Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Скво: «Фиксация событий, окружающих ОзВ».




Читайте также:
  1. Аджи : «Опыт памятования об ОзВ».
  2. Аджи: «Описание ощущений, возникающих при ОзВ».
  3. Базовые форматы специальных событий, их информационная поддержка.
  4. Бодхи: «Формальные практики по порождению ОзВ».
  5. Вик: «Достижение ОзВ (3) при порождении ОзВ».
  6. Ежатина: «Охотник за ОзВ».
  7. Ежатина: «Срез одного дня по плоскости ОзВ».
  8. Заблуждение третье: установление барьеров может вызвать негативную реакцию со стороны окружающих
  9. Основные телевизионные жанры, пресс-конференция, брифинг. Типы ТВ-интервью, прямой, фиксированный репортаж, реконструкция событий, спецрепортаж, особенности его создания.
  10. Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих

 

Я никогда раньше не описывала подробно ситуации, в которых возникали ОзВ - была концепция о том, что это не имеет значения, имеет значение описание только самих ОзВ. Но читая описания таких ситуаций у других морд, я обнаружила, что все время (а не только в тех местах, где описывается собственно ОзВ), пока я читаю описание, есть ОФ. Возникла озаренная мысль: ведь события складываются совсем по-другому, когда возникают ОзВ! А у меня есть концепция о том, что события – это в любом случае рутина, и что ОзВ существуют где-то помимо них. У меня часто возникают образы абсолютного уединения, полной оторванности от бытовой жизни, когда представляю себе жизнь «просветленных существ». И соответственно возникают желания уйти, уединиться, перестать быть социальным существом, насколько это возможно. Так происходит вопреки тому, что есть описания жизни существ, которые, как я считаю, испытывали ОзВ, откуда следует, что они отнюдь не вели жизнь отшельников. Однако понимание того, что ОзВ возможны прямо здесь, в разгаре того, что я сейчас воспринимаю как обыденность, слишком поверхностно, неустойчиво несмотря на то, что у меня у самой есть такой опыт.

Сразу после того, как возникла озаренная мысль, что описание событий, связанных с возникновением ОзВ, имеет не меньшее значение для фиксации опыта, чем описание самого ОзВ, возникло радостное желание описывать максимально подробно ситуации, в которых возникают яркие ОзВ. Реализовала. Процесс фиксации был очень радостным, переживался как творчество, возникали ОзВ, постоянно был ОФ.

Пришла в Интернет-кафе, связь постоянно падала и была очень медленной, так что приходилось часто перезаходить, ждать, заново отправлять письма. В каждую такую паузу я занималась эмоциональной полировкой и фиксировала все восприятия, которые хотела исследовать, было постоянное ощущение бурления жизни, интенсивной и радостной работы, не было ни одного длительного (от 3 сек) выпадения в довольство или обыденность. В итоге связь накрылась совсем, и мне предложили подождать, пока она не восстановится. Был выбор – пойти загорать или остаться ждать неизвестно сколько времени. Я проанализировала желания и зафиксировала, что мне хочется отправить почту в ближайшее время, поэтому я решила подождать и вышла на небольшую открытую террасу.



Крашеные стены, каменный пол, пластмассовые стулья, но мне здесь определенно нравится. Здесь есть тень, и в то же время солнечно, потому что помещение со всех сторон открыто, как большой балкон. Я села в пластмассовое кресло, открыла блокнот и возникло желание провести пятиминутку порождения ОзВ. Захотелось порождать симпатию. За пару минут до этого на террасу зашла смуглая босоногая иностранка. Ей было за сорок, не возникло к ней эротической симпатии, но ощущение от ее созерцания было приятное. Она тоже решила ждать Интернет, и мне понравилось то, что она не выглядела «ожидающей». Она была расслаблена, спокойна, нетороплива, но не размазана, как многие иностранцы, путешествующие по Индии. Ее лицо и глаза ничем не выделялись, но это не изменило приязнь к ней. Она села напротив и тоже достала блокнот, начала делать записи. У меня не возникло дорисовки, что она записывает что-то, что могло бы вызвать у меня интерес, но выражение ее лица нравилось. Это было радостно – увидеть, что я могу воспринимать мир без дорисовок, и понимать, что при этом не только ничего не теряю, а наоборот, - при таком искреннем и ясном восприятии есть особенная радость, как будто в самом центре этого места появился стержень, остов, который не сгибается ни от какого ветра. Это переживается как нечто нерушимое и очень тонкое одновременно. Резонирует мысль, что это и есть источник радости. Сравниваю это восприятие с той радостью, которая возникает тогда, когда додумываю, и вижу, что разница огромна – в одном случае эта радость есть ни что иное, как ПЭ, пузыристая экзальтация, похожая на оргазм тем, что утомляет, опустошает, неизменно приводит к разочарованию, серости, спаду радостных желаний. А в другом случае – это переживание приязни и симпатии, оно наполняет, и в результате появляются другие ОзВ, перекликающиеся с этой симпатией, усиливающиеся от того, что усиливается «стартовое» ОзВ.



Я начала пятиминутку. Желание переживать яркую симпатию было очень интенсивным (8-9) и устойчивым, но никак не удавалось породить саму симпатию. Она вспыхивала на периферии на каждое пятое-шестое усилие, было очень неустойчивым, слабым (2-4), поверхностным и мутным, как будто я смотрела на него через толстое стекло. Желание переживать симпатию на короткие мгновения становилось таким интенсивным, что вытесняло остальные восприятия. Наряду с ним я порождала желание усилить это желание, и когда удается породить желание усилить желание, это всегда сопровождается почти физическим ощущением раскрытия из глубины, как будто я поднимаю со дна огромный камень, который с трудом смогла сначала найти, потом оторвать от дна, а потом поднять на поверхность (это происходит несколько замедленно, поэтому возникает образ поднятия чего-то из воды). В тот момент, когда «камень оторван» и я начинаю «поднимать его», ощущение тяжести, напряжения стремительно уходит, как будто открывается второе дыхание, появляется мощная радость, переживание силы, резко усиливается устремленность, которая словно подхватывает желание и реализует его, - возникает то восприятие, на которое было направлено желание. В этот раз мне удалось усилить желание породить симпатию, но вместо симпатии возникло новое восприятие, с которым резонирует слово «путешествие». Когда оно возникло, мой взгляд был опущен вниз, и возникла мысль, что если я сейчас осмотрюсь по сторонам, то оно исчезнет. Поэтому я сначала огляделась робко, но ничего не менялось, - мир стал другим.



Тенистая терраса, сквозь которую свободно дул теплый ветер, стала невероятно уютной и красивой. На стенах висели карты мира и Индии, и тут я вспомнила, что нахожусь далеко от дома, на берегу океана. В детстве мысль о путешествиях вызывали всплески яркого вдохновения, эти мысли резонировали с переживанием полноты и интенсивности. И сейчас впервые за то время, пока я путешествую по Индии, возник этот восторг перед жизнью. Ощущения расширились с пятачка террасы до берега океана, я начала чувствовать эту мощь, стихию. Образ океана стал таким ярким, как будто я на самом деле видела, слышала его, и не какую-то его малую часть, как это бывает в обыденности, а весь, целиком. До этого все время было впечатление, что полоса обыденности никак не прерывается от того, что я уезжаю из дома в Индию. Как будто я вышла из одной маленькой комнаты и зашла в другую, с океаном, - это перемещение ничего не меняло в моей жизни… Я опять посмотрела на карту мира и ощущения расширились еще, образы далеких стран, материков, океанов, ветров стали такими же яркими, как образ океана. Это место («я») стало живым пространством, но эта грандиозность оказалась неустойчивой, она возникла несколько раз, на несколько мгновений.

Я оглянулась: все, что всегда было привычным и обыденным, теперь стало ярким и живым. За пределами террасы было жарко и солнечно, среди пальм виднелись белые и деревянные домики, красочные вывески, смуглые местные девочки в цветных платьях, красные песчаные тропинки - во всем этом был тот дух путешествий, тот зов предвосхищения, который манил с самого детства. Это восприятие было устойчивым, интенсивным (7-8), исходило из самого центра и занимало все пространство восприятий, нигде не было ни тени обыденности. Я не могу назвать это восприятие глубоким, оно было одного «вкуса», в нем не было оттенков, но оно было ярким и незамутненным.

Я чувствовала себя вдохновленным исследователем. Не было бурной радости, не хотелось никуда бежать, рассказывать, «расплескивать» его. Рост интенсивности нового восприятия остановился, оно прочно закрепилось на одном уровне. Все мои внешние проявления как будто завернулись внутрь, думаю, что со стороны я выглядела очень серьезной и не настроенной на общение. Но именно так мне хотелось себя проявлять – было очень радостно не делать ни одного лишнего и неконтролируемого движения. Еще раз проанализировала желания и поняла, что больше не хочу ждать восстановления связи. Раньше скорее всего возникла бы хотя бы тень сожаления – «потратила время в ожидании, а могла бы…», но в тот момент мысль даже не пошла в том направлении. Я встала и пошла к океану, получая удовольствие от каждого шага.

 

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты