнях они будут осуществ­лять куплю-продажу американских долларов. То есть эти страны держали свои валютные резервы в долларах или в форме золотого запаса и имели право в любое время продать свой долларовый запас Федеральной резервной системе США в обмен на золото. Эта новая денежная система полу­чила название Бреттон-Вудской или системы золотодевизного (золотовалютного) стандарта, основанной на резервных валютах и золоте (США).

Созданный без участия в нем СССР МВФ был призван управлять Бреттон-Вудской системой. В основе управле­ния лежал принцип фиксирования обменных курсов по отношению к доллару, который, в свою очередь, был при­вязан к золоту. В долгосрочном плане политика Федеральной резервной системы (ФРС) оказалась существенно ограничена обязательством выкупа «иностранных» долларов на золото. Фиксированная долларовая цена золота создавала дополни­тельное ограничение, так как увеличение денежной массы в США вело бы к росту цены на золото, которую США обязаны были поддерживать на указанном выше строго фиксированном уровне. Однако и в США, и в других странах долгое время считалось, что фиксированные валютные курсы создают сильную основу для соблюдения монетарной дис­циплины. Этот фактор ценился очень высоко после опыта 30-х гг., когда колеблющиеся валютные курсы слишком часто были причиной спекулятивной нестабильности и наносили большой ущерб мировой торговле. Но этот же опыт показал также, что многие правительства не хотели поддерживать свободную торговлю и фиксированные обменные курсы це­ной долговременного снижения уровня занятости факторных ресурсов. Великая депрессия внушила всем правительствам ответственность за поддержание занятости на уровне потен­циального национального дохода. Бреттон-Вудская система позволяла большинству стран иметь достаточную гибкость, с тем, чтобы они могли поддерживать равновесие платежного баланса, не жертвуя внутренними приоритетами или фикси­рованными валютными курсами.

МВФ обладал двумя особенностями, которые поддержи­вали возможность гибкости в отношении внутренних макро­корректировок в странах-участницах. Во-первых, МВФ обла­дал постоянной возможностью предоставлять валютные займы странам-участницам, с тем, чтобы помочь им в момен­ты, когда они испытывают дефицит по счету текущих опе­раций, но при этом удержать их фискальную и денежно-кредитную политику от неверных шагов. Общий фонд золотых и валютных резервов, создаваемый странами-участ­ницами, обеспечивает МВФ ресурсами для кредитных опе­раций. Каждому новому члену определяют квоту, которая создает ему рамки как для внесения своей доли в резервный фонд МВФ, так и для реализации его права на получение займа из этого фонда. Каждый член делал в МВФ взнос золотом, равный 0,25 его квоты. Остающиеся 0,75 квоты он вносит в своей валюте. Он может использовать свой валютный взнос для покупки на время золота или какой-то валюты, равной по ценности его золотому взносу. Дополни­тельные ресурсы могут быть получены от МВФ в форме займа, но при строгом контроле МВФ за макроэкономиче­ской политикой.

Во-вторых, хотя валютный курс каждой страны-участни­цы был фиксирован, он мог быть изменен (девальвирован или ревальвирован по отношению к доллару), если МВФ признавал, что платежный баланс данной страны находился в состоянии «фундаментального неравновесия». Этот термин не имел четкой дефиниции в соглашении о создании МВФ. Имелось в виду, однако, помочь тем странам, спрос на продукцию которых в мировой торговле постоянно падал и которые испытывали постоянный дефицит торгового и пла­тежного балансов. Восстановление конкурентоспособности требовало длительных и тяжелых жертв, и, чтобы сократить этот период, страна нуждалась в девальвации своей валюты. Девальвация одновременно и улучшала положение с заня­тостью, и устраняла дефицит торгового баланса.

С другой стороны, страны с постоянным положительным сальдо платежного баланса могли ревальвировать свою валю­ту. И только США не могли делать ни того, ни другого независимо от того, испытывали они «фундаментальное не­равновесие» или нет. Единственная возможность как-то от­корректировать завышенную оценку доллара состояла в том, чтобы другие страны ревальвировали свою валюту, т. е. повы­сили долларовое содержание своих валют. Но этого, как уже отмечалось, почти никогда не делалось. В результате в б0-е гг. США испытывали постоянный дефицит платежного балан­са, а в 1971 г. президент США Р. Никсон отменил обмен долларовых авуаров на золото.

В соответствии с Бреттон-Вудской системой девальва­ция рассматривалась как крайнее средство, которое могло применяться только после того, как остальные методы пре­одоления дисбаланса исчерпывали себя. Что это были за методы? Мы уже знаем, что любой фактор, который повы­шает спрос на валюту или сокращает ее предложение, бу­дет повышать ценность этой валюты. Если же ее обменный курс фиксируется, то обычно изменялся дефицит платеж­ного баланса в ответ на изменения спроса или предложе­ния данной валюты. В частности, например, дефицит пла­тежного баланса США снижался, если рос спрос на доллары или уменьшалось их предложение. Рис. 28-5 демонстрирует эти варианты перестроек. В обоих случаях имеется дефи­цит платежного баланса, поскольку официальный обмен­ный курс (3 марки) превышает равновесный курс (Е, 2 марки). В обоих случаях дефицит первоначально составляет АВ. Затем в первом случае рост спроса на доллары и сдвиг кривой D1 на D2, а во втором случае снижение предложения долларов и сдвиг кривой S1 на S2 сокращают дефицит пла­тежного баланса.

Рис. 28-5

Таким образом, для стран с хроническим дефицитом одним методом улучшения платежного баланса может быть снижение совокупного спроса (AD), которое депрессирует импорт, а следовательно, и спрос на иностранную валюту. А другим методом может быть понижение темпа инфляции, которое депрессирует импорт и поощрит экспорт. В конечном счете, это может повысить процентные ставки и привлечь в страну иностранный капитал.

При системе фиксированных обменных курсов правитель­ство в определенной степени теряет контроль над экономи­кой. Могут быть периоды, когда проблемы платежного ба­ланса вынудят правительство принять ограничительные макроэкономические меры, с тем чтобы снизить спрос на иностранную валюту, хотя в эти периоды с макроэкономи­ческой точки зрения может требоваться расширительная политика. И наоборот, возможны периоды, когда макроэко­номическая конъюнктура нуждается в охлаждении, а пробле­мы платежного баланса могут быть решены только за счет экспансионистской макрополитики.

В мире широко распространены опасения относительно спекулятивной деятельности на свободных валютных рынках. Многие считают, что она ведет к неконтролируемым быст­рым изменениям цен. Подобные опасения не являются обо­снованными. Причина этого состоит в том, что международ­ные спекулянты валютой должны (обречены) продавать валюту, когда ее цена высока (и таким образом понижать цену, увеличивая предложение валюты), и покупать валюту, когда ее цена низка (и таким образом повышать цену, увеличивая спрос на валюту). То есть, чтобы достичь успеха, спекулянты валютой должны покупать, когда спрос низок (а предложение высоко), и продавать, когда спрос высок (а предложение низко). Действуя, таким образом, они ограничи­вают ценовые колебания. Спекулянты могут заниматься де­стабилизацией цен, только если у них есть желание систе­матически наносить ущерб самим себе.

Современная мировая денежная система является сме­шанной: некоторые валюты искусственно поддерживаются, как это было в Бреттон-Вудской системе, другие валюты имеют свободно плавающие курсы, третьи являются предме­том постоянного вмешательства правительств. Вся эта карти­на находится в состоянии продолжающегося изменения, но у нее есть несколько очевидных особенностей. Во-первых, постоянно ослабляется представление о том, что обменные курсы должны быть фиксированы на долгосрочные периоды. Возникшая после краха Бреттон-Вудской системы тяга к фиксированным валютным курсам утихла уже через несколь­ко лет, к середине 70-х гг. Даже в тех странах, где правитель­ства все еще поддерживают обменные курсы своих валют, теперь часто происходят девальвации и ревальвации. Боль­шинство валют имеют курсы, которые чуть-чуть колеблются ежедневно под воздействием обычных рыночных сил.

Во-вторых, многие центральные банки сегодня, не ко­леблясь, вмешиваются, с тем, чтобы сгладить колебания курсов. Происходит как бы управляемое (а не свободное) плавание курсов. В-третьих, очевидной сегодняшней особен­ностью является фактическое исчезновение какой-либо роли золота в мировой денежной системе. Тенденция затухания роли золота началась еще до краха Бреттон-Вудской систе­мы, а в последующие двадцать пять лет эта роль свелась к нулю. Сегодня существует просто свободный рынок золота, на котором есть спрос со стороны ювелиров, ряда отраслей промышленности, зубных врачей и т.д., а цена на золото полностью определяется законами спроса и предложения.

В 1973 г. некоторые страны — члены Европейского сооб­щества договорились о том, чтобы обменные курсы их валют оставались относительно фиксированными, в то время как курсы валют остальных членов могли колебаться. Это согла­шение в 1979 г. было преобразовано в Европейскую валютную систему (ЕВС). При этом доминирующей валютой внутри ЕС стала немецкая марка. Однако в 1990 г. в связи с состоявшим­ся объединением Германии у этой страны возникло множе­ство макроэкономических и институциональных проблем, включая возможное изменение ценности марки. Тогда Герма­ния впервые ощутила себя «в шкуре» США во время Бреттон-Вудской системы, так как курс марки не мог быть легко перестроен внутри ЕВС, поскольку это серьезно затрагивало интересы других стран-членов. А в 1992 г. Англия и Италия вышли из ЕВС, и сегодня никто не может точно спрогнозировать возможные события в отношении ЕВС.


Поделиться:

Дата добавления: 2015-04-15; просмотров: 60; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты