Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



КОЛИЧЕСТВО 8 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

Эскапизм – бегство в иллюзорный мир – вызван неудовлетворенностью миром реальным, чувством бессилия и страха перед действительностью. Однако часто приходится иметь дело и с целенаправленной дезинформацией населения, «заказанным» искажением истины. Например, некоторые авторы – типа Суворова (Резун) – производят явную фальсификацию истории нашего отечества, основой чего служит нарочитая абсолютизация как позитивной, так и негативной роли «исторических» личностей в социальном процессе.

Разобраться в существующем «плюрализме», а проще говоря – мешанине мнений и концепций, определить свою миро­воззренческую, да и гражданскую позицию (связь их сегодня особенно наглядна) без системной, четкой методологии нелегко и зрелому человеку, ибо жизненный опыт и знаменитый «здравый смысл» нередко оказывают в этом процессе медвежью услугу.

Вот почему студенту здесь может помочь только преподаватель-специалист. Однако какова ориентированность последнего?

Не секрет, что общественные науки и в особенности философия в течение многих лет находились у нас под жестким контролем и давлением псевдокоммунистическойидеологии и были превращены в официальном своем «лице» в разновидность религии – набор догм, цитат, которые даже запоминали и воспроизводили не всегда точно. Например, известное выражение Маркса: «Религия – опиум народа» – до сих пор подают в «интерпретации»... ОстапаБендера: «Религия – опиум для парода», – что совершенно извращает и фальсифицирует смысл сказанного. Вчерашние «коммунисты», нынешние антикоммунисты критикуют подобную, являющуюся результатом их же «творчества» карикатуру на марксизм как истинный марксизм. Среди преподавателей также нередки попытки развернуться на 180 градусов и продолжить дело официальных идеологов КПСС типа А. Н. Яковлева – заменить одни догмы на другие. Отсюда стремление нести студентам в качестве «последнего слова» философской науки: «русофилам» – «теософию» Вл. Соловьева, «западникам» – «теорию идеальных типов» М. Вебера, ну а для поклонников Востока – дзэн-буддизм в интерпретации Д. Судзуки и т. п. учения.

 


Лекция 11. Западная философия XX столетия

 

1. Эволюция позитивизма, неопозитивизм, постпозитивизм.

2. Экзистенциализм.



3. Неотомизм.

 

 

1. Эволюция позитивизма, неопозитивизм, постпозитивизм

Первый позитивизм (О. Конт, Дж. С. Милль, Г. Спенсер.) и основные постулаты позитивизма.

Позитивизм складывается в середине XIX в., после победы европейской буржуазии в борьбе за политическую власть. К этому времени буржуазные революции заканчиваются и резко меняется социально-классовая структура общества. Ведущими классами общества становятся буржуазия и рабочий класс. Западно-европейская буржуазия утрачивает свою былую революционность. Лозунг Великой французской революции «Свобода, Равенство и Братство!» претерпевает существенную деформацию. «Свобода» становится свободой предпринимательства и эксплуатации, «Равенство» – равенством равных капиталов, «Братство» – буржуазной солидарностью в борьбе против начавшихся выступлений рабочего класса. Ставится под сомнение и философия, идейно подготовившая буржуазные революции – прежде всего, английский эмпиризм XVII в. и французский материализм XVIII в. Если в производстве материальных благ стала ведущей капиталистическая частная собственность, то в общественных отношениях воцарился культ личного успеха, личной наживы. Единичное возобладало над общим в бытии, оно должно стать, с точки зрения первых философов-позитивистов, и целью познания. В это же время возникает машинное производство, пришедшее на смену ремесленному. Создание технических новинок предполагает серьезные естественно-научные основания. Усиливается интерес к развитию научно-технического знания. Техническое познание также тяготеет к конкретно-единичному.



В контексте этих процессов всякая философия – как материалистическая, так и объективно-идеалистическая – представлялась бесплодным умствованием, спорами о всеобщих сущностях, которых нет.

С другой стороны, немецкая классическая философия, в лице И. Канта, поставила под сомнение саму возможность познать всеобщее. Кант показал, что разум, который покушается на это, впадает в противоречие с самим собой. Возникают антиномии – противоположные суждения, истинность которых, как силился показать Кант, одинаково доказуема. В пользу возможности познать только нечто единичное, явленческое, данное в чувстве как систему этих чувств, высказывали и родоначальник субъективного идеализма Дж. Беркли и сторонник агностицизма и скептицизма в познании Д. Юм.

Идеи названных философов явились уже субъективными предпосылками в появлении такой устойчивой философской школы, какой оказался позитивизм.

Основные философские постулаты позитивизма на всем протяжении его существования:

– метафизическая редукция всего познания к познанию явлений (феноменализм);

– номинализм;

– индетерминизм;

– отрицание объективной закономерности мира.

 

Первый этап позитивизма представлен учениями О. Конта, Г. Спенсера, Д. С.Милля. Огюст Конт (1798– 1857), французский философ, по праву считающийся основоположником позитивизма, ввел сам термин «позитивизм». К числу его теоретических достижений отно-сится также и разработка основных положений социоло-гии как «социальной физики» (т. е. эмпирической социо-логии) – «позитивной» науки об обществе. В 1817–1822 гг. был секретарем Сен-Симона (1760–1825) – знаменитого социалиста-утописта, затем – экзаменатором и репетитором Политехнической школы в Париже. Позднее жил на деньги, собираемые его сторонниками. В марте 1826 г. Конт объявил о чтении своего курса лекций, в будущем переработанного в «Курс позитивной философии». Курс был рассчитан на 72 часа и сводился к «философскому обозрению всех наук». Конт надеялся не только поправить свое материальное положение, но и заявить о себе как о творце новой философской системы. Главное сочинение «Курс позитивной философии» в 6 томах Конт публикует в период 1830–1842 гг. именно на основании своего курса для студентов. Здесь раскрыты все те особенности позитивистской философии, которые представляют и поныне суть всякого позитивизма.



В «Курсе» Конт высказывает мысль, что история общества подчинена становлению познания внешнего мира. В связи с этим он обосновывает закон «трех стадий» в развитии методов познания, что определяет три стадии развития общества: «Этот закон заключается в том, что каждая отрасль наших знаний последовательно проходит три различных теоретических состояния: состояние теологическое, или фиктивное; состояние метафизическое, или отвлеченное; состояние научное, или позитивное. Другими словами, человеческий разум в силу своей природы в каждом из своих исследований пользуется последовательно тремя методами мышления, характер которых существенно различен и даже прямо противоположен: сначала методом теологическим, затем метафизическим и, наконец, позитивным. Отсюда возникают три взаимно исключающих друг друга вида философии, или три общие системы воззрений на совокупность явлений; первая есть необходимый отправной пункт человеческого ума; третья – его определенное и окончательное состояние; вторая предназначена служить только переходной ступенью»[43].

С точки зрения Конта, с возникновением физики, т. е. естественных наук – точного знания, основывающегося на чувственном опыте, метафизика – философия, рассуждающая о каких-то чувственно непознаваемых сущностях мира, уходит в историю, становится ненужной и даже вредной. С его «подачи» в кругах европейских ученых стала ходить шутка «Физика! Берегись метафизики!»

Огюст Конт считал, что созданная им «положительная философия» может служить единственной твердой основой для социальной реорганизации, которая должна прекратить то состояние кризиса, в котором так долго находятся цивилизованные нации. Сам кризис, полагал Конт, имеет основой старую метафизику, диктующую конкретной науке ложные и тупиковые направления исследования, направляющую ее на поиски каких-то «вечных сущностей» и тем самым уводящую конкретную науку от решения насущных, «позитивных» задач. Подтверждая субъективно-идеалистическую сущность позитивизма, Конт утверждал, что «идеи управляют и переворачивают мир». «Мне не нужно, – писал он в своем «Курсе позитивной философии», – доказывать, что миром управляют и двигают идеи, или, другими словами, что весь социальный механизм основывается окончательно на мнениях.»[44] Следуя своей формуле «Стадия познания – причина стадии жизни общества», Конт заявляет, что «теологической стадии» соответствовал режим наследственных феодальных монархий, метафизической – подъем «средних классов» и большое влияние, приобретаемое «юристами»; на «позитивной» же стадии обществом будут править позитивисты-философы, уполномоченные финансистами-банкирами. Каждой из трех стадий политической организации общества соответствует своя эпоха гражданской истории – военно-завоевательная, оборонительная и научно-промышленная (т. е. капиталистический строй). Последняя стадия завершает и замыкает собой все общественное развитие. Дальнейшая эволюция будет осуществляться как «моральное возрождение человека».

Конт считал своей большой заслугой создание социологии как науки: сам термин «социология» был введен Контом. Его социология включает «социальную статику» (учение об условиях существования общества), «социальную динамику» (учение об изменении социальных систем), «социальную политику» (программу социального действия). Конт рассказывает о семье, о роли географических условий и климата в развитии общества, о разделении властей, видах религии, роли жрецов, предсказателей и чародеев, о войнах, о средневековом искусстве, об историческом развитии промышленности и т. д.

Конт формулирует нормативный принцип процветания позитивного общества: «Любовь как принцип, порядок как основание и прогресс как цель». «Соединение умов в едином общении принципов.»

Конт защищал право частной собственности. Его социальный идеал – «гармония» отношений между капиталистами и рабочими. Он рассуждает о моральном возрождении общества через сердечный союз философов, пролетариев и женщин, который будет заботиться о ревностном поддержании культа Человечества как «Верховного существа». Конт говорит о необходимости «перевоспитания рабочих», о том, что надо «прекратить великую западную революцию».

 

Позитивистские идеи Конта в Англии продолжил и развил Джон Стюарт Милль (1806–1873). Его наиболее значительная работа – «Система логики» (1843). Исходя из агностицизма Юма, Милль считает, что доказать существование внешнего мира невозможно; но в равной мере невозможно доказать, что внешний мир не существует. Милль говорит о материи как о неизвестной причине или «постоянной возможности» вызывания ощущений, а сознание характеризует как «постоянную возможность переживаний».

Мир мы познаем через ощущения. Простые идеи, рожденные ощущениями, наш разум комбинирует в сложные. Милль хотел доказать, что новое знание может быть получено только эмпирическими методами. Даже математика имеет эмпирическое происхождение, все ее аксиомы основаны на наблюдении и обобщении.

Задача науки, по Миллю, – индуктивное упорядочение единичных явлений для выявления законов природы. В центре внимания Милля стоят логические исследования. Формальную логику он рассматривает как главное содержание философского знания. При этом он стремится изгнать из логики всякую философскую проблематику; «логика представляет собой нейтральную почву». Определенно существуют лишь единичные ощущения. Логика – это своего рода грамматика оперирования чувственными переживаниями. Как задолго до него Ф. Бэкон, Милль считает главным методом научного познания индукцию. Индуктивные методы, согласно Миллю, основываются на важнейшем принципе человеческого познания – вере в единообразие природы. Конечно, эти методы применяются в исследовании. Но нужно отметить, что их применение опирается на допущение о том, что причины действуют независимо друг от друга и совокупное действие причин аддитивно. Кроме того, в понимании причинности Милль исходит из того, что необходимость и регулярная последовательность – одно и то же, и вслед за Юмом считает, что «знание последовательности и сосуществования явлений есть единственное доступное нам знание». Кроме того, Милль преувеличивает значение индукции, не видя взаимосвязи индукции и дедукции.

Милль высказывает сомнения в достоверности человеческого познания. Знание, полученное через ощущения, несовершенно; знание, добытое методами индукции, не достоверно, а лишь вероятно. Наши умозаключения в математике, которая считается точной наукой, достоверны только в том смысле, что они следуют из аксиом (исходных допущений), а сами аксиомы основаны на наблюдениях и обобщениях и не более достоверны, чем они.

В понимании общества Милль, как и Конт, полагает, что жизнь человечества зависит преимущественно от «последовательных изменений в человеческих мнениях», так что и экономика и политика существенно определяются «состоянием мыслительных способностей и содержанием умственной жизни».

Милль считает целью человеческой жизни достижение счастья. Человек испытывает удовольствия – низшие (чувственные) и высшие (интеллектуальные). Но только высшие соответствуют нравственной природе человека, его чувству собственного достоинства.

Придерживаясь концепции утилитаризма, Милль исходит из того, что моральная значимость поступка определяется его непосредственной пользой для личности. При этом он стремится сочетать эгоизм с альтруизмом, говоря о том, что нужно содействовать «возможно большему счастью всех окружающих». Но в конечном счете, утилитаризм Милля превращается в обоснование капиталистической конкуренции, прикрываемой оговорками и рассуждениями о ее «честном» характере и о создании условий, в которых могли бы преуспевать все люди.

 

В решении проблемы причин и оснований развития общества с Контом вполне солидарен другой видный представитель «первого позитивизма» – Герберт Спенсер (1820–1903), английский философ и социолог. В отличие от Конта, Спенсер начал трудовую деятельность инженером на железной дороге (1837–1841), затем сотрудничал в журнале «Экономист» (1848–1853). Однако остаток жизни Спенсер (как и Конт) был кабинетным ученым. Главный труд – десятитомное издание «Синтетическая философия» (1896).

Специфическая особенность позитивизма Спенсера – его учение о всеобщей эволюции, основанное на механистической интерпретации эмбриологии К. Бэра, геологического учения Ч. Лайеля, физического закона сохранения и превращения энергии и дарвинизма. Спенсер сводил понятие эволюции к непрерывному перераспределению телесных частиц и их движению, соединению (интеграции) и рассеянию (дезинтеграции).

В любой эволюции Спенсер выделяет следующие моменты:

– интеграцию (переход от бессвязности к связности);

– дифференциацию (переход от однородного к разнородному);

– возрастание порядка (переход от неопределенности к определенности).

Под это механистическое понимание эволюции Спенсер пытался подвести все явления – от неорганических до нравственных и социальных, утверждая, что общее направление эволюции – к равновесию. Отказываясь искать причины эволюции, Спенсер понимал эволюционизм как простое описание наблюдаемых фактов. Отсюда возникает внутреннее противоречие концепции Спенсера: учение об эволюции не относится им к сфере сущности, в области же явлений оно не вправе претендовать на объяснение закономерной связи между последовательными состояниями тел. Теория эволюции Спенсера не могла объяснить качественные изменения в развитии; это отчетливо выразилось также в понимании Спенсером биологической эволюции – как приспособления внутренних отношений к внешним с целью сохранения существования.

На основании этой генерализирующей идеи Спенсер создает свою «Органическую теорию общества», с позиций которой «различные части социального организма, подобно различным частям индивидуального организма, борются между собой за пищу и получают большее или меньшее количество ее, смотря по большей или меньшей своей деятельности». Данная концепция принципиально не отличается от той механической картины социального организма, которую представил в своем знаменитом «Левиафане» Томас Гоббс. Однако «органическая теория» пришлась по душе классу буржуа конца XIX столетия, так как оправдывала его классовое господство, делало его вполне «органичным» и «естественным».

Спенсер проводит биологические аналогии с целью оправдать деление общества на классы. Класс «господ» занимает «естественное» положение, поскольку его место и роль в обществе «аналогичны» месту и роли клеток нервно-двигательного аппарата и он «органически» приспособлен к власти. Борьба классов нарушает «естественную» тенденцию общества к внутреннему равновесию, она означает социальную «болезнь», и Спенсер осуждает «агрессивный эгоизм» рабочих. Обострение классовых противоречий несет с собой «признаки разложения»; учения социалистов нереальны, гибельны и абсурдны. Социальные революции Спенсер называл «вредными» попытками вывести общество из «спасительного» равновесия. В этике Спенсер открыто утверждает эгоизм; правила морали определяются борьбой за существование. Но при этом он считает, что процесс эволюции постепенно приводит к преобладанию альтруистических побуждений над побуждениями эгоистическими. Отсюда вытекает тезис: «Живи сам и давай жить другим». Спенсер был одним из наиболее влиятельных идеологов английской либеральной буржуазии.

 


Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 10; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты