Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Скво: «Исследование ревности».




Читайте также:
  1. Бодхи: «Исследование предвкушения».
  2. Бодхи: «Что такое «исследование»».
  3. Лама: «Исследование ментальных впечатлений».
  4. Пси: «Исследование радостных желаний».
  5. Рысь: «Исследование негативного отношения к сексуальной активности девушек».
  6. Рысь: «Исследование НО к людям».
  7. Рысь: «Исследование эмоции возмущения».
  8. Рысь: «Циклическое восприятие ревности».
  9. Серая Дымка: «Исследование и преодоление автоматизма подавления НЭ».
  10. Скво: «Встреча с Рамакришной».

 

Ревность возникает как стандартная реакция на ситуацию, когда «твой» мальчик (девочка) обращает внимание на другого. Так было всегда. Точно так же всегда был гнев, когда тебя называли дураком или раздражение, когда наступали на ногу. Это автоматические реакции, которые возникают уже помимо моих желаний. Ревность – совокупность сильнейших омрачений, в основании которой лежит привычка воспринимать человека как собственность. Несмотря на то, что я хочу избавиться от ревности и понимаю, что это сильнейшее омрачение, разрушительная сила которого ужасна, тем не менее остается привычка считать ревность правомерной и привычка негативно реагировать на то, что «мой» мальчик ласкает кого-то еще. Я могу не реагировать, когда он смотрит телевизор, идет гулять или на работу, но я «обязана» реагировать, когда он ласкает девочку. Когда я пытаюсь устранить ревность, то испытываю удивление: «как же так? Не обратить внимания?». Я тысячи раз испытывала НЭ в этих ситуациях, поэтому автоматизм очень силен. Так происходит с любым омрачением – необходимо прикладывать усилия в течение некоторого времени, чтобы старая привычка сменилась новой. Необходимо безупречно устранять ревность каждый раз, когда она возникает, и только так можно сформировать новую привычку. Это может занять полгода или год, но есть ли выбор? Тем более, что это шлифует отработку усилия, которое применяется и к устранению других НЭ. Требуются планомерные и яростные усилия для замены одного восприятия на другое. Работа с ревностью – одна из самых тяжелых и изнуряющих, но без нее никуда не сдвинешься. Так что выбора нет: я хочу устранить ревность.

 

Предыстория:

Впервые я испытала ревность к своей детсадовской подружке. Мы с ней почти все время были вместе - она тоже оставалась ночевать в саду, и мы проводили вместе чуть ли не каждый день с утра до вечера. Я привыкла к ней. В саду мне было так плохо и одиноко, а ее присутствие радовало. Так получилось, что на дачу вместе с садом я уехала раньше нее, ждала ее недели две, скучала, а когда она приехала, то почему-то перестала обращать на меня внимание и стала дружить с другой девочкой. В таком возрасте никаких объяснений конечно не происходит, да и что можно объяснить – ну хочу сейчас не с тобой, а с Машей играть. Это было первым опытом страдания от того, что меня «исключили», «обменяли» на другого.



Патологических размеров ревность достигла по отношению к матери. Я росла без отца и привыкла, что ее внимание направлено только на меня, и как-то к ней пришел мужчина и она сообщила, что собирается пойти погулять с ним, а я должна остаться дома. С моей стороны последовал взрыв обиды и ревности. Казалось, жизнь потеряла всякий смысл - меня предал самый близкий человек. Каждый день мы гуляли вместе, а тут она уходит с каким-то противным мужиком, заставляя меня страдать… Абсолютно все отношения матери с мужчинами вызывали во мне ревность, т.к. когда она начинала свое общение с ними, она переставала интересоваться мной в той мере, как это было мне привычно.

Привязанность к матери со временем стала патологической, и даже задержка с работы на полчаса вызывала у меня такие страдания, что не хотелось жить - я не могла ни есть ни спать, каждая минута была страданием и ожиданием.

Реакция матери была двоякой – попытки «загладить вину» или агрессия в легкой форме. Так я в любом случае получала опыт «справедливости» ревности, так как в первом случае я получала «доказательство» того, что она «не права», покидая меня ради кого-то, а во втором случае - того, что она действительно гораздо меньше меня любит, когда начинает общение с другим.



Таким образом, ревность стала моим неотъемлемым проявлением, не вызывавшим сомнений в его правомерности. Наблюдения всегда показывали одно и то же: если близкий человек влюблялся в другого, то ему уже не было дела до меня. Меня бросали, и это неизбежно вызывало НЭ.

Когда у меня появился опыт общения с мальчиками, привязанность к матери исчезла.

В первый раз я испытала ревность к мальчику, когда мне было 9 лет. Я впервые влюбилась, и когда видела, что мальчик выражает симпатию другой девочке, то начинала ее ненавидеть. Ведь ко мне он не выражал этой симпатии, она украла ее у меня! Впоследствии все мои отношения с мальчиками были связаны с ревностью. Я ревновала к любой девочке, которая хоть немного симпатична моему мальчику - где гарантия того, что их приятельские отношения не перерастут в нечто большее? Я ревновала своего мальчика к тем девочкам, которые у него были до меня. Мне была невыносима мысль о том, что он кого-то любил, с кем-то был так же нежен, как со мной. К тому же, размышления о его бывших девочках всегда приводили к мысли, что и я когда-нибудь стану «бывшей». Я страдала и в том случае, если «мой» мальчик уходил без меня: если ему хорошо без меня, значит ему плохо со мной. Я страдала «на всякий случай» - боялась потерять его, а ведь это могло произойти в любой момент.

 

Принятие решения:

На основании наблюдений родилось осознание, что я не могу переживать любовь и ревность одновременно. Есть концепция, что ревность – неотъемлемая часть любви. Так я видела в кино, так говорила мама, так я читала в книгах, так говорили подруги - так говорит весь мир, и я слепо верила в это. «Ревнует - значит любит» - знакомая всем «истина», и всю жизнь я прожила с верой в нее. Это «подтверждалось» моим опытом – когда я переставала ревновать, причиной этого всегда была потеря интереса к тому, кто еще вчера вызывал у меня ревность, кого еще вчера я «любила».



Ревность сильна, кажется справедливой и неотвратимой, так что очень трудно принять тот факт, что это омрачение, яд, болезнь, хочется оправдать ее, и каждый раз она оправдывается «святым» - любовью. «Я так страдаю, потому что люблю тебя. Неужели ты не понимаешь?»

Необходима искренность и решимость, чтобы признаться себе в том, что когда я ревную, в этот самый момент во мне нет ни капли ОзВ. Более того, ревность – это антилюбовь, потому что когда я ревную, в этот момент мне нет дела до того, что испытывает мой мальчик, мне все равно – хорошо ему или нет, главное, чтобы у меня не было НЭ, в которые я сама же себя ввергаю, и я требую от него, чтобы он отказался от своих радостных желаний и делал то, что я хочу. Я готова даже убить его, только чтобы не страдать самой. Где же здесь любовь?

Любое проявление ревности, даже ее скрытое существование, когда для нее нет поводов - это непреодолимая стена на пути к ОзВ, потому что если я не ревную только потому, что у меня нет повода, ревность все равно продолжает существовать как НФ. Я все время оцениваю ситуацию – «не произошло ли еще таких изменений, что уже пора ревновать?» В любой момент этот НФ может взорваться сильным всплеском ревности, если возникнет механическая интерпретация какой-то ситуации как повода для ревности.

Я заметила, что ревность всегда одинакова, кого бы я не ревновала. Я помню как я ревновала маму, каждого «своего» мальчика. Это все одна и та же ревность, которая не имеет к любви никакого отношения. НЭ одни и те же. Исходя из этого я делаю вывод, что ревность - механизм, который слепо направляется на тот или иной объект как флюгер. Если я перестаю ревновать кого-то одного, привычка ревновать не перестает существовать, она всегда наготове, как только подвернется подходящий объект.

Родилось осознание, что если оставить ревность жить, то она убьет все живое во мне, даже если не будет проявлена сильно. Несколько раз у меня возникало желание самоубийства, когда я не могла устранить ревность, и нет никакой гарантии, что однажды это желание не достигнет такой силы, что будет реализовано. Когда есть такое сильное омрачение, способность рассуждать блокирована, ОзВ нет, и можно совершить и убийство и самоубийство. В России ежегодно в бытовых ссорах погибает несколько десятков тысяч (!) женщин, и ревность наверняка вносит немалый вклад в эту жатву.

Несмотря на то, что ревность отравляет меня всю, в то же время есть нежелание прекращать ее, потому что возникают мысли вроде: «ни хрена себе, я перестану ревновать, и он получит вседозволенность! Он будет делать все, что захочет, будет манипулировать мной, играть на моих слабостях и использовать меня». Ревность интерпретируется как сигнал опасности, и игнорировать его кажется в высшей степени неосмотрительным, но мне хочется несмотря на все механические интерпретации устранять этот яд, поэтому я иду дальше.

Я ощущаю приливы решимости, устремленности, радости. Если я буду идти и идти в направлении устранения ревности, я все равно приду когда-нибудь к тому, что ее не будет у меня НИКОГДА! Даже если на это потребуется год или два, разве есть выбор? Я хочу помнить об этом всегда, потому что когда НЭ становятся непрерывными и слишком болезненными, появляются мысли – а не сдаться ли? Не оставить ли все как есть? Ведь я могу просто уйти, убрать эту ситуацию, заставить себя поверить в то, что этот человек мне вовсе и не интересен и перестать страдать. И хотя я понимаю, что это ничто не изменит, потому что в любом случае найдется новый объект для ревности, соблазн уйти от борьбы велик. Просыпаются мысли-скептики о том, что устранить ревность невозможно. Я не видела ни одного человека, который бы это сделал, правда это сделал Бодхи, но я не могу быть уверена в этом, я не хочу слепо принимать на веру то, что не является результатом моего опыта. Но тут есть очень существенный момент – даже если никто этого еще не сделал, это не значит, что это невозможно! Да, никто этого не сделал, а кто-нибудь пытался? Если хочешь получить то, что никогда не имел, необходимо начать делать то, что никогда не делал. Пусть тот, кто не сумел прекратить ревновать, расскажет о том – что он пытался сделать, и тогда я и буду делать выводы. Пока что все то, что я слышала (за пределами круга морд), не оставляет сомнений – эти люди на самом деле не пытались устранять ревность, не хотели ее устранять. Жить с ревностью для меня невозможно, в этом я уверена. Я не хочу так жить, потому что ревность уничтожает все те ОзВ, которые я так хочу испытывать.

Итак, я приняла решение – исследовать это омрачение, которое на данный момент не поддается прямому мгновенному устранению. Мне очень понравился такой образ: «ты исследователь джунглей Амазонки, и каждое утро видишь, как просачивается солнце сквозь густую листву, и вдруг приходит мысль о том, как прекрасен, наверное, восход солнца, если увидеть его с середины реки, но у реки живет крокодил. И вот ты собираешь всю свою отважность, внимательность и весь арсенал уловок и идешь пробиваться к восходу. В этом походе самое важное - не забыть, не потерять то предвкушение тайны, что потянуло тебя в дорогу».

НЭ – для меня это страдание, то есть когда я их испытываю, то наряду с механическим желанием продолжать их испытывать рождается и желание не испытывать их, но когда ты видишь перед собой ТОЛЬКО свое омрачение, ты скорее скован, чем мобилизован, так что памятование об ОзВ, к которым ты стремишься, делает усилия более эффективными.

 

Исследование:

Я сижу и смотрю на разговаривающих людей и исследую свои реакции. Ничто меня не омрачает. Теперь другая ситуация – я сижу и смотрю, как два человека, одного из которых я считаю «моим» любимым мальчиком, занимаются сексом. Я продолжаю сидеть и могу точно так же продолжать исследовать свои восприятия, но если я позволяю мыслям непрерывно обсасывать эту тему, если начинаю прислушиваться к ним, а не устраняю тут же, то просыпается привычно связанный с ними механизм ревности, меня охватывают ужасные НЭ, вырваться из которых крайне сложно, потому что мысли продолжают возникать, и привычка испытывать ревность непрерывно задействована.

Набор мыслей довольно стандартен, они образуют замкнутый круг: «теперь ты ему не нужна», «им очень хорошо», «ты здесь лишняя», «когда-то он так ласкал и тебя», «ты ему надоела», «ему необходим допинг в виде секса и ласк с другими девушками, одной тебя уже недостаточно», «он и не думает о тебе сейчас», «ему все равно, что ты сейчас страдаешь», «ему вообще все равно, что с тобой происходит», «ей тоже все равно, что ты страдаешь», «им хорошо, и им нет никакого дела до тебя», «с ней он получает более острые ощущения, потому что она новая для него, а со мной уже все известно», «к ней он более внимателен, предупредителен». Возникают сильные НЭ, вплоть до физически болезненных ощущений. Когда он ласкает меня, это настолько для меня важно и ценно, что когда он ласкает кого-то другого, мне кажется, что это ценное обесценивается, становится неважным для него.

Если же я искренна с собой, то вынуждена признать, что все вышеперечисленное очень спорно, и у меня нет восприятия ни одного из этих «фактов», но мысли-штампы автоматически облепляют эту ситуацию, которую раньше я привыкла интерпретировать как «измену» со всеми вытекающими последствиями. Когда я во власти НЭ и мыслей-штампов, они образуют замкнутое пространство. Если есть ревность, то почти невозможно нащупать состояние, свободное от ревности, хотя бы ненадолго. Я смотрю на мир глазами ревности, и все поступки человека, которого я ревную, я расцениваю как новый повод для ревности. Сначала происходит восприятие факта – одно тело входит в контакт с другим телом. Далее следует озвучивание – «МОЙ мальчик ласкает ДРУГУЮ девочку». Тут же появляется интерпретация: «я ему больше не интересна/не нужна», и после этого начинается непрерывный ВД, доказывающий то, что интерпретация верна – «и не смотрит на меня, отворачивается, и интонация уже не та, и взгляд совсем другой и т.д.»

Механическое мышление в данной ситуации привыкло действовать методом исключения - принимать одно и исключать другое (хочет ее – значит не хочет меня) независимо от того, что для этого нет оснований, поэтому для того, чтобы расшатать эту жесткую программу, я провожу разные эксперименты и смотрю, как ведет себя омрачение.

Когда я вижу факт «измены», то без всяких сомнений возникают уверенные мысли о том, что «меня исключили». Но ведь может быть и так, например, что мой мальчик реализует механическое сексуальное желание. А если он испытывает к ней нежность, то разве есть восприятие того, что ко мне он сейчас не испытывает нежность? Разве есть восприятие того, что его не возбуждает то, что я рядом, и что после секса с ней он будет меньше хотеть меня?

Итак, я могу сделать вывод, что ревность возникает в результате додумывания. Если я ничего не додумываю, то могу с уверенностью сказать только то, что есть восприятие мальчика и девочки, занимающихся сексом, в то время как я додумываю, что между ними существует «связь», которая представляет опасность для меня.

 

Я хочу исследовать разные ситуации, чтобы выяснить, что же это за опасность, которой я так боюсь.

1. Я испытываю НЭ, потому что его внимание не направлено на меня. Рассмотрим другую ситуацию. Вот он сидит и смотрит телевизор, и в этом случае его внимание также не направлено на меня, и он скорее всего не думает обо мне. Я в это время занимаюсь чем-то своим, и меня ничто не беспокоит. Я тоже не думаю о нем, и мое внимание на него не направлено. Ревность не возникает. И другая ситуация – я точно так же занимаюсь чем-то своим, а он вместо телевизора направляет внимание на другую девочку. Тут же возникают НЭ. Отсюда ясно, что дело совсем не в том, что он не думает обо мне.

2. Я испытываю НЭ, потому что он получает удовольствие с ней, а не со мной. Но ведь он может получать удовольствие от всевозможных действий – проявлять нежность к животным, смотреть на природу, плавать, гулять по лесу, и от всего этого он получает удовольствие, и в этом тоже нет меня. Конечно, в случае с девочкой он получает удовольствие другого рода – оно может быть эротическим или сексуальным, но почему это должно быть причиной для моих НЭ? Что такого особенного именно в сексе, что я сразу начинаю страдать?

3. Я страдаю, потому что мне кажется, что после того, как он с ней поласкается, его «запас нежности» истощится, и со мной он уже будет не так нежен. А если он пойдет рубить дрова, то устанет, и тоже вряд ли захочет заниматься сексом. Он же не может все свои силы отдавать ласкам со мной, точно так же как и я не всегда горю сексуальным желанием.

4. Концепция: «если он хочет ее, а не меня, значит она лучше чем я, значит с ней он может получить то, что не может получить со мной». Возможно, с ней он действительно переживает что-то, что не переживает со мной, но разве может один человек вместить в себя все многообразие мира? Мыслимо ли предположить, чтобы мой мальчик разговаривал только со мной? Никому и в голову такое прийти не может, потому что всем интересны разговоры с разными людьми, и беседуя с разными людьми получаешь удовольствие, становишься умнее, и в итоге ему будет интереснее общаться со мной, а мне - с ним, но что касается секса, тут просто все посходили с ума, будучи уверены в том, что секс должен быть только с одним человеком. Было бы странно, если бы во мне оказались сосредоточены все сексуальные прелести этого мира, все интересное и привлекательное, а все остальное девочки не возбуждали. Если он получает удовольствие с другой девочкой, то это не значит, что он уже не получает его со мной.

Возможно, с ней он переживает то, что не переживает со мной, но разве это значит, что я «хуже»? Сейчас с ней он испытывает то, что не испытывает со мной, но разве это зависит от его желаний? Разве интерес, влечение не возникает спонтанно? Разве можно заинтересоваться или увлечься по плану? Так чего же я хочу от него? В «том месте» сейчас нет желания меня, а есть желание ее, но почему это должно менять восприятия в «этом месте»? Почему я должна испытывать НЭ? Почему это должно мешать проявлению ОзВ?

5. Я боюсь, что он может увлечься девочкой и потеряет ко мне интерес, но ведь совершенно необязательно, что это произойдет именно в результате сексуального контакта. Почему-то принято считать, что секс – это серьезно, это о многом говорит, эта особая форма отношений, где обязательно происходит исключение. Если хочешь одного, то уже не можешь хотеть другого. Но в реальности это не так. Механизм исключения чаще всего срабатывает именно потому, что «брошенная» ставит вопрос именно так – «либо я, либо она», а если не только не терроризировать партнера, а наоборот – поощрять, вместе обсуждать, слушать его рассказы, вместе фантазировать, то можно легко обнаружить, что отношения становятся только более живыми и интересными.

Кроме того, если говорить о влиянии секса на влюбленность, то оно скорее негативное, поскольку снимает кучу дорисовок, и к тому же у всех в сексе грандиозное количество комплексов и связанных с ним концепций и НЭ, так что секс чаще разрушает влюбленность, чем созидает.

6. Если мой мальчик отдает все свое внимание не девочке, а мальчику (даже если между ними есть секс), то ревности не возникает. Мне радостно от того, что им хорошо, и совершенно неважно, участвую я в их общении или нет. Это очень весомый аргумент в пользу того, что ревность – это механизм. Он именно такой потому, что когда я росла, я ничего не слышала о том, что мальчик может уйти к мальчику или заниматься сексом с мальчиком, этого не было ни в одном кино, ни в одной книге, ни в одной истории моих знакомых, поэтому механизм возникновения ревности не сформировался для такой ситуации, и я себя чувствую абсолютно свободно.

 

Практика:

1. Фиксация всех ситуаций, в которых возникает ревность. Когда я это сделала, то увидела, что ревность возникает абсолютно во всех случаях, когда его внимание уходит на другую девочку, даже если он просто похвалит ножки случайной прохожей. Есть еще два вида ситуаций, которые нельзя упустить из внимания. Ревность возникает, когда я думаю о тех девочках, на которых он обратил внимание, и когда я думаю, что он меня не хочет, а вот была бы рядом другая девочка (речь идет об абстрактной девочке), то он бы ее сразу захотел. Конечно, интенсивность ревности в разных ситуациях разная, но это не имеет значения. Ошибочно думать, что более сильные омрачения сложнее устранить. В каждой такой ситуации необходимо заменить одно восприятие на другое – ревность на симпатию. Невозможно браться за все ситуации сразу, поэтому я беру 2-3-4, и в течение 10-15 дней уделять особое внимание именно им. Это могут быть очень мелкие ситуации – чем «мельче» они будут, тем больше вероятность того, что я смогу достичь успеха. Например, это может быть ситуация, когда он просто упоминает о какой-то девушке или хвалит ее тельце. Такие ситуации длятся мгновения, но если не устранять возникающие НЭ, то они неизбежно сливаются в НФ, который в любой момент может взорваться сильнейшим омрачением. Когда возникает выбранная ситуация, то независимо от того, зафиксирована НЭ или нет, я мгновенно совершаю усилие устранения НЭ и порождаю ОзВ, и продолжаю до тех пор, пока ОзВ не возникнет. Эти 2-3-4 ситуации – это основной фронт работ. Целесообразно фиксировать все письменно - что и как было сделано, каков результат. Остальные ситуации, вызывающие ревность, также можно фиксировать, но основная работа с ними начнется тогда, когда на основном фронте будет достигнут устойчивый результат – во всех 100% случаев ревность будет устраняться мгновенно. После этого можно добавить еще 2-3-4 новых ситуации, продолжая проводить эмоциональную полировку и в тех, что уже отработаны.

2. Устранение НО. Неизбежно возникает отчуждение, НО или даже ненависть к тем, из-за кого ревность возникает. Возникают навязчивые мысли о том, что у нее не такие уж красивые ножки, что она глупа, примитивна и плохо трахается. При этом я не хочу совершать усилия, а хочу найти в ней такие недостатки, которые могли бы убедить меня в том, что она мне не соперница и скоро ему надоест. Это коварная ловушка, потому что всегда можно найти что-то, что в ней будет «не так» на мой взгляд, и тогда наступает короткий миг анестезии, но скоро ревность захватывает с еще большей силой, когда появляется мысль, что эти недостатки могут не иметь для него значения. Ни один ее недостаток не может являться гарантией того, что она ему окажется неинтересна.

Но даже если она вскоре окажется ему неинтересна, это избавит меня от ситуации, но не от ревности, поэтому нецелесообразно желать устранения ситуации, ведь ревность будет возвращаться вновь и вновь до тех пор, пока не будет устранена окончательно.

Может возникнуть желание доказать себе, что он дурак, и мне совершенно не хочется быть с ним. Испытывание НО к нему – это, наверное, самый простой способ ослабления ревности, но какой ценой! Ценой полной потери способности испытывать нежность, симпатию. Одно омрачение я заменяю на другое: ревность - на отчуждение или даже ненависть, и этим я лишаю себя возможности работы с ревностью, ухожу от борьбы, а это означает смерть, возврат в тупость и обыденность. Меня это не устраивает, я не хочу вытеснять одной НЭ другую, а хочу научиться переживать нежность, симпатию, эротическое влечение независимо ни от чего. Избавиться от НЭ можно по-разному – найти развлечения, уколоться героином, выпрыгнуть из окна, и в итоге я начну бегать от НЭ, пытаться создавать ситуации, в которых временно не будет ревности (а будет серость, одиночество, желания новых впечатлений и т.д.). Или я могу избавиться от ревности (на короткое время), если влюблюсь в другого мальчика.

Я встречаю НЭ лицом к лицу, потому что не хочу от них убегать в самоумерщвление, а хочу устранить их навсегда! Поэтому я отвергаю все попытки исключить «виновника» моей ревности из своей жизни. Я объявляю ревность врагом, которого собираюсь уничтожить для того, чтобы ОзВ в «этом месте» могли проявить себя в полную силу независимо от обстоятельств.

3. Фиксация мыслей, касающихся реальных или додуманных недостатков девушки, которой интересуется «мой» мальчик. Эти мысли –ментальный яд, поскольку по большей части абсурдны и лишены оснований, и являются способом поддерживать и порождать НО к ней. Я хочу устранять этот ментальный яд мгновенно, как только он опознан. Мысли эти очень навязчивы, они могут проговариваться днями напролет, и что самое ужасное – наряду с НЭ отчуждения, неприятия, агрессии я получаю от этого еще и особое удовольствие, тем самым культивируя эти НЭ, отдаляясь от ОзВ. Я не хочу позволять этим мыслям жить, они мгновенно отравляют и порождают одну НЭ за другой. Этот порочный круг можно только разрубить.

4. Я хочу идти навстречу своим омрачениям. Если я боюсь ревности, то любая ситуация, которая может вызвать ревность, спровоцирует страх. Я чуть ли не постоянно анализирую происходящее – нет ли еще такой ситуации, не намечается ли? Мне не хочется, чтобы в его жизни появилась другая девушка, которой бы он уделял внимание. Если такая девушка появляется, то я не хочу, чтобы она в него влюблялась. Мне не хочется, чтобы она часто появлялась в нашем доме, а уж тем более – жила с нами. Мне очень не хочется этого, и тогда я смотрю на все это как обычный человек, которому только и надо, что иметь - иметь мужа, вещи, обыденность, НЭ. Мне нравится относиться к событиям, которые происходят в моей жизни, как к тому, что может дать мне интересный опыт, урок, с помощью которого я смогу отточить усилие устранения НЭ и порождения ОзВ, стать еще на шаг ближе к свободе.

Необходимо осознать, что нет другого способа избавиться от ревности, кроме как отрабатывать усилие устранения ее в реальных, а не только воображаемых ситуациях. Поэтому любая ситуация, вызывающая ревность - это большая удача, еще один шанс на свободу.

Возникает страх и ЖКС, но также возникает и желание не поддаваться им, занять такую позицию, когда мне наплевать на это, да я именно так и говорю – мне плевать, что есть страх и ЖКС, я даже буду всячески способствовать возникновению таких ситуаций, в которых может возникнуть ревность. Я сама буду искать девочек, буду ласкова с ними, чтобы им нравилось быть тут, буду делать все возможное, чтобы нашлась такая девочка, которая бы влюбилась в него и понравилась ему. Я сама научу эту девочку сексуальным играм, которые ему нравятся. Я хочу, чтобы ему с ней было еще приятнее, чем со мной. Вот это будет практика! И более того – если в самом деле им вместе будет интересно, то может быть, что и мне с ними будет интересно, и вместо одного любимого мальчика у меня может появится еще и любимая девочка!

Когда я выбираю такой подход, то ощущаю, как в меня вливается мощная сила, решимость, перед которой ничто не устоит.

5. Я часто спрашиваю себя, когда возникает ревность, - чего я хочу? ОзВ или стабильное болотце с верным мужчиной? Этот вопрос помогает опомниться, перестать жалеть себя, перестать думать о том, почему он хочет кого-то еще, что во мне не так и т.д., и начать яростно бороться за свободу от НЭ, которая не может зависеть ни от чего и ни от кого, иначе это не свобода.

6. Мощная сила сокрыта в самом желании свободы от ревности. Для того, чтобы укрепить это желание, я совершала практику механической замены – по многу часов повторяла одну и ту же фразу – «хочу быть свободной от ревности». Я очень хотела освободиться от ревности, я понимала, что ОзВ невозможны, пока она возникает, а я не могу ее устранять. Если сосредоточение на сильном желании устойчиво, то в какой-то момент оно начинает переживаться как мощный поток, гигантская сила, возникает радость от переживания этой мощи и предвкушение освобождения.

7. Практика циклического восприятия (ЦВ) – очень действенная практика, но только в том случае, если есть опыт успешного устранения ревности. Представляешь ситуацию, которая вызывает ревность, и устраняешь ревность до тех пор, пока не возникнет яркого ОзВ. Когда есть ОзВ, представляешь эту ситуацию и фиксируешь – есть свобода от ревности. Потом опять возвращаешься к ревности. И опять устраняешь ее.

Самое действенное – выполнять ЦВ, наблюдая, как твой мальчик занимается сексом с девочкой. Эффективным является и воображение такой ситуации.

Можно вспомнить все ситуации, в которых возникала ревность, и обработать воспоминание каждой с помощью ЦВ до тех пор, пока ревность не прекратит возникать. Я составила подробный список таких ситуаций с описанием всех нюансов, которые удалось вспомнить. Это существенно, потому что часто бывает так, что ситуация в целом вроде бы уже перестала вызывать ревность, но вдруг всплывает незначительный эпизод, и возникает ревность.

8. Эффективным оказывается мастурбировать, глядя, как мой мальчик трахает девочку, или представляя эту сцену. Сексуальное возбуждение – великолепная альтернатива ревности! Через какое-то время выполнения этой приятной практики я стала замечать, что когда он говорит, что какая-то девочка его возбуждает, то у меня тоже может возникнуть возбуждение, а это резонирует с ОзВ, облегчает устранение ревности. Я учусь таким образом получать удовольствие от того, что мой мальчик получает удовольствие.

9. Разбирая концепции, связанные с ревностью, я не забываю о том, что сам по себе этот разбор - не панацея, так как ревность возникает прежде всего в силу привычки, которую необходимо устранять прямым усилием. От прямого усилия никуда не уйдешь, и даже если сто раз рассудочно увидишь нелепость ревности, то все равно вернешься к необходимости прямого устранения.

10. Когда возникают осознания, все становится очевидным, но осознания быстро проходит, а рассудочное понимание, которое остается, уже не обладает такой силой, которой обладают осознания. Поэтому и здесь необходима планомерная работа замены одной привычки на другую. Для этого используется практика механической замены: каждый день на протяжении часа-двух-трех ты непрерывно повторяешь одну и ту же фразу, которая когда-то была осознанием. Это может быть несколько фраз, потому что одна фраза может «замылиться», но существенно, чтобы в момент произнесения внимание не отвлекалось на что-то другое. Вот примеры тех осознаний, с которыми работала я:

• «ревность - это механизм, который я когда-то скопировала, и на этом месте может быть любой другой механизм, который мне нравится»

• «когда он занимается сексом с другой, то получает удовольствие. И это все, что происходит, нет отчуждения от меня, НО ко мне. Он просто получает удовольствие. Как же я могу страдать от того, что мой любимый мальчик получает удовольствие?»

• «если у него нет желания со мной заниматься сексом, то это означает отсутствие желания на данный момент и ничего больше»

• «от того, что я ревную, его отношение ко мне только ухудшается. Ревность – верный способ навсегда оттолкнуть его»

• «от того, что его внимание на меня не направлено, мои ОзВ не меняются»

• «сколько бы внимания он на меня ни обращал, это не избавит меня от ревности»

• «впереди – путешествие сознания, тайна, а ревность - это то, что привязывает меня цепями к этому месту»

• «я знаю, что возможна абсолютная свобода от ревности. У меня уже есть успешный опыт устранения ревности, мне знакомо свободное от ревности состояние. Выбирать мне – ревность или ОзВ»

 

11. Чаще всего ревность не получается устранить безупречно. Она ослабевает, есть всплески освобождения, но нет устойчивой свободы. И так день за днем, и есть страх того, что в любой момент ревность опять возникнет и я не смогу ее устранить, но иногда ревность вдруг перестает возникать. Ее просто нет. Там, где раньше было невыносимое страдание, сейчас его нет - нечего устранять. Есть радость, новые оттенки ОзВ, осознания, и чем упорнее и решительнее мои усилия, тем чаще это происходит. Если в какой-то ситуации ревность перестала возникать, это еще не означает, что она больше никогда не возникнет. Ни в коем случае не надейся, что ревность не возникнет – это расслабляет и делает беззащитной перед ее новым всплеском. Эффективна позиция радостного предвкушения: «если ревность возникнет, я с огромным удовольствием немедленно ее устраню и испытаю ОзВ».

 

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 10; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.023 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты