Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Общие сведения. Шаманизм (шаманство) — одна из наиболее ранних форм религии, возникшая еще в каменном веке в родоплеменных обществах

Читайте также:
  1. B. Общие выводы
  2. I. Краткие теоретические сведения.
  3. I. Краткие теоретические сведения.
  4. I. Краткие теоретические сведения.
  5. I. Краткие теоретические сведения.
  6. I. ОБЩИЕ ДАННЫЕ АНАМНЕЗА
  7. I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  8. I. Общие правила
  9. I. Общие правила
  10. I. Общие принципы фармацевтической опеки.

Шаманизм (шаманство) — одна из наиболее ранних форм религии, возникшая еще в каменном веке в родоплеменных обществах, хозяйство которых основывалось на собирательстве и охоте. Шаманизм сохранился у многих народов Африки, Центральной, Северной, и Восточной Азии, индейцев Америки и др. Но он находится у них на разных стадиях развития, например среди северных народов Сибири, шаманизм вплоть до середины XX века занимал значительное место в жизни людей; в культурах некоторых европейских народов, например у венгров, выявлены лишь его пережитки, а у аборигенов Австралии удалось обнаружить только его зачатки.

Название этой формы религии происходит из эвенкийского языка, где «шаман» («саман«) означает возбужденный, исступленный человек. Некоторые ученые находят корни слова «шаман» в тунгусском языке. В других языках Центральной и Северной Азии соответствующими ему терминами являются якутское ойун, монгольское боге и удага, Существуют также бурятское и якутское удаган как обозначение женщины-шаманки, тюркско-татарское кам, алтайское кам, гам, монгольское ками и т. д.

Для мировоззрения шаманистов характерен анимизм — одухотворения всего, что окружает человека — предметов, растений, животных; вера в злых и добрых духов, способных влиять на жизнь и смерть человека, вызывать у него болезни, обеспечивать удачу и обрекать на несчастья. Приверженцы этой формы религии убеждены, что влиять на духов, быть посредником между ними и людьми может главным образом шаман, который, находясь в состоянии экстаза, совершает особый обряд общения с духами, получивший название камлания. Кам­лание рассматривается как способ общения с духами, что достигается двумя путями: или духи вселяются в тело шамана (либо в его бубен), или, напротив, душа шамана отправляется в путешествие в царство духов. В действительности смысл камлания состоит в гипнозе окружающих и в самогипнозе, благодаря которому ша­ман не только заставляет зрителей верить в свои сверхъ­естественные способности, но обычно верит в них и сам и во время камлания переживает галлюцинации. Шаманское камла­ние очень напоминает истерический припадок, да и во­обще шаманы обычно нервные, склонные к истерии люди. Однако шаман, в отличие от обычного неврастеника и истерика, обла­дает способностью искусственно регулировать припад­ки болезни. Шаманское камлание есть с физиологиче­ской стороны не что иное, как искусственно вызван­ный и сознательно регулируемый нервно-истерический припадок. В сущности, и вся подготовка шамана к своей профессии — подготовка обычно очень длительная — состоит в тренировке способности вызывать и прекра­щать припадки, т. е. устраивать камлания. Это уме­ние шамана и находит свое фантастическое отраже­ние в сознании окружающих, которые верят в то, что шаман не только служит духам, но и распоряжается ими.



Для шаманизма характерно представление о том, что Вселенная состоит из трех миров: Верхнего, где обитают только духи, Среднего, где наряду с духами живут люди, животные, растения, а также Нижнего, куда уходят души умерших.

Каждый шаман имеет духов-помощников и духов-покровителей, к которым он обращается во время камлания. Духи-помощники выступают в образе преимущественно диких зверей, рыб и птиц, а духи-покровители, как правило, духи умерших предков шамана. Шаманы используют во время камлания различные ритуальные инструменты, предметы, специальный ритуальный костюм, включающий особым образом изготовленные головной убор, одежду и обувь.



Во время камлания, которое совершается обычно для лечебных целей в присутствии больного и его родственников, шаман, войдя в состояние транса, созывает духов-помощников с тем, чтобы заставить злых духов покинуть больного и тем самым вылечить его. Духи-помощники и духи-покровители помогают ему в этом. О перипетиях своего путешествия и борьбы со злыми духами шаман сообщает окружающим, эмоционально изображая схватки со злыми духами, произнося нараспев заклинания, нередко очень поэтичные.

Шаманы передают свои способности и функции, как правило, наследственным путем. Считается, что после смерти шамана его дух переходит к потомкам, причем духи сами выбирают людей, в которых они переселяются, — из родственников умершего шамана. Начало шаманской деятельности обычно связано с загадочным психическим заболеванием. Еще в XIX веке ученые и путешественники, наблюдавшие шаманов, пришли к единодушному выводу, что это нервнобольные люди с особым складом психики. Однако в последние десятилетия ряд ученых, изучавших феномен шаманизма, утверждают, что так называемая шаманская болезнь — это лишь своеобразная инициация (посвящение), в которой будущий шаман сознательно исполняет предписываемые ему обряды, играя заданную традицией роль. Последние специальные исследования с участием психиатров подтвердили справедливость прежнего взгляда на шаманов, как на людей с особым складом психики.

Теперь можно утверждать, что наследственная природа шаманизма — результат процесса многопоколенного отбора родовым коллективом людей с определенными особенностями психики и, прежде всего способностью вызывать регулируемое состояние транса, сопровождаемое глубокими галлюцинациями. Именно это привело к наследованию шаманами некоторых необходимых особенностей психики, позволяющих совершать действия, рассматриваемые сородичами как возможность общения с духами в интересах коллектива и отдельных его членов.

Сибирский и среднеазиатский шаманизм предстают как структура, в которой элементы, существующие независимо друг от друга в остальных частях мира: связи с «духами», экстатические способности и т.д. объединены в этих регионах в своеобразную идеологию, которая является обоснованием специфических практик. Такой строго определенный шаманизм не ограничен только Центральной и Северной Азией. С другой стороны, хотя шаманизм и доминирует в религиозной жизни Центральной и Северной Азии, он не является общей религией этой огромной территории.

Некоторые любопытные элементы шаманизма встречаются в различных архаических формах религии и магии; они весьма интересны, поскольку показывают, в какой мере собственно шаманизм сохранил сущность «первобытных» верований и техник, а в какой внедрил новшества. Шаманизм связан с разными религиозными элементами, но в то же время он далеко не исчерпывает всей религиозной жизни остальной части общества.

В Сибири и Северо-Восточной Азии главными методами отбора шаманов являются: 1) наследственная передача шаманской профессии; 2) природное призвание («призыв» или «выбор»). Встречаются также случаи, когда шаманами становятся по своей воле или по воле рода. Последние, однако, считаются более слабыми, чем те, кто унаследовал эту профессию или последовал «зову» богов и духов. Независимо от метода отбора, кандидат признается шаманом только после наставления двойного порядка: 1) экстатического (сны, трансы и т. д.); 2) традиционного (шаманские техники, имена и функции духов, мифология и генеалогия рода, тайный язык и т. д.). Это двойное наставление, даваемое духами и старыми наставниками-шаманами, равнозначно посвящению. Иногда посвящение является публичным и само по себе составляет автономный ритуал. Однако отсутствие подобного рода ритуала вовсе не означает отсутствия посвящения: оно вполне может осуществляться во сне или в экстатическом переживании неофита (новообращенного). Имеющиеся материалы о шаманских снах ясно показывают, что речь здесь идет о посвящении, структура которого хорошо известна в истории религий; здесь нет и речи о беспорядочных галлюцинациях и о чисто индивидуальной фантазии: эти галлюцинации и фантазирования соответствуют вполне определенным традиционным моделям, хорошо выраженным и с удивительно богатым теоретическим содержанием.

Будущий шаман в связи с посвящением должен пройти определенные испытания и получить наставления иногда чрезвычайно сложные. Только это двойное посвящение экстатическое и дидактическое превращает кандидата из возможного невротика в признанного обществом шамана. То же замечание относится и к происхождению шаманских способностей: существенную роль играет не отправная точка в обретении этих способностей (наследство, дар духов, добровольный поиск), а техника и лежащая в ее основе теория, передаваемая шаману при его посвящении. Ученые предпринимали попытки определить структуру и место шаманизма, исходя из того, является ли тот или иной вид этого религиозного явления наследственным или спонтанным, или из того, обусловлено ли определяющее карьеру шамана «призвание» признаком его психопатологии.

Из этих кратких общих замечаний о шаманизме можно сделать следующие выводы. Во-первых, шаманизм относится к наиболее ранним религиозным верованиям, который однако сумел доказать свою жизненность и продолжает занимать важное место в жизни некоторых народов Северной, Центральной и Северо-Восточной Азии. Во-вторых, центральное место в шаманизме, как ни в какой другой религии занимает конкретная личность – шаман, выполняющий функции посредника между миром людей и иными мирами с целью их защиты и спасения. В-третьих, шаманские способности могут передаваться по наследству из поколения в поколение, или же ими наделяют непосредственно боги и духи. В-четвертых, в обоих случаях шаманами становятся, как правило, люди с особым складом психики, которые проявляются в различных невротических аномалиях. В-пятых, имеются определенные различия в шаманской практике разных народов.

ШАМАНИЗМ В КОРЕЕ

Большинство людей думает обычно, что шаманизм не более чем реликт далекого прошлого, но в действительности он продолжает занимать важное место в современной жизни. В Южной Корее в конце 1990-х гг. были официально зарегистрированы более 40 тыс. шаманов. Профессор Хван Руши (Университет Квандонг) полагает, что реальная численность корейских шаманов составляет более 100 тысяч. Но даже если принять за основу данные официальной статистики, т.е. 40 тысяч шаманов, ясно без сомнения, что весьма значительная часть корейского населения связана с практикой народных верований. В то же время корейский шаманизм, в отличие от буддизма, конфуцианства, христианства (протестантизма и католицизма) и не имеет статуса религии. Принято считать, что религию составляют наличие и взаимодействие трех факторов: священника, церемонии — ритуала и общины. Исходя из этого утверждения, шаманизм, в общем, и целом является таковой, так как шаман (точнее шаманка) — священник, кут — ритуал, а все верующие в шаманизм — община.

Шаманка шаманке рознь. Шаманизм — это, прежде всего личность шамана, в Корее это женщина — шаманка — мудан. Хотя шаман в современной Южной Корее ассоциируется с мудан, однако существуют различные другие наименования шаманов в зависимости от регионов. В Северной Корее женщина шаманка, называется мансин, а мужчина шаман — паксу или мугёк. В провинции Хамгён, шаманка — осими, в южных регионах шаманов называют талгёле, а на острове Чечжудо – симбан. На восточном побережье шаманов называют просто мудан.

Мудан – корейская шаманка

Традиционно корейские шаманы делятся на две категории: кангсинму, получивших свои способности и призвание от божества; и сесыпму - потомственных шаманов, унаследовавших качества шамана от своих предков.

Кангсинму исконно практиковали в следующих регионах Кореи: к северу от реки Хан, западнее горного хребта Тхэбэк, Сеуле и северной части провинции Кёнги, а ткже частично в провинциях Пхеньян, Хамген и Кангвон. Считается, что на них снисходит божественный дух (синняерим), как правило, после долгого тяжелого душевного заболевания (синбьонг) или после эмоционального шока, вызванного либо крушением брака, кончиной члена семьи. Такие люди приобретают свои шаманские способности посредством обряда инициации, известного под названием наерим кут, во время которого божественный дух входит в их тело. Именно в это время шаман приобретает дар прорицания. Однако для того, чтобы стать настоящим искусным шаманом, следует приобрести опыт проведения ритуала кут, на что может понадобиться от двух до десяти лет. Вновь посвященный шаман и шаман, проведший обряд инициации наерим кут вступают в отношения ученика и учителя и отныне ученик(ца) обязан(а) перенимать опыт и ассистировать старшему шаману.

Потомственные шаманы практикуют южнее реки Хан и в регионах восточнее хребта Тхэбэк. Все они женского пола и хранят традиции мудан в провинциях Чхолла, Чхунчхон, Южный Кёнги, а также в районе Ёнгдонг на юго-востоке Кореи. Мужчины выполняют вспомогательную роль в качестве музыкантов ритуала кут и, кроме того, часто сопровождают те или иные моменты остроумными репликами и меткими комментариями. Ритуал кут, проводимый опытными потомственными шаманками очень богат по своей художественной выразительности и в нем наиболее полно проявляются истинные способности корейских мудан. Потомственные шаманки почти исчезли и сегодня все они уже преклонного возраста и трудно найти моложе 40 лет, даже на восточном побережье, где их традиционного было много.

Численность же кансингму увеличилось, хотя они уже редко ассистируют старшим шаманкам, как это было в традициях прошлого. Обычно современные шаманки, не имеющие большого опыт, или как их называют сэнмудан занимаются предсказательством или выполняют незначительные церемонии пхудаккэри — простой обряд по излечению больного.

В буднях жизнь современной шаманки почти ничем не отличается от жизни рядовых людей. Они выходят замуж, имеют детей и семью. Кангсинму в отличие от потомственных шаманок проводят некоторые церемонии у себя дома перед домашним алтарем. Потомственные шаманки из Чолла не отличаются даже какой-либо специальной церемониальной одеждой, во время проведения ритуала кут они одеты в традиционно корейский женский костюм ханбок белого цвета.

Сегодня, как и в прежние времена, шаманы в Корее в большинстве случаев остаются бедными и малообразованными людьми и за очень редким исключением все относятся к слабому полу. Положение их в современном обществе, намного ниже, чем оно было в период государства Чосон. Парадоксально, что женщины — наиболее бесправная категория в корейском обществе стала выполнять лидирующую роль в шаманизме. Именно в этом, может быть и кроется одна из основных причин такого неуважительного отношения к шаманизму как религии.

Шаманские церемонии могут быть классифицированы по их масштабу на три основные группы. Наиболее простой из них является писон, что в буквальном смысле означает потирание ладоней. Обычно этот несложный ритуал выполняется для обеспечения безопасности и удачи перед дальней и длительной поездкой, поправки здоровья и преодоления семейно-брачных осложнений. В таких случаях ритуальная пища накрывается в главной жилой комнате хозяев, либо на террасе дома, где традиционно хранятся большие горшки с соевым соусом и пастой, и шаман молится, потирая ладони перед собой. Иногда этот элементарный обряд выполняет сама хозяйка дома.

К более высокому уровню относится церемония коса и пхудаккэри. Коса совершается в период сбора урожая в десятый месяц по лунному календарю, а пхудаккэри — в течение всего года для изгнания злых духов (чхапкви), когда человека и членов его семьи преследуют болезни, неудачи и материальные трудности. В таких случаях одна или две мудан приходят в дом клиента и передают людские желания божествам посредством пения, танцев и музыкального исполнения на чханго (корейский барабан в форме песочных часов) и чхегым (небольшой гонг). По своему содержанию эти церемонии просты и делятся, как правило, не более двух-трех часов. В настоящее время они еще более упрощены и часто сводятся к нескольким поклонам перед блюдом с рисовой лепешкой.

Как и где проводятся шаманские ритуалы Самым значительным и крупным шаманским обрядом является кут, который состоит из множества различных элементов: подношения ритуальной пищи и вина, декораций в виде бумажных цветов, фонарей и лодочек, которые должны привлечь внимание божеств, группового исполнения шаманами танцев под специальное музыкальное сопровождение профессиональных музыкантов, пения, заклинаний, акробатических трюков, шуток и прочего.

Образно говоря, чтобы понять корейский шаманизм, нужно понять кут. Как уже говорилось выше, в шаманизме нет священных писаний наподобие Библии и Корана, в нем нет также строго установленной доктрины. Поэтому только в ритуале кут мы можем найти все наиболее существенные категории шаманизма, слитые в неразрывное целое.

Обряд кут различается по тому, кто его заказывает, по какой причине и с какой целью. Прежде всего, следует назвать деревенский кут, который проводится регулярно, хотя интервал иногда может занимать более десяти лет. Цель деревенского обряда кут заключается в обеспечении благополучия и преуспевании для жителей деревни.

Кут заказывается также частными лицами, и так называемый семейный кут имеет две основные разновидности: чесу кут - для достижения благополучия и благосостояния и нок кут - для проводов души умершего в иной мир. Сущность чесу кут можно проще понять, если принять его за деревенский кут в миниатюре.

Кут — шаманская церемония

Нок кут выполняется в следующих видах: чхиноги — обряд умиротворения злых духов, суманг кут — обряд по утонувшему рыбаку, и сситким кут - обряд очищения.

Из всех разновидностей обряда кут наиболее частым в современной Корее является наерим кут, при исполнении которого дух воплощается в тело посвящающегося в шаманы — кансингму. Разумеется, что потомственные шаманы не исполняют наерим кут.

Религия всегда имеет дело с феноменом смерти, поэтому не случайно, что один их самых распространенных шаманистских ритуалов проявляется в нэк кут, посредством которого душа умершего отводится в иной мир. Всякий человек тяжело расстается с жизнью на этом свете — исынг, в особенности, если он молод и еще много не изведал, и земные желания его так и не осуществились. Считается, что души таких умерших находятся между миром мертвых, и тем самым представляют опасность для живых, в особенности, родных и близких. При помощи нэк кут шаман препровождает душу умершего в мир мертвых — чхэсынг.

Хотя нэк кут имеет различные региональные вариации, в своей структурной основе он в Корее везде одинаков. Обряд очищения начинается с устного повествования (нарративного) мифа о Пари кончжу (принцессе Кончжу), седьмой дочери древнего императора, родители которой отреклись от нее после ее рождения. В наказание за столь безжалостное отношение к дочери они страдали смертельной болезнью и, в конце концов, ушли в мир иной. Принцесса Пари, будучи весьма почтительной дочерью, отправляется на поиски магического снадобья, при помощи которого она сумела вернуть своих родителей к жизни. В ритуале нэк кут шаман просит Пари кончжу проводить душу умершего в иной мир.

Во втором акте обряда, известного как ханпури, шаман успокаивает разгневанных духов. Если кут проводит кангсинму, дух умершего воплощается в тело шамана. Дух говорит устами шамана, описывает все свои земные лишения и страдания, рассказывает о гложущих его связях с миром живых. Потомственный шаман выполняет этот фрагмент с веточкой сосны или палочкой бамбука. Он концентрирует свое внимание на веточке, и дух умершего входит в нее, заставляет веточку сильно качаться, а шаман на краткое время владеет душой умершего, и делит неутешное горе с семьей покойного.

Финальный обряд нэк кут олицетворяет отправление духа умершего из мира людей. После ханпхури дух свободен от мучавших его связей с миром живых и готов отправиться в иной мир. На месте обряда в длину расстилаются полосы хлопчатобумажной ткани, означающие путь из этого мира в иной, а поперек - полосы льняной ткани, символизирующие вход в мир иной. Мудан исполняет танец вдоль полос хлопчатобумажной ткани и тянет за собой модель лодки, изображая отправление духа в путешествие из одного мира в другой. Если обряд выполняется кангсинму, то она рвет полосы ткани, что означает спасение умершего с помощью полного разрыва его связей с настоящим миром.

Нэк кут служит не только спасению душ умерших, но и облегчению боли скорбящих близких людей, он дает также возможность соединить взаимно противоположное — жизнь и смерть. Бытует мнение, что шаман говорит голосом смерти, на самом деле шаман служит также голосом жизни, так как дает возможность живым безудержно, совершенно открыто выплеснуть скрываемые чувства обиды, гнева, возмущения. Нэк кут выполняет, таким образом, две функции: отправляет душу умершего в иной мир и освобождает живущих от смерти, он дает живым возможность навсегда проститься с умершим, выразить общую печаль, вспомнить свои земные проблемы, и начать жизнь сызнова.

Сцена деревенского кута

Деревенский кут — это, прежде всего общинный обряд, призванный обеспечить гармоничную жизнь, здоровье и благополучие жителей деревни. Однако он служил также народным празднеством — фестивалем, и в программу его проведения включались хождение по натянутому канату, “бои на горе”, крестьянская музыка, танцы в масках, клоунада и так далее. Все жители деревни принимали в нем участие, а из города спешили торговцы вразнос, ремесленники, уличные певцы и музыканты использовать атмосферу фестиваля.

Деревенский кут выполнял в традиционном корейском обществе важную социальную функцию развития чувства единства общины и гордости принадлежности к ней. Кут фокусировал трудовую деятельность деревни и, само собой, подразумевалось, что в рыбацкой деревне основным божеством было морское, а в земледельческой — дух или божество земли, плодородия и тому подобное.

Именно консолидирующая функция деревенского кута явилась причиной запрета в годы японского колониального прошлого (1910-1945). После освобождения Коре в 1945г. традиционная корейская деревня была разрушена братоубийственной Корейской войной (1950-1953) и последующим за ним социальным хаосом, усугубленным разделением Корейского полуострова. В результате всех этих обстоятельств многие деревенские куты исчезли. Процесс вымирания обряда ускорился в связи с движением “Сямаыль” (“Новая деревня”), инспирированным в конце 1960 г. режимом Пак Чжон Хи, когда ввиду модернизации корейского села, многие деревенские храмы и алтари были разрушены. Стремительная урбанизация Южной Кореи — это другая важная причина исчезновения шаманских обрядов, прежде всего деревенского кута. Увидеть деревенский кут можно лишь на Восточном побережье и на Чечжудо, очень редко в древних центрах корейской культуры, расположенных близ Сеула. Успех христианской религии и быстрое уменьшение численности приверженцев буддизма в современной Корее, на мой взгляд, определены именно тем простым обстоятельством, что церкви находятся в десяти минутах ходьбы, в городе, а буддистские храмы - в горах.

В одной и той же стране всегда можно наблюдать какие-то региональные отличия, как в ландшафте, так и в хозяйственной деятельности проживающих там людей, с вытекающими отсюда различиями и нюансами социально-культурной жизнедеятельности, в том числе и религиозной. Об атрибутах шаманского ритуала речь пойдет на материалах практики шаманов в ближайших окрестностях Сеула. Рассказ будет идти о шаманских песнопениях, музыкальных и других инструментах, костюмах, также композиции и сервировке жертвенных ритуальных столиков.

Шаманские песнопения в окрестностях Сеула включают в себя мансубади, своего рода рецитал — обращение шамана к кидэ (музыкальному исполнению ритуала), сольное исполнение тхаренов и хоровое — норякарак. Они дополняются к тому же, как правило, повествовательными формами пожеланий благополучия, очищения от скверны, а также мольбой о помощи и спасения. При этом мансубади, тхарен и норякарак очень коротки по времени исполнения, а нарративные (повествовательные)- элементы продолжительны. Еще одна отличительная особенность шаманских песнопений в окрестностях Сеула заключается в том, что они почти всегда сопровождаются танцами, в то время как в других регионах Кореи шаманские песни, вызывающие духов, раскрывающие мифологические сюжеты, содержащие молитвенные заклинания, длятся долго и без каких-либо танцев.

Основное назначение мансубади кроется в том, чтобы пробудить и вызвать божество — дух для участия в ритуале, поэтому мансубади проходит под барабанный аккомпанемент. Функция тхарен и норяекарак заключается в восхвалении и благодарении божества — духа. Тхарен исполняется размером в 12/8 такта, а ритм сходен с ритмом припева многих народных песен: ольсигуна- чхольсигуна. Метрическая форма норякарак одинакова с формой сиджо.

В близлежащих к Сеулу районах в качестве музыкального инструмента для музыкального сопровождения шаманских песен и танцев используются чхангу, чхегым, пхири, тяегым, а хяегым - струнный. Чхангу представляет собой двухсторонний барабан, длина которого колеблется от 60 до 90 см., а диаметр составляет 30-40 см. и по форме напоминает песочные часы. Музыкант бьет по правой стороне барабана тоненькой бамбуковой палочкой, а по левой стороне — палкой.

Чхегым из западных музыкальных инструментов напоминает цимбалу, но значительно меньшую по диаметру. Пхири изготовляют из тонкого бамбука и по форме он подобен гобою. Тхегым, известный также как чхоттэ, также изготавливается из бамбука и эквивалентен западной флейте. Нижняя часть хэгыма сделана из толстой бамбуковой втулки, посреди которой укреплен бамбуковый гриф с двумя натянутыми струнами. Музыкант водит смычком на манер казахского кобыза.

Костюм шаманки, как уже говорилось в одной из предыдущих статей, нисколько не отличается от традиционного женского костюма и состоит из двух элементов: чхогори - короткой блузки и чхима — длинной юбки. Чхогори бывают чисто белого цвета; белого цвета, но с темно-красными лентами-завязками и темно-синими манжетами на рукавах; чисто желтого цвета; светло-зеленого цвета с красным воротником, красными лентами-завязками и красными манжетами. Цвет юбки-чхима: белый, темно-синий, красный. Материалы костюма шамански могут быть хлопчатобумажная ткань или шелк. К неотъемлемым атрибутам шаманского костюма относятся также веер и меч.

Исследователи отмечают большое разнообразие в композиции и сервировке жертвенных столов, в зависимости от разновидности обряда кут. Поэтому, приведем лишь один пример, связанный с обрядом чхонсинмажди кут. Этот кут проводят в окрестностях Сеула весной, с целью обеспечения здоровья и благополучия семьи. На деревянном полу в доме у человека, заказавшего обряд, устанавливаются посредине главный, самый большой стол, а справа и слева от него ставят дополнительные столы. Перед главным столом устанавливают столик предков, столик — саманг (надежды, возможности, перспективы), столик — мальменг, стол хозяина. У восточной стороны двора накрывают чхонгутмаджи и чхедангмаджи столы, посреди двора еще три столика, а если есть старое дерево, то под ним специальный столик -монски тэгам (посвященный духам дерева). На столах сервируют: рис, рисовые лепешки, орехи, сладости, овощи и фрукты, вино, макколи, сушеную рыбу, воду, тубу, свиную голову, или целую тушу, чай и многое другое.

Считается, что пища, напитки и другие предметы на ритуальных столиках свидетельствует о чаяниях и желаниях членов семьи, заказавшей обряд. Впрочем, как уже отмечалось, композиции и сервировка столов не имеют определенного жесткого стандарта.

Перед основной группой ритуальных столов шаманка исполняет свои танцы, представляющие собой наиболее зрелищный и в тоже время весьма важный функциональный элемент шаманского обряда.

Шаманизм и религии Кореи В истории религий Кореи основополагающее значение имеет проникновение трех восточных классических религий — конфуцианства, буддизма и даосизма, и западного христианства. Однако в Корее задолго до появления чужеземных вероучений, зародились и практиковались свои религиозные традиции. Современные ученые считают, что этой местной религией был шаманизм. Шаманизм являлся самой мощной системой убеждений среди других местных религий в древнем обществе и играл центральную роль в «кибок» — страстном желании выполнения мирских нужд. В отличие от других классических верований в шаманизме корейцы могли выразить свои ежедневные нужды. По этим чисто практическим причинам конфуцианство и буддизм включили некоторые элементы шаманизма в свои религиозные системы. Хотя шаманизм так и не обрел статуса официальной религии Кореи, он имел огромное влияние, как на конфуцианство, буддизм, так и на христианство.

Основные темы корейского шаманизма, как считают исследователи, заложены в концепциях синмёнг, синняерим и конгсу (откровения или предсказания бога) — “сердцевинах” религиозности корейцев. Таким образом, когда в Корею проникли чужеродные, то они подверглись процессу «шаманизации». Это особо характерно в отношении буддизма, а затем позднее и для христианства. Фактически, в период династии Чосон (1392-1910 гг.), когда буддизм подвергался гонениям, и государственное управление строилось в соответствии с принципами конфуцианства, религиозная сторона философии была слаба и религия активно включала в себя элементы местного шаманизма.

Доктрины буддизма оказались достаточно гибкими, поскольку они воспринимают все значения, способствующие процессу его распространения. Главная цель буддизма — просвещение, вне зависимости от способов, которыми оно достигается, и буддистские монахи прилагали немало усилий, чтобы привлечь новых последователей в свои храмы. В какое бы новое общество не проникал буддизм, он начинал быстро приспосабливаться к религиозной автохтонной культуре, впитывая местные элементы в свою религиозную систему. Буддизм привлекал в свои храмы адептов местных религиозных верований множеством способов, например, утверждая, что местный бог — это просто другое проявление Будды. Через такой процесс буддистские священники внушали чувство близости, и местное население постепенно принимало высокие истины буддизма.

Такой синкретизм всегда был частью буддизма, но во времена династии Чосон, когда буддизм подвергся гонениям со стороны правящего режима, священники вынуждены были прибегнуть к новой стратегии выживания, что сделало буддизм ещё ближе простому народу. Это был период, когда местные верования наиболее активно действовали в стенах буддистских храмов. Самсонгак (Три Духовных Зала) – сооружение, славящее шаманские божества; Чхильсонгак (Зал Семи звезд) – даосская святыня, посвященная созвездию Большой Медведицы – все они были построены в буддистских храмовых комплексах и буддистские монахи начали участвовать в различных шаманских обрядах, включая предсказывание будущего и продажу талисманов, приносящих удачу.

Три божества почитаются в Самсонгак: шаманское божество Чхильсонг, дух гор сангсин и одно буддистское божество, известное, как токсонг. Чхильсон и сангсин имеют шаманское значение; причем Чхильсонг является одним из самых важных шаманских божеств, отвечающих за рождение ребенка. Традиционно, когда корейская женщина ожидает рождение ребенка, она наносит визит в Самсонгак и приносит чхильсонг моток пряжи, носящий имя её ребенка, который символизирует долгую жизнь.

Значение сангсин становится ясным благодаря многочисленным упоминаниям духа гор практически в каждой конкретно взятой религиозной церемонии. Известно, что доходы от святилища, славящего духа гор, обычно превышали доходы от поптанг — главного помещения храма, где находится статуя Будды. Нет ничего удивительного в том, что при беглом обзоре буддистских храмов Кореи обнаруживается, что в то время, как лишь в нескольких храмах наличествует поптанг, в каждом храме был Самсонгак. Этот факт отражает значимость шаманских божеств в корейском буддизме.

Во время правления династии Чосон родство между буддистскими монахами и шаманками было довольно близким, ибо шаманки часто проводили кут в стенах храмов, и буддистские монахи играли далеко не последнюю роль в постановке шаманских обрядов. Сейчас уже нет такого явного «сотрудничества» и некоторые рьяно настроенные буддистские монахи требуют устранения из храмов всех следов шаманизма, таких как Самсонгак и Чхильсонгак, явно указывающих на присутствие шаманских элементов в современном буддизме. Однако ещё не было случая, чтобы эти требования были удовлетворены.

Проникновение шаманизма в буддизм происходило на протяжении достаточно длительного периода, в то время как его взаимодействие с христианством произошло сравнительно недавно, и оно было сопряжено со значительными трудностями. Некоторые ученые утверждают, что успешное «приживание» христианства в Южной Корее — это результат того, что христианство быстро «ошаманизировалось» и таким образом стало отвечать чаяниям простых людей. Вескость этого аргумента очевидна, принимая во внимание резкий рост некоторых христианских церквей, действующих сейчас в Корее. Процесс «шаманизации» наиболее резко выражен в тех церквях, которые подчеркивают роль Святого Духа и исцеление верой. На самом деле эти церкви являются христианскими только внешне, по своему же содержанию они мало, чем отличаются от традиционного корейского шаманизма. Они преуменьшают значение Иисуса и Бога, подчеркивая значение Святого Духа. Возможно, все это – результат невольных попыток миссионеров Пятидесятницы сделать христианство более приемлемым к местной корейской религиозной системе и коллективной бессознательности, в которой концепция синняерим или снисхождения духа или бога, является основным элементом. Церкви Пятидесятницы, которые подчеркивают снисхождение Святого Духа, имеют большее число последователей, что доказывает их связь с местными шаманскими верованиями.

Изображение шаманских духов и божеств

На этом сходства не заканчиваются. Службы в церквях Пятидесятницы не ведутся в каком-либо особом порядке, они состоят из повторяющихся гимнов и молитв, зачастую исполняемых хором, что очень похоже на громкое пение и танцы шаманских обрядов. В обоих случаях верующие пытаются увеличить их состояние сознания, чтобы на них снизошел дух, будь то шаманское божество или Святой Дух. Христиане добиваются этого состояния сознания через молитвы и энергичные поклоны, шаман делает это криками, пениями и неистовыми танцами.

Во многих случаях церемонии крещения или причащения, проводимые в этих церквях, проводятся как средство лечения, нежели чем способствование укреплению веры.

Ещё одной причиной быстрого роста церквей Пятидесятницы является то, что верующие надеются излечить себя или своих близких. Пациенты с хроническими болезнями часто находят свой путь в подобные церкви или центры, являющиеся «филиалами» этих церквей после того, как разочаровываются в средствах традиционной медицины. Для этой же цели пациенты обращаются и к шаманам. Сегодня священники, светские проповедники и евангелисты играют ту роль, которую исполнял шаманский целитель (муи) в период династии Чосон. Конечно же, содержание такого «лечения» практически одинаковое. Профессор Ким Кван Ир, исследовавший вопросы терапевтического эффекта религиозной веры, снабдил нас детальными фактами этого феномена. В соответствии с этими фактами большинство священников Пятидесятницы приписывают болезни духам зла или призракам, тогда как шаманизм приписывает болезни и несчастья душам с того света. Концепция человеческого зла и страдания по корейскому шаманизму предельно проста: источником всего зла и всех несчастий являются обиды, затаенные душами с того света против живущих людей в реальном мире. Такая система ищет внешние причины болезней и несчастий и этим составляет резкий контраст с существующими религиями, где несчастия, мучающие живых, рассматриваются как результат недостатка самосознания или невежества человека.

Шаман играет роль посредника между недовольными духами и их потомками, мешая духам вредить живым, облегчая их обиды и отправляя их «с миром» в мир иной.

Функции священников Пятидесятницы почти такие же, как и у шаманов. Если и есть разница, то она состоит в том, каким образом они обращаются с духами. Священники Пятидесятницы используют принуждение, чтобы заставить духов уйти. Шаманы же используют более «гуманные» методы, «умасливая» духов, чтобы они жили сами по себе. Процесс изгнания духов, представляемый шаманами, более «корейский» по своей природе.

Однако, несмотря на это различие, фактические имена и природа духов, вызывающих болезни и несчастья, поразительно похожи в христианском и шаманском контекстах. Например, «дух девственницы» — молодой девушки, умершей до замужества; «злого родового духа», «расстроенного духа вдовы» и «духа нищего, умершего от голода». Как в христианском, так и в шаманском контексте, духи беспокоят живых, потому что хотят отомстить за несправедливое к ним отношение во время их жизни.

Речевые выражения и интонация, используемые христианскими священниками, когда они изгоняют духов зла, также практически одинаковы с теми, что использует шаман. Священник может сказать: «Ты, дух зла! Убирайся отсюда!», в то время как шаман говорит: «Эй, дух! Возьми рисовые лепешки и уходи!»

Здесь профессор Ким отмечает шаманскую атмосферу христианской церемонии излечения верой: «Я знал, что я находился в христианской церкви и что люди, находящиеся там — священники и проповедники, но я был удивлен, насколько молитвы, интонация, жесты, выражения лиц и движения напоминали шаманские, когда они разговаривают с миром мертвых».

Влияние шаманизма на современные корейские религии не ограничивается установленными религиозными традициями буддизма или христианства, уже обсужденными выше. Шаманизм оказал также огромное влияние на новые религии, которые начали развиваться с 19 века. Более 300 отдельных религиозных систем появилось за столь короткий исторический промежуток, однако особое внимание следует уделить в нашем случае на учение Кан Иль Суна (1871-1909 г.), более известного под псевдонимом Чхунгсан. «Дэсун Чжонёнг»- запись учения Чхунсана, раскрывающая удивительное собрание религиозных элементов конфуцианства, буддизма, религии Сондо, космических принципов ин и ян, геомантии и других верований. Чхунсан широко признан как величайший корейский синкретист. Глубокий анализ его учения раскрывает местные традиции, основанные на концепции разрешения обиды (хяевон). Чхунгсан сделал хяевон сердцевиной своего учения и через переоценку других религиозных доктрин сформировал замечательно жизнеспособную структуру верования. Здесь необходимо отметить, что понятие хяевон китайского происхождения синонимичное шаманскому выражению пхури.

В соответствии с данным учением вначале Вселенная находилась в состоянии хаоса, поскольку основная структура Земли и Неба была неопределенной. Взаимные человеческие обиды, происходящие из этой неустойчивости, скапливались на протяжении веков в той точке, где Вселенная находится на грани взрыва. Для того чтобы спасти Землю и Вселенную от уничтожения человек должен устранить эти накопленные обиды. Это задача не для простого обывателя, это может сделать лишь Чхунсан – Спаситель мира. Например, у него было специальное заклинание для «задабривания» духов женщин, с которыми при их жизни плохо обращались мужчины. «Ритуал космического возобновления» («Чхончжи Конгса Kongsa») предусматривает, по учению Чхунгсана, новую эпоху, в которой обиды всех притесняемых людей, особенно женщин, крестьян и других простолюдинов будут облегчены. Также очень важным было утверждение Чхунгсана о том, то его последователи облегчают не только прямые обиды, но и стараются избежать появления их в будущем. Чхунгсана можно было назвать великим шаманом, освобождающим мир от обид и приносящим состояние гармонии.

Его «Ритуал космического возобновления» может рассматриваться как обряд, нацеленный на очищение Вселенной. Учение Чхунгсана оказалось востребованным, поскольку его основатель проявил своеобразную «религиозную гениальность», приняв шаманскую концепцию обиды, столь близкую корейцам, в качестве стержневого элемента, переосмыслив её, и придав ей форму новой религии, что обеспечивало утешение тем людям, которые утратили свои религиозные ориентиры. Также его учение вышло за узкие рамки индивидуума и семьи, которые характеризовали шаманизм. У этого положительного учения было множество последователей, как при жизни его основателя, так и после его смерти. Эта религиозная система остается популярной до сих пор среди интеллектуалов, особенно среди студентов университетов. Из первоначального учения Чхунгсана произошло более чем 60 различных сект.

Изучение истории религий Кореи отчетливо показывает, что религии, проникшие в Корею из-за границы, вскоре стали ассоциироваться с шаманизмом тем или иным образом. На самом деле родство между шаманизмом и ведущими религиями гораздо больше, чем родство между конфуцианством, буддизмом и христианством. Три главные официальные религии имеют тенденцию конкурировать друг с другом с тех пор, как каждая утвердилась в своем собственном превосходстве. Каждая из этих религий базируется на том, что её верующие считают данную религиозную систему совершенной с её утонченными культурными метафизическими взглядами и логическими основаниями. Взаимная аккомодация между совершенной и абсолютной системами возможна только тогда, когда абсолютная не может принимать влияние извне. Взамен этого аккомодация возможна через косвенные отношения, через шаманизм, своеобразный «канал» для выражения людских нужд.

В отличие от официальных религий, которые базируются на организованной системе верований с утонченной метафизикой и логикой, шаманизм проявляется в повседневной жизни. Эта мистико-мирская позиция шаманизма является своеобразным импульсом выживания в ответ на суровые условия человеческого существования. Исторически так сложилось, что шаманизм не выработал религиозную систему верований, которая могла бы стать официальной религией. Шаманизм остался первобытной религией, мощной культурной скрытой тенденцией. В отличие от более систематизированных догм, шаманизм легче взаимодействует с официальными религиями без угрозы их основным принципам.

Мы уже отметили двойную роль шаманизма, которую он играл в истории корейских религий. Первое: канал для выражения определенных народных нужд, и второе — «трубопровод» для взаимосвязи между различными официальными культурными системами. Из этих двух функций возникает третья, главная функция шаманизма: сохранение и увековечивание народной культуры. История культуры Кореи явно показывает, что посредством шаманизма традиционная культура передавалась новым поколениям с древнейших времен и до наших дней. Все три главные функции шаманизма основываются на мистико-земном отношении, естественном ответе человека, его импульсе на неблагоприятные жизненные условия. Этот природный импульс совмещает в себе мистический опыт владения и транса в контексте шаманских верований. Шаманизм будет существовать в той или иной степени так долго, как корейцы будут интересоваться мистическими сторонами человеческой жизни. Подобным образом официальные религии будут продолжать присоединять к себе шаманские обычаи так долго, как это будет требоваться народом. И, наконец, так долго, как шаманизм будет оставаться частью корейской культуры, история будет постоянно требовать от исследователей тщательного рассмотрения той самобытности, что лежит в основе мистико-мирских отношений и поиска гармонии между классической мудростью и нуждами простых людей.

Со своим многомерным взглядом, охватывающим как реальный, но преходящий, так и нереальный, но вечный миры, шаманизм умиротворяет человеческие стремления вечного обращения более эффективно, чем другие религии и таким образом имеет большую привлекательность. Эта вера в концепцию вечного обращения является не просто религиозным феноменом, но также имеет глубокое влияние на традиционное общество и искусство в целом.

Вклад шаманизма и его влияние на общество могут быть обозначен тремя основными моментами. Первое, шаманские ритуалы являются способом увековечивания социальной ортодоксии. В традиционной корейской деревне всегда есть святилище божества или божеств-хранителей, в котором периодически проводятся общинные ритуалы для процветания и благополучия деревни. Этот ритуал, танг кут (кут святилища) проходит каждый год или каждые три года в зависимости от размера деревни и религиозного пыла. Путем повторения ритуала в одной и той же форме и манере на протяжении сотен лет, потомкам передается «модель» жизни предков, и жители деревни еще раз подтверждает чувство принадлежности к общине. Таким образом, этот ритуал служит центростремительной силой, которая подводит фундамент под общинную единицу и увековечивает традиционную модель жизни и ортодоксии в этом обществе.

Второе, мы должны отметить, что шаманизм содействует сохранению психологических уз и солидарности с общиной. С тех пор танг кут стал общинным явлением, вся деревня вовлеклась в его подготовку. Жители деревни вместе соблюдают табу и вместе избегают «нечистот». Для такого общинного обряда период табу обычно составляет 21 день, однако в некоторых прибрежных и островных районах период табу может составлять от 100 дней до года. С тех пор как жители деревни стали разделять веру, что при небрежном соблюдении табу на их деревню могут быть посланы различные несчастья – такие, как неурожай, плохой улов, эпидемии и т.д., все население деревни, объединившись, стало соблюдать табу. Также на расходы, связанные с ритуалом, они сдают наличные деньги или зерно.

На следующий день после проведения деревенского кута накануне первого полнолуния по лунному календарю, жители деревни проводят соревнования по перетягиванию каната. Обычно игра проводится между двумя соседними деревнями, а в некоторых регионах между мужчинами и женщинами. Жители деревни относятся к такому соревнованию очень серьезно, поскольку верят, что выигравшую сторону ждет богатый урожай, в то время как проигравшую — неурожай. Деревенский кут – это основной сплачивающий момент для жителей деревни, содействующий общинной солидарности и чувству принадлежности. Это достигается благодаря вовлечению всей общины в проведение ритуала, начиная с подготовительных этапов, соблюдения табу и в последующие действия, включающие народные игрища, такие как перетягивание каната и т.д.

Третий основной вклад шаманизма в общество – это его влияние на развитие демократии. Процедура и детали кута традиционно определяются на деревенском собрании. Жители деревни собираются на 20-ый день последнего месяца по лунному календарю, чтобы выбрать должностные лица, посчитать издержки и обсудить новые способы пополнения деревенской казны. Эти решения принимаются демократичным способом, когда каждый житель деревни высказывает свое мнение.

На следующее утро после проведения кута жители деревни снова собираются в доме шамана рядом со святилищем и съедают ту еду, что была на алтаре во время проведения кута. Затраты тщательно посчитаны, результат выяснен и остаток, если он есть, откладывается на будущие расходы общины. Другие важные дела деревни, такие как строительство нового моста или плотины, прокладка новой дороги, также обсуждаются на таких собраниях. Таким образом, подобные собрания и проведение кута содействуют развитию демократии в традиционном обществе.

Шаманизм и культура Кореи Шаманизм оказал огромное влияние на такие виды искусств, как народная музыка, драма, танец и литература, особенно в жанре устной традиции и фольклора.

В действительности, кто-то может сказать, что шаманские ритуалы - это совокупность различных видов народного искусства. Кут от начала и до конца состоит из музыки, танцев и драмы. Шаман поет и танцует, импровизируя на ходу различные постановки, сопровождая все это соответствующим поведением и жестами. Это может быть достаточно трудно – дифференцировать каждый элемент кута: музыки, драмы и танца как независимый артистичный жанр, поэтому можно предположить, что сам ритуал – это «первоисточник», из которого развились все эти формы артистичного жанра. Шаманизм занимает важное место в истории корейского искусства, поскольку играл роль в развитии практически всех форм искусства. Картины многочисленных шаманских божеств были первыми картинами в Корее на религиозную тему, шаманские скульптурные изображения предшествовали последующему скульптурному жанру. Бумажные цветы, фонарики и лодки, используемые во время проведения кута, послужили развитию искусства поделок из бумаги, ритуальные шаманские костюмы – это богатый источник информации для изучения портняжного искусства в Корее.

Пом кут, танец в маске тигра, являющийся частью пёльсин кут и проводимый в некоторых прибрежных районах, по всем своим целям и намерениям – религиозное представление. Маски, используемые в тхаль нори (танец в масках) и драма также имеют непосредственную связь с шаманизмом. Тхаль нори обычно исполняется после проведения деревенского кута во время празднования Нового Года. Считается, что первоначально они проводились вслед за общинным кутом накануне первого полнолуния.

В заключении надо еще раз подчеркнуть, что проблема шаманизма была и остается одной из самых трудных проблем истории религии. Несмотря на наличие обширной литературы о ша­манизме, носящей в основном повествовательный характер отдельных аспектов шаманской практики ясного понимания этой формы религии до сих пор еще не достигнуто. Самое главное в исследовании шаманизма заключается в том, чтобы найти верное соотношение нерв­но-психических, исторических и социальных сторон шаманских явлений, ибо чрезмерное акцентирование любой из этих сторон уведет от объективности и истины.

ДАОСИЗМ

Общие сведения

Что такое даосизм? Вопрос этот с давних пор привлекает внимание исследователей: философов, историков и религиоведов. Но ни восточные, ни западные ученые не смогли до сих дать на него ясный и краткий ответ. Ибо «даосизм» - понятие на редкость разновекторное и полисемантичное. Само понятие «дао», от которого происходит слова «даосизм», не является исключительным лишь достоянием последнего, а принадлежит всей китайской мысли, культуре и цивилизации. Для всех мудрецов, философов и ученых людей древнего Китая «дао» означало высшую истину и праведный путь жизни.

Пытаться очертить внешние, формальные рамки даосизма — дело почти что безнадежное. Эти рамки чрезвычайно неопределенны и изменчивы. Но тот, кто способен посвятить свою жизнь постижению внутренней правды в себе, кто увидит в этой правде непреходящий, вечно живой завет тот рано или поздно откроет в даосизме глубокое, жизненное и очень последовательное учение. Лучший способ понять, что такое даосизм, — научиться ценить в жизни не умное, даже не доброе, а просто долговечное, неумирающее, что бы то ни было. Долговечна же не абстрактная истина, а искренность чувства, бесконечно долго предвосхищаемого, ожидаемого и потому бесконечно долго памятуемого. Мудрость Дао обращена к сердцу каждого человека, и без радостного и бескорыстного душевного отклика, которым держится жизнь каждого существа, не многого стоит.

История даосизма Разумеется, даосизм имеет свою историю; его облик и место в китайской истории не оставались неизменными на протяжении столетий. Этап формирования даосской традиции приходится на V-III вв. до н. э. — время расцвета философской мысли древнего Китая. В этот период появились два классических даосских сочинения — «Дао-дэ цзин» и «Чжуан-цзы», в которых изложены основы даосского учения о Дао.

«Дао-дэ цзин» и «Чжуан-цзы» можно читать как философские произведения, но даосизм, как мы уже знаем, никогда не был только лишь научной доктриной, пытающейся объясненить мир. Заветы отцов даосизма будут внятны лишь тому, кто принял мудрость Дао как дело своей жизни, кто ищет в даосских текстах подтверждений своему опыту и указаний для дальнейшего совершенствования. С глубокой древности в Китае существовали приемы и методы тренировки тела и духа ради достижения, как говорили даосы, «полноты жизни», высшей просветленности сознания и, в конечном счете — бессмертия в вечнопреемственности Великого Пути. Эта практика личного совершенствования, подкрепленная откровениями родоначальников даосизма, со временем стала подлинной сердцевиной даосской традиции. Таких искателей вечной жизни в Китае с древности называли словом «сянь» (в русской литературе они именуются по-разному: небожители, бессмертные, блаженные ).

С первых столетий нашего летоисчеления даосизм существовал и как религиозная организация со своими храмами и священниками, сложными ритуалами и обширным пантеоном богов. В китайском обществе даосы выступали как знатоки всякого рода магии, гаданий, медицины и знахарства, а главное — посредники между людьми и духами. Они умели отгонять демонов и призывать добрых божеств, отправлять души покойников в загробный мир и совершать много других столь нужных простым людям обрядов. Даосизм иногда называют национальной религией Китая, но это определение не совсем верно. Во-первых, даосизм распространился и среди некоторых других народов, живущих по соседству с китайцами. Во-вторых, даосы не только не проповедовали свою религию в обществе, но, напротив, тщательно скрывали свои секреты от непосвященных и даже не позволяли мирянам присутствовать на наиболее важных молебнах.

К тому же даосизм всегда был разделен на множество самостоятельных сект, где «искусство Дао» передавалось от учителя к ученику в тайне от посторонних. Тем не менее, даосизм без преувеличения можно назвать подлинным фокусом китайской культуры, ведь он обеспечивал преемственность между элитарной мудростью Дао и верованиями простонародья, принципами внутреннего совершенствования и всем жизненным укладом китайцев. Для даосов их религия была лишь чем-то вроде «полезной иллюзии», ведь образы богов, как и весь видимый мир, представляли собой, по их понятиям, только «отблески» сокровенного Дао. Служа свои молебны, даосы в действительности не поклонялись духам, а, скорее, вовлекали их в беспредельную гармонию Великой Пустоты. Вместе с тем самое существование божеств, как и всего мира форм, являющего собой «превращенное тело» Дао, оставалось для даосов совершенно необходимым.

Даосизм — древняя религия Китая, которая оформилась во времена правления императора Шуньди (125-144 гг.) династии Восточная Хань. Даосизм оказывал большое влияние на политическое мышление, экономику и культуру феодального Китая на протяжении более чем 1700 лет. В годы правления императора Шуньди Тяньши (“Небесный наставник”) Чжан Даолин основал секту “удэуни” (“пять мер риса”), представлявшую собой форму даосизма на раннем этапе. Ее последователи объявили Лао-цзы своим духовным учителем, а его трактат “Дао дэ цзин” (“Книга о дао — пути и благой силе”) священным каноном. Веря в то, что человек путем самосовершенствования может достичь бессмертия, они строили свое учение на основе древней магии и рецептов бессмертия.

Наверное, главная особенность даосской мысли состоит в том, что это мысль, во всех своих явлениях обращенная к истокам вещей: истоку времен, сокрытых в незапамятных глубинах истории; истоку сознания, вечно ускользающего от света разума; истоку всех наших душевных движений, таящемуся в бездонной толще жизни.

Загадочные, удивительные и обыкновенные, как сама жизнь: таковы отцы даосизма. Они — мудрецы, внемлющие забытому истоку жизни. И они простые люди, живущие, «как все»: «Сердце мудрого едино с сердцем народа», — гласит даосская заповедь.

Основатели даосизма Главный учитель даосизма — Лао-цзы, «Старый Ребенок», носивший имя Ли Эр. Он родился от самого себя, из себя же развернул весь этот огромный и пестрый мир, и сам же семьдесят два раза являлся миру. Но он же и человек, проживший долгую и неприметную жизнь. Легенда изображает его хранителем царских архивов, старшим современником Конфуция. (это означает, что Лао-цзы жил в VI в. до н. э.) Рассказывают, что Лао-цзы встречался с будущим основателем конфуцианства, но прохладно отнесся к вере Конфуция в действенность нравственной проповеди, что, наверное, вполне естественно для знатока человеческой истории. Вконец разуверившись в людях, он сел верхом на буйвола и отправился куда-то на Запад, да так и не вернулся. А на прощание по просьбе начальника пограничной заставы, через которую он покинул Китай, Лао-цзы оставил потомкам небольшую книжку «в пять тысяч слов». Это сочинение, обычно именуемое «Трактатом о Пути и Потенции» (Дао-дэ цзин), стало главным каноном даосизма.

Лао-цзы

Рядом с Лао-цзы в ряду пророков Дао стоит философ Чжуан Чжоу, он же Чжуан-цзы, который был, несомненно, реальным историческим лицом и притом одним из самых обаятельных мыслителей древнего Китая. Время жизни Чжуан-цзы приходится на последние десятилетия IV в. до и. э. — время расцвета свободной мысли и острого соперничества различных философских школ. Чжуан-цзы был большим эрудитом, но предпочитал держаться подальше от ученых-спорщиков, подвизавшихся при дворах царей и удельных владык. Много лет он занимал скромную должность смотрителя плантации лаковых деревьев, а потом вышел в отставку и доживал остаток дней в родной деревне. Перед смертью он просил своих учеников не обременять себя похоронами учителя, а бросить его тело в чистом поле, ибо могилой ему станет весь мир. Скромная, непритязательная жизнь и далеко не героическая, даже почти позорная смерть, в глазах самого Чжуан-цзы, явно не умаляли его подлинного достоинства. Ведь истинный даос, говоря словами Лао-цзы, «выходит к свету, смешиваясь с прахом». В суете будней он хранит тайну вечности; в многоголосье Земли постигает безмолвие Небес.

В период Южной и Северной династии даосизм разделился на 2 основных течения — южную и северную. А во времена правления танской (618-907 гг.) и сунской (960-1279 гг.) династий обрел особую значимость. В этот период по всему Китаю выстроили величественные даосские монастыри и храмы. При династиях Мин и Цин (1368-1911гг.) влияние даосизма начало постепенно ослабевать, однако среди части населения сохранилось по сей день. Наиболее знаменитыми даосскими монастырями являются монастырь Белого облака в Пекине, монастырь Черной овцы в Чэнду, монастырь Высшей чистоты в Шеньяне и монастырь Высшей правды на горе Цюнлун в Сучжоу.

Несмотря на свою древнюю историю, даосизм стал лишь в недавнем прошлом объектом научных исследований. Прежде он часто рассматривался как некое суеверие, чем стройное религиозное учение и верование. Теперь нередко даосизм называют скрытой сокровищницей мистицизма и энергии и предпринимаются попытки постичь его истинное значение. Чтобы понять, в чем же заключатся сущность даосизма необходимо, прежде всего, обратиться к его основообразующей категории — дао — “абсолютная реальность”, которую невозможно выразить словами. В философском словаре дается перевод “дао” с китайского как путь, метод, закономерность, учение, правда и др. Однако весь этот понятийный ряд на русском языке не отражает семантики категории “дао” и, естественно, не раскрывает его сути.

Учение о Дао Дао у Конфуция — это добродетельный, благой ход общественных событий и человеческой жизни, зависящей и от “мин” (сверхестственное предопределение), и от отдельной личности. Его носителем выступают индивидуальность, государство, все человечество.

В трактате «Дао-дэ цзин» (IV-III вв. до н.э.), излагающем основы даосизма и философии Лао-цзы, получило иное, опозиционное конфуцианству толкование Дао. Дао господствует везде и во всем, всегда и безгранично. Дао — неделимый, непреодолимый источник всех вещей и добродетелей. Дао неопределяем и непостижим, он не доступен органам чувств, постоянен и неисчерпаем, безымянен и бессмертен. Дао трансцедентен и имманентен одновременно. Даже великое Небо следует Дао. Познать Дао, следовать ему, слиться с ним — в этом смысл, цель и счастье жизни.

Хотя конфуцианство прочно удерживала статус официальной религии, даосизм обладал немалым влиянием среди элиты китайского общества и также среди простого народа. Поиски возможностей продления жизни и проповедь бессмертия обеспечили даоским проповедникам популярность среди всех людей, в том числе и китайских императоров. Первым, кто соблазнился идеей достижения бессмертия, был объединитель Китая Цинь Ши Хуанди. Даосский маг Сюй Ши рассказал ему о райских островах, где якобы должен быть эликсир бессмертия. Цинь Ши Хуанди снарядил экспедицию, которая оказалась безрезультатной. Неудачно заканчивались также все остальные экспедиции за всевозможными средствами продления жизни и достижения бессмертия. Позже, в средневековом Китае увлечение волшебным эликсиром получило широкое распространение и вызвало в свою очередь бурное развитие алхимии.

Даосские служители культа и хранители священных текстов делились на три основные группы: монахи и монахини, проживавшие в монастырях. Жрецы, жившие в сельских поселениях как обычные миряне, исполнявшие необходимые религиозные службы и лечение своих односельчан. Третью группу составляли сельские даосские проповедники и бродячие жрецы. Даосские жрецы могли передавать свои знания по наследству, но вместе с тем не являлись замкнутой кастой. Посвящению предшествовал длительный период ученичества. Подготовка даосских жрецов велась на основе определенных канонических текстов, однако все современные исследователи склонны считать, что священные тексты представляли лишь как бы схему, содержание которой наполнялось непосредственной передачей знаний, опыта, эмоций от наставника ученику. Известно, что в главном даосском храме Байюньгуань под Пекином послушник становился полноправным священником после того, как настоятель храма брал его на руки, что символически воссоединяло его с даоским клиром.

Пантеон даосизма неимоверно обширен и разнообразен. В него входили наряду с главами религиозных доктрин (Лао-цзы, Конфуций, Будда) многие божества и герои. Любой человек, проявивший себя в мирской жизни талант и добродетель и оставивший после себя добрую память, мог быть после смерти причислен к даоскому пантеону божества. Конечно, среди сонма божеств выделялись особо важные, к примеру: легендарный родоначальник китайцев древнекитайский император Хуанди, богиня Запада Сиванму, первочеловек Паньгу, божества — категории типа Тайчу Великое начало») или ТайцзыВеликий Предел»).

Специфической категорией даоских божеств были бессмертные герои, к которым, прежде всего, относятся Чжан Даолин — один из основателей даосской религии, знаменитый алхимик Вэй Боян. Но наибольшей популярностью в Китае всегда пользовалась «восьмерка бессмертных» — «басянь». Изображения святой восьмерки на свитках, а также их резные фигурки из дерева и кости известны с детства каждому китайцу.


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 7; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Общие сведения. Первобытные люди вели жизнь, близкую к животной и были далеки от того, чтобы у них возникли фантастические | Общие сведения. Почти одновременно с философскими книгами Лао-цзы и его учеников появилась в Китае и другая группа философских сочинений
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.045 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты