Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



КОЛИЧЕСТВО 4 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

Чернышевский характеризует философию как «теорию решения самых общих вопросов науки, обыкновенно называемых метафизическими, например, вопросов об отношении духа к материи, о свободе человеческой воли, о бессмертии души и т. д». В зависимости от решения этих вопросов существуют материализм и идеализм. Чернышевский так характеризует материалистическую философию: «Основаниями своих теорий она берет истины, открытые естественными науками посредством самого точного анализа фактов... Она не принимает ничего без строжайшей всесторонней проверки и не выводит из принятого никаких заключений, кроме тех, которые сами собою неотразимо следуют из фактов и законов, отвергать которых нет никакой логической возможности. При таком характере новых идей человеку, раз принявшему их, не остается уже никакой дороги к отступлению назад или к каким-нибудь сделкам с фантастическими заблуждениями». Материалист понимает мир таким, каков он в действительности. В отличие от Фейербаха и Герцена, Чернышевский прямо называл себя материалистом.

Истина есть абсолютный принцип науки. Отсюда, однако, не следует, что наука является самоцелью. Как определенный вид деятельности, она лишь служит человеку. Ученый, исследователь живет и действует в обществе, и это обстоятельство влияет на него. «Политические теории, да и всякие вообще философские учения, создаваясь всегда под сильнейшим влиянием того общественного положения, к которому принадлежали, и каждый философ бывал представителем какой-нибудь из политических партий, боровшихся в его время за преобладание над обществом, к которому принадлежал философ.» Например, Гоббс – абсолютист, Локк – виг, Мильтон – республиканец, Монтескье – либерал, Руссо – революционный демократ и т. д.

Чернышевский резко противопоставляет материализм и идеализм как два основных направления в философии, критикует различные идеалистические концепции – Беркли, Юма, Фихте, Шеллинга и др. Материализм выражает интересы тех партий, которые заинтересованы в изменении существующих порядков; идеализм – тех, которые боятся общественных перемен. Как демократ, Чернышевский стремился разработать философию, соответствующую положению и потребностям «простолюдинов».

Одна из главных проблем философии – понимание человека. Здесь, говорит Чернышевский, нужно исходить из данных, установленных естествознанием, с одной стороны, и историческими науками и политической экономией, с другой. Естествознание выработало идею о единстве человеческого организма; физиологи, зоологи, медики не допускают мысли о дуализме человека. «Философия прибавляет, что если бы человек имел, кроме реальной своей натуры, другую натуру, то эта другая натура непременно обнаруживалась бы в чем-нибудь, и так как она не обнаруживается ни в чем, так как все происходящее и проявляющееся в человеке происходит по одной реальной его натуре, то другой натуры в нем нет.»



Человек представляет собою одну «натуру», в которой совершаются все явления. «Но при единстве натуры мы замечаем в человеке два различные рода явлений: явления так называемого материального порядка (человек ест, ходит) и явления так называемого нравственного порядка (человек думает, чувствует, желает)... Не противоречит ли их различие единству натуры человека, показываемому естественными науками? Естественные науки опять отвечают, что делать такую гипотезу мы не имеем основания, потому что нет предмета, который имел бы только одно качество.»



Чернышевский говорит, что все явления «нравственного мира» в принципе причинно обусловлены внешними обстоятельствами и «проистекают одно из другого». Но не все эти процессы хорошо изучены; научные методы для их изучения стали применять позже. «По нынешнему своему виду нравственные науки различаются от так называемых естественных, собственно, только тем, что начали разрабатываться истинно научным методом позже их, и потому разработаны еще не в таком совершенстве, как они.»

Итак, в основу понимания человека нужно положить антропологический принцип, который «состоит в том, что на человека надобно смотреть как на одно существо, имеющее только одну натуру, чтобы не разрезывать человеческую жизнь на разные половины, принадлежащие разным натурам, чтобы рассматривать каждую сторону деятельности человека как деятельность или всего организма, от головы до ног включительно, или, если она оказывается специальным отправлением какого-нибудь особенного органа в человеческом организме, то рассматривать этот орган в его натуральной связи со всем организмом». Кроме того, нужно иметь в виду, что все явления человеческого организма есть частные случаи проявления законов природы.

В понимании природы Чернышевский отстаивает материальность мира. На природу нужно смотреть так, «как велят смотреть химия, физиология и другие естественные науки». «То, что существует, называется материей. Взаимодействие частей материи называется проявлением качеств этих разных частей материи. А самый факт существования этих качеств мы выражаем словами «материя имеет силу действовать» – или, точнее, «оказывать влияние». Общие свойства материи – масса, протяженность, движение. Пространство и время неотделимы от материи, пустоты не существует. Пространство трехмерно. Чернышевский решительно отвергает возможность существования четвертого измерения, он против неевклидовых геометрий.



Природа представляет собой единое целое. Ее всеобщими закономерностями являются всеобщая связь и взаимодействие явлений природы, поступательное развитие, осуществляющееся путем вечной смены форм, переход количественных измерений в качественные, полярность в развитии процессов природы. Эти же закономерности охватывают и область общественной жизни.

Развитие природы – не повторение, а движение по восходящей линии, от низшего к высшему, от простого к сложному. При этом нужно различать «развитие» и «процесс»; последнее понятие включает «все разряды перемен: улучшающие, индифферентные и портящие перемены». Прогрессивное развитие в обществе не есть прямолинейное движение вперед. Исторический путь – не тротуар Невского проспекта, он идет то через поля, то через болота, то через дебри.

Закон вечной смены форм Чернышевский считал главным всеобщим законом развития мира, а в противоречии между формой и содержанием видел источник развития. Каждый предмет есть единство содержания и формы. Содержание в этом единстве первично, а форма вторична. В процессе развития содержание предмета приходит в противоречие со своей формой и в конце концов взрывает ее, создавая себе новую форму.

Чернышевский указывает на связь количественных и качественных изменений. Так, степень сложности физико-химического процесса и структуры элементов определяет качественное своеобразие явлений. Психические явления объясняются на основе закона перехода количественных изменений в качественные: усложнение материальных процессов порождает новое качество. Чернышевский подчеркивает роль революционных скачков в истории человеческого общества. Решающие прогрессивные изменения, коренные общественные преобразования совершаются и совершались в истории общества в процессе революционных скачков.

Чернышевский рассматривает познание как исторический процесс, говорит об относительном характере человеческих знаний, выступает против абсолютизации знаний, против догматизма. Одновременно он выступает против тех философов, которые от положения об относительности знаний идут к агностицизму и скептицизму.

Критерием истинности знания является практика. «Практика – великая разоблачительница обманов и самообольщений не только в практических делах, но также в делах чувства и мысли. Потому-то в науке ныне принята она существенным критериумом всех спорных вопросов. Что принадлежит спору в теории, на чистоту решается практикою действительной жизни.» В практику Чернышевский включает и эксперимент, и умственную деятельность, и материальную деятельность, направленную на покорение сил природы и на борьбу за лучшее устройство общества.

В истории действуют объективные законы, определяющие ход событий. «Совершение великих мировых событий не зависит ни от чьей воли, ни от какой личности. Они совершаются по закону столь же непреложному, как закон тяготения или органического возрастания. Но скорее или медленнее совершается мировое событие, тем или другим способом совершится оно – это зависит от обстоятельств, которые нельзя предвидеть и определить наперед. Важнейшее из этих обстоятельств – появление сильных личностей, которые характером своей деятельности дают тот или другой характер неизменному направлению событий, ускоряют или замедляют его ход и сообщают своею преобладающею силою правильность хаотическому велению сил, приводящих в движение массы.»

Чернышевский критикует историков и социологов за то, что вся история человечества в их изложении «продолжает быть по преимуществу сборником отдельных биографий, а не рассказом о судьбе целого поколения, то есть скорее похожа на сборник анекдотов, прикрываемых научной формой, нежели на науку в истинном смысле слова». Чернышевский указывает на решающую роль народа в историческом процессе. Конечно, замечает он, каждый труженик в отдельности немного значит, но все вместе они своим трудом содержат все общество, обеспечивая его поступательное развитие. Та или другая выдающаяся личность «является только служительницей времени и исторической необходимости». Те личности, которые не опираются на народ, оказываются бессильными. «Сильны только те стремления, прочны только те учреждения, которые поддерживаются массою народа.»

Вся история человечества – история борьбы классов и сословий угнетенных против классов и сословий угнетателей. Причина классового деления общества коренится в различии материальных интересов, определяется имущественным положением. Чернышевский рассматривает российское крестьянство и пролетариат как один класс трудящихся, простолюдинов. Для борьбы за свои интересы классы имеют политические партии. Партии имущих классов нередко маскируют свои истинные взгляды демократическими названиями, лозунгами, чтобы добиться популярности в народе; на самом же деле эти партии отстаивают интересы эксплуататорских классов. О действительной цели тех или иных партий нужно судить не по их названиям и декларациям, а по их делам. Чернышевский считал необходимым создание сильной «партии народа».

Революция – высшая форма классовой борьбы в обществе. Девять десятых общественного прогресса совершались и совершаются именно в периоды революций. В ходе революции становится очевидной решающая роль народных масс в историческом процессе. Революция необходима, но в настоящих условиях нереальна: народ нужно подготовить к ней, его еще нужно просвещать.

Исходя из формулы отрицания отрицания, Чернышевский допускал возможность особого пути России к социализму. В истории имело место общинное владение землей, затем частное (на Западе), а затем – снова общинное (при социализме). В России второе состояние не развито, поэтому переход к социализму может произойти легче, чем на Западе. Чернышевский был убежден в том, что социализм – неизбежный результат социально-экономического развития истории общества на пути к коллективной общественности и «принципу товарищества». В капиталистической цивилизации происходит рост крупной промышленности и возрастает
обобществление труда, что неизбежно приведет к ликвидации частной собственности.

Чернышевский представлял социалистическое хозяйство в виде крупного производства, состоящего из промышленных и сельскохозяйственных товариществ, взаимно обеспечивающих друг друга необходимыми продуктами труда. В этом плане он считал необходимым и целесообразным сохранение общины. Перестроив современный «экономический быт» на началах, открытых социализмом, люди смогут добиться соответствия действительности интересам отдельных индивидуумов.

 

Николай Александрович Добролюбов (1836–1861) – единомышленник и соратник Чернышевского. Родился Добролюбов в Нижнем Новгороде в семье священника; учился в духовной семинарии, затем, в 1853 г. поступил на историко-филологический факультет Главного педагогического института в Петербурге, где познакомился с работами Герцена, Фейербаха, Белинского, Чернышев-ского и др. После окончания института работает в «Сов-ременнике», где ему поручается литературно-критический отдел. За четыре с половиной года опубликовал несколько сотен статей. Добролюбов не писал специальных философских трудов; его философские взгляды изложены в литературно-критических статьях, рецензиях.

Смысл искусства и философии Добролюбов видит в том, чтобы «пробуждать от сна задремавшие силы народа». Он опровергает распространенное мнение о трудности понимания философии. «Философию у нас вообще привыкли считать чем-то чрезвычайно трудным и темным, но на самом деле она весьма проста, потому что основывается на здравом смысле и простой логике, которые есть, конечно, у всякого неглупого человека.»

Однако здесь речь идет не о всякой философии. «Пора бы нам освободить жизнь от тяжелой опеки, налагаемой от нее идеологами. Начиная с Платона, восстают они против реализма... Непременно хотят дуализма, хотят делить мир на мыслимое и являемое, уверяя, что только чистые идеи имеют настоящую действительность, а все являемое, т. е. видимое, составляет только отражение этих высших идей. Пора бы уж бросить такие платонические мечтания и понять, что хлеб не есть пустой значок, отражение высшей, отвлеченной идеи жизненной силы, а просто хлеб – объект, который можно съесть. Пора бы отстать и от отвлеченных идей, по которым будто бы образуется жизнь, точно так, как отстали, наконец, от телеологических мечтаний, бывших в такой моде во времена схоластики.» Добролюбов требует изгнать из сферы научного мышления идеализм.

Большое значение в науке и философии имеет метод. Добролюбов считает, что для познания природы и ее законов требуется «положительный метод», основанный на опытных, фактических знаниях, на открытиях и достижениях науки. Положительный метод помогает за частными явлениями видеть общее, открывать всеобщие законы, по которым совершаются изменения и развития в материальном мире.

Природа наполнена разными материальными предметами, существующими объективно. Материальный мир в процессе длительного развития порождает органическую материю, а она – на определенном этапе – чувственные восприятия и, наконец, сознание.

Добролюбов рассматривает человеческий организм с его физическими и духовными проявлениями как нечто единое, целое и неразделимое. «Душа не внешней связью соединяется с телом, не случайно в него положена, не уголок какой-нибудь занимает в нем, – а сливается с ним необходимо прочно и неразрывно, проникает его все и повсюду так, что без нее, без этой силы одушевляющей, невозможно вообразить себе живой человеческий организм и наоборот.»

Утверждая единство человеческого организма, Добролюбов при этом выступает против вульгарно-материалистического понимания сознания. «Нам кажутся смешны и жалки невежественные претензии грубого материализма, который унижает всякое значение духовной стороны человека, стараясь доказать, будто душа человека состоит из какой-то тончайшей материи.»

Познавательная деятельность человека находится в прямой зависимости от развития его органов чувств и мозга и их взаимодействия с окружающей действительностью. «Человек не из себя развивает понятия, а получает их из внешнего мира.» «Мы чувствуем, что на нас повсюду действует что-то от нас отличное, внешнее. Словом – не Я. Отсюда следует, что бытие предметов сознается нами потому только, что они на нас действуют и что, следовательно, нет возможности представить предмет без действия.»

Цель познания – истина; путь к ней сложен и противоречив. В ходе познания человек пользуется чувственным аппаратом и деятельностью разума, анализом и синтезом, дедукцией и индукцией.

Между идеями и потребностями людей в обществе существует взаимодействие. «Идеи и их постепенное развитие только потому и имеют свое значение, что они, рождаясь из уже существующих фактов, всегда предшествуют изменениям в самой действительности. Известное положение дел создает в обществе потребность, потребность эта сознается; вслед за общим сознанием ее должна явиться фактическая перемена в пользу удовлетворения сознанной всеми потребности.»

В социологии Добролюбов вслед за Чернышевским полагал, что естественное стремление людей к материальному благу и общественному благополучию наталкивается на огромные трудности и препятствия из-за недостатка материальных благ, с одной стороны, и из-за неравномерного их распределения между членами общества, с другой. На этой почве возникают противоречия и острая борьба, которая заполняет всю историю человечества. Борьба между «трудящимися и дармоедами» идет всегда, «уничтожение дармоедов и возвеличение труда – вот постоянная тенденция истории».

Главную причину бедствий народа Добролюбов видел не в произволе помещиков, не в судебных злоупотреблениях, не во взятках чиновников (о чем неоднократно говорили либералы и вся так называемая обличительная литература), а в существе самой системы, на ниспровержение которой и следует направить усилия революционеров. В России необходима народная революция.

В отличие от Чернышевского, Добролюбов верил в революционность народа; на народ «можно надеяться», сама жизнь «образовывает» его, развивает политическую активность. «Кто серьезно проникнется этой мыслью, тот почувствует в себе более доверия к народу, больше охоты сблизиться с ним, в полной надежде, что он поймет, в чем заключается его благо, и не откажется от него по малодушию и лени. С таким доверием к силам народа и надеждою на его добрые расположения можно действовать на него прямо и непосредственно, чтобы вызвать на живое дело крепкие, свежие силы.»

Добролюбов считал, что господство общинного быта обусловливает неразвитость политической жизни народных масс; напротив, разрушение общины побуждает народ к «действию»; далее путь к социализму лежит через уничтожение частной собственности на крупные средства производства.

«Светлой памяти Николая Добролюбова» Некрасов посвятил следующие строки:

Суров ты был, ты в молодые годы

Умел рассудку страсти подчинять.

Учил ты жить для славы, для свободы,

Но более учил ты умирать.

Сознательно мирские наслажденья

Ты отвергал, ты чистоту хранил,

Ты жажде сердца не дал утоленья;

Как женщину, ты родину любил…

 

 

2. Религиозно-идеалистическая философия России
конца XIX – начала XX вв.
(В. Соловьев, Н. Бердяев, С. Булгаков, П. Флоренский)

 

В 50–60-е гг. XIX в., накануне и в первые годы после крестьянской реформы, произошла четкая поляризация философских направлений. Идеализм и материализм соответствуют враждебным друг другу политическим течениям: идеализм – идеологии охранительных начал, материализм – революции. Характерно, что в 1850–1860 гг. преподавание философии в университетах было поручено лицам духовного звания. Философская борьба в это время сосредоточилась на полемике вокруг работы Чернышевского «Антропологический принцип в философии». В «Современнике» позиции материализма защищали Добролюбов и Антонович, в «Русском слове» – Писарев. Основные силы идеализма объединились вокруг журнала Каткова «Русский вестник». В идеализме ведущая роль принадлежит религиозно-идеалистической философии. Понятно, что правящему классу России выгодно было поддерживать мировоззрение, связанное с упованием в эпоху бед народных на высшую силу – Бога, что во все времена освобождало правителей от ответственности за эксплуатацию и ограбление большинства трудящегося населения.

Этим объясняется тот факт, что религиозно-идеалистическая философия (как и ортодоксальная религия) находит высоких покровителей и начинает приобретать популярность в «смутные времена», как правило, предшествующие революции. Не представляет исключение и Россия рассматриваемого периода.

 

Центральной фигурой религиозной философии второй половины XIX в. был Владимир Сергеевич Соловьев (1853–1900).

Соловьев родился в Москве, в семье известного историка Сергея Михайловича Соловьева. Учился В. Соловьев сначала на историко-филологическом фа-культете Московского университета, затем перешел на физико-математический. В университете он слушал курсы П. Юркевича и А. Иванцова-Платонова. В течение первого года после окончания университета написал магистерскую диссертацию («Кризис западной философии (против позитивизма)»), которую защитил в 1874 г. Докторскую диссертацию «Критика отвлеченных начал» защитил в 1880 г. После зашиты магистерской диссертации в качестве приват-доцента в Московском университете Соловьев читает лекции по истории новейшей философии. Затем для пополнения образования он едет в Англию, где, по его словам, с ним случилось чудесное – ему явилась божественная премудрость – София – и повелела отправиться в Египет. Там он вновь увидел ее в пустыне:

«Вся в лазури сегодня явилась

Предо мною царица моя.

Сердце сладким восторгом забилось,

И в лучах восходящего дня

Тихим светом душа засветилась».

По возвращении в Россию Соловьев пишет ряд сочинений, читает цикл публичных лекций, которые затем публикует под названием «Чтения о богочеловечестве».

Так Соловьев начал свой путь в религиозно-мистическую философию.

Соловьев стоит у истоков богоискательства, создания новых канонов и представлений. Его отношение к религии не было неизменным. Имея в виду прежде всего себя, девятнадцатилетний Соловьев пишет Е. В. Романовой: «Человек относительно религии при правильном развитии проходит три возраста: сначала пора детской или слепой веры, затем – вторая пора – развитие рассудка и отрицание слепой веры, наконец, последняя пора веры сознательной, основанной на развитии разума».

Соловьев находился в оппозиции к официальной религии. Он считал, что человечество может духовно возродиться лишь благодаря «истине во Христе», когда не будет «грубого невежества масс», «духовного опустошения высших классов». Говоря о распространении в обществе атеизма, он объяснял «отчуждение современного ума от христианства тем, что оно вплоть до наших дней было заключено в несоответствующую ему, неразумную форму». Теперь пришло время восстановить «истинное» христианство, необходимо создать христианскую православную философию, раскрывающую богатство и жизненную силу основных догматов христианства. «Ввести вечное содержание христианства в новую, соответствующую ему, т. е. разумную, безусловно, форму.» Соловьев говорит, что, «кроме религиозной веры и религиозного опыта, требуется еще религиозное мышление, результат которого есть философия религии». Последняя может дать адекватное знание о Божественном начале, так как она выступает как «система и полный анализ религиозных истин».

Соловьев резко критиковал буржуазные порядки в Западной Европе, стремление высших классов к «вещественному обогащению». Он выступал также против марксизма, который, по его мнению, принимает во внимание только грубые вещественные потребности людей и совершенно игнорирует их духовную жизнь.

Люди враждебны друг другу из-за борьбы за материальные блага. Мир и общее благосостояние, благоденствие могут наступать только на духовной основе. В основе нормального общества должен лежать духовной союз, который наиболее полно воплощается в церкви. При этом Соловьев не идеализирует ни церковь, ни государство в России; и то и другое нужно реформировать. Соловьев выступает за единую, «вселенскую» церковь, в которой не будет разделения церквей на православную и католическую. Объединение церквей должно сопровождаться созданием всемирной монархии на основе российского абсолютизма.

Определяя свою философскую позицию, Соловьев считает, что западно-европейская философия, как эмпирическая, так и рационалистическая, впала в глубокий кризис. В ней преобладает «рассудочное мышление», сущность которого – в разложении анализа конкретного; при этом чувственные и логические элементы знания берутся в отдельности. Односторонним, по мнению Соловьева, является понимание материи у Бюхнера, понятия у Гегеля, воли у Шопенгауэра, экономический социализм, позитивизм, утилитарный реализм в искусстве и т. д. Не оставляет в стороне Соловьев науку, которая «погрязла» в эмпиризме. Дело в том, что сущность истины не постигается ни в опыте, ни в разуме, она не дается ни в ощущении, ни в логическом мышлении. Соловьев не отрицает ни факты, ни мир явлений, ни логически развивающиеся понятия. Но и опыт, и разум относятся к области условного бытия, за которым стоит безусловное, абсолютное. Именно абсолютное – предмет истинного знания.

Выход из сложившегося положения Соловьев видит в «универсальном синтезе» философии, науки и религии, создании «свободной теософии». Продолжая концепцию славянофилов о «цельном знании», Соловьев говорит: «Свободная теософия есть органический синтез теологии, философии и опытной науки, и только такой синтез может заключать в себе цельную истину знания: вне его и наука, и философия, и теология только отдельные части или стороны, оторванные органы знания». Заметим, что, говоря о единстве науки, философии и теологии, Соловьев подвергает критике современное состояние философии и науки; при этом он не забывает и религию, которая, по его мнению, находится в упадке – расшатаны основы религиозного мировоззрения, поэтому должны быть переосмыслены все три составляющие «свободной теософии».

Но дело не только в синтезе науки, философии и теологии. Нужно достичь как «полноты знания», так и нравственного совершенства, «цельности духа». Такой синтез дает человечеству «живую душу» вместо разорванности и омертвелости его бытия. Эту задачу лучше всего может выполнить славянство и, прежде всего, русский народ, который всегда стремится к «духовной цельности» человеческого существования.

Задача «свободной теософии» – постижение абсолютного, «истинно-сущего». Соловьев говорит, что наше существование и все «условное бытие» предполагает, что есть безусловное, «истинно-сущее», «абсолютное всеначало», «сущее всеединое», «конкретный всеединый дух». «Раз дано бытие, необходимо есть сущее, раз дано явление, необходимо есть являющееся, раз дано относительное и производное, необходимо есть абсолютное и первоначальное.» К такому выводу приводит так называемая органическая логика, т. е. диалектика, которая, как говорит Соловьев, является методом философии.

Признание абсолютно-сущего требуется разумом (как «необходимое предположение всякой частной истины»), волей («как необходимое предположение всякой нравственной деятельности, как абсолютная цель или благо»), чувством («как необходимое предположение всякого полного наслаждения, как... абсолютная и вечная красота»).

Для «цельного знания» наиболее важны категории Блага, Истины и Красоты, так как Благо – синтез Духа и Воли, Истина – Ума и Представления, Красота – синтез Души и Чувства. Благо, Истина и Красота как абсолютные ценности соответствуют трем ипостасям бога. Эти абсолютные ценности – различные формы любви бога.

Соловьев говорит об абсолютном как о «первой материи», отличая «первую материю» от обычного понимания материи как вещественного бытия, которое характеризуется непроницаемостью. Материя, вещество – «совокупность множества отдельных единиц реальности, или атомов». Мы должны признать существование этих «единиц реальности».

За «видимым» материальным миром лежат некоторые единицы. Соловьев их характеризует следующим образом.

«1. Для того чтобы быть основами реальности, искомые сущности должны представлять собою неделимые или неразложимые единицы, реальные центры бытия – атомы.

2. Для того чтобы производить действительное многообразие бытия, эти центральные единицы должны действовать и воспринимать действие, т. е. находиться во взаимодействии между собою, и, следовательно, они должны быть действующими или живыми силами – монадами.

3. Наконец, для того чтобы составлять существенное все, или быть содержанием безусловного начала, эти единичные силы должны сами представлять собою известное содержание, или быть определенными идеями.»

«Единицы реальности» находятся во взаимоотношениях друг с другом, воздействуют друг на друга. Категории пространства, времени, причинности выражают отношение одних явлений к другим. Но кроме «вещественного» бытия, которое характеризуется непроницаемостью, есть еще нечто «противовещественное» – тяготение, эфир, электричество, магнетизм, теплота. Эти явления – «воплощение» всеединой идеи.

Соловьев проводит концепцию развития мирового процесса. «Свободным актом мировой души объединяемый ею мир отпал от Божества и распался сам в себе на множество враждующих элементов; длинным рядом свободных актов все это восставшее множество должно примириться с собою и с Богом и возродиться в форме абсолютного организма.»

Мир в своей эволюции проходит три этапа.

1. Космогонический процесс. Он включает три ступени: механическое единство всемирного тяготения, динамическое единство невесомых физических сил (тепло, свет, электричество) и органическое единство животной силы. На этом этапе происходит превращение мира из хаоса в космос и подготовка условий, необходимых для появления человека.

2. Исторический процесс. С появлением человека начинается внутреннее преображение космоса; человек – посредник в деле освобождения природы и ее воссоединения с богом. Через человека идет путь преобразования бытия. Мертвая материя, пройдя среду человеческую, одухотворяется, становится живой. Исторический процесс переходит в богочеловеческий.

3. Богочеловеческий процесс. В центре истории стоит божественная личность Христа, победившая смерть и таким образом приобщившая мир преходящих явлений к вечной жизни, к безусловному началу. Появление Христа в середине исторического процесса дает определенный смысл этому процессу, долженствующему завершиться Царством Божиим, победой любви над смертью – ибо бог есть любовь. Преследуя цель совершенствования человека, бог появился в виде богочеловека. «Своим словом и подвигом своей жизни, начиная с победы над всеми искушениями нравственного зла и кончая воскресением, т. е. победой над злом физическим – над законом смерти и тления, – действительный богочеловек открыл людям Царство Божие.»


Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 12; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.013 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты