Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Вопрос 53.Общая философия: теория истины. Диалектика истины. Критерии истины. Истина и оценка. Проблема единства истины, добра и красоты.




Читайте также:
  1. CASE -технологии, как новые средства для проектирования ИС. CASE - пакет фирмы PLATINUM, его состав и назначение. Критерии оценки и выбора CASE - средств.
  2. III этап: Формирование либеральной и социалистической оппозиций в Германии. Проблема национального объединения в политической жизни 30-40 гг.
  3. Iгруппа – Критерии основанные на дисконтированных оценках, т.е учитывают фактор времени:NPV,PI, IRR,DPP.
  4. Quot;Буковинська" дискусія: учасники, проблематика, наслідки.
  5. V1: Общая теория права и государства
  6. Агентская проблема в менеджменте.
  7. Админ теории менед-та(А Файоль) и теория бюрократического построения орг-и(М Вебер)
  8. Акты международных организаций по экономическим вопросам.
  9. Акушерство в вопросах и ответах
  10. Акушерство в вопросах и ответах

Познание есть процесс приобретения человеком знаний, ценность которых находится в прямой зависимости от их адекватности, т. е. совпадения с действительностью. А это - вопрос об истинности знаний. Проблема истины - стержневая в теории познания и одна из фундаментальных в философском знании. Не случайно уже у древних философов «истина» приравнивается по своему смысложизненному статусу к таким ключевым понятиям, как «добро», «справедливость», «красота»; и в последующие исторические эпохи обостренный интерес к истине сохранялся, поскольку с тем, как человек понимает истину и как он к ней относится, связывалось, в конечном счете, представление о достойной жизненной позиции человека и о достойном его предназначении в мире. Через всю историю философии проходят в вопросе о том, возможно ли достоверное, истинное знание о мире и его закономерностях, две основные линии - пессимиста (агностицизм) и оптимистическая, причем сторонниками: были как материалисты, так и идеалисты. Явно ошибочна трактовка агностицизма связывающая с ним отрицание принципиальной возможности познания мира. Это упрощенный взгляд, ибо фактически не было философов-профессионалов, которые высказывались бы столь прямолинейно и категорично. Главный же аргумент сторонников познавательного оптимизма таков: сущность проявляется в явлениях, и познавая явления, мы в состоянии познать и сущность, а потому сфера истины не ограничивается сферой явлений. Истина как факт сознания субъективна по форме, ибо находится в субъекте, и объективна по содержанию, т. е. заключает в себе то, что идет от объекта (объективной реальности), давая верное его отображение, не зависит ни от субъекта, ни от всего человечества, что не противоречит впрочем, ее конкретности, т. е. зависимости от условий, и времени, в которых находится познаваемый объект. Знание о конкретности истины, с одной стороны, уточняет понятие так называемых «вечных» истин (указываются грани их применимости. Антипод объективной конкретности истины - эклектика, вырывающая из контекста отдельные факты и теоретические положения и механически соединяющая существенное и несущественное в объекте. Истина- ведущий признак не только науки, но и всех других видов познания, например, обыденного знания. Особенность научной истины в том, что она отвечает «канонам рациональности» (21), принятым в науке; к ним относят - доказательность, обоснованность, непротиворечивость, воспроизводимость, чего нет в истине на уровне обыденного познания, обосновывающейся лишь повседневным опытом, который всегда ограничен. Соотношение абсолютной и относительной истины. Познающий субъект не может «единым махом» охватить и постичь глубины реальности. Речь может идти лишь о приближении к такому постижению как к своей идеальной пели- приближении, достигаемом через длительную (а применительно к миру в целом- бесконечную) смену одних теорий концепций представлений и т. п., заключающих в себе относительную истину, другими, также относительно истинными, но несущими с собою больше (чем предшествующие) информации истинного характера. Такова в самом общем виде, модель движения человеческих знаний от относительной (т. е. неполной истины) к истине абсолютной (т. е. полной, исчерпывающей): достоверно объективно-истинное знание есть процесс, в ходе которого из суммы относительных истин складывается истина абсолютная; и где каждая относительная истина заключает в себе частичку, элемент абсолютной истины. Детализируя понимание абсолютной истины, исследователи замечают, что этим понятием выражается и полное, актуально никогда целиком не достигаемое знание о мире, и то содержание относительной истины, которое сохраняется в процессе дальнейшего познания. Актуально отделить истину от заблуждения нелегко и возможно это лишь в свободном знании различных трактовок проблемы; окончательный же вердикт выносит практика. Познавательная роль заблуждений порождаемых собственно научным поиском истины, не негативная. Оценка гносеологически отличается от истины тем, что если истина «объектна», т. е. выражает движение познания от объекта к субъекту и есть, в конечном счете, логическое постижение сущности объекта, определяемое логикой этого объекта, взятого «в себе»,. безотносительно к субъекту, то оценка «субъективна», ибо выражает, напротив, движение от субъекта к объекту и есть выражение отношения субъекта к объекту. Сама же оценка складывается из сопоставления оцениваемого объекта с установками оценивающего субъекта, принимаемого решения (выбор собственной позиции) и тех рекомендаций для деятельности и поведения личности, которые следуют из этого решения. Определяющее звено- установки, за которыми стоит богатейший мир человеческих ценностей. Отсюда момент долженствования в оценке. Многообразие потребностей конкретно-исторического субъекта, индивидуальные нюансы их осознания обусловливают неоднозначность/ а точнее, многозначность оценок кав природных, так и особенно социальных объектов, причем на индивидуальные различия накладываются и классово-групповые. Истина же, детерминируясь сущностью объекта, тяготеет к относительному единообразию. Признавая правомерность многообразия оценок одних и тех же объектов, следует помнить о его границах- общекультурных, национальных, возрастных и т. д. Имеются у оценок гносеологические границы вскрывающие внутреннее единство оценки и истины, деятельности оценивающей и собственно познавательной: в оценках как более или менее адекватных отражениях мира ценностей содержится и объективный момент, и степень достоверноти его воспроизведения в оценке определяет степень ее компетентности. Знание, стало быть,- основа-вэвешенности оценок. Практика - основа познания, его конечная цель, абсолютный (всеобщий) и решающий критерий истины. Практика порождает потребность в познании, создает для него материальную базу, ставит перед ним конкретные задачи, проверяет успешность их решения. Это, конечно, не означает, что познание растворяется в практике, теряет свою относительную самостоятельность и активную тюль, особенно наглядные научном познании. В истории философии выдвигались теории, основывавшие критерий истины либо на показаниях ощущений и восприятии, либо исходя из ясности и отчетливости мышления, т. е. поиск критерия велся внутри самого знания. Этого, как оказалось, недостаточно. Надо само знание сопоставить с действительностью, что и достигается в ходе практической деятельности . Именно практика выступает окончательной инстанцией в отделении иллюзий от реальности, она- ведущий, но не всепоглощающий критерий истины; другие критерии аксиологический, эстетический и др. - имеют самостоятельное значение, но опору свою обретают в практике. наконец, о диалектическом характере практики как критерия истины, проявляющемся в соотношении в ней абсолютного и относительного. Практика абсолютна, носит всеобщий характер, поскольку, взятая во всем ее объеме, как общественно-историческая практика, она, и только она, является главным и решающим критерием истинности знания вообще. Но практика одновременно и относительна, поскольку на каждом историческом отрезке она ограничена и тот или иной вид познания проверяется на истинность не вообще практикой. Необходим критический подход и к самой практике–в целом являясь объективным процессом, соответствующим развивающимся потребностям человечества, она может на известных этапах извращаться, отходить от своего подлинного предназначения.







 

Вопрос 54.Общая философия: научное познание и наука. Признаки научного познания и его уровни. Специфика социально-гуманитарных наук. Наука как общественный продукт и социальный институт. Наука и мораль.

Понятия научного познания и науки (понятия нетождественные: второе шире первого, ибо помимо научного знания включает в себя еще такие подсистемы – «наука как деятельность», «наука как социальный институт», «наука как академическая система» и др). Трудность–в выделении основных критериев. Обычно, формулируя признаки научного познания, отличают его, с одной стороны, от художественного познания (искусства), а с другой–от обыденного. В первом случае указывается на предметность и объективность научного знания: оно дает истину как таковую, вне прямого нравственного, эстетического и иного отношения к ней познающего субъекта (ученого). В науке, научном познании мир отражается в абстрактно-логических понятиях, назначение которых– дать максимально обобщенную, т. е. отвлекающуюся от единичного и индивидуального, картину мира. Поэтому и познавательная активность ученого отличается от таковой же художника–она выражается в стремлении, прежде всего, подметить в ялениях действительности общее, повторяющееся с необходимостью закона и найти ему адекватную понятийную форму выражения. Во втором случае, отличая научное знание от знания обыденного подчеркивают, в первую очередь, его способность выходить за рамки наличного опыта и познавать «сверхчувственные", т. е. непосредственно не воспринимаемые нашими чувствами объекты. Другой принципиальный момент -если обыденное познание стихийно, то научное характеризуется осознанной и акцентированной устремленностью к истине как главной цели, причем истине, раскрывающей сущностные параметры объектов. Для обыденного познания характерно научение, передача опытных данных от поколения к поколению, то для научного познания показательно обучение, т.е. передача знаний через особых профессионалов в особых учебно-научных учреждениях (академическая система науки, ее «университетская составляющая»). Научное знание ориентировано на критерии рационального. В разработке понятия рациональность различаются два периода–классический и современный. Классическое понимание рациональности научного знания закладывалось еще в античности и четко обозначает новое время. Его сущность: научное знание выводимо из опыта и его обобщений. Питалась эта позиция убежденностью в естественной упорядоченности, «логичности» мира, толковавшейся различно. Выход науки на глубинные уровни материи, успехи социально-гуманитарного знания с его познавательными особенностями, крушение претензий на создание исчерпывающих, «окончательных» теорий и концепций потребовали специального исследования природы научной рациональности и исторической эволюции ее стандартов. Оно раз вернулось в XX веке. Характеризуя структуру научного познания, выделяют два его уровня – эмпирический и теоретический. Сущность проблемы: выделение параметров, по которым различаются эти уровни, и раскрытие специфики каждого из уровней. Во Введении в философию указывается на три параметра–по предмету исследования (эмипирический уровень нацелен на познание сферы явлений, теоретический–сферы сущности), по используемым средствам исследования (наблюдение, эксперимент, приборы в первом случае, мысленный эксперимент, идеализированные объекты и конструкты–во втором) и по применяемым методам (реальный эксперимент, реальное наблюдение, эмпирическое описание–идеализация, мысленный эксперимент, методы построения теории, такие, как восхождение от абстрактного к конкретному, аксиоматический метод, гипотетико-дедуктивный и т. д.). Особенно ярко различие уровней выражено в специфике получаемых познавательных результатов: на эмпирическом это–научный факт и эмпирическое обобщение, на теоретическом–научный закон и развернутая теория. Обстоятельно раскрывается в учебной литературе и внутренняя взаимосвязь уровней–любая содержательная теория нуждается в эмпирическом базисе, а эмпирическое исследование–в теоретическом обосновании. Новым аспектом в понимании структуры научного познания стало за последние годы выдвижение идеи его третьего, метатеоретического уровня, выступающего по отношению к теоретической деятельности ученого в качестве ее исходной предпосылки и задающего определенный способ этой деятельности, выбор средств и результатов ее. Структурно метатеоретический уровень представлен, считает А. В. Панин, совокупностью общих принципов, относимых как к структуре изучаемой реальности (лежат в основании научной картины мира), так и к структуре самой познавательной деятельности, воспроизводящей эту реальность. Выделение этого уровня обеспечивает целостность знания, общую стратегию его поиска и его (знания) включение в культуру соответствующей исторической эпохи, вносит дополнительные уточняющие моменты в понимание научной рациональности: указанные выше принципы метатеоретического уровня оказываются одновременно и стабильными, и изменчивыми, уточняется сфера «вмешательства» философии в прогресс научного познания: оно благотворно лишь в рамках общих принципов метатеории и нежелательно, даже губительно. Специфика социально-гуманитарного знания. Во-первых, стремление вывести особенности этого знания из особенностей его объекта. А он качественно отличается от объекта естественных наук. Если при изучении природы человек выступает лишь в качестве познающего субъекта, то при изучении общества он–и субъект, и объект познания одновременно. Второй аспект специфичности этого познания–особенности выработанных человечеством познавательных средств, способных адекватно воспроизводить указанный объект. Их главная особенность–более выраженная, чем у познавательных средств естественно-научного знания, зависимость от индивидуального опыта человеческого существования. Приобретается это специфическое знание особыми, понимающими методами, пониманием, способным воссоздать вместе с объяснениями, не только строгую причинность и необходимость в поступках человека, но и их, подчас, индетер-минированность, спонтанность, творческую непредсказуемость, не только их интеллектуальные, но и эмоциональные аспекты, воспроизводить, тем самым, уникальность данной личности. Третий аспект проблемы–вопрос о том, возможна ли объективная истина в социально-гуманитарном знании? Здесь, как и вообще в научном познании, мы имеем и эмпирический (факты соответствующей отрасли социогуманитарного знания), и теоретический (обобщение фактов) уровни исследования. Специфика объекта социально-гуманитарных наук и познавательных средств, ими используемых, обусловливает, однако, качественно иное, чем в естествознании (особенно классическом), проявление в этих науках принципа объективности. Показанная выше неустранимость из объекта этих наук субъекта с его особыми личностными свойствами, особенности понимающих методов ведут к тому, что, во-первых, этот принцип реализуется здесь поливариантным образом, при участии многих «правд»–личностных, сословных, классово-партийных, национальных и т. д., тогда как в естествознании (прежде всего классическом) превалирует, в общем-то, единственность истины. При социальных экспериментах, как экспериментах на людях, когда включенным в них является и сам исследователь со своими мотивами, установками и ценностями, а они могут быть разнонаправленными и даже, подчас, альтернативными, необходима особая осмотрительность и осторожность. Сущность науки: она общественный продукт: она возникает лишь в обществе, создается и совершенствуется общественным существом–человеком и призвана удовлетворять, в конечном счете, потребности общества; да и само общество, достигнув определенной ступени развития, уже не может обойтись без науки. Стало быть, лишь в контексте общества и его истории можно раскрыть природу науки, закономерности ее функционирования и развития, текучий, изменяющийся (и в то же время относительно устойчивый) характер ее сущностных признаков. Отчасти это мы показали выше на примере стандартов научной рациональности. То же можно сказать и о социальных функциях науки, в качестве которых называет культурно-мировоззренческую (господствовала при становлении науки), выступать как непосредственная производительная сила общества (отсчет ведет с рубежа XIX–XX вв., когда стало возможным технологическое применение науки в материальном производстве во всем его объеме) и быть социальной силой (современная эпоха: наука все больше воздействует практически на все процессы общественной и личной жизни человека). Действие этих функций взаимодополняющее, речь может идти лишь об акцентировании, на конкретном отрезке истории человечества, той или иной из них. Историки науки относят ее возникновение к VI веку до п. э., а ее родиной считают Древнюю Грецию. Тенденции ее развития обычно указывают на обусловленность развития науки потребностями общественно-исторической практики, относительную самостоятельность развития науки, кумулятивный характер этого развития, при котором прошлые научные достижения суммируются, обеспечивая преемственность научного прогресса. Отмечается, далее, сочетание в этом прогрессе эволюционных и революционных периодов, неуклонно растущей массы знаний и глубоких структурных изменений в самой науке, процессов дифференциации и интеграции, фундаментальных и прикладных наук, ускорение темпов развития науки. Говоря о современной науке, акцентируют такие ее черты, как междисциплинарность и комплексность научных исследований (замечено, что особенно продуктивны поиски ученых на «стыке» наук), опережающее (по отношению к производству) развитие науки, благодаря чему она выступает движущей силой научно-технической революции, проникновение. Проблема, ныне особенно обострившаяся, связана с наблюдающимся лавинообразным ростом научной информации лишь с помощью вычислительной техники можно ее рационально обработать. Общей закономерностью развития науки на всем протяжении ее истории является свобода критики, «равенство всех перед лицом истины», борьба различных точек зрения на разрабатываемую проблему, возможность открытого и безбоязненного выражения ученым своего отношения к ним. Следует различать само научное знание и деятельность по его получению, т. е. научную деятельность как особый вид духовного творчества. Укажем прежде всего на универсальность и одновременно уникальность результатов научной деятельности: они общеобязательны, даже «принудительны», могут быть воспроизведены другим исследователем и в то же время отличаются новизной и оригинальностью, дающей приращение знания и связанной с индивидуальным творчеством, в той или иной мере непредсказуемым. Продукт научного труда обычно объективируется, отделяется от автора. Рассматривая науку как социальный институт, в расчет берут не только ее организационный момент, но и аспект аксиологический: научное сообщество не есть просто совокупность индивидов, сгруппированная по дисциплинарной рубрикации, существенны также многообразные отношения, в которые они вступают между собой и внешней средой (социумом) и которые регулируются определенными, исторически конкретными нормами, правилами, стандартами и идеалами. Эти нормы и идеалы, отражая наличные общественные отношения, в то же время несут на себе печать порождающей их научной среды и потому имеют свою, относительно самостоятельную логику развития. Относятся они к разным сферам жизни научных работников - к собственно познанию (познавательные правила), к этике науки, к получению и повышению квалификации (образовательные стандарты), к управлению наукой и контролю за ней, финансированию науки, ее техническому обеспечению и т. д. В общем, мы имеем три основных измерения институционализации науки - познавательное профессиональное и организационно-управленческое Процесс возрождения современной России требует внутренний гармонии этих измерений, обеспечиваемой не только кой эффективностью труда научного сообщества, но и радикальным усилением внимания к нуждам науки со стороныгосударства, всего нашего общества. Наука и мораль, Здесь две стороны проблемы- одна связана с показом воздействия науки на мораль, другая, нас особенно в данном случае интересующая, выявляет формы реализации в науке морально-этического фактора. Первый пласт этой проблематики- влияние науки на мораль, нравственность людей. Оно несомненно, хотя и не следует его переоценивать, полагая, что высота нравственной "планки" индивида зависит всецело и исключительно от степени научности его сознания. Думать так- значит не учитывать воздействие на поведение индивида других факторов, таких, как его идейные установки, потребности и интересы, общая и профессиональная культура. Второй пласт - обратное влияние морали па науку. Стержневой проблемой, пронизывающей весь этот спектр нравственных требований общества к ученому, является проблема ответственности субъекта науки, особенно обострившаяся в современных условиях, когда бесконтрольный научно-технический прогресс может обернуться непоправимой трагедией для всего человечества. Конкретизируя нравственную проблематику науки, можно выделить, вслед за М.Г. Лазаром три ее уровня. Первый выражает нравственные отношения ученого к объекту исследования и самому его (исследования) процессу. Это- этика научного исследования. Второй - нравственные отношения в системе «ученый- другие ученые», или этика научного сообщества; к ней обычно относят этические нормы, принятые в сфере научных публикаций и научных дискуссий. Третий - нравственность в сфере управления наукой включающего вопросы организации и планирования, финансирования и роста эффективности научных исследований; сюда же примыкают вопросы, связанные с социальным применением результатов этих исследований. Ныне, на рубеже XX - XXI вв, эта проблема стала поистине глобальной- никто, кроме самих ученых, не понимает лучше таящиеся в прогрессе современной науки угрозы человечеству.

 

Вопрос 55.Социальная философия: общество как Объект философского анализа. Вклад в социальную философию О.Конта, Г.Спенсера, Э.Дюркгейма, М.Вебера. Общество как «социокультурная реальность» (П. А.Сорокин).

Общество изучает множество частных общественных наук; в отличие от них философия стремится подойти к обществу с позиций всеобщности, рассмотреть его как целостное образование, построить теоретическую модель этой целостности. При этом учитывается, во-первых, что любая модель, претендующая на раскрытие сущности объекта, всегда беднее самого этого объекта, во-вторых, общество как объект наибольшей сложности, находящийся, к тому же, в непрерывном развитии, может быть «схвачено» лишь целым рядом моделей. Картину этого углубляющегося синтеза, неоднозначного, противоречивого и всегда незавершенного, открытого для нового теоретического поиска, и являет нам история социальной философии. Исходный пункт ее движения - понимание того, что общество не есть простая совокупность. Общество здесь еще не выступает во всей полноте своих составляющих оно отождествляется с государством. Так возникла утвердившая себя на многие века традиция растворения общества (а значит, и человека) в государстве; у истоков ее стояли Платон с его идеей «идеального государства" и Аристотель, определявший человека как «политическое животное". В средневековой христианской философии понимание общества углубляется, прежде всего, в плане включения его в контекст исторического времени, т.е. в общественную жизнь вносится идея развития. Христианская же философия исходит из признания эволюции самого человеческого рода, ключевым звеном которой является земная жизнь Христа, началом - сотворение Адама, а концом - второе пришествие Христа. И задача философии - раскрыть смысл истории как совокупности уникальных, неповторимых событий, выявить направленность исторического процесса, его устремленность к концу. В Новое время идея социального историзма освобождается от религиозной трактовки, на передний план выдвигается обоснование прогресса общества на началах Разума, возможность достижения обществом, на этой основе, идеального состояния. Этоконцепции естественного права и общественного договора, закладывавшие основы теориям гражданского общества и правового государства. Так складываются условия для появления в XIX веке развернутых моделей общества, а значит и для прояснения специфики социальной философии. О Конте и Спенсере как социальных философах следует сказать особо, поскольку долгое время они у нас получали односторонне-негативную оценку. О. Конт. отталкиваясь от успехов естествознания, выступал за строго научный подход к изучению общественных явлений, за то, чтобы и здесь идти от знания фактов, а не от умозрительных конструкций. Разработал "социологию" (термин ввел именно Конт), или науку об обществе, согласно которой общество - сложный целостный организм, внутренне структурированная и развивающаяся система. Различал -социальную статику", объясняющую существование и функционирование общества в его наличной качественной определенности характером взаимосвязи его устойчивых элементов (структурный подход), и "социальную динамику", связывающую социальный организм с идеей эволюции и раскрывающую "закон прогресса", или устремленность человечества к идеалу (структурно-функциональный подход). Базируется социология Конта на принципе иерархии, согласно которому знания об обществе должны строиться так, чтобы более простое выступало как необходимая предпосылка более сложного, недостаточная, однако, для объяснения специфики сложного Г. Спенсер углубил идею общества как целостного организма, понимание его структуры, закономерностей его исторического развития, связей социального прогресса с удовлетворением потребностей отдельной личности, путей достижения ее нерастворимости в социуме. Конкретизировал аналогию общества с биологическим организмом, раскрыл взаимосвязь составных частей социального организма, роль в нем главных «систем» - "регулятивной" (один из ее видов - государство), "производящей средства для жизни» и "распределительной". Считал, что в истории общества в специфической форме проявляется общий биологический закон эволюции, согласно которому имеет место рост как дифференциации органов, так и их интеграции, увеличивающий шансы соответствующих живых систем на выживание. Французский социолог и философ Э, Дюркгейм (1858-1917), как и Конт, исходил в социологии из естественнонаучных моделей знания и считал, .что предметом ее изучения являются "социальные факты". Дюркгейм считал высшей и всеобщей жизненной ценностью, обеспечивающей единство социального организма как идеальной нормы совместной жизни людей в современном обществе (классовые антагонизмы и другие социальные неурядицы суть, с этой точки зрения, социальная патология). Основа, на которой должна утвердиться "органическая» солидарность, -углубляющееся разделение труда, которое, с одной стороны, делает индивидов разными, а с другой - обусловливает их взаимную нуждаемость друг в друге. При этом весьма важная роль в утверждении солидарности отводится коллективному сознанию (морали, праву и особенно религии). Немецкий мыслитель М- Вебер (1864-1920) исходит из свободного социального действия индивида, сознательно рассчитывающего на определенную ответную реакцию других людей (это и делает действие "социальным»), Модель социального действия вообще сложилась у Вебера в ходе сопоставления экономики с другими сферами человеческой деятельности и переноса на все эти сферы феномена экономической рациональности, характеризующейся совокупностью правил и приемов, обеспечивающих максимальную эффективность хозяйствования. Как тип поведения эта рациональность первоначально сложилась в среде немногочисленных зачинателей рациональной этики протестантизма, отмеченной чертами аскетизма; позже она приобрела массовый характер, явившись духовной основой капитализма. В XX веке наблюдается дальнейшее нарастание интереса к социально-философской проблематике, отмеченное, впрочем, рядом особенностей. Вызваны они тем, что ныне человечество вступило в качественно новый этап своей истории, связанный с переходом к постиндустриальной цивилизации. Пожалуй, главная из этих особенностей - качественно изменившаяся роль в жизни общества духовного начала, представленного не только наукой [доминирует сегодня в структуре этого начала), но и культурой в целом, что обусловливает в итоге понимание общества как «социокультурной реальности». Такое понимание обосновал П. А. Сорокин (1889-1968)-"социокультурная реальность" у него несводима к материальной реальности, хотя и надындивидуальна; наделена системой значений, что позволяет ей связывать воедино личность, культуру и общество: каждый член этой триады «не может существовать без двух других». В рамках своей «интегральной системы структурной и динамической социологии" он не только проанализировал многоуровневость социо-культурных систем (от «суперсистем" до систем более низкого уровня), но и их историческую динамику, которую понимал как смену и чередование двух тотальных культурных суперсистем - «сенсатной» (т.е. чувственной) и «идеациональной» (духовной). Сорокин внес большой вклад в разработку многих частно-социологических проблем, он - основоположник теорий «социальной стратификации», «социальной мобильности», «конвергенции", социологии семьи и брака, города и деревни и т.д., но неизменным оставался его приоритетный интерес к проблемам «общества вообще» как универсальной и ключевой категории социальной философии.

 

Социальная философия: понятия "общества вообще", или социума, "общетсва", или конкретного социума, "истории", или событийной реальности. Человеческая деятельность и специфика социальной реальности. Структура и виды деятельности.

В отечественной литературе 90-х годов предметом социальной философии считается "общество вообще", а поскольку оно состоит из людей, - и "человек вообще", взятый лишь как общественное существо, в отвлечении от его индивидуально-личностных характеристик. Категория "общество вообще" выражает, по словам С.Л. Франка, "общую природу" социальной жизни, стоящую "за всем многообразием ее конкретных проявлений". Иными словами, речь идет о тех всеобщих существенных свойствах и признаках, которые присущи всем самодостаточным социальным системам прошлого и настоящего и которые в силу своей устойчивости и повторяемости могут рассматриваться как объективные законы социального мира. Специфика проявления повторяемости в общественной жизни давала (и дает) повод ряду социальных философов сомневаться в существовании в этой сфере объективных законов; тем не менее социальная философия раскрывает и формулирует эти законы и этим подтверждает свой научный статус, ибо наука - тогда наука, когда она открывает законы строения, функционирования и развития соответствующего объекта исследования. Всеобщие черты социального мира в самом общем виде раскрываются уже в сопоставлении его с миром природным - социальное, общество вообще предстает в этом аспекте как особая надбиологическая реальность, которая выделилась, благодаря человеческому труду, из природы, от нее и качественно отличается и находится в единстве с нею. Общество - это суперсложный системный объект, познание которого предполагает развернутое использование процедур и средств системного подхода. История – событийная жизнь людей во времени и пространстве. Деятельность - высший тип активности, это целеполагающая активность. Обладая сознанием, человек обладает и способностью ставить перед собою цели и бороться за их осуществление в ходе своей деятельности. В цели мысленно предвосхищаются результат деятельности, пути его достижения, средства, с помощью которых он достигается. Цели субъективны по форме, ибо возникают в сознании людей, но объективны по своему содержанию, поскольку порождаются потребностями и интересами людей, которые формируются на определенном социально-историческом базисе и подтверждают свою объективную природу общественно-исторической практикой. Практика же - это такой вид деятельности, который имеет дело с чувственными, т.е. реально существующими предметами, в силу чего ее еще называют чувственно-предметной деятельностью. Предметность здесь представлена как теми реальными (материальными) предметами. на которые направлена деятельность, так и теми, которые являются ее продуктами. В отличие от практики духовно-теоретическая деятельность имеет дело не с материальными, а с мысленными объектами - с понятиями. доказательствами, концепциями и т.д. Она также предметна, но под предметностью здесь понимается заключенное в этих объектах объективное содержание, являющееся отражением материального мира и полученное в процессе духовной деятельности. Будучи самостоятельными видами деятельности, практическая и духовная деятельность в реальной жизни дополняют друг друга, благодаря чему возможны такие их сочетания, как искусство, религия, воспитательно - педагогическая деятельность. В совокупности эти (и некоторые другие) сочетания образуют "духовно-практическое освоение мира" (Маркс), поскольку в них речь идет не только о формировании сознания людей (духовная деятельность), но и об определенном воздействии субъекта деятельности как на внешний материал (например, работа скульптора), так и на стиль и стереотипы поведения людей, что свидетельствует уже о деятельности практической. Да и собственно практическая деятельность невозможна без участия духовного фактора, ибо и она основывается на целеполагании. Из элементного состава деятельности (а он, как видим, является и элементным составом общества) выводится типология общественно необходимых видов деятельности. К ним сегодня относят материально-производственную (создает вещи и средства деятельности, что делает ее основой всех других видов деятельности, но эту ее роль не следует абсолютизировать), организационную (регулирует связи и отношения между элементами социальной системы, а также обеспечивает социальное управление, высшая форма которого - политическая деятельность), духовную (связана с производством. хранением и трансляцией знаково - символических систем) и социальную (создает самого субъекта деятельности; осуществляется на двух взаимосвязанных уровнях - благодаря усилиям общества и его институтов и в ходе индивидуального самопроизводства).

 

57. Социальная философия: строение и функционирование общества как предмет социальной статики. Общество как система, ее элементы. Макро - и микросоциальные общности.

Общество как система - это, во-первых, целостная система (будучи упорядоченным множеством составляющих его элементов, обладает свойствами, которых нет у каждого из них в отдельности), во-вторых, высокоорганизованная система (элементы эти достаточно высокого уровня развития, обладают определенной автономностью и вместе с тем находятся в различных связях и отношениях друг с другом, что придает обществу максимальную устойчивость и одновременно гибкость) и, в-третьих, органическая система (способно к саморазвитию). Общество также характеризуется большим, чем у природных систем, количеством частей и, что особенно важно, их разнокачественностью - включает в себя не только материальные, но и духовные элементы, что вносит в поведение социальных систем большую степень неопределенности и непредсказуемости (феномен "свободы воли" человека). Особенно важна для понимания общества как целостной системы ее целесообразность, выраженная в самодеятельности, самоорганизации, саморазвитии и, главное, в самодостаточности социальной системы. Отсюда, в частности, следует: не всякая совокупность людей есть общество, а лишь самодостаточная, т.е. такая, которая сама создает (и воссоздает) все необходимое для их коллективной и индивидуальной жизни. При анализе общества как системы в советские годы главным был анализ конкретных типов общества (формаций) и их прогрессирующей смены, специальное же рассмотрение структурных элементов "общества вообще" представлялось как бы "метафизическим" занятием. Сейчас установлению этих элементов уделяется большое внимание, причем, в понимании элементной базы общества наблюдаются различия, свидетельствующие о том, что научный поиск еще продолжается. Элементами социальной системы являются, во-первых, индивидуальный или коллективный субъект, выступающий в качестве носителя деятельной активности. Во-вторых, это объект, включающий в себя как то, на что направлена деятельность субъекта ("предметы труда": в этом качестве выступают явления природного и социального мира), так и то, с помощью чего она им осуществляется ("орудия труда"); сюда входят также средства хранения и транспортировки этих "предметов"; это - вещный элемент деятельности. В-третьих, это семиосфера, или особая система знаков и символов, выработанная человечеством для хранения и передачи людям информации, накопленной в ходе всемирной истории и необходимой им для обеспечения целенаправленной и взаимосогласованной деятельности. И, наконец, в-четвертых, это устойчивые и повторяющиеся связи между людьми, объектами и знаковыми системами, складывающиеся в ходе деятельности на всех трех уровнях: индивид - социальная группа - общество в целом. Соответственно уточняется элементный состав общества как системы, а также место и роль каждого из элементов в этой системе, способ их соединения друг с другом, те связи координации и субординации элементов, которые раскрывают структуру социальной системы, т.е. такой ее важный признак, как иерархизм. Общий итог "социальной статики" - выделение тех частей, или "деталей", из которых "монтируется" общество, и определение, пока еще в самом общем виде, места и роли каждой из них в структуре целого. Основное назначение этого структурно-элементного анализа - раскрытие качественного своеобразия общества, его отличия от природных систем.

Социальная философия: общество как исторический процесс, или общество в аспекте социальной динамики. Формационный подход и его оценка в свете современности. Проблема смысла и "конца истории".

Рассмотрение общества в его реальной динамике, как исторический процесс, имеющий свои качественно определенные ступени, велось у нас в советские годы в рамках формационной теории, а это снова возвращает нас к понятию "общественно-экономическая формация". Считалось, что человеческая история, взятая в ее всемирности, предстает как смена общественно-экономических формаций, как переход от низшего к высшему, совершающийся с естественно-исторической необходимостью и увенчивающийся, с той же необходимостью, коммунистической формацией. Формация - это конкретная форма, которую принимает общество на данной исторической ступени его развития, и в этом своем значении формация предстает как "общество с своеобразным отличительным характером" (Маркс). Структурно любая формация, разъяснялось в учебной литературе, включает в себя: а) господствующий тип производственных отношений; вместе с производительными силами общества они образуют способ производства, являющийся материальной основой данной формации; б) базис и надстройку; в) такие исторические общности людей, выступающие в роли социальных субъектов, как род и племя, семья, сословия и классы, народности и нации, церковь, политические партии и общественные организации; г) исторический тип личности. Формаций обычно указывалось пять: первобытно-общинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и коммунистическая. Критерий различения - господствующая форма собственности, а в конечном счете - прогресс в присвоении человеком сил природы и развертывании его сущностных сил. Отмечалось, во-первых, что в "чистом" виде та или иная формация встречается лишь в отдельных случаях (классическая страна средневекового феодализма - Франция, промышленного капитализма - Англия), чаще наблюдаются применительно к отдельным странам и народам смешанные типы, сочетающие господствующий социально - экономический уклад с остатками прежних и зародышами будущих укладов. Во-вторых, указывалось на то, что не все страны проходят через всю указанную формационную цепочку; при наличии у всех народов единого исходного пункта развития – первобытно - общинной формации - некоторые из них миновали, например, рабовладельческую формацию (древние германские племена). И в-третьих, отмечалась неравномерность исторического развития отдельных стран, ведущая к сосуществованию в рамках одной и той же эпохи различных формаций; существенно в этом плане и то наблюдение, что новая формация зарождается первоначально в немногих странах и лишь затем, по мере созревания соответствующих условий, распространяется на другие страны и регионы, до сих пор двигавшиеся как бы в стороне от фарватера всемирно-исторического прогресса. Так констатировалось синхроническое (в рамках одной исторический эпохи) и диахроническое (в смене эпох) многообразие взаимовлияющих друг на друга формаций, конкретизирующее и углубляющее содержание формационной теории. Ни одна формация не возникает раньше, чем созреют материальные условия для ее существования, и не сходит с исторической сцены, прежде чем не разовьются все производительные силы, реализовать которые она была призвана. Такое понимание перехода от одной формации к другой требует, таким образом, точного учета объективных условий возникновения нового строя, степени их реальной зрелости. В постсоветские годы резко активизировалось обсуждение проблемы "формационный подход и современность", в ходе которого нередко критике подвергается само существо формационной теории. В ходе развернувшейся дискуссии указывалось не только на несовпадение взглядов на формацию самого Маркса и авторов "пятилетки". Высказывались и различные оценки формационной теории как таковой, вплоть до подчеркнуто негативных, отрицание этой теории показательно для части наших историков и страноведов, столкнувшихся в своей исследовательской практике с фактами, по их мнению, не укладывающимися в нее. Преобладает же позитивная критика, признающая за формационной теорией такие ее достоинства, как ее стремление осмыслить общество и его историю как систему, выявить ведущую закономерность всемирно-исторического прогресса и на ее основе разработать научную типологию исторического развития, определить его движущие силы и основные формы, которыми являются эволюция и революция, но в то же время отмечающая и выявившиеся ее недостатки. Думается, однако, что формационная теория не исчерпала всех своих методологических возможностей в объяснении прошлого, настоящего и будущего человечества. Ценное в формационной теории - она дала более глубокое обоснование идеи общественного прогресса, разработала методологию анализа системного качества его сменяющихся конкретно-исторических фаз с их специфическими закономерностями возникновения и функционирования и особой социальной структурой, а также определила рациональный подход к уяснению смысла мировой истории. Попытки осознания смысла истории, т.е. ее ведущих закономерностей в их непременной соотнесенности с человеком как главным действующим лицом исторического процесса, его предназначением и ролью в этом процессе делались уже в античные времена, хотя сам термин "философия истории" возник гораздо позже - впервые его ввел Вольтер. Одна из таких попыток представлена концепцией цикличности. Сущность концепции - она принимает начальную стадию развития общества за нечто самое совершенное и благородное, затем общество портится, ухудшается, но история человечества на этом не заканчивается - смена совершенного на испорченное дает начало новому циклу, трансформируясь в круг (идея круговорота). Идею цикличности кладет в основу своей "вечной идеальной истории" итальянский философ и социолог Д. Вико (1668-1744), полагая, что все народы мира проходят три стадии – "век богов", "век героев" и "век людей"; завершившись кризисом и распадом всех социальных структур, этот цикл воспроизводится вновь. О.Конт за критерий исторического прогресса принимает человеческий разум, акцентируя в структуре прогресса идею порядка. Он выделяет три ступени исторического прогресса: теологическую, метафизическую и позитивную. Особая разновидность теории прогресса - концепция спиралевидности исторического развития. Опирается она на диалектический подход к осмыслению хода истории человечества, обогащая идею прогресса позитивными аспектами концепции цикличности. Развернуто концепция спиралевидности представлена Гегелем и Марксом (его учением о формациях). Важно отметить и то, что переход к информационному обществу как обществу постмодерна снова возвращает исследователей к проблеме "нелинейности" общественного развития с ее элементами неожиданности и непредсказуемости, с этим переходом, отмечают они, "нелинейность" усиливается, и данный факт требует своего теоретического осмысления.

 

Социальная философия: природа как объект философского осмысления. Естественная среда обитания и ее роль в жизни общества. Искусственная среда, ее трехуровневый характер. Природа как ценность.

В философской литературе существует несколько значений термина "природа": 1. Предельно широкий смысл, когда под "природой" понимают весь мир в многообразии его конкретных форм, включая собственно природу, т.е. предметы и явления естественного происхождения, и "вторую природу", так или иначе преобразованную человеком и составляющую основу общества, а также и человека как высшего порождения природы и ее специфической части. 2. В смысле совокупного объекта изучения естественных наук, естествознания как их единого целого; это сужает рассматриваемое понятие, поскольку исключает из него социальную материю, но оно все еще остается крайне абстрактным, ибо "природа" характеризуется здесь самыми общими своими свойствами - универсальностью, динамизмом, самодостаточностью, структурностью, бессознательностью и т.п. 3. "Природа" в смысле совокупности естественных условий существования человека и человечества, т.е. данное понятие берется в еще более ограниченном и уточненном значении, обозначая не всю естественную природу, а лишь ту ее часть, с которой человек непосредственно связан в аспекте своей жизнедеятельности; Имеются, наконец, и еще более конкретизированные употребления термина "природа", вплоть до обозначения сущности чего-либо, когда говорят, например, о "природе света", "природе жизни", "природе человека" и т.п. Окружающая среда обитания человека представлена естественной и искусственной средой. Естественная среда - это та часть естественной природы, с которой человек (человеческое общество) непосредственно взаимодействует, нуждаясь в ней, прежде всего, как необходимом материальном условии своей жизнедеятельности, ибо сам он - и часть природы, и продукт ее, и потому его существование немыслимо вне непосредственной связи с естественными условиями его бытия, человек не может жить, не удовлетворяя, на этой основе, своих потребностей в материальных благах - пище, одежде, жилище и т.д. Какую роль играет естественная среда в развитии общества? Определяющую роль ей приписывает географический детерминизм, течение в социологии, возникшее еще в античные времена и активизировавшееся в Новое время (Монтескье, Тюрго), в XIX веке его представляли Бокль, Тэн, Л.Мечников, в XX веке выступало в форме геополитических теорий. Но хотя роль естественной среды и существенна, но все-таки не определяющая. Это объясняется характером взаимодействия человека с природой, тем, как он использует ее. В отличие от животного, пассивно приспосабливающегося к природе (берет из нее в готовом виде то, что ему необходимо для биологического выживания, остальное его оставляет равнодушным), человек активно воздействует на нее, преобразуя ее в ходе деятельности в соответствии со своими потребностями и целями. Итогом этого преобразования является возникновение искусственной среды. Ее базисный уровень - совокупность материальных благ, направленных на удовлетворение физических потребностей человека и представляющих собою результат целенаправленной переработки человеком вещества природы. Второй уровень составляет система исторически конкретных общественных отношений. В результате же того, что человек, преобразуя внешнюю природу, преобразует и самого себя, т.е. развивает свои способности и потребности, у него очеловечиваются биологические качества, а также формируются новые, надбиологические - мышление и язык, общение на основе моральных и иных общественных норм, принципов и ценностей. И это образует третий, высший уровень искусственной среды, или "второй природы". Понимание природы как ценности исторически менялось. Уже в первобытном обществе намечается здесь характерное противоречие с одной стороны, природе поклоняются, ее обожествляют (в той мере, в какой она непосредственно служит человеку, удовлетворяя его насущные нужды), а с другой - ее боятся, видят даже в ней своего врага (ибо нередко сталкиваются с ее грозными, разрушительными и непонятными силами). В античные времена эта противоречивость принимает несколько иную форму: освоенная часть природы - это "космос", нечто упорядоченное, организованное, разумное, эстетически прекрасное, образец для подражания, неосвоенная - "хаос" с обратными характеристиками. В средние века с их религиозным приматом духовного над материальным культивируется, в целом, негативное отношение к природе. Эпоха Возрождения, а затем Просвещения характеризуется усилением культа природы как воплощения гармонии и совершенства, причем естественное иной раз резко противопоставляется всему искусственному. С развитием опытной науки и вступлением общества в индустриальную стадию в невиданных прежде масштабах возрастают возможности познания природы и обеспечения господства человека над нею, что сразу же сказалось и на отношении к природе как ценности. 60. Социальная философия: современный этап взаимодействия естественной и искусственной среды обитания и философские аспекты экологической проблемы. Экстенсивный и интенсивный типы хозяйствования и система «природа-общество-человек». До тех пор, пока отношение к природе как к объекту эксплуатации опиралось на сравнительно неразвитые производительные силы, оно не выходило за рамки допустимого воздействия общества на природу и не нарушало, в целом, ее естественных механизмов самосохранения и самовоспроизводства, да и сам человек не оказывался в состоянии дисгармонии с этими естественными механизмами, хотя в плане отдалённых последствий некоторые его хозяйственные действия (вырубка лесов и т.п.) могли подготавливать это состояние. Такое положение в общем, сохранялось на той производственной базе, когда имеет место преимущественно экстенсивное ведение хозяйства, при котором экономический рост достигается путем количественного увеличения факторов, производства (например, за счёт простого расширения земельных площадей, подлежащих включению в агрокомплекс, или разработки все новых и новых месторождений полезных ископаемых). К середине ХХ века возможности такого типа природопользования подходят к своему исчерпанию и в качестве ведущего утверждается интенсивный тип хозяйствования, где решающими становятся качественные факторы, многократно умножающие экономический эффект и закладывающие основы для резкого повышения благосостояния народов. Сущность этих факторов выявилась наглядно в ходе развертывания научно-технической революции, превратившей науку в ведущий фактор развития общества и коренным образом преобразовавшей (на этой основе) всe элементы производительных сил. Преобразуется и человек – механические аспекты его труда уступают место сугубо творческим, что открывает перед ним, в сочетании с уже имеющимися у него материальными возможностями, перспективу, по существу, абсолютной власти над природными процессами в планетарном (а отчасти – и в космическом) масштабе. И сущность экологической проблемы в философском плане – в глубинном осмыслении допустимых масштабов этой власти с тем, чтобы исключить гибельные для человечества последствия чрезмерного вмешательства людей в естественные связи природы (биосферы прежде всего) и теоретически проложить путь к разумной гармонизации взаимоотношений в системе «природа – человек». А эти гибельные последствия уже выявились. Это, прежде всего нарастающее загрязнение окружающей среды промышленными отходами, охватившее атмосферу Земли, ее гидросферу и сушу. Вредное воздействие загрязнения воздуха, воды, почвенных покровов на здоровье человека, бедственное состояние фауны и флоры планеты достаточно известны. Причина этих последствий не в научно-техническом прогрессе как таковом, а в его бесконтрольном развитии и хищнически-экстенсивном типе хозяйствования, еще сохраняющем свои позиции в силу ряда причин. Что же касается интенсивного способа ведения хозяйства, то именно он впервые создает необходимые условия для перехода к рациональному природопользованию, основанному на строго научном подходе и руководствующемуся стремлением к поддержанию, в разумных пределах, динамического равновесия системы «природа – техника – общество - человек». Речь идет, по сути дела, об установлении глобального регулирования на научной основе всего комплекса взаимоотношений общества и природы, механизмы которого могли бы быть разработаны и практически реализованы в рамках всего мирового сообщества и под эгидой ООН. Иными словами, необходим единый экологический разум в общепланетарном масштабе. Трудности в реальном разрешении экологической проблемы неравномерность и противоречивость этого процесса, взятого в глобальном масштабе, обусловливают наличие разных трактовок экологических перспектив планеты. Крайней позиции придерживается французский эколог Ж. Дорст, считающий, что глобальный экологический кризис уже зашел так далеко, что никакими мерами уже не предотвратить неизбежную гибель мировой цивилизации. Алармистские теории (Римский клуб) бьют тревогу и предупреждают: современное техническое развитие, если не принять соответствующие меры, может привести к глобальной экологической катастрофе, которой еще можно избежать. Сторонники неоруссоизма полагают, что выход – в отказе от научно-технического прогресса вообще, с чем человечество вряд ли согласится. Предпочтительнее и перспективнее позиция тех, кто настаивает на гуманизации и экологизации научно-технического прогресса, нацеленной на достижение гармонии человека и природы и включающей в себя не только технологические (переход на современные, «чистые» технологии) и экономические (немалые расходы на природоохранные мероприятия), но и другие аспекты. В их числе – правовые (законодательство по вопросам экологии), политические (помощь и контроль со стороны государства), научные (экологическая экспертиза технических проектов, экологическая прогностика) и, конечно же, духовно - нравственные (экология культуры). Важна также деятельность общественных организаций «зеленых».

 

Социальная философия: современный этап взаимодействия естественной и искусственной среды обитания и философские аспекты экологической проблемы. Экстенсивный и интенсивный типы хозяйствования и система «природа – общество – человек».

Понятие природы одно из наиболее широких понятий. Оно охватывает все сущее и в этом смысле оно близко к понятию материи. Чаще однако оно употребляется в более ограниченном смысле. Природа – это совокупность естественных условий существования человека и человечества. Особенностью является то, что с одной стороны человеческое общество и культура противостоят природе, а с другой – включены в нее. Наиболее общее представление о взаимодействии человека с природой позволяет получить понятие «окружающая среда». Различают естественную и искусственную окружающую среду.

Естественная охватывает гео- и биосферу, т.е. те материальные системы, которые возникли и существуют вне и независимо от человека. Искусственная среда обитания включает в себя предметы и живые организмы, созданные человеком в процессе его деятельности. По мере развития общества роль искусственной среды обитания непрерывно возрастает. Роль естественной среды в жизни человека не является определяющей, поскольку для человека характерна преобразующая деятельность, результат которой и есть «вторая природа».

Можно указать три уровня искусственной среды: 1) Совокупность материальных благ, направленных на удовлетворение потребностей человека в пище, одежде, жилище. Этот уровень определяет характер и масштабы использования человеком искусственной среды.. 2) Общественные отношения. 3) Чисто человеческие качества – мышление, язык, общение. На их основе возникают иные, нежели утилитарно-практические отношения: познавательно-теоретическое (наука) и духовно-практическое (нравственное, эстетическое, религиозное).

Роль природы в жизни человека: 1) Человек есть часть природы, ее порождение. Без природы жизнь человека невозможна. 2) Духовная роль: а) нравственная функция природы; б) познавательная роль; в) эстетическая роль. Природа – мощный источник прекрасного.

Взгляды на природу менялись от эпохи к эпохе. На заре человечества она воспринималась как нечто ужасное, хаотичное, беспорядочное. В античности природа мыслилась как некое подвижное, изменяющееся целое, а человек был частью этой природы. В идеале человек должен был жить в согласии с природой. В средневековой христианской культуре природа мыслилась как нечто, сотворенное Богом и при этом более низкое, по сравнению с человеком, т.к. человек обладал душой. Природа часто противопоставлялась человеку, рассматривалась как источник зла, которое необходимо преодолевать. В эпоху Возрождения в природе выявляются красота, источник радости. Несчастья же рассматриваются как следствие отхода человека от естественного образа жизни в природе. В период становления промышленного капитализма приоритет получает точка зрения на господство человека над природой (человек – царь природы). В определенных пределах это было оправданным, но в XX веке видна опасность такого подхода. Экологическая угроза достигла таких масштабов, что становится под вопрос сама возможность жизни человека и биосферы.

Экологическая проблема. В различные эпохи природа воспринимается по разному. На заре человечества она воспринималась как нечто ужасное, хаотичное, беспорядочное. Развитие искусственной среды, «второй природы» обеспечивало защищенность человека от проявлений стихийности естественной среды (напр. создание обогреваемых жилищ, строительство дамб и т.п.). Одновременно с этими процессам ослабления зависимости человека от природы проявляется противоположная тенденция. Она заключается в том, что в сферу интересов человечества входит все более широкий круг процессов и явлений природы, его связи с природой все более расширяются. а их интенсивность при этом постоянно нарастает. Потребительское отношение (человек – царь природы, в определенных пределах было оправданным, но в XX веке видна опасность такого подхода. Многие жизненно необходимые ресурсы близки к полному исчерпанию, высокоотходные технологии оказывают губительное воздействие на среду обитания, экологическая угроза достигла таких масштабов, что становится под вопрос сама возможность жизни человека и биосферы. Подобные противоречия и составляют существо экологической проблемы.

В середине XX века стали очевидны недостатки потребительского отношения человека к природе. Стал утверждаться новый подход, при котором экономический эффект достигается не за счет простого увеличения объемов взимаемых у природы ресурсов, а за счет достижения качественно более совершенного уровня производства. Как показала научно-техническая революция, потенциалом для этого обладает наука. Однако, опасность негативного воздействия тех или иных достижений НТР на природу не только не уменьшилась, но даже обострилась. Сущность экологической проблемы состоит в определении разумной степени вмешательства человека в естественные природные процессы. В этих условиях важную роль могут сыграть усилия по регулированию отношений в системе «человек-природа».

Ценным в теоретическом плане указанной проблемы является учение Вернадского о ноосфере. От людей требуется мудрость, гуманизм. Для достижения стадии ноосферы необходимо строить отношения с природой надлежащим образом, но не только с природой, но и с людьми. Учение о ноосфере содержит основные принципы т.н. «экологического» сознания: отношение к Земле как к уникальной экосистеме, бескорыстная забота о природе как об источнике нравственно-эстетических ценностей. Кроме того, в последнее время все более очевидной становится глобальность экологической проблемы. Ее решение возможно только в рамках общецивилизационного подхода.

Социальная философия: культура как социально-философская категория. Культура и "натура", культура и общество, функции культуры. Духовность как культурный ориентир и регулятив. Антикультура как проблема.

В настоящее время в научно-философском обороте фигурирует до 300 определений культуры, причин этого три: исключительная сложность самой культуры, разнообразие мировоззренческих позиций исследователей, различие подходов к культуре даже в рамках одной и той же мировоззренческой и методологической позиции. Из глубин древности идет определение культуры как всего созданного человеком, в отличие от "натуры", т.е. нетронутой природы. Первоначально речь шла об агрикультуре, или возделывании земли, затем смысл понятия "культура" существенно расширился - стал обозначать - в применении к человеку - воспитание, образование, почитание святынь. В этом понимании культуры верно схватывается, прежде всего человеческое происхождение культуры (у животных ее нет), что обусловливает базовый, исходный характер определения культуры как всего, что не "натура". В силу этого оно перешло и в советскую философию, но в 70-е годы его стали оспаривать. Во-первых, обнаружилась расширительность этого определения, то, что культура в нем по существу отождествляется с обществом - продуктом жизнедеятельности человека как социального существа. И во-вторых - угрозы разрушения глобального экобаланса резко заострили проблему относительности противопоставления культуры и природы, необходимости учета не только различия между ними, но и их внутреннего единства. Элементы этого единства: забота человека о собственном здоровье (физическая культура), формирование экологической культуры, освоение культурного смысла той части природы, которая вовлечена в жизнедеятельность человечества. Также необходимо преодолеть отождествление культуры и общества, не забывая, естественно, что они внутренне близки и что и общество, и культура тесно связаны с природой. А что между культурой и обществом есть различие, видно, хотя бы, из того факта, что исторически темп и ритм развития культуры не всегда совпадают с темпом и ритмом общественного развития - известны, в частности, примеры расцвета культуры в периоды общественного застоя или даже кризисного состояния общества. Культура - это совокупный исторический опыт народа, складывающийся на протяжении многих столетий и прошедший многократную проверку и подтверждение временем. Сейчас многие исследователи рассматривают культуру народа как объективную реальность, обозначаемую как "социокультурная реальность" и представленную общепризнанными нормами поведения, смысложизненными установками и идеалами, заключающими в себе элементы абсолютного, общечеловеческого содержания и значения. В этой атмосфере человек живет с момента своего рождения, из этого фонда норм, установок и идеалов он черпает свое представление о них и ими же в ходе своей повседневной жизненной практики проверяет «на истину» это свое представление. Культурное развитие личности - сложный, противоречивый процесс созидания человека, совершающийся в противоборстве с антикультурными, антигуманными тенденциями, препятствующими его развитию, совершенствованию, и чтобы культура одержала верх над антикультурой, от личности требуется последовательная избирательность и целеустремленность. Общество порождает, производит не только культуру, но и антикультуру, оно человека не только возвышает, развивает, но и унижает, сдерживает. Культура и выступает как всемирно-исторический итог противоборства различных тенденций в обществе, когда, несмотря на все тернии и зигзаги человеческой истории, берут верх именно интересы развития человека, интересы культуры. Первая основная социальная функция культуры - быть социальной памятью человечества, накапливать и передавать сменяющимся поколениям "наработанный" социальный опыт, реализованный, в частности, в указанных образцах, правилах, нормах и идеалах. Формой сохранения социального опыта в культуре является традиция. Применительно к целым народам культурные традиции в их совокупности образуют национальный характер данного этноса, тот менталитет, который объединяет представителей этноса. Вторая основная и, в сущности, главная функция культуры - быть социализацией индивида (социализация - активный двусторонний процесс, предполагающий активность и самих восприемников культуры, самостоятельный и осмысленный выбор ими тех культурных ориентации, которые, отвечая их индивидуализированному строю мыслей и чувств, в максимальной степени способствовали бы их духовному и физическому развитию).

 

62. Социальная философия: культура как ценность (единство и различие). Культура народа как объективная реальность. Человек – и творение культуры, и ее творец. Деятельностный и системный подход к культуре.


Дата добавления: 2015-04-18; просмотров: 19; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.043 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты