Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Чистая (теоретическая) социология

Читайте также:
  1. Возникновение социологии как науки. Социология в системе гуманитарных наук
  2. ВЫРУЧКА И ПРИБЫЛЬ. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ (ЧИСТАЯ) И БУХГАЛТЕРСКАЯ ПРИБЫЛЬ.
  3. Глава 1. СОЦИОЛОГИЯ И ПСИХОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ
  4. Глава 1. Социология как наука
  5. ГЛАВА 2 РАННЯЯ СОЦИОЛОГИЯ
  6. Глава 3. Классическая западная социология ** XIX - начала XX вв.
  7. Западная социология ХХ века
  8. Классическая социология Х1Х – начала ХХ вв.
  9. Краткая биография. Философия и социология Г. Зиммеля
  10. Лекция 10 Предмет социальной философии, социальная философия и социология в системе гуманитарной науки (2ч).

Теоретическая социология, следовательно, имеет лишь один объект, ей присущий, один подлинный предмет: «социальное».

Л. фон Визе

Основу историко-социальной концепции Тенниса составлят установка, что в ходе развития культуры противостоят друг другу две эпохи: эпоха общества приходит на смену эпохе общности1. Тем самым его концепция сводит социологию к «социологии культуры» — наукам о культуре в духе виндельбандовско-риккертовского неокантианства. В этом отражается ори­ентация Тенниса на социологический номинализм с его индивидуализирую­щим (идеографическим) подходом к историческим событиям как единич­ным (уникальным) — неповторяющимся «историческим индивидуально­стям». Связывающим звеном между ними выступает его схема «чистых» (априори) понятий, которая создается с помощью геометрического метода (типа Гоббса и Спинозы), освобождающего форму (пространство) от со­держания. По мнению Тенниса, формальная дедукция различных форм социальной жизни осуществляется вне оценочных суждений. Она свободна от влияния индивидуальных и групповых (классовых) интересов, эгоизма. Воля и разум (рациональное мышление) конструируют абстракции, ко­торые позволяют достичь всеобщего и универсального социального зна­ния.

Таким образом, у Тенниса чистая социология — это абстрактная, теоре­тическая дисциплина, которая в понимании социального мира ослабляет историзм (немецкую историческую школу) в пользу рационального мыш­ления — абстрактно-дедуктивных методов. Он выстраивает разветвленную систему «чистых» — внеисторических (идеальная конструкция) социоло­гических понятий, с помощью которых конструирует схему социальной

1 Теннис разделяет идею разграничения «культуры» (присушен общности) и «цивилизации» (присущей обществу), развиваемую Н. Я. Данилевским, О. Шпен-глером и др. В рамках данной дихотомии общество подавляет (вытесняет) общ­ность, первое есть вырождение второго, а общность есть «анти-общество».


эволюции1. Понятиям «общности» и «общества» он придал базисный ха­рактер (статус) и с их помощью типологизировал традиционную, интим­ную, «лицом к лицу» групповую организацию деревни и «эмансипирован­ную», неличную групповую организацию города2.

1. Исходным пунктом рассмотрения перехода от общности к обществу у
Тенниса является обобщение повседневных явлений, которые, лишаясь
исторического содержания, подвергаются формализации. Он противопос­
тавляет «знание» и «незнание», затем «симпатию» и «антипатию» как чув­
ства, которые определяют сферу индивидуальных взаимоотношений. Дру­
гой уровень образуют «доверие» и «недоверие». При этом важно, «связаны»
ли люди или «свободно» противостоят друг другу. Далее дифференциация,
которую он сопровождает для пояснения историческим и экономическим
материалом, продолжается аналогичным образом.



2. Субъектом естественной инстинктивной (сущностной) воли является
«самость» — органическое единство, определенное самим собой. Общин­
ные отношения предполагают «высшую самость», что предопределяет глав­
ные экономико-правовые категории: владения, земля, территория, семей­
ное право. В результате, образуется общность.

Общность— это сообщество (единство), которое порождается естествен­ной волей3. Она является исторически первичным образованием и суще­ствует в семье, соседстве, дружбе и народе. Для общности характерны обы­чаи, религия, согласие, которые лежат в основе эмоционально-органи­ческих отношений. Связи общности базируются на чувстве близости и от­личаются стабильностью контактов, длительностью и поддержкой тради­ций. Они спобоствуют сохранению собственной самотождественности.



Общность также способна включать в себя и другие, меньшие органи­ческие единства или, соотносясь с равными себе единствами, конституи­ровать целое (гештальт). Например, семью как целое конституируют эмо­ционально-органические отношения родства ее частей: мать и дети, бра­тья и сестры, отец. Каждый человек выступает как самотоятельная органи-

1 Проблема «чистых понятий» как «идеальных типов» получила разработку в
социология М. Вебера.

2 Данная проблематика разработана Теннисом в основной работе «Общность и
общество» (1887), в которую во втором издании (1912) был внесен подзаголовок
«Основные понятия чистой социологии». Сама работа над «чистыми понятиями»
вошла разделом «Операционализация понятий»: значение любого понятия опреде­
ляется операциями, применяемыми для его измерения. Если же таких операции
нет, то понятие не имеет смысла. Дихотомия общности и общества открывает Тен­
нису возможность привлекать в систему чистой социологии политико-правовые и
экономико-правовые формальные категории как досовремснной, так и современ­
ной эпохи. В частности, применительно к договорно-обмснному характеру общества
он вводит основные понятия денежного хозяйства' имущество, деньги, контракт,
кредит, обязательное (торговое) право, гражданское (буржуазное) общество.

3 Категория «общность» у Тенниса подчеркивает исторический тип отношений,
характерный для людей «органической» общности и тем отличается от понятия
«община», подчеркивающего исторический прообраз этого типа отношений —
древнюю общину.


чсская единица. Лишь в целом — семье — он мать или сестра, и данное целое конституировано отношениями его членов.

Социальные отношения в общности как бы получаются в наследство: в них вступают в момент рождения, их не выбирают, а получают от предков. В этом проявляется их консерватизм — традиционализм.

3. Субъектом рассудочной избирательной воли является «искусственное» лицо — внешнее механическое единство, определяемое внешним (слу­чайным) образом. Это идеальная конструкция мышления, которая ищет единства во множестве проявлений. Она может относиться к «индивиду­альному лицу» — отдельному, независимому от других лиц человеку, всту­пающему с ними в рационально-избирательные отношения, а также и к коллективу («фиктивное лицо») — множеству лиц, составляющих целое. В результате образуется общество.

Общество— это искусственное (вторичное) образование, порождаемое рассудочной волей. Для него характерна разделепность, обусловливающая ситуацию обмена и создающая фиктивное единство. В обществе люди взаи­модействуют в расчете на выгоду. При этом для удовлетворения своеволия, эгоизма и улаживания раздоров используются такие средства, как договор, политика, общественное мнение, которые лежат в основе рационально-избирательных отношений. Договорно-обменные связи основываются на ра­циональных целях и отличаются целесообразностью, расчетом, ограни­ченные участием, договоренностью и относительным постоянством.

Социальные отношения в обществе создаются каждый раз как бы зано­во — рационалистическое общество общественного договора. В этом про­является антитрадиционализм: в общество вступают «как на чужую зем­лю». Само же видение нового общества было у Тенниса крайне абстракт­ным. Он лишь прочерчивает линию социальной эволюции как процесса рационализации социальных отношений: из культуры народности(общность) — в цивилизацию государственности (общество),которая в пределе должна вырасти в «мировое государство», являющееся делом торгового класса. При этом будут преображаться духовная жизнь и способ мышления, когда ре­лигия, опирающаяся на глубины народной жизни, уступит место науке, опирающейся на разум и рациональность. Именно данный путь «естествен­ного развития» как смены культуры цивилизаций вызывал алармистские настроения и критику существующего статус-кво.

Разработанную систему «чистых» понятий Теннис переносит в приклад­ную и эмпирическую социологию в качестве общих установок.

Прикладная социология

Назначением прикладной социологии Теннис считал анализ динамики исторического развития, в ходе которого он наполняет «чистое» понятие (форма) фактическим материалом (конкретное содержание). В приклад­ной социологии демонстрируется процесс исторических изменений как вытеснение общности (народности и культуры) нарастающей социально­стью — обществом (цивилизацией и государственностью). Он рассматрива­ет как воля и разум в конкретных исторических мирах движут историчес­кие процессы (семья, нравы, право, хозяйствование, общественное мне­ние и др.) в сторону возрастающей рациональности, соотнося ее с дого-


вором. Данная идея противоречит распространенным основным установ­кам философии жизни.

В прикладной социологии важным аспектом выступает вопрос миними­зации роли традиций при формировании общества, где все как бы создает­ся заново и имеет место максимализация роли рациональности. В социаль­ной мысли XIX века имеет место склонность трактовать термин «тради­ция» как означающий традиции феодального общества: сословность, на­туральное хозяйство, социальная иерархия, отсутствие социальной мо­бильности. Отсюда и вытекает видение прогресса как процесса детрадицио-нализации, а в качестве разрушителя традиций предстает капитализм. Не избежал ее и Теннис.

Несмотря на некоторое увлечение Марксом, он в своей концепции иг­норирует учение общественных формаций, основанное на определяющей роли в их смене форм собственности на орудия и средства производства. Конструируя свою линию социальной эволюции не с точки зрения эконо­мических структур, а с позиции «общности» и «общества», возвышаю­щихся над ними, Теннис сближает капитализм и социализм и, напротив, отграничивает феодализм и капитализм. Поэтому он считает, что перелом­ным моментом всемирной истории является прерсход от феодализма (тра­диции) к капитализму (современность), а не от капитализма к социализму и к идее социалистической революции относится негативно'.

Теннис рассматривает гражданское (буржуазное) общество как инсти­тут равных эгоистических индивидов, стремящихся к выгоде и переменам. Данное общество нуждается в государственной воле, опирающейся на ес­тественное право — закон, которое является продуктом политики2. Соот­ветствующее данному праву общественное (политическое) государство вы­ступает как машина упорядочения социальных отношений рациональных, расчетливых индивидов3. Состояние до товарно-обменных отношений в граж­данском обществе отвечает потребностям всемирного рынка. Следователь­но, соответствующее ему политическое государство должно быть «миро­вым государством».

В творчестве Тенниса отразился переходный процесс в социологии на рубеже XIX-XX веков в направлении формирования классическойсоцио-

1 Проводя критику негативных сторон капитализма, Теннис способствует фор­мированию социально-критической функции социологии, которая во второй по­ловине XX века оформилась в направление критической социологии.

- Проблема дихотомии «гражданское общество — политическое государство», связанная с вопросами взаимодействия неполитической и политической сфер со­циальной жизни, обрела острую актуальность в реформируемом российском об­ществе. В нем отсутствуют традиции гражданского общества (добровольная саморе­ализация «снизу») и укоренились традиции государственной принудительной орга­низации жизни общества «сверху».

3 В работе «Введение в социологию» (1931) Теннис усложнил схему анализа в прикладной социологии, выделив три типа форм социальной жизни: социальные отношения, группы (совокупности) и корпорация (ассоциации). Соответственно, он включил в нее такие типы связи, как обшинно-товарищеские (господства и подчинения), душевные и социальные, союз, различающиеся по количеству уча­стников, плотности, характеру и др.


логии, в которой произошло решение проблемы соотношения теорети­ческого, эмпирического и прикладного. Многие его идеи и положения по­лучили дальнейшее развитие у М. Вебера (идеальный тип, рациональность, нейтральность социологии), Э. Дюркгейма (типы социальной связи, соли­дарность), Л. фон Визе (социальные соотношения) и др. Необходимо так­же отмстить, что культурно-пессимистические идеи не вызывали у Тенни­са паники, боязни неведомого будущего, что нес в себе XX век, по застав­ляли его анализировать, думать и искать. Честный анализ социальной дан­ности, демократические установки обусловливали отстаивание Теннисом антифашистской правды в условиях пикового проявления фашизма в Гер­мании (в отличие от В Зомбарта).

3.3. Антииндустриальная социология В. Зомбарта

Если ты родился немцем, значит, ты волей-неволей связан с немецкой судьбой и с немец­кой виной.

Т. Манн

Я удивил людей, а это много.

К. Сулла

Творческое наследие В. Зомбарта в социологии является примером того, как нарушение принципа разделения сфер научного познания и полити­ческой деятельности, привело к забвению результатов его научного ана­лиза. Увлечение биологизмом — расово-пациональным подходом в иссле­довании истории хозяйственной жизни, обусловило идейную эволюцию Зомбарта от приверженности «научному социализму» (марксизму) к на­ционалистическим убеждениям после поражения Германии в Первой ми­ровой войне1, а после 1930 г. к апологетике идей национал-социалистской (фашистской) партии.

Образ Зомбарта-реакционера формируется, в частности, после выхода его книги «Торговцы и герои» (1915), в которой Англия была представлена в роли бесчестного торговца, а Германия — в роли европейского героя. В работе же «Немецкий социализм» (1934) он стал последовательно утверж­дать антидемократическую правомерность тоталитаризма, вождизма и ге­роизма германского духа как основы корпоративного государства — под­линной общности (в духе Тенниса), Такое обращение Зомбарта к национа­лизму опирается на понимание им кризиса капитализма в рамках концеп­ции «исторического пессимизма» (антипрогрессизма) С. Кьеркегора, А. Шо­пенгауэра, О. Шпенглсра и др.2. Он выступает противником индустриаль-

1 Нечто подобное наблюдается сегодня в российской действительности: эволю­ция партий и движений, причисляющих себя к «левому» направлению, в сторону национально-патриотических установок.

1 Антипатию к индустриальной цивилизации Зомбарт обосновывает в рамках антитезы «культура — цивилизация»: цивилизация пытается осуществить жизнь, но при этом исчезает культура. Антииндустриальная концепция получила модер­низированное развитие в критической социологии во второй половине XX века, особенно леворадикальной, лидером которой выступала Франкфуртская школа.


ной цивилизации, рассматривая присущую ей высшую степень рациона­лизма, соременную технику, рынок и индивидуализм как факторы, уби­вающие культуру (трагизм культуры) и разлагающие немецкое общество. «То, что с этой жажды наживы снято пятно, то, что мы ныне не считаем более бесчестным, если кто-нибудь гонится за долларом, то, что мы со­храняем связь в обществе с людьми, о которых всем известно, что охота за долларом составляет единственное содержание их жизни, — все это, конечно, во многом способствовало развитию этой стороны капиталисти­ческого духа, а это сделалось возможным только тогда, когда все направ­ление эпохи стало иным под влиянием завоеваний техники» (12, 252).

Зомбарт признает значение техники для достижения успехов производ­ства и комфорта в жизни, но он не сводит экономическую историю капи­тализма к эпопее победоносного шествия промышленной техники — это область технологии. Поэтому изменения в экономике не идут наряду с тех­ническими завоеваниями. Более того, достижения техники вместе с суще­ствованием биржи, способствуют стремлению к безграничной капиталис­тической наживе, что ведет к забвению живого человека (12, 269). Поэтому индустриализм в трактовке Зомбарта — это жалкая теория технического развития. Кризис индустриальной цивилизации (техника, урбанизм и аме­риканизм) может быть преодолен путем исключения рынка, современ­ной техники и возвращения к «почве» (немецкому бюргерству). Но это возможно только с помощью обращения к национальной автаркии и ре­организации страны в духе особого германского социализма — национал-социализма. Зомбарт рассматривает немецкое государство как подлинную общность, а немцев — как «богоизбранный» народ XX века, выступаю­щий эффективной альтернативой торгашескому (европейскому) капита­листическому духу1.

Вместе с тем, социологическое учение Зомбарта заключает в себе про­блематику капиталистического хозяйствования, не потерявшую своей ак­туальности и сегодня. Он был выходцем из исторической школы Г. Шмол-лера, рассматривающей вопросы национал-экономики и трактующей втор­жение капитализма в Германию как угрозу немецкой культуре и немецко­му образу жизни. В этом ключе (антипатия к индустриальной цивилизации) Зомбарт начал изучение специфики западно-европейского капитализма. Он первым ввел в социально-экономический лексикон понятия «капитализм», «капиталистическийдух» и попытался «генетически и систематически» из­ложить историю «европейской хозяйственной жизни» в течение одиннад­цати веков с 800 г. по 1900 г. (9, 13). Кроме того, он стремился строго логи­чески («идеально-типически») охарактеризовать различные системы хо­зяйствования.

Зомбарт ставит цельюпрежде всего нахождение и улавливание «духов­ных уз», скрепляющих в одно целое живую хозяйственную жизнь: «тот

1 Необходимо отметить, что еслиЗомбарт остальных европейцев относит к пре­зренным торгашеским народам, то славян — к низшей расе — «тупое стадоподоб-ное сборище». Такой подход соответствует традиционной дилемме «Запад — Вос­ток», закрепляющей разделение западно-европейских и восточных (азиатских) народов на основе культур но-ментальных императивов.


дух, который господствует в каждой хозяйственной эпохе и из которого формируется в эту эпоху хозяйственная жизнь» (9, 14). При этом основная (руководящая) идея состоит в том, что в различное время господствовало различное хозяйственное мышление, и что дух придаст ему соответствую­щую форму и создает этим хозяйственную организацию.

Рассматривая «дух» как основу экономики и акцентируя психологичес­кий аспект капитализма — изучение мотивов (чего хотят?) и психологии (что думают?) хозяйствующих субъектов, Зомбарт разрабатывает анти­марксистский вариант капитализма. Своей исследовательской ориентацией он оказал влияние на выбор М. Вебером темы научного поиска — пробле­мы специфики западно-европейского капитализма.' Их общая вступитель­ная статья в первом выпуске совместно издаваемого журнала (Журнал со­циальной науки и социальной политики. 1904) свидетельствует о начале социологического изучения данной проблематики, отступающего от мар­ксизма. Однако в последующем принципиальные концептуальные разно­гласия сделали Зогибарта и Вебера серьезными оппонентами и резко разве­ли их пути в понимании генезиса и исторической динамики капитализма.

Ноологическая социология

Вопрос о неповторяемости события можно было бы назвать специфически-историчес­ким^ вопрос о повторяемости— социологи­ческим...

В. Зомбарт

Обращаясь к социологии, Зомбарт опирается на концепцию «наук о культуре» и ее основную категорию «понимание». Однако он существенно корректирует их в духе неокантианства. В частности, для философии жизни характерна трактовка истории как мира переживаний, который постигает­ся исследователем на основе понимания — непосредственного вживания, интуиции. При этом «объяснение» рассматривается как альтернативная ес­тественнонаучная категория. Данный индивидуализирующий способ позна­ния анализирует неповторяющиеся события, и его результат не обладает общезначимостью.

Неокантианство рассматривает историю как жизнь духа, постигаемого объясняющим пониманием. Оно аппелирует также и к генерализирующему способу понимания, который подводит индивидуальные впечатления под общую закономерность, свободную от оценочных суждений. При этом сами ценности рассматриваются как нечто надысторическос. Таким образом, общезначимые понятия являются связующим звеном в истории: с их по­мощью субъективный мир(суждения) историкпревращает в объективный -мир.В этом проявляется особенность неокантиантского подхода, как бы соединяющего притивоположности: антинатурализм, различающий науки о культуре и природе, и логику натурализма как образец научности. После-

1 Зомбарт обратился к изучению становления капитализма в 80-е годы XIX века в аграрной итальянской области и опубликовал работу «Римская Кампанья. Соци­ально-экономические исследования» (1888).


дняя включает стремление к объективному знанию, сободному от оце­ночных суждений, как и в естествознании1.

Зомбарт признает правомерность существования истории и социологии как самостоятельных дисциплин. История анализируетоднократные исто­рические события, имея своим предметом историю хозяйства. Социоло­гия,наоборот, изучает повторяющиеся события и является социологией хозяйства, включающей хозяйственную жизнь в поток общественного бытия. Благодаря этому она анализирует ритмику исторических событий, прояв­ляющихся в форме «социологического закона». Таким образом, для исто­рии и социологии имеет место констеляция (сочетание): любое исследова­ние в социологии носит историко-социологический характер, в котором может преобладать одна из сторон (9, XXXVII).

Зомбартовская модель социологии выглядит следующим образом2.


 


Философскаясоциология носит внеопытный (спекулятивный) харак­тер и занимается познанием человеческой культуры (истории человече­ства) с точки зрения социальности.

Специальная(научная) социология, наоборот, носит опытный харак­тер и изучает человеческое общежитие. В свою очередь, она разделяется на: а) психологическую (психобиология) — европейскую социологию, которая развивается в рамках естественных наук и изучает факты душев­ной жизни на основе взаимодействия индивидов; б) ноологическую — не­мецкую «понимающую» социологию, изучающую духовные факторы куль­туры (11, 8). В этом плане ноологическая социология носит антипозити­вистский характер, в основе которого лежит принципиальное положе­ние, что жизнь духа— все вообще психическое(духовное) определяет мир

1 Данная проблематика безоценочного — ценностно-нейтрального познания по­лучила теоретическую проработку в «понимающей социологии» М. Вебера.

7 Зомбарт был первым председателем Немецкого социологического общества, созданного совместно с Зиммелсм, Теннисом, Вебером и др. Его основные соци­ологические работы Буржуа (1913); Современный капитализм (1916). Последняя работа была издана впервые в 1902 г. Однако второе издание было подвергнуто кардинальной переделке и представляет «совершенно новый труд» (9, XXXIII).


и воздействует на него(12, 6). В этом суть психологизма зомбартовской концепции социологии.

Зомбарт разделяет теоретический и эмпирический виды познания в со­циологии. Он рассматривает теорию как комплекс проблем, разрабатывае­мых абстрактно-изолирующим методом, устанавливающим «закономер­ность». Исследователь-теоретик занимается изолированными абстракция­ми (9, XXXV), строго отвлеченным изучением всех явлений и их взаимной связи (9, 13). Теоретическое даст возможность: а) придумывать и развивать понятия отдельных черт до ясного (логическая точность) их состояния (чистые понятия); б) соединять отдельные черты (результаты) в одно гар­моническое целое (тип); в) наделять определенные типы содержаниями (комплексом содержания) как его психологическими свойствами (12, 10).

Эмпирический материал у Зомбарта — распространение и внедрение духа в действительности в процессе ее экстенсивного и интенсивного развития. Исследователь духа выступает как собиратель фактов: устанавливает с по­мощью «теоретических» знаний фактическую структуру хозяйственной жизни и изменения ее во времени (12, 10).

«Теория» и «эмпирия» у Зомбарта относятся друг к друга как форма и содержание одного и того же объекта. Поэтому только при соединении этих видов научной работы может быть достигнут полный результат.

Однако данное соединение не допускает ошибки — «недопустимого сме­щения теоретического и эмпирически-реалистического методов изучения»1 (9, XXXIV). Зомбарт считает необходимым разделение теоретической и эмпирической частей при исследовании каждой отдельной проблемы и стро­го проводит такой параллелизм исследования через все свое творчество.

Зомбарт использует метод двоякой трактовки каждого вопроса: абстрак­тно-теоретической и реалистическо-эмпирической, то есть, подходя к об­суждению вопроса, «читатель подготавливается к эмпирическому изложе­нию фактических обтоятельств теоретической контострукцией данного ком­плекса явлений» (9, 14). Это позволяет раскрыть перед глазами чиателя всю «полноту образа», заставить его интенсивно пережить неизмеримое богат­ство единичных явлений, но вместе с тем сохранить у него ясное пред­ставление о целом. Тем самым вселить в него твердую уверенность в том, что он смело может отдаться рассмотрению тысячи отдельных мелочей, не боясь при этом заблудиться в путанице фактических данных (9, 14). Как видим, Зомбарт приблизился (но не поднялся) до понимания единства теоретического и эмпирического уровней в социологическом познании, что принципиально отличает последнее от философского (спекулятивно­го) познания.

Несмотря на антипозитивистский характер ноологической социологии, в ней имеет место тяготение к натурализму и позитивизму. В частности, в процессе «объясняющего» понимания Зомбарт следует ориентации на объек­тивный характер познавательных результатов (то есть безоценочных — сво­бодных от оценочных суждений). Такая натуралистическая ориентация в

1 По признанию Зомбарта, именно эта серьезная ошибка была допущена им в первом издании «Современного капитализма» (1902).


познании акцентирует общественное развитие как «естествен но истор и чес- / кий процесс» и объективность — независимость (отчужденность) истины от человека. В то время как антинатуралистическая ориентация в познании акцентирует «интерсубъективное» конструирование реальности — «обще­ственно исторический прогресс», в котором субъект-объектные взаимо­действия «не отчуждены». Кроме того, тяготение к позитивизму выражает­ся в биологизме зомбартовской концепции капитализма: расово-националь-ной основе и половой конституции носителей капиталистического духа.

Необходимо также отметить эклектический- характер социологических конструкций Зомбарта, заключающийся в том, что он отвергает монис­тические подходы к анализу действительности и умело опирается на раз­личные теоретико-методологические установки (философия жизни, нео­кантианство, фрейдизм, феноменология, диалектика и др.) для успешно­го решения конкретных проблем эволюционной концепции капитализма.

3.3.1. Учение «понимающей» экономики

И несомненно, заманчивая задача — пони­мать и изображать то, что остается неиз­менным во всей истории человечества.

В. Зомбарт

Изначально Зомбарт ставит целью продолжить и завершить труд К. Мар­кса «Капитал», учитывая новизну времени, которую последний не мог видеть. Однако антипатия к индустриальной цивилизации обусловливает его критическую оценку марксистской прогресс и стекой концепции развития общества и обещания счастливого исторического финала — победы ком­мунизма1. Отдавая дань Марксу как теоретику капитализма, Зомбарт раз­рабатывает антимарксистсткий вариант истории капитализма, отбрасы­вая (расколдовывая) основополагающие идеи прибавочной стоимости, об­нищания пролетариата, усиления классовой борьбы, установления равен­ства для всех, исчезновения средних слоев, наций и государств. Он отвер­гает единый (монистический) фундамент исторического материализма — экономический — как исходный пункт анализа и переустройства социаль­ного мира в соответствии с коммунистической теорией.

Зомбарт отбрасывает принцип «экономического монизма» как продукт догматического философствования, опора па который позволяет марксиз­му с «естественноисторической» точностью констатировать переворот в производительных силах, соответственно, и революционный переворот в формациях (эпохах). В таком контексте экономический строй буржуазного общества имеет исходным пунктом феодальный строй (с чем согласен и Вебер): разложение феодализма в XVI веке порождает элементы нового строя. При этом окончательная победа капиталистического строя имеет революционный (неорганический) характер.

1 В частности, Зомбарт был свидетелем «реального» социализма в СССР и пока­зывал социальные опасности и экономическую несостоятельность практики «боль­шевизма», строящего «новый мир» по Марксу.


Основополагающее кредо Зомбарта: эпоха — это дух, а экономика лишьявление (продукт) духовной жизни(12, 6). Капитализм он рассматривает как чудо истории, которое исходит из жизни духа, проявляющегося в хо­зяйственной деятельности, — «духа хозяйственной жизни». Последний есть совокупность душевных свойств и функций, сопровождающих хозяйство­вание. Поэтому исходным пунктом понимания капитализма у Зомбарта яв­ляется установка, что важные, решающие моменты его образования не­обходимо искать внехозяйственной жизни (ремесла). Такая трактовка ис­точника капитализма обусловливала понимание того, что его нарождение и развитие протекало с развитием хозяйственного духа — органически, без насильственных переворотов. Поэтому он обращается к и стор и ко-систе­матическому изучению капитализма для выяснения своеобразия уникаль­ности последнего и прояснения судьбы общества, а не для поиска путей радикального уничтожения (Маркс).

В рассмотрении причин, вызвавших к жизни капиталистический дух и капитализм, Зомбарт осуществляет плюралистическийподход: рассматри­вая многие образующие их факторы как непосредственные, так и косвен­ные (сочиненности), случайные, он считает совершенно безнадежным делом сводить их к одной — основной причине. Такой подход является аль­тернативным по отношению к материалистическому пониманию истории, сводящему ее развитие к одному (монизм) экономическому фактору.

Хозяйственная жизнь

Зомбарт рассматривает ведение хозяйства как заботу человека о поддер­жании своего существования (9, 7). Производство в нем есть организация, которая имеет целью постоянно продолжающийся трудовой процесс. Мас­са производительных сил, находящихся в распоряжении данного хозяй­ства, является материальным фактором хозяйственной жизни, создаю­щим ее фон (среду). Зомбарта интересует не простое существование произ­водительных сил, а образ и способ их использования. Критерием анализа их увеличения является экономическая дифференциация и степень специа­лизации хозяйственной деятельности.

Всякое хозяйствование, по Зомбарту, включает в себя следующие со­ставляющие.

I) Хозяйственное мышление— это вся совокупность психических про­цессов: идеи, ценности, мотивы хозяйствующих субъектов, то есть лиц, ведущих хозяйственную деятельность. Оно объективируется в хозяйствен­ных принципах, различие которых создается мотивами деятельности хо­зяйствующих субъектов:

— принцип удовлетворения потребностей(создание запаса потребитель­
ских благ);

— принцип наживы(извлечение прибыли) (9, 8).

Хозяйственные принципы являются лейтмотивами истории человече­ства, и их разнообразие обусловливается различными способами ведения хозяйства:

а) традиционные,базирующиеся на бессознательном, эмпирическом соблюдении установленных правил;


б) рационалистические,основывающиеся на осознанном волевом стрем­лении к тому, чтобы проводимые мероприятия принципиально были це-1 лесообразны.

2) Техника:а) как инструменты, орудия добывания материальных благ;
б) как приемы, которыми хозяйственные субъекты пользуются для дости­
жения своих целей. Техническая приспособленность слагается из сведений
об окружающей природе и технических навыков.

3) Организация— это определенный порядок, которому подчиняются
все отдельные хозяйственные мероприятия. В основе организации челове­
ческого (общественного) труда лежат два главных принципа:

— принцип специализации:выполнение однотипных, повторяющихся операций;

- принцип кооперации:сотрудничество многих в одной коллективной работе.

Саму хозяйственную жизнь Зомбарт образно уподобляет организму, состоящему из: а) хозяйственного тела — хозяйственных и технических форм, организаций в среде, с помощью которых осуществляется хозяй­ствование; б) хозяйственного духа — совокупности душевных свойств и функций, сопровождающих хозяйствование (12, 6).

Хозяйственный дух означает у Зомбарта вообще все психическое, прояв­ляющееся в области хозяйственной жизни: это все проявления интеллек­та, черты характера, суждения о ценностях, которыми управляется пове­дение хозяйствующего человека. В таком понимании «духовное» предстает как свойство и принцип, обладающее общим характером в различных об­ластях хозяйственной деятельности (например, благоразумие и энергия, честность и правдивость и т. п.). Но для того, чтобы дух мог проявиться и преобразовывать жизнь по своему подобию, необходимо осуществление известных условий:

а) гомогенных — благоприятствующих или гетерогенных — препятствую­
щих осуществлению целей хазяйствующих субъектов;

б) естественных — природных и культурных — искусственных, окружа­
ющих людей.

В свою очередь, естественные условия складываются внутри двух сфер.

1) Страна,определяющая структуру хозяйственной жизни посредством
географического положения, климата, почвы, природных ископаемых и т. д.

2) Народкак данный природой и своими наследственными (биологи­
ческими) чертами, количественными показателями (плотность населе­
ния, возрастной состав, быстрота прироста) представляющий могучий
естественный фактор (9, 10).

Культурныеусловия разнообразны и составляют своеобразную картину.

А. Условия объективной культуры, существующие вне индивида и пере­живающие его благодаря своей «обеъктивированности» в различных пред­метах. Она находит свое выражение в культурном достоянии:

а) материальном, как вещные блага; б) идеальном двоякого рода — это институциональная и духовная культура.

Институциональнаякультура состоит в обладании нормативными уста­новлениями, организационными формами, которые могут быть исполь-


зованы народом. Она состоит из четырех комплексов: 1) государство; 2) церковь; 3) хозяйство; 4) нравы.

Духовнаякультура, которая не воплощается в каких бы то ни было установлениях: весь мир идеалов, ценностей, стремлений. Сюда же отно­сятся достижения науки и культуры.

Б. Индивидуальная(личная) культура — это культурные блага, исполь­зуемые живым человеком и составляющие его личное достояние (физи­ческое и интеллектуальное).

В. Культурныйстиль как совокупность культурных явлений, имеющая определенные отличительные черты: данной страны, эпохи, народа. Осо­бый культурный стиль может оказывать сильное влияние на хозяйствен­ную жизнь.

Таковы общие установки интерпретации Зомбартом хозяйственной жиз­ни, положенные им в основу социологии хозяйства — социологии эконо­мических ситем.

Социология экономических систем

Это первая попытка изобразить способ хо­зяйствования, тогда как до сих пор... все об­ширные т. наз. истории хозяйственного быта были... историями хозяйственных институ­тов.

В. Зомбарт

Центральный тезис Зомбарта гласит, «что дух, управляющий хозяйствен­ными субъектами, может быть глубого различен и был уже издавна глубо­ко различным» (12, 7). Проявляясь внутри определенного круга деятельно­сти в пространственно-временных границах, дух порождает определенные душевные качества, руководящие идеи и экономические институты опре­деленной «экономической эпохи». Тогда хозяйственная жизнь в истории человечества предстает как постоянное разнообразие — единичное, не под­дающееся «всеобщим законам развития».

Для историкаданный тезис, в рамках немецкой исторической школы, выступает как задача — понимать и изображать постоянное разнообразие в истории человечества. Однако он не допускает рассмотрения «духа опреде­ленной хазяйственной эпохи», то есть разграничения в истории эпох по различию их хозяйственного духа. Ибо тогда надо признавать, что в про­цессе хозяйственной жизни имеют место общеприменимые положения, которые есть не что иное, как «тривиальные утверждения».

Зомбарт находит выход из данного положения в социологии,изучаю­щей в отличие от истории повторяющиеся события. Люди всегда и всюду занимались хозяйствованием, разнообразие которого зависит от места и эпохи. Однако ряд основных явлений повторяются во всякой хозяйствен­ной деятельности. В частности, Зомбарт обращается к адекватности соот­ношения «формы» хозяйствования и «духа» (содержания), в котором оно ведется. «Эпохи в хозяйственной истории я различаю по духу хозяйствен-


ной жизни в том смысле, что в определенное время определенный дух преобладал»^ (12, 9). Но для обшей картины необходимо привлечь и харак­тсрную для данного времени внешнюю структуру хозяйственной жизни. Это означает, что только система хозяйства характеризует хозяйственную эпоху:изображение внешней структуры вместе с преобладающим духом эпохи и дают общую картину времени. Она есть «исторический период, в котором преобладает определенная система хозяйства, или, иначе, соот­ветвующий ей способ хозяйствования» (9, 13).

Определенный дух «господствует» в известное время, когда он преобла­дает (имеет широкое распространение), то есть определяет собой хозяй­ственные действия большой части хозяйствующих субъектов.

Зомбарт подчеркивает, что он создает историю «современного капита­лизма», а не просто историю капитализма. Вместе с тем, вопрос можно ставить и так: «какие хозяйственные явления, приводящие к возникнове­нию современного капитализма, являются общими для всех европейских народов» (9, XXXVI). По Зомбарту, раскрытие этих общеевропейских черт хозяйственного развития является необходимой предпосылкой плодотвор­ного исследования хозяйственной судьбы отдельных стран: история евро­пейского хозяйствования позволяет написать историю немецкого, фран­цузского и т. д. хозяйств.

Приведенные выше соображения были необходимы ему, чтобы пока­зать: а) особенности капиталистического духа; б) ритмику развития капи­тализма; в) эволюцию современности — новую западно-европейскую и американскую культуру. Данную задачу Зомбарт решает, опираясь на ог­ромный исторический материал, находя путем эмпирического наблюде­ния и сравнения повторяющееся в мировом хозяйстве. В силу этого он со­здает историю социологии хозяйства — социологию экономических систем:науку о человеческом хозяйстве вообще, играющую главенствующую роль в кругу «хозяйственных наук», как альтернативу политико-экономической науке2. При этом акцентирование выяснения психологических основ и за­конов (хозяйственной психологии) во всех областях хозяйственной жизни (12, 265-266) и одновременное отрицание «всеобщих законов развития» в духе материалистического понимания истории обусловливает психологизм зомбартовского социологического учения. Дух и мотивы— вот конечные причины социальных явлений.

1 В зомбартовской адекватности отношения «формы хозяйства и духа» заключает­
ся отличие от понимания М. Веберомданного отношения как закономерной взаи­
мосвязи.

2 Зомбарт рассматривает политическую экономию как меркантильную (проблемы
сегодняшнего дня) науку о «рынке для рынка же», вычлененную из общего пото­
ка бытия и не обремененную социальным или философским «балластом» (9, XXXVI).
Она есть учение о системе хозяйства в сложившейся исторической обстановке (на­
родной, национальной), поэтому политическая экономия есть историческая на­
ука. Политическая же она в том смысле, что все явления подводятся под какой-
нибудь идеал (19, 13).


Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 22; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Философская социология. | Антипрогрессистская концепция капитализма
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.038 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты