Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Вопрос 49.Общая философия: объективная и субъективная диалектика. Принципы и законы диалектики. Связи структурные и генетические. Детерминизм и его формы.




Читайте также:
  1. A) научная дисциплина, исследующая и обобщающая специфические связи между обществом и окружающей средой
  2. A) Средство организации связи между удаленными абонентами
  3. I Общеэкономические принципы.
  4. I. Психофизиологические принципы
  5. L- формы.
  6. S: Перечислите принципы осуществления свободы совести.
  7. А. Файоль и принципы классического менеджмента.
  8. Авторитарные политические режимы: исторические формы.
  9. Акты международных организаций по экономическим вопросам.
  10. Акушерство в вопросах и ответах

Диалектика–это одновременно и определенное учение (теория) о всеобщих связях и развитии бытия и познания, и основанный на нем метод мышления. Сам термин возник в античные времена (от греч. веду беседу, рассуждаю) и означал первоначально искусство ведения спора, направленного на получение истины путем сопоставления различных мнений. Последующие этапы развития диалектики: средневековая, христианская философия истории (осознается время); пантеизм эпохи Возрождения (Бог как выражение самодвижения всего сущего), в Новое время – успехи естественных (космогонические идеи, теория эволюции в биологии и геологии и т. д.) и общественных (труды Вольтера, Руссо, Гердера и др.) наук, диалектические идеи в философских системах Декарта, Спинозы, Лейбница, Дидро, Гельвеция и др., в концентрированном виде развитые немецкой классикой и особенно Гегелем. Важнейший этап–диалектика Маркса и Энгельса, явившаяся результатом материалистической переработки, диалектики Гегеля. Противоречие у Гегеля выступает как жизненная основа и внутренний источник развития всего существующего, а диалектика – как умение разума раскрывать противоположности в самой действительности. Маркс и Энгельс поставили диалектику Гегеля «с головы на ноги», подчеркнув, что развитие присуще материи самой по себе, тогда как «диалектика головы – только отражение форм движения реального мира, как природы, так и истории». Будучи аналогом закономерностей развития мира, материалистическая диалектика сама предстает как обобщение всей суммы человеческих знаний, итог истории познания мира и практической деятельности людей. Об альтернативах диалектики. Для их общего обозначения со времен Гегеля используется термин «метафизика»; у него имеются и другие значения, но здесь он понимается как антидиалектика, или учение, абсолютизирующее тот или иной компонент в структуре целого и считающее противоречие «случайностью, как бы ненормальностью и преходящим пароксизмом». Одно из направлений метафизики абсолютизирует изменчивость бытия и на этой основе односторонне подчеркивает относительность наших знаний о мире, упуская момент устойчивости вещей и то, что наши знания, оставаясь в каждую историческую эпоху относительными, в то же время накапливают элементы абсолютной истины, что и обеспечивает объективность познания. В этом же русле эклектицизм и софистика; их объединяет с релятивизмом субъективное применение гибкости понятий. Диалектика же применяет эту гибкость объективно, как условие объективности познания. Другое направление абсолютизирует момент устойчивости бытия, сохраняемости и отграниченности вещей, рассматривая их как неизменные и независимые, изолированные друг от друга, а знания о них – как законченные, раз навсегда данные. В целом взаимоотношения диалектики и метафизики не сводятся к противостоянию и борьбе, это, скорее, напряженный, но плодотворный диалог целых эпох в развитии культуры человеческого мышления, приведший к рождению гибкого, подвижного, творческого разума. Структурные связи–это связи строения мира как целого и его отдельных материальных объектов, раскрывающие тайну их определенной упорядоченности и организованности, К ним относят многие связи, выраженные категориями «единичное и общее» «единое и многое», «конечное и бесконечное» и т. д., но мы здесь остановимся лишь на «части и целом» и «форме и содержании», поскольку именно с ними связано раскрытие принципов целостности и системности. Различия в понимании принципа целостности вытекают из того, каким образом трактуется соотношение целого и его частей. Исследователи выделяют здесь три этапа. Первый – античный, точнее раннеклассический, когда целостный объект еще воспринимается слитно, вне его разделения на части, а термин «целостность» относится к миру в целом и осмысливается в категориях не «часть и целое», а «единое и многое». В Новое время, с его обнаружившейся в XVII–XVIII вв. установкой на опытное естествознание, преимущественным развитием аналитических и классификационных методов и культом частного знания, позиция Платона– Аристотеля подвергается критике: целое, в его духовной интерпретации, объявляется неизвестно откуда взявшимся и отводится. Вместо примата целого устанавливается примат частей. Противостояние двух полярных пониманий целого–как механической суммы материальных частей и как неделимого духовного образования снимает третий этап (XIX–XX вв.), чему способствовали качественные сдвиги в научном познании. Было установлено, что формула «целое есть сумма частей» имеет смысл лишь в случаях 'их аддитивного (от лат. аддитивус – полученный путем сложения) соотношения, когда целое исчерпывается свойствами его частей, взятых в раздельности (например, куча камней); для сложных же объектов характерно неаддитивное соотношение: целостность их образуется, прежде всего, взаимосвязями частей, обусловливающими возникновение качественно новых свойств, которых не было в частях до их объединения в данном комплексе. Изучение интегративных свойств объектов–дело системного подхода с его принципом системности как конкретизацией и углублением принципа целостности. Понимание целого в единстве формы и содержания углубляется в свете системного подхода, особенно активизировавшегося с середины XX в. (его первые шаги датируются гораздо раньше–работы Маркса и Дарвина). Упорядоченность конкретизируется в понятиях «структура» и «организация», а целое–в понятии «система». Особый вид сложных системных образований – самоорганизующиеся системы с большим количеством элементов и нежесткими, вероятностными связями между ними; главная особенность этих систем – способность в процессе своего функционирования перестраивать собственную структуру, изменять имеющиеся взаимосвязи элементов и создавать новые. Связи детерминации–это связи генетические: одно явление, в данном отношении выступающее как причина, порождает другое, которое выступает как следствие действия данной причины. Это–причинно-следственная связь, или причинность, связь «отцов» и «детей». Она всеобща, ибо в мире нет беспричинных вещей и явлений, а потому и сам мир–это безначальная и нескончаемая причинно-следственная цепь (точнее, система цепей), в которой нет ни абсолютно первого, ни абсолютно последнего звена. Всеобщность, объективность и необходимость причинности придают этому принципу фундаментальное значение для науки и практики: он позволяет естественными причинами объяснить происходящее в мире, выработать обоснованный прогноз совершающихся изменений в сфере природы и общества, обеспечить разумную ориентацию человеческой деятельности и поведения. Причина во времени предшествует своему следствию, что отвечает необратимости времени, его неизменному течению от прошлого к настоящему и будущему; такова же и общая направленность причинности. Это – первичная, исходная модель причинно - следственных отношений; ее абсолютизация составляет основу механистического детерминизма. Природа причинно-следственных связей резко усложняется, как только мы включим связь данной причины и данного следствия в контекст всеобщего взаимодействия. Обнаружится активность не только причины, но и следствия; оно способно и само стать причиной, порождающей свои собственные следствия, и влиять на породившую его причину, ослабляя или усиливая ее порождающую силу. В системах с обратной связью (живой организм, человеческие общности, технические устройства кибернетического типа): указанный комплексный перенос совершается здесь и от следствия к причине, благодаря чему эти системы точнее и гибче реагируют на динамику условий. Опасно отождествление причины с поводом, являющимся лишь побудительным толчком к действию причины.







Необходимость выступает в теснейшем единстве со случайностью и вероятностью, в силу чего и вплетается в ее структуру момент многозначности: необходимость действует не «железно», как неотвратимый Рок, лишая людей какой-либо свободы выбора, а с различными отклонениями в ту или иную сторону, давая им возможность выбирать оптимальные варианты действия. Остановимся на специфике социальной причинности. Это особый, целевой вид причинности, реализующейся через деятельность людей с их целями и другими идеальными побуждениями. У этих побуждений имеется объективная основа, они обусловлены реальными обстоятельствами жизни людей, однако их вплетенность в причинно-следственные связи существенно усложняет последние, придавая им «гораздо более многообразный и индивидуальный характер, нежели в природе», и резко повышая роль элементов уникального и случайного. Целевая детерминация присуща лишь обществу, ибо цели могут ставить лишь люди как существа, обладающие сознанием и потому способные к целеполаганию. Телеология связывала эти факты с действиями «целевой причины», заложенной в глубинах природы и сознательно направляющей ее развитие к определенной, заранее предусмотренной цели, обретающейся в изначальном замысле Творца. Научное объяснение–иное: биологическая целесообразность – результат стихийного, самодействующего естественного отбора, в течение многих и многих тысячелетий накапливавшего полезные для организма характеристики его внутреннего строения, необходимые для его выживания. «Цель» здесь – не сознательное намерение, а выражение объективной необходимости природы. Действует этот механизм, как уже отмечалось, статистически, с уклонениями в ту или иную сторону, т. е. как бы «оступаясь», допуская «ошибки», что также свидетельствует об отсутствии в природе сознательных целей. Диалектический детерминизм, таким образом, противостоит и фатализму, и телеологизму. Каждый закон диалектики гносеологически–это живая, пульсирующая система определенных категорий, специфичных для него; наиболее важные из них, выражая его основную идею, вынесены в название закона и выступают как его лапидарная формула. Так, закон перехода количественных изменений в качественные и обратно, отвечая на вопрос, как происходит развитие (раскрывает механизм развития) и к какому результату оно приводит (этот результат–возникновение нового), характеризуется своим «гнездом» категорий – это прежде всего «качество», «количество», «мера», «скачок», а также «непрерывность» и «прерывность», «эволюция» и «революция», «изменение» и «сохранение» и др. Качество– это все то, что, с одной стороны, слито с существованием данной вещи, а с другой – что ее отличает от всех других вещей. Как интегративная характеристика, качество обычно в полном объеме и сразу не раскрывается, оно обнаруживает себя через отдельные свойства, что выдвигает проблему соотношения качества и свойств вещи. Количество противоположно качеству: это внешняя бытию, безразличная для него определенность. Исторически и логически познание количественной стороны вещей следует за познанием их качества. Особенность диалектических противоположностей состоит в том, что они одновременно и противоположны друг другу, и взаимосвязаны друг с другом, что объясняет их взаимообусловленность и взаимопереход друг в друга. Рассмотрение качества и количества как взаимосвязанных противоположностей и выводит нас непосредственно на закон перехода количественных изменений в качественные н обратно. Важно помнить о наличии у каждого предмета, явления, процесса своей объективной меры бытия, своего внутреннего темпа и ритма как количественных, так и качественных изменений и о вреде как спешки, так и промедления в их практической реализации людьми. Закон о единстве и борьбе противоположностей (главный). он раскрывает причину, внутренний источник движения и развития, обнаруживая этот источник не вне реального мира (в мировом разуме, воле, субъекте и т. п.), а в нем самом–в изначально «заложенных» в вещах, явлениях и процессах внутренних противоречиях, вследствие чего следует говорить о самодвижении и саморазвитии. В силу этой своей мировоззренческой и методологической значимости данный закон квалифицируется как суть, ядро диалектики. Нет предметов, которые были бы абсолютно тождественны, т. е. равны не только другим предметам, но и самим себе. Абсолютное тождество возможно лишь в абстракции, как результат познавательной идеализации, или упрощения действительности. Объект, стало быть, и равен самому себе, и одновременно неравен, т. е. отличается от самого себя, выражая тем самым его потенциальную способность выйти за собственные границы. Такое взаимодействие противоположностей и есть противоречие, выступающее по отношению к объектам действительного мира в качестве, внутреннего стимула их движения и развития. Противоречия объективны, они коренятся в сущности вещей, и познание возникновения, развития и разрешения противоречий, присущих данной вещи, позволяет дать наиболее глубокое объяснение ее перехода в качественно иное состояние. В собственном смысле диалектика и есть изучение противоречий в самой сущности предметов и явлений, учение, усматривающее в них «корень всякого движения и жизненности». Абсолютность борьбы противоположностей и относительность их единства вовсе не означают, однако, что процесс развития можно свести к одной борьбе, недооценивая или вовсе игнорируя роль единства. Основная идея закона отрицания отрицания – дальнейшее раскрытие процесса развития как взаимосвязи старого и нового, нацеленное на выявление общей направленности этого процесса, его ближайших и, возможно, отдаленных перспектив. Всякое развитие – это всегда возникновение нового и отмирание старого, где новое в философском смысле–это растущие возможности и основания бытия вещи, явления, процесса, а старое–иссякающие и идущие к своему концу. Поскольку за новым будущее, оно неодолимо, хотя на первых порах может быть гораздо слабее старого, старое же как элемент прошлого в настоящем живет по инерции, нередко весьма ловко камуфлируя свою нежизнеспособность. Этой противоположной природой нового и старого обусловливается их взаимная борьба, закономерное завершение которой–вытеснение и упразднение старого новым, эмпирически принимающее самые разнообразные формы. Упразднение старого с удержанием ценного в нем – основное в содержании диалектического отрицания, являющегося центральной категорией рассматриваемого закона. Без разрушения старого, тех элементов в нем, которые изжили себя, нет созидания нового, чем и определяется необходимость отрицания, но чтобы отрицание было продуктивным и явилось бы основой для дальнейшего развития, оно должно включать в себя момент связи со старым, или синтезирования ценного в старом, т. е. сохранять преемственность с ним. Тема эта ныне резко актуализировалась в связи с ведущимися дискуссиями о путях возрождения России. В теоретическом плане синтезировать в процессах развития восходящее и круговое удалось далеко не сразу. Диалектический синтез указанных моментов развития выражен в образе восходящей спирали.

 


Дата добавления: 2015-04-18; просмотров: 12; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты