Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Отражение в отечественной и зарубежной политической науке проблемы делимости /неделимости суверенитета в федеративном государстве.




Читайте также:
  1. Cоциологический анализ электорального процесса: проблемы и методы исследования, сферы применения результатов
  2. D) политической партии.
  3. III этап: Формирование либеральной и социалистической оппозиций в Германии. Проблема национального объединения в политической жизни 30-40 гг.
  4. III. Обострение внутриполитической ситуации в 1920-1924 гг.
  5. N33 Философские аспекты проблемы творчества. Гениальность и интуиция.
  6. Агенты политической социализации.
  7. Адаптация персонала: формы, виды, социально- психологические проблемы
  8. Административная реформа: причины реформирования, основные проблемы реализации.
  9. Актуальные проблемы в современный период.
  10. Актуальные проблемы клинической психологии.

В последние годы В России было сломано немало копий по поводу того, что есть суверенитет и кому он принадлежит в федеративном государстве. Преследуя собственные корыстные интересы, связанные главным образом с захватом абсолютной власти, правящая верхушка РСФСР методично разрушала СССР под лозунгом борьбы за суверенитет и возрождение России. Она же одновременно отрицала и отрицает право на суверенитет за республиками-государствами, оказавшимися в составе РФ.

Со своей стороны пришедшая к власти в республиках местная политическая элита, воспользовавшись распадом СССР и первоначальной слабостью рос. структур, повела в не менее корыстных интересах борьбу за расширение собственных прерогатив. Фактически бесконечные споры о суверенизации скрывали элементарное соперничество политических элит за большую долю «пирога власти».

Идея суверенитета была в свое время взята на вооружение защитниками королевского абсолютизма в борьбе против притязаний церкви на светскую власть. С тех пор и поныне суверенитет государства рассматривается через призму его верховенства и независимости.

Поскольку международное сообщество находится ныне в состоянии глобальной взаимозависимости. ни одно государство в фактическом, а не формально-юридическом смысле не является независимым. Не может оно вести себя фривольно и на собственной территории, ибо сразу оказывается под сильным международным давлением, не говоря уже о возможных мощных ограничениях, исходящих от гражданского общества.

Но дело не только в пределах, ограничивающих волеизъявление и свободу действий государств в военно-политической сфере. Не меньшее значение для понимания того, что есть сегодня суверенитет государства, имеют позитивные факторы международного развития: перспективы создания всеобщей системы коллективной безопасности, частично реализуемые уже в настоящее время; экономическая и культурная интеграция, получившая пока наиболее зримое воплощение в ЕС и НАФТЕ; стремление многих государств к согласованной экологической политике; прогресс в средствах транспорта и связи, не признающий национально замкнутых границ.

В демократическом обществе суверенитет государства ограничен и множеством внутренних факторов: огромной счастью сферы социальной жизни, находящейся вне контроля государства; прирожденными правами человека, которые государство обязано соблюдать и обеспечивать их реализацию; разделением власти по горизонтали и вертикали.



В свете всех этих явлений и процессов неслучайно появляются сомнения в ценности самого понятия «суверенитет». Иногда идея суверенитета изображается по существу как не заслуживающая внимания при обсуждении проблем федерализма. Однако какой бы ограниченной в своем практическом применении ни казалась идея суверенитета, отказ от нее представляется пока преждевременным. Суверенитет официально признается в качестве одного из международно-правовых принципов государствами и международными организациями и, по утверждению некоторых исследователей, продолжает оставаться основой международной системы.

Государственный суверенитет – мера независимости/ или самостоятельности, верховенства государственной власти, выражающуюся в совокупности принадлежащих ей предметов ведения и полномочий, а также их фактической реализации. В федеративном государстве эта власть осуществляется на двух уровнях – общенациональном и на уровне S. В федеративной системе, где нормой является разделение власти по вертикали в виде разграничения предметов ведения и полномочий между федеральным центром и субъектами федерации уже в силу этого неизбежно разделение суверенитета. Разделение полномочий – главное выражение деление суверенитета. В любом федеративном государстве суверенитет должен делиться между различными уровнями гос. управления… Он не может служить в качестве базы легитимации абсолютной власти ни одного из уровней государственного управления.



Суверенитет – это не абстрактная характеристика качественного состояния государственной власти. Он имеет количественное выражение в том объеме полномочий, который имеет тот или иной уровень власти. В федерации гос. суверенитет складывается из суверенитета федеральной власти и суверенитета власти S. Распределение его между уровнями власти непосредственно зависит от деления предметов ведения и полномочий. Суверенитет делим и неделим одновременно. Народный суверенитет является неделимым в том смысле, что единым и единственным источником суверенитета является сам народ. В тоже время государственный суверенитет делим, если иметь в виду, что в федерации он реализуется в деятельности двух уровней государственной власти.

С проблемой делимости или неделимости суверенитета органически связан вопрос о том, могут ли быть суверенными субъекты федераций. В отечественной литературе в трактовке этого вопроса существовало и продолжает иметь место почти единодушие, выражающее, как представляются, общую устремленность рос. менталитета к унитаризму и унификации. Даже республики в составе РФ, не говоря уже о всех иных субъектах РФ, объявляются несуверенными.

В своем постановлении Конституционный суд сделал пришел к выводу о наличии в конституциях ряда республик положений об их суверенитете противоречит Конституции РФ. Решения судов необходимо выполнять. Но никакое судебное решение не может поставить точку в научных дискуссиях по вопросу, который был предметом рассмотрения суда.

С такой позицией согласиться нельзя. Конституция РФ действительно не содержит статей, в которых республики в составе РФ прямо назывались бы суверенными, кроме упоминания во втором разделе Конституции документа – договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами гос. власти РФ и органами гос. власти суверенных республик в составе РФ.

Однако независимо от этого следует подчеркнуть, что в Конституции РФ нет и отрицания суверенитета республик. Более того, она включает в себя, по крайней мере 2 положения, которые позволяют предположить признание федеральной конституцией суверенитета республик, хотя и в ограниченном объеме. Первое положение касается определения гос. природы республик. Одним из неотъемлемых признаков всякого государства является наличие суверенитета, т.е. верховенства в решении всех вопросов, подпадающих под юрисдикцию данного государства. Учитывая это, Конституционный суд не стал возражать против этого, но начал отрицать, что республики являются государствами. А если республики – не государства, то вопрос об их суверенитете автоматически снимается. Такая позиция Конституционного Суда вызывает серьезные возражения. Она как представляется противоречит Конституции РФ. Понятие республика означает форму гос. правления. Если ни одна республика в составе РФ не является государством, то формой чего оно является.

В документах Конституционного суда РФ суверенитет признается только за РФ, а она по существу отождествляется с федеральным центром, ибо лишь за ним признается право осуществлять суверенные полномочия Федерации. Однако РФ – это прежде всего совокупность составляющих ее субъектов плюс федеральный центр. И суверенитет, которым обладает федерация, не принадлежит только федеральному центру или ее субъектам, а реализуется как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов фед.

Преобладающей в западной политической науке является точка зрения, согласно которой суверенитет принадлежащий народу, реализуется в федеративном государстве как на уровне федерального центра, так и на уровне субъектов федерации. В швейцарской доктрине федерализма кантоны рассматриваются как суверенные государства. Для того, чтобы быть признанными в качестве государств, кантоны должны иметь свою собственную территорию, суверенитет и свое население. Все эти элементы, необходимые государствам, имеются и у кантонов.

Таким образом, существующая политико-правовая практика и доктринальные толкования позволяют сделать вывод, что в федеративных системах гос. суверенитет как производное от суверенитета народа не принадлежит ни фед. центру, ни S. Он является свойством фед. государства в целом, а значит, реализуется как на общефедеральном уровне, так и на уровне S. Как фед. центр, так и S являются выразителями гос. суверенитета в пределах своих полномочий. То, что S наряду с участием в осуществлении совместной компетенции имеют исключительные предметы ведения и полномочия, является убедительным свидетельством их суверенности. И мера этой суверенности зависит именно от объема реализуемых гос. полномочий.

Признание ограниченного суверенитета S имеет принципиальное значение для понимания особенностей федеративного устройства государства.

Утверждение в теории и политической практике идей делимости суверенитета и распределения его между федерацией в целом и ее субъектами имеет значительный смысл и с точки зрения обеспечения демократии. Нельзя не согласиться с мнением, что предоставление всей суверенной власти правительству одного какого-либо уровня есть приглашение к диктаторскому правлению. Федерализм же стремиться избежать тирании 2 путями: 1) разделяя суверенную власть между двумя уровнями правительства, федеративная система сокращает вероятность того, что правительство более высокого уровня будет способно контролировать все стороны жизни граждан. 2) если правительство более низкого уровня попытается навязать тираническое правление, у его граждан есть доступный спасательный клапан межрегиональной мобильности.

Представление о том, что государственный суверенитет принадлежит федерации в целом, а реализуется как на федеральном, так и на региональном уровнях, в пределах компетенции соответствующих органов гос. власти, во многом снимает остроту теоретических и политических дискуссий на тему о том, что такое суверенитет и кому он принадлежит в федеративном государстве, и переводит эти дискуссии в плоскость решения более практических вопросов определения предметов ведения и полномочий фед. власти и органов гос. власти субъектов федерации.

 


Дата добавления: 2015-04-21; просмотров: 8; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты