Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Скво: «Злорадство и механизм насилия».




Читайте также:
  1. II. Механизм консультаций и сотрудничества, СПС РФ-НАТО
  2. Активный транспорт ионов. Механизм активного транспорта ионов на примере натрий-калиевого насоса
  3. Алиса: «Вежливость: разбор концепций и механизмов».
  4. Амортизация как целевой механизм возмещения износа. Методы расчета амортизационных отчислений.
  5. Аналоговые электромеханические приборы для измерений силы тока и напряжения. Электростатические измерительные механизмы
  6. Анафилактический шок и сывороточная болезнь. Причи­ны возникновения. Механизм. Их предупреждение.
  7. Антидоты: определение. Основные механизмы антидотного действия
  8. Ассоциативный механизм
  9. Б-15. Криминалистическая характеристика следов орудий взлома, инструментов, механизмов.
  10. Бизнестегі қарым – қатынастың әлеуметтік психологиялық механизмдері

 

Обнаружила такую ПЭ, которые мне нравится испытывать. Это злорадство. Когда я испытываю злорадство, мне кажется, что я получаю только удовольствие, что в этом нет никакого страдания. И это несмотря на то, что после того, как я испытаю злорадство, я становлюсь тупой, возникает серое состояние, исчезает устремленность, я ощущаю усталость, но когда злорадство есть, я не хочу отказываться от него.

Долгое время не могла понять, почему продолжают возникать такие явления в моей жизни, как страсть к возражению, беспокойство по поводу чужих достижений и симпатия к таким людям, которые впоследствии оказывались агрессивными. Теперь я понимаю, что не видела главного, - мне нравилось испытывать злорадство, а оно является проявлением агрессии, ненависти, свидетельством склонности к насилию.

Я никогда не думала, что склонна к насилию. Выяснилось это совершенно случайно, – я увидела сцену в фильме, в которой девушка пошла на контакт с очень подозрительными нетрезвыми мужчинами, и когда они захотели ее изнасиловать, у меня не возникло никакой симпатии к позиции этой девушки. Для меня было очевидно, что она сама ввязалась в эту историю, и сама виновата в том, что произошло. Я заявила о своей позиции открыто, и поскольку я живу с такими людьми, у которых часто возникает желание указать мне на омрачение, то моя позиция стала обсуждаться.

Я сравнивала насильника с поездом, несущимся на огромной скорости, и если кто-то любит прогуливаться около этого поезда, и в один прекрасный день попадает под поезд, то это его вина.

Мой оппонент утверждал, что пример с поездом некорректен, а моя позиция означает влечение к насилию, к агрессии. Мне совсем не хотелось разбираться в этой теме, я чувствовала сильное нежелание это делать. Мне и так все было понятно, у меня были задачи и поважнее. Когда я пыталась совершить усилие, чтобы подумать в этом направлении, возникло еще большее нежелание разбираться. Но я не могла отказаться от этого разбора, и пришлось таки проделать эту работу, в результате которой я открыла в себе такое омрачение, о котором даже не догадывалась.

Я долго не могла осознать, почему же это так, я никогда не думала, что у меня есть влечение к агрессии и насилию. Меня удивляло, что многие мальчики, которые мне нравились с первого взгляда, оказывались склонными к агрессии, что мне нравился черный юмор, нравилось играть в агрессию, но мне это не казалось проявлением симпатии, потому что когда я сталкивалась с реальной агрессией, мне это не нравилось, и я никогда не хотела делать кому-то больно, по крайней мере мне так казалось.



Я стала разбираться и поняла, что само существование насилия я считаю естественным. Есть же в мире молнии, поезда на большой скорости, большие волны, ядовитые растения, злые собаки и т.д. – такие явления, которые могут разрушить тело. И если человек знает об опасности, но идет туда, где его телу может быть причинен ущерб, то он сам виноват.

Почему-то я ставлю знак равенства между насилием, которое проявляет человек, и тем, что происходит в результате взаимодействия с миром природы, между тем как на самом деле никаких оснований для этого нет – ненависть мне не нравится, а сильный ветер – нравится несмотря на то, что и то и другое могут привести к смерти. Получается, что меня вполне устраивает существование насилия в людях, а это не может не означать, что меня вполне устраивает насилие в самой себе.



Я ставлю знак равенства, но на самом деле разница между этими двумя явлениями огромна, потому что имеет значение то, что переживается в этот момент. Волна может привести к моей смерти, но разве есть основания предполагать, что волна испытывает агрессию? Значит для меня приемлемо само переживание агрессии, проявление насилия. И вдруг я осознала, что на самом деле агрессивна и склонна к насилию, но не к физическому (возможно, потому, что я маленькая хрупкая девочка), а к психическому. Мне нравится это делать, потому что нравится испытывать злорадство, нравится подчинять людей психически, нравится управлять.

Склонность к насилию проявлялась, например, в следующих ситуациях:

• Я требую ответа на свои вопросы, даже если человек не хочет отвечать. Желание принудить человека делать то, что он не хочет делать, завоевать его личное пространство, потому что от этого зависит мое спокойствие или мое удовольствие.

• Я хочу, чтобы все мои желания выполнялись. Когда я жила с мужем, то постоянно насиловала его, заставляя делать то, что мне удобно. Я не могу применять физическое насилие, но могу оказывать психическое давление. Я сделала из него свой придаток, который был мне удобен. Я делала все, чтобы мне было с ним удобно, и мне было наплевать на его личное пространство. Я могла убедить его в чем угодно и заставить таким образом делать так, как мне удобно. Я ставила ультиматумы, причем я всегда могла аргументировать, почему я считаю, что вправе это делать.

• Мне всегда хотелось быть крутой девушкой, владеющей борьбой, способной кого угодно уложить парой движений.

• Мне всегда нравился черный юмор со сценами насилия. Мне нравились кино, в которых насилие выставлялось смешным, комичным, полунастоящим. Явное насилие у меня никогда не вызывало симпатии, а в прилизанной форме – вызывало симпатию. Яркий пример – фильмы Тарантино. Это было мое любимое кино.

 

Злорадство проявляется в следующих ситуациях:

• Мне доставляет удовольствие возражать, вступать в оппозицию – мне нравится это само по себе. В эти моменты я ощущаю сильный эмоциональный всплеск, который мне приятен. Если я чувствую, что есть возможность оказать психическое давление на человека, то я теряю контроль над собой в этот момент и набрасываюсь как голодный стервятник на добычу. И мне нравится есть эту тухлятину, нравится спорить только ради того, чтобы выиграть, а не ради того, чтобы что-то исследовать и осознать.

• Мне нравится видеть ЧСУ в людях, нравится вызывать его в них.

• Мне нравятся наблюдать за такими сценами, в которых много НЭ, особенно агрессии.

• Мне нравится поддерживать мысли о том, как я спорю с кем-то, умело задвигаю его на место, как он испытает НЭ от своей ничтожности. Когда есть ситуация, в которой я испытываю злорадство, я постоянно прокручиваю в голове разные варианты ее развития.

• Мне нравится, когда у кого-то что-то не получается в практике, потому что это означает, что я все-таки первая приду к экстатическим ОзВ, а это важно для меня.

• Мне нравится, когда у девочки, которая нравится моему мальчику, что-то не так – некрасивые ножки, глупые глазки и т.д. И мне очень нравится обсасывать ее недостатки, я не могу остановиться, настолько мне это нравится.

• Когда я кого-то предупреждала о нежелательных последствиях, а меня не послушали, а потом это произошло, я тоже испытываю злорадство.

 

Это не означает, конечно, что во всех ситуациях, в которых я вступаю в спор, мной движет только злорадство, и что если я резко шучу, то только злорадствую. Анализ этих проявлений привел к грандиозному осознанию – каждое проявление искренности в «этом месте» сразу же обрастает ложью. Например, я могу вступить в спор, потому что есть искреннее желание содействовать другому человеку, и я начинаю использовать резкую интонацию, чтобы отрезвить его, испытывая при этом чистую симпатию к нему, но незаметно для самой себя сползаю в злорадство и мной уже начинает двигать желание подавлять психически и получать удовольствие от тех НЭ, которые возникают в результате психического подавления. Или возникает желание рассказать кому-то о своем омрачении, потому что есть искреннее желание вытащить его на свет, признаться в нем, преодолеть страх, но в процессе этого признания возникает желание рассказать так, чтобы вызвать симпатию, найти опору, вызвать жалость и т.д.

 

Список НЭ, сопутствующих желанию подавлять психически и желанию получать удовольствие от злорадства:

• Страх, что кто-то окажется сильнее и начнет управлять мной. Страх проявляется в том числе как дрожь в теле.

• Агрессивное противостояние тому, кто мне кажется опасным для моей позиции психического лидера.

• Когда чувствую, что не смогу победить психически, возникает сильная ЖКС.

• Страх, что кто-то увидит, что я злорадствую. Желание скрыть это.

• Страх, что кто-то уличит меня в желании подавлять психически и страсти к злорадству.

 

Я осознала, что эта страсть пропитывает всю мою жизнь, и я никогда не отдавала себе отчета в том, какой же мертвечиной я питаюсь в те моменты, когда получаю удовольствие от испытывания злорадства и удовольствия от психического насилия и подавления. Я совершила усилие и пережила любовь, нежность, симпатию, а потом опять вернулась к злорадству, а потом опять к любви и симпатии. Я осознала, какая огромная пропасть разделяет эти два мира, эти два восприятия. Я никогда больше не хочу испытывать злорадство, я никогда больше не хочу совершать насилие. Это такая мертвечина... Стало тошно от самой себя, я испытала самое настоящее отравление от того, что увидела в себе это мерзкое трусливое существо, питающееся тухлятиной, в страхе скрывающее страсть к этому удовольствию.

Когда я приняла решение устранять все проявления злорадства – эмоции и мысли, вызывающие эти эмоции, я увидела, как часто они на самом деле возникают.

 

Результаты работы на данный момент:

 

• То, что я увидела это омрачение и решила с ним бороться, вызвало очень яркий образ (я почти вижу его глазами), – как будто я чуть-чуть сдвинула со своего пути огромный камень, и из-за него забрезжил свет, от которого исходит нечто непередаваемое. Злорадство - это огромное препятствие, которого я не замечала.

• Все проявления агрессии в себе и других стали очень выпуклыми, исчезла неясность.

• Проявилась сильная страсть к исследованию. Я увидела, каков результат моей работы, моего исследования. Ведь я думала, что у меня уже нет никаких сильных НЭ, что НЭ уже не являются основным фронтом работ. И никак не могла понять, что же мне мешает, что же еще. И вот тут ТАКОЕ - обнаружить в себе самую настоящую агрессию, страсть к злорадству, влечение к насилию.

• Решимость, устремленность, радость.

• Обострились эротические переживания.

• Яркое стремление к любви.

• В работе с ревностью ощущается серьезный сдвиг. Возможно, именно злорадство не позволяло устранить ее окончательно.

• Проявления безмятежности

• Интенсивность происходящего – не хватает времени на то, чтобы исследовать все, что хочется исследовать. Радость от того, что все свое время посвящаю практике. Желание еще больше интенсифицировать практику.

 

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 13; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты