Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Обонятельная/вкусовая 10 страница




Читайте также:
  1. A XVIII 1 страница
  2. A XVIII 2 страница
  3. A XVIII 3 страница
  4. A XVIII 4 страница
  5. ANDREW ELIOT’S DIARY 1 страница
  6. ANDREW ELIOT’S DIARY 2 страница
  7. ANDREW ELIOT’S DIARY 3 страница
  8. ANDREW ELIOT’S DIARY 4 страница
  9. ANDREW ELIOT’S DIARY 5 страница
  10. Bed house 1 страница

Потенциальным клиентом служб телефонной помощи может стать любой молодой человек, интересующийся информацией, обеспокоенный ситуацией, складывающейся в личной жизни, или происходящими в обществе событиями. Однако основными абонентами детских линий помощи являются как представители разнообразных моло­дежных групп риска, нуждающихся в силу испытываемых проблем в эмоциональной поддержке, заботе и поощрении потенциальных креативных возможностей, так и их родители, которым дополнительно необходимо тематическое психологическое консультирование. Фокусной группой для телефонного консультирования являются собеседники, переживающие психический кризис. Практика работы детских линий показывает, что довольно много обращений составляют так называемые «телефонные граффити» или «приколы», представляющие собой своего рода визитные карточки особой подростковой субкультуры.

В качестве абонентов служб телефонной помощи дети и подростки обладают теми же правами, что и взрослые. Им оказывается по силам внести в процесс консультирования свое уникальное видение актуальной проблемной ситуации. Без их непосредственного участия ни в коем случае нельзя решить, какой выход из нее является для них лучшим или наиболее желательным. На практике, однако, существует, по крайней мере, 4 исходных точки зрения консультанта на абонента детской линии.

1. Одни рассматривают абонента детской линии как человека, которому присуща компетентность той или иной степени в разрешении сложных жизненных ситуаций, и поэтому предлагают в ходе консультирования конвенциональный, аналитический, партнерский подход к совладанию с проблемой.

2. Другие, напротив, подобно Джону Локку, считают его tabula rasa («чистой доской» — лат.) и в силу этого занимают позицию Учителя в его жизни.

3. Третьи слышат, прежде всего, абонента, обремененного непосильными тяготами и, естественно, определяют (намеренно или бессознательно) свою позицию как родительскую.

4. Остальные готовы видеть в собеседнике по преимуществу существо чрезмерно любознательное (нередко этим любопытством вызывающее серьезные сомнения в собственном, десятилетиями создаваемом своде знаний и представлений о мире и человеке) или склонное к экспериментированию (нередко представляющемуся несерьезным, необдуманным или рискованным).



Использование активного слушания не только способствует изменениям эмоционального состояния, но и стимулирует развитие эго-идентичности, самооценки и уверенности в собственных силах молодых собеседников. Консультанту следует помнить, что решение, вытекающее из результатов совместной работы, касается конкретного абонента и его жизни. Помимо проработки актуальной проблемной ситуации стоит определить его психологическую готовность к совладанию с событиями ближайшего будущего. В самом общем виде проработка состоит в уточнении того, каковы его знания о природе человеческих отношений (совместной жизни со значимыми людьми, возможностях налаживания продуктивного сотрудничества, приемлемых нормах поведения или ценностях), определении, существуют ли у него своего рода навигационные приборы, то есть способность ориентироваться в океане разнородной, нередко захлестывающей с головой информации и отделять «зерна от плевел» (на психологическом языке — селектировать качество жизни и ее отдельных проявлений). Приходится уделять внимание особенностям отношений между поколениями, которые различны в различных социальных общностях: существуют постфигуративные культуры, где взрослые являются доминирующими агентами обучения и опыта для детей; кофигуративные культуры, где дети и взрослые учатся на опыте представителей своих поколений; и префигуративные культуры, где взрослые перенимают опыт у подрастающего поколения. Общеизвестно, что эти отношения могут давать положительный (или отрицательный) опыт, вести к повышению (или снижению) самооценки, самоуважения, доверия и творческой активности.



Феноменология проблем, с которыми обращаются абоненты детских линий (из которых большинство — девочки, соотношение Ж:М=4:1) весьма разнообразна.

Среди доминирующих следует выделить: (а) хулиганство (bullying), когда ребенок рассказывает о переживаниях, связанных с фактами словесных оскорблений, угроз физического насилия, запугиваний, вымогательства, издевательского отношения (если ребенка обзывают или дразнят), краж или ограблений со стороны сверстников или более старших в школе или на улице; (б) взаимоотношения в семье, преимущественно конфликты поколений; (в) физическое насилие; (г) беспокойство о других — переживания опасений или тревоги по поводу значимых людей, например их отсутствия; (д) сексуальное насилие; (е) беременность; (ж) беседы о фактах повседневной жизни, в частности развлечениях, досуге, в том числе и так называемые «приколы» примитивно-развлекательного характера.

Абонентов также беспокоят взаимоотношения с друзьями и любимыми, вопросы сексуальности, разводы родителей, различные школьные проблемы, побеги, переживания горя, депрессии и других проблем психического здоровья. Редкими являются обращения в связи с бездомностью, злоупотреблением наркотиками, суицидальными тенденциями и самоповреждениями, одиночеством, СПИДом и др.



Большая часть из отмеченных проблем вызывает у детей и подростков кризисные состояния. Проблемы возникают при психологически трудных или непереносимых (критических) ситуациях и проявляются в форме преходящих состояний психического напряжения, замкнутости, агрессивности, пассивности или эмоциональных расстройств. Критическую ситуацию у детей и подростков может обусловить фрустрация или конфликт.

Фрустрация, как известно, заключается в сильной мотивации достичь цели, удовлетворив потребность, и наличии преграды, препятствующей этому. Фрустрационные барьеры могут быть физическими (детский сад, школа-интернат), биологическими (длительная болезнь, инвалидность), психическими (страх, недостаток компетентности) или социокультурными (родительские правила, запреты учителей). Фрустрация порождает соответствующие формы поведения в виде бесцельного и хаотического двигательного возбуждения, агрессии, апатии, стереотипии — слепого повторения форм фиксированного поведения, регрессии — возвращения к ранним моделям поведения. Такое поведение лишено ориентации на исходную цель, но не является совершенно бессмысленным. Дети дошкольного возраста, прежде всего, страдают из-за утраты безопасности в семье, беззащитности или отрыва от родителей. Позднее возникают переживания неудач в учебе при неспособности освоить школьные навыки, нарушения отношений со сверстниками или угроза здоровью. Степень фрустрации может преувеличиваться детьми и подростками из-за эгоцентрических установок.

Конфликт возникает в условиях столкновения двух или более различных мотивов, целей или ценностей, касающихся нескольких важных сторон жизни человека. Предполагается, что конфликт становится возможным при наличии у субъекта определенной системы ценностей и способности испытывать чувство вины, что является характерным для подросткового возраста. Кризисные состояния подростков обусловлены ролевой спутанностью, «негативной» идентичностью, разочарованием в дружбе, влюбленности или переживаниями, связанными с унижением человеческого достоинства.

Специализированные линии помощи детям по телефону возникли сравнительно недавно. В 1982 г. в США появилась служба «Телефонный Друг» (Phonе Friend) при одном из колледжей в штате Пенсильвания, функционировавшая по нескольку часов в день в будние дни для помощи школьникам; в 1983 г. — «Детская Линия» (Kids­line) в Элк Гроув Вилидж, штат Иллинойс, ставшая первой круглосуточной линией эмоциональной поддержки детей, оказавшихся в критической ситуации; в 1984 г. — «Бабушка, пожалуйста» (Grandma Please) в Чикаго, волонтерами которой были пожилые люди, отвечавшие на обращения молодежи по своим домашним телефонам; ее организаторы полагали, что в чувстве одиночества и переживаниях изоляции у стариков и детей много об­щего.

Со второй половины 1980-х гг. стали развиваться общенациональные телефонные службы детям — «Детская линия» (Сhildline) в Великобритании (1986), «Телефон помощи детям» (Kids Help Phone) в Канаде, «El Telefono ANAR» в Испании, «Telefono Azzurro» в Италии и других странах. Национальные детские линии функционируют 24 часа в сутки, являются доступными в любой части страны и ежегодно получают каждая от 100 до 200 тысяч обращений детей и взрослых, сочетая телефонную помощь с очным консультированием. В каждой из них работают по нескольку тысяч взрослых волонтеров, предварительно прошедших в течение полугода тренинговое обучение под руководством профессиональных коор­динаторов и супервизоров. Многие телефонные линии предпочитают рекрутировать волонтеров из числа лиц, имеющих психологическое или педагогическое образо­вание.

С конца 1980-х гг. первые телефонные линии помощи детям стали появляться в Восточной Европе: «Молодежные линии» в Вильнюсе, «Телефоны Доверия для детей и подростков» в Москве и Ленинграде (Институт психотерапии и консультирования «Гармония»впервые в бывшем СССР открыл негосударственный специальный телефон экстренной психологической помощи детям и семье, ставший потом центром организации и объединения Российской Ассоциации Телефонов Экстренной Психоло­гической Помощи), «Подростковая Линия» в Одессе и др.

Еще одной моделью телефонной помощи молодежи явились так называемые «сверстниковые линии» (peer line), в которых помощь собеседникам оказывается специально подготовленными молодыми людьми. Вначале они получили интенсивное распространение в Южной Корее, Японии, Тайване, Малайзии, Новой Зеландии и других странах этого региона, а со временем стали появляться в Америке и Европе.

Таким образом, сегодня телефонные линии помощи детям и подросткам различаются типами моделей (количеством часов ежедневной работы, характером подготовки консультантов и т.д.). Ряд детских линий являются подразделениями служб неотложной телефонной помощи, другие функционируют самостоятельно. Их специфика прежде всего состоит в том, что оказываемая абонентам помощь должна быть действенной. Это означает, что линии важно находиться в тесном контакте и взаимодействии с социальными службами, школами, приютами, юристами, правоохранительными органами, врачами, а также иметь возможность осуществлять очное общение с родителями в случаях насилия в семье или других трудностей.

Кроме того, существенные отличия имеются в характере предлагаемой волонтерами супервизии, особенно на «сверстниковых линиях», качество которой находится в непосредственной связи с эффективностью деятельности службы. Регулярную групповую форму супервизии (балинтовские группы, ролевой тренинг) стоит проводить чаще, как правило, один раз в неделю. Обязательной для каждого молодого волонтера должна стать немедленная индивидуальная супервизия: ей следует уделять 45—60 минут сразу после завершения дежурства. Кроме того, ему должна быть обеспечена возможность получения помощи со стороны супервизора или старшего волонтера при за­труднениях, возникающих в случае обращения суицидального абонента или жертвы насилия.

Деятельность детских линий подобно общим службам телефонной помощи основана на принципах анонимности и конфиденциальности, а также гуманистических подходах к защите семьи. Устанавливая отношения доверия и уважая личность ребенка, они предоставляют ему в критической ситуации эмоциональную поддержку, уважение, ободрение и необходимую информацию. Имеет смысл принять во внимание психологическую суть переживаемого кризиса в контексте фрустрации или конфликта. Фрустрацию можно существенно уменьшить, занявшись проработкой возможностей реализации мотива поведения, заблокированного преградой. Конфликт может начать разрешаться при прояснении жизненных мотивов и отношений собеседника.

Важное значение для служб имеет следование четким юридическим нормам и административным правилам в отношении конфиденциальности, особенно в случаях жестокого обращения, насилия над ребенком или информации, сообщаемой «третьим лицам». Важно отдавать себе отчет в том, что волонтеры детских телефонных линий не полномочны защитить ребенка непосредственно, но им следует быть оперативными в осуществлении компетентных отсылок в соответствующие социальные службы или правоохранительные органы. Большинство телефонных линий сегодня не пользуется устройствами, позволяющими определять номер абонента, за исключением тех случаев, когда на эту процедуру дается специальное разрешение правоохранительных органов.

Ситуация насилия над ребенком должна быть, по возможности, точнее идентифицирована в ходе телефонной беседы путем прояснения следующих обстоятельств:

 получена ли травма случайно, по халатности старших, или причинена намеренно;

 что по этому поводу думает и чувствует абонент;

 понимает ли ребенок, что случилось;

 насколько опасной является нанесенная травма;

 каков конкретный контекст причинения повреждений;

 каковы немедленные и долговременные последствия насилия;

 каковы были намерения агрессора;

 является ли данный случай насилия допустимым для конкретной культурной среды;

 что означает этот факт насилия для ребенка и его родителей в настоящее время и в перспективе.

Целесообразно помнить, что ребенка не следует перегружать вопросами или суггестировать.

После прояснения консультант помогает разработать план понятных, конкретных и посильных действий по выходу из проблемной ситуации, стараясь максимально точно определить, есть ли у ребенка возможность его реализовать. Если становится очевидным, что абонент находится в непосильной конфронтации с ситуацией и не руководит ею, то это обстоятельство следует считать допустимым пределом конфиденциальности, после чего важно предпринять немедленные необходимые действия по спасению, даже если абонент об этом не просит. Вмешиваться в существующую систему воспитания стоит только, если жизни ребенка начинает угрожать непосредственная опасность.

В остальных случаях консультанту не следует брать на себя обязанности родителей, но необходимо работать вместе с семьей. Рутинные задачи консультирования состоят в расширении возможностей общения и поощрения формирования конструктивных отношений родителей и детей. Важно помнить, что неадекватные консультативные приемы или советы могут легко усугубить проблемную ситуацию или быть причиной несчастного случая с возможными юридическими последствиями.

 

 

Рекомендуемая литература

 

Байярд Р.Т., Байярд Д. Ваш беспокойный ребенок: практическое руководство для отчаявшихся родителей. М.: Просвещение, 1991.

Бурменская Г.В., Карабанова О.А., Лидерс А.Г. Возрастно-психологическое консультирование: проблемы психического развития детей. М.: Изд-во МГУ, 1990.

Буянов М.И. Ребенок из неблагополучной семьи: Записки детского психиатра. М.: Просвещение, 1988.

Елизаров А.Н. Телефон Доверия: работа психолога-консультанта с родителями в ситуации родительско-юношеских конфликтов // Вопросы психологии. 1995. № 3. С. 38—45.

Защитите своего ребенка: советы родителям, как защитить своего ребенка от жестокого обращения. М.: Triade Publishers, 1993.

Зеньковский В.В. Психология детства. Екатеринбург: Деловая книга, 1995.

Ллойд Л. Школьная магия; Гриндер М. Исправление школьного конвейера. Канск: Изд-во С.Горина, 1994.

Меньшикова Е.С. Жестокое обращение с детьми и его возможные последствия // Психол. журн., 1993. № 6. Т. 14. С. 110—118.

Осорина М.В. Секретный мир детей в пространстве миров взрослых. СПб.: Питер, 1999.

Повереннова А.Г. Подростковый телефон доверия. Одесса: Optimum, 1999.

Райс Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. СПб.: Питер, 1999.

Раттер М. Помощь трудным детям. М.: Прогресс, 1987.

Руководство по предупреждению насилия над детьми / Под ред. Н.К.Асановой. М.: Изд-во гуманитарный центр ВЛАДОС, 1997.

Сирота Н.А., Ялтонский В.М. Преодоление эмоциональ­ного стресса подростками // Обозрение психиатрии и меди­цинской психологии им. В.М.Бехтерева, 1993. № 1. С. 53—60.

Юнг К.Г. Конфликты детской души. М.: Канон, 1994.

Long T.G., Long L. Hotlines for Children: What Makes Them Effective? // Children Today, March-April. 1988. P. 22—25.

La Fontaine G. Bullying The Child’s View: An Analysis of Telephone Calls to ChildLine About Bullying. London: Calouste Gulbekian Foundation, 1991.

20.5. Психология и консультирование
жертв сексуального насилия

 

Обстоятельства так обычны:

Распрямишься и, распрямившись,

Ощущаешь мышцы и в мышцах

Кровь, и в каждой кровинке — страх.

Борис Херсонский

 

Сексуальное насилие наряду с саморазрушающим поведением становится одной из наиболее серьезных социальных проблем общества. По данным, приводимым И.С.Ко­ном, социологический опрос подростков в Санкт-Петербурге показал, что 39% девушек и 8% юношей в возрасте 17 лет считают себя жертвами сексуального насилия. Еще советская уголовная статистика свидетельствовала, что 30% всех изнасилований совершают несовершеннолетние юноши 14—17 лет, 90% жертв изнасилования были не достигшими 25 лет женщинами, причем 46% из них — несовершеннолетними. Было бы несомненным заблуждением считать, что приведенные данные отражают полную картину, связанную с сексуальным насилием, но и их достаточно для оценки серьезности проблемы, которая до сих пор так и не стала предметом открытого обсуждения в обществе и остается скрытой мощным заслоном семейной тайны и низкой сексуальной культуры5.

Американские социологи также указывают на значимость проблемы сексуального насилия. Около 60% опрошенных женщин указали, что, по крайней мере, один раз в жизни они чувствовали себя объектами сексуального насилия, причем 70% из них — в отношениях с близкими знакомыми. Национальная статис­тика США свидетельствует, что изнасилованными являются 25% женщин. Свыше половины опрошенных студенток колледжей подвергались сексуальным нападениям, из которых 15,4% были изнасилованиями, а 12,1% — его попытками. Каждый четвертый студент признал, что совершил в жизни хотя бы один акт сексуальной агрессии. Чаще всего сексуальным покушениям подвергались подростки, но четверть этих случаев приходилась на долю детей младше 7 лет. Почти 40% опрошенных обязательно знали кого-то подвергшегося сексуальному насилию в своем окружении6.

Психология жертвы7, пострадавшей от агрессии, в том числе сексуального насилия, составляет предмет серьезных научных исследований. Существует целое направление — психология виктимности, или виктимология. Жертву преступления всегда рассматривали не только с точки зрения причиненного вреда, но и имея в виду ее роль в совершении преступления. Еще в прошлом веке итальянский юрист и психиатр Чезаре Ломброзо считал, что вспыльчивые по натуре люди иногда совершают преступления под влиянием провоцирующего поведения потерпевшего. Поведение жертвы сексуальной агрессии может быть различным. Она бывает парализована и подавле­на страхом и без всякого сопротивления беспрекословно выполняет требования агрессора. Интенсивное переживание страха вызывает автоматическую подчиняемость и тем самым создает почву, провоцирующую насилие, и способствует формированию криминогенной ситуации. Кроме подчиняемости, встречаются и другие формы регрессии в виде нецеленаправленного и хаотического поведения. Жертвой может овладеть желание отомстить обидчику, но авто­матизм делает ее действия неконтролируемыми, непредсказуемыми. В любом случае из-за дезинтеграции психических процессов виктимная личность теряет конт­роль над собой. Ее дополнительные отрицательные переживания обусловлены отношением окружения к случившемуся. Оно часто негативно относится к жертвам сексуальной агрессии, обвиняя их в пренебрежении нормами морального поведения и попустительстве агрессору. Кроме того, существует сильный страх перед унижениями, с которыми приходится сталкиваться при юридическом расследовании дела8.

В телефонном консультировании встречаются сле­дующие типы обращений: (а) непосредственно от жерт­вы сексуального насилия, различающиеся по времени — сразу после происшедшего или с определенной экс­по­зицией; (б) обращения друзей или родственников жерт­вы; (в) обращения абонентов, испуганных слухами или фактами сексуального насилия, желающих получить информацию и поддержку.

При консультировании жертв насилия необходимо:

1. Обеспечить возможно более полное и безусловное принятие.

2. Способствовать повышению самооценки.

3. Помочь составить конкретный план поведения в обстоятельствах, связанных с насилием (информация о милиции, суде, медицинских процедурах).

4. Помочь определить основные проблемы.

5. Помочь мобилизовать системы поддержки лич­ности.

6. Помочь осознать серьезность происшедшего.

7. Помочь осознать необходимость затрат времени на выздоровление.

8. Выявить и укрепить сильные стороны личности абонента.


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.021 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты