Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Пси: «Цепная реакция НЭ».




Читайте также:
  1. Аргументы - это не просто реакция на твои реплики, это результат наблюдений, анализа ….
  2. Вертикальные и наклонные струи. Реакция струи
  3. Вопрос 1. Ядерная реакция. Условием протекания цепной ядерной реакции деления
  4. Выработка условнорефлекторных связей между реакциями осязательного и зрительного происхождения. Проб и ошибок, подражания.
  5. Гипогликемическая реакция — острое временное снижение ГПК до нижней границы нормы (как правило, до 80–70 мг%, или 4,0–3,6 ммоль/л).
  6. Диазореакция
  7. Если детеныша в момент рождения изолировать от родителей или особей другого вида, то позже реакция следования не возникает.
  8. Зрачок расширен, реакция на свет ослабевает
  9. Ионно-обменные реакции. Реакция нейтрализации.
  10. КОМПЕНСАЦИЯ КАК "СИТУАЦИОННАЯ" РЕАКЦИЯ

 

Увидела омрачение, которое кажется чертовски справедливым, принимается за адекватную реакцию.

Когда возникают НЭ, которые я не могу или не пытаюсь устранить сразу, я констатирую тот факт, что мне очень хреново от НЭ. И ТУТ ЖЕ возникает ЖКС, а из неё мысли – «ну как же мне хреново!», «ну сколько можно быть в такой жопе», «ну когда же это кончится» и т.д. Одна НЭ тут же покрывается сверху другой. Если я начинаю себя жалеть, то признаю ситуацию «несправедливой», начинаю винить во всём обстоятельства, а не собственную привычку испытывать НЭ. Где здесь может родиться желание устранять НЭ, ведь они возникают не по моей «вине»? Я подменяю усилие яркой ЖКС, и думаю, что такая моя позиция эффективна, что я занимаюсь практикой. Я ведь ясно вижу, что меня не устраивают НЭ, что я от них страдаю, хочу прекратить их, категорически не хочу мириться с ними, ведь мне же так хуёво! Но это не шаг в сторону замены нежелательных восприятий на желательные, это шаг в обратную сторону, когда одно омрачение покрывается сверху другим. А если и в этот момент, когда уже возникла ЖКС, не приложить усилия устранения, то тут уж на подходе мучительное чувство импотенции, которое тоже кажется совершенно справедливым: мне так плохо, а я не могу ничего с этим сделать, я - импотентка! Получается, что вместо того, чтобы приложить прямое усилие к первой же возникшей НЭ, я покрываю её сверху ещё одной или двумя, и чтобы пробить этот слой НЭ, требуется уже на порядок больше усилий. Часто в таких случаях возникает ощущение полного тупика. Как же так, ведь я же занимаюсь практикой?

Сейчас я порождаю решимость и безжалостность немедленно устранять все возникающие НЭ, а также все мысли о том, как мне плохо. Всё, что могут принести эти мысли, это отвлечь от усилий и породить новые НЭ, и мне станет ещё хуже.

 

 

0048. Скво + Бодхи: «Концепция вероятности».

 

Термин «вероятность» в обыденной речи почти всегда используется без понимания того, что именно имеется ввиду. До тех пор, пока мы не определили, какое восприятие или совокупность восприятий мы называем «вероятностью», оно останется просто пустым звуком, абстрактной концепцией.

Термином «вероятность» я называю число. Это не процесс, не явление, не знание о будущем, не частичное знание о будущем. Это просто число, полученное в результате строго определенных опытов и последующих за ними строго определенных математических действий.



Например, мне надо рассчитать вероятность того, что монетка упадет решкой. 20 раз я подбрасываю монетку, 12 из которых она падает решкой. Опыт строго определен - надо подбросить монетку 20 раз, в отсутствии ветра, в определенном месте. После проведения опыта я делю 12 на 20 и получаю число. Теперь я могу сказать, что исчисленная из этого опыта вероятность того, что монетка упадет решкой - 12 случаев из 20, т.е. 60%. Но это не значит, что и в следующем эксперименте она упадет решкой в 12 случаях из 20. Это означает, что мы можем рассчитать вероятность для этих условий, а через 5 минут эти условия могут измениться. Или сами объекты, с которыми мы проводим исследование, могут измениться. Или может измениться что-то, чего мы на данный момент не воспринимаем. Или вступит в действие фактор, который раньше не проявлялся. И так далее. Если мы имеем дело с математической абстракцией, то в этом случае вычисленная вероятность может быть использована для аппроксимации, но в реальной жизни вероятность не обозначает ничего, кроме числа. Если я 10 раз уронила ложку, и она 10 раз упала на пол, вероятность того, что она и в 11 раз упадет на пол – 100 процентов. В математической абстракции она и в 11-й раз упадет на пол, но в реальной жизни может произойти все что угодно – кто-то подбежит и выхватит у меня ложку, случится землетрясение, и ложка улетит в небо, меня толкнут в спину, и ложка улетит в другую комнату.



Для чего же тогда вычислять вероятность, если будущее может быть каким угодно? Если у меня есть это число, я могу отталкиваться от него в планировании своих действий. Например, я поставила эксперимент - подбросила монету 10 раз, 3 из которых она упала решкой. Я вычислила вероятность - 3 случая из 10. И теперь мне надо поставить деньги на орла или решку. Руководствуясь исчисленной вероятностью, я поставлю деньги на орла, но это не означает, что выпадет именно орел. Если же я не хочу руководствоваться исчисленной вероятностью, то могу руководствоваться чем угодно другим (желанием, мыслями, эмоциями и т.д.). Поэтому то, что я ей руководствуюсь, это мой выбор.

Концепция «принципиальной возможности». В случае с монеткой мы можем провести несколько экспериментов для того, чтобы вычислить несколько вероятностей, взять их среднее. А как же быть с таким явлениями, статистику которых мы не можем собрать? Например, как вычислить вероятность атомной войны? Условимся считать, что началом ядерной войны мы будем называть взрыв атомной бомбы. Нам известен ряд обстоятельств, которые приводят к взрыву атомной бомбы. Например, президент должен нажать на кнопку, ракета должна полететь, ее не должны сбить, бомба должна взорваться. В свою очередь, для того, чтобы президент нажал на кнопку, должен произойти еще ряд событий. Например, вражеский президент должен послать этого президента, конгресс должен принять решение начать войну и т.д. Имея этот набор данных, мы можем рассчитать вероятность того, начнется ли завтра ядерная война. Мы собираем статистику тех явлений, которые могут привести к атомной войне, и исходя из этой статистики вычисляем вероятность. И именно это и делают люди, когда рассчитывают вероятность войны и вероятный ее исход. Те же самые сложные расчеты проводятся при прогнозировании погоды.



Таким образом, принципиальная возможность вычислить вероятность существует тогда, когда определено то, что именно мы рассчитываем, и когда мы знаем, что на это и как может влиять. Полнота и точность этой информации не имеют определяющего значения для принципиального существования возможности исчислить вероятность. Вычислить вероятность мы можем в любом случае, даже если у нас есть лишь отрывочные данные о факторах и типах их влияния на интересующий нас результат.

Если у нас мало информации для вычисления вероятности (например, мы подбросили монетку всего два раза), то мы можем счесть, что у нас мало оснований для того, чтобы руководствоваться вычисленной вероятностью для планирования своих действий. Но от того, что у нас будет мало информации, вероятность не станет менее достоверной или менее точной. Вероятность не может быть ни точной, ни достоверной, потому что она не является знанием о будущем. Даже если вычисленная вероятность равна 100 процентам, это не дает мне никакого знания о будущем. А те вычисления, которые я сделала на данный момент, не могут быть не точными – ведь у меня было и общее число исследуемых явлений и число тех явлений, вероятность которых я рассчитываю. Поделив одно число на другое, я получила еще одно число – вероятность.

Если я говорю о том, что кто-то может заняться практикой, это означает, что есть такая вероятность. Если я допускаю такую вероятность, это означает, что ее можно как-то рассчитать. Но как можно рассчитать вероятность того, кто может заняться практикой, а кто нет? Прежде чем ответить на этот вопрос, я должна ответить на вопрос - а можно ли вообще рассчитать эту вероятность?

Но тут возникает вот какой вопрос - а вероятность ЧЕГО я собираюсь рассчитывать? Что это такое – «начало занятий практикой»? Что это за явление? Например, можно было бы договориться, что «началом занятий практикой» мы будем называть первый акт устранения НЭ, вслед за которым человек начинает постоянно устранять НЭ. Но мне известно много случаев, когда кто-то начинал устранять НЭ, но бросал это делать и возвращался к обычной жизни. И неизвестно, почему один человек продолжает устранять НЭ и занимается практикой, а другой - бросает и возвращается к обычной жизни.

Таким образом, какое бы явление мы ни пытались обозначить как «начало практики», мы столкнемся с невозможностью это сделать, так как в одном случае за этим явлением будет следовать практика, а в другом - нет. И неизвестно - ПОЧЕМУ это происходит. Стало быть мы не можем вычислим вероятность того, о чем мы не имеем никакого понятия. Стало быть, мы не можем сказать ни то, что бомж может заняться практикой, ни то, что профессор не может этого сделать. Все что мы можем сказать - это то, что мы ничего не знаем об этом.

Теперь возникает вот какой вопрос - чем же тогда руководствоваться? Ведь если вчера N. был омраченным существом, то я не знаю, что он представляет из себя сегодня. А если он сегодня омраченное существо, мне ничего неизвестно о том, займется ли он практикой завтра. В этом случае я могу руководствоваться только одним - своим желанием общаться с ним. А если бы я занимала позицию, что N. в любой день может заняться практикой, я могла была испытывать обусловленное этой концепцией желание каждый день начинать с ним общаться, ведь концепция такова, что «в любой момент он может начать заниматься практикой». И не только с N, а еще и с M., с соседом по лестничной клетке, бомжем около пивного ларька и т.д. Таким образом каждый день я бы следовала своему механическому (т.е. концептуально обусловленному) желанию, но конечно каждый день я бы испытывала отравление от этого (поскольку озаренного желания общаться с этими людьми, не обусловленного этой концепцией, у меня не возникает), но избавиться от этого вечного источника отравления не могла бы. Это все равно, как если бы передо мной лежала отрава, а я бы думала: «но ведь я не знаю – вдруг сегодня я уже не отравлюсь ей – вдруг она стала вкусной, а вкусные вещи я хочу», и стала бы это пробовать и травилась бы. Конечно, такое неизменное отравление вызвало бы желание в этом разобраться, после чего я села бы и разобралась бы в том – что такое «есть вероятность, что он займется практикой». Собственно, так оно и произошло:)

У меня есть свидетельства того, что те, кто пытался занять такую позицию в рассуждениях, что мол «любой человек может заняться практикой в любой момент», в реальности так не поступают – они таки прекращают общаться с теми, кто им неинтересен и неприятен, когда не могут больше преодолевать свои НЭ. У них неизбежно возникает конфликт между желанием и концепцией, и кроме того возникает неискренность, так как они не хотят признать ложность своей концепции, а также не хотят признать, что действуют вопреки своей концепции, и тем не менее действуют ей вопреки. Создающийся замкнутый круг самообмана приводит их к ужасному погружению в НФ и НЭ.

 

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты