Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Обонятельная/вкусовая 5 страница




Читайте также:
  1. A XVIII 1 страница
  2. A XVIII 2 страница
  3. A XVIII 3 страница
  4. A XVIII 4 страница
  5. ANDREW ELIOT’S DIARY 1 страница
  6. ANDREW ELIOT’S DIARY 2 страница
  7. ANDREW ELIOT’S DIARY 3 страница
  8. ANDREW ELIOT’S DIARY 4 страница
  9. ANDREW ELIOT’S DIARY 5 страница
  10. Bed house 1 страница

Развитие личности — это, прежде всего, формирование эго-идентичности. По Эриксону, оно протекает в восемь стадий, каждая из которых порождает внутренние конфликты и приводит к возникновению изменяющих личность базисных качеств. Эти новые позитивные качества свойственны всем людям и преимущественно формируются в определенном возрасте. Если социокультурное окружение не поддержало возможность их появления в срок, это еще не значит, что они не возникнут позже, но путь их обретения будет, несомненно, труднее, а развитие личности станет дисгармоничным. Наконец, может возникнуть момент, когда эти качества уже не смогут найти себя в человеке. Место позитивного базисного качества прочно займет его антипод.

Орально-сенсорная (или инкорпоративная) стадия охватывает периодс рождения до одного года2. В это время ребенок живет в соответствии с «принципом удовольствия» и преимущественно взаимодействует с матерью, являющейся носительницей определенных ценностей общества. Эти отношения порождают у него либобазисное доверие к миру, к тому, что его потребности могут и должны быть удовлетворены, либо ощущение недоверия из-за страха потерять то, чего он желает и чем обладает. Доверие возникает, когда ребенок научается выделять из окружающей среды людей и объекты, когда появляется первое смутное ощущение, что он является отдельным существом. Оно является сильным качеством, и человек, по Эриксону, может подпитываться всю жизнь из этого источника надежды вместо колодца печали. Доверие является основой для формирования положительного самоощущения, желания приобретать новый опыт, осваивать новые виды деятельности и витальной способности верить вообще. В окружении, располагающем к доверию, младенец чувствует себя любимым и принятым, и это придает смысл всему его конкретному опыту. Критерием сформированности доверия к миру является способность ребенка спокойно переносить исчезновение матери из поля зрения. В этот период резкая потеря материнской любви может привести к острой детской депрессии или к более мягкому, но хроническому состоянию печали, способному придать меланхолическую окраску всей последующей жизни человека. При всех благоприятных условиях эта стадия вводит в психическую жизнь чувство отлучения и смутную, но универсальную ностальгию по утерянному раю.



Мышечно-анальная стадия охватывает возраст от одного до 3 лет; содержание кризиса выражается в терминах «автономия—стыд и сомнение», а итогом продуктивного его разрешения — сильная воля. В это время ребенок учится самостоятельно передвигаться, есть, говорить, контролировать свои телесные функции, осознает свое индивидуальное начало (автономную волю) и себя как активно действующего субъекта. Главным его стремлением становится борьба заавтономию, за овладение своим существом в противовес сдерживающим силам, будь то земное притяжение или желания родителей. На этой стадии он проходит путь от полной зависимости к относительной самостоятельности, и это дает ему основание осознавать себя автономным существом, способным совершать определенные действия. Отсюда детские: «Я сам, я сам!». Разумеется, эта активность наталкивается на не­одобрительное отношение взрослых, стремящихся ее ограничить. Ребенок же не знает запретов, пока их не нарушит. Эта коллизия порождает первые семейные конфликты, которые являются диалектическими. С одной стороны, если твердо и последовательно запрещается только то, что совершенно недопустимо, конфликты своевременно разрешаются и ведут к развитию автономии. С другой стороны, если родительские запреты становятся всеобъемлющими или ими злоупотребляют, это приводит к появлению зависимости и неуверенности, излишней застенчивости и сомнений. Эти качества снижают самооценку ребенка. Если он подвергается чрезмерному давлению, у него появляется злость на собственную неумелость, он ощущает себя глупым и пристыженным. Испытывая же стыд, он начинает не доверять своей правоте и сомневаться. Попытки родителей часто пользоваться чувством стыда и неуверенностью ребенка довольно быстро обесцениваются и могут породить негативизм, а в будущем — человека, не желающего считаться с общественным мнением. В это время ребенок нуждается в благожелательности и поддержке, фигура отца становится более заметной. Разрешая конфликты, дети и родители приспосабливаются, «притираются» друг к другу. В задачи родителей входит поощрять стремление к самостоятельности, не позволять возникнуть чувствам стыда или неловкости от неудачных действий, сомнениям в ценности детей для окружающих. Стыду следует противопоставить твердость и терпимость, дать возможность ребенку испытать радость от автономии. Доверие у ребенка является прежде всего следствием уверенности его матери, точно так же автономия основывается на чувстве собственного достоинства родителей. Автономия, как и доверие, повышает самооценку ребенка: он чувствует себя не только окруженным теплом и заботой, но и уверенным в своей компетентности. Как правило, чем больше автономия, тем сильнее ощущение собственной ценности. Часто ее критерием являются самостоятельность и степень познавательного интереса к окружающему миру. Автономия всегда предполагает определенные ограничения активности ребенка, но они не должны быть осуждающими, волюнтаристскими, слишком трудными для понимания и соблюдения.



Локомоторно-генитальная (или, по Фрейду, эдипова) стадия проходит с 3 до 6 лет в так называемом игровом возрасте. Ее содержание — противоречие «инициатива и вина», результируемые в жизненной цели. Основной деятельностью ребенка в это время становится ролевая игра, посредством которой осваивается окружающий мир. Через множество ролей в игре как модельной ситуации (1) развиваются отношения с другими людьми через систему отождествлений в игровых ролях; (2) изучаются типично человеческие эмоции, с которыми дети, возможно, еще не сталкивались в реальной жизни; (3) исполняются желания, в ходе чего принцип удовольствия компенсируется и из стиля жизни постепенно превращается в вероятностное явление и (4) преодолевается скука. Будучи основным видом деятельности, игра не является продуктивной в том смысле, что ее мотив заключен в самом процессе. В это время ребенок свободно передвигается, достаточно владеет речью, задает вопросы, осмысливает события, фантазирует, расширяет окружение и определяет границы дозволенного. За всем этим стоит новое базисное качество инициативы, которое порождает любознательность, необычайно энергичную и настойчивую познавательную деятельность. Родители собственным примером, рассказами о жизни и о том, что значит для них великое прошлое, передают детям инициативу в форме подражания идеальным типам людей, часто настолько завораживающим ребенка, что они в состоянии заменить детям героев волшебных сказок. Свою первую инициативу ребенок проявляет дома, выражая страстный интерес к родителю противоположного пола, но, испытав разочарование, может начать бороться против братьев и сестер за любовь своих родителей. В дальнейшем инициатива несет в себе предвосхищающее соперничество с теми, кто оказался первым и потому может занять то поле деятельности, на которое исходно была направлена инициатива ребенка. Для родителей очень важно препятствовать появлению в ребенке чувства вины за любознательность и активность. Вина может подавлять инициативу и любознательность, формировать надолго сохраняющееся осуждающее самосознание. В это время предметом идентификации ребенком себя со взрослыми становится не только мать или отец, но другие значимые взрослые люди.



Стадия латентности приходится намладший школьный возраст с 6 до 12 лет, в основе кризиса лежит противоречие «трудолюбие—неполноценность», а формируемым базовым качеством является компетентность. В эти годы ребенок включается в систематическую организованную деятельность в школе, которую осуществляет самостоятельно или во взаимодействии с другими. Впервые осуществляя работу, приносящую свои плоды, ребенок стремится к признанию и одобрению. В этой деятельности он осваивает символы культуры, различные схемы, инструменты и стандарты активности, формируя трудолюбие и способность к самовыражению. Если со стороны окружения нет признания или одобрения полезной активности ребенка, то не возникает стимула для дальнейшего овладения продуктивными навыками. Неумелость или плохое качество исполнения, особенно в совместной деятельности, ведут к чувству неполноценности. Ребенок может разувериться в себе, в том, что он в состоянии освоить окружающий мир. Более того, расширение круга общения, прежде всего со взрослыми, приводит к сравнению своих скромных достижений с их взрослыми успехами, что также чревато чувством неполноценности, поскольку взрослые знают и умеют больше. Поэтому главная задача этого возраста состоит в том, чтобы у ребенка не возникло убеждение, что ему предстоит столь многому научиться и так много сделать, что нет смысла даже пытаться охватить это, а лучше махнуть на все рукой. Необходимо развивать его трудолюбие, решимость добиваться успехов, экспериментирование во всех областях. К концу этой стадии на первый план выходит проблема компетентности. В школе она может стать особенно острой из-за необходимости освоения большого объема знаний. Освоить их — значит стать компетентным, стать компетентным — значит сохранить положительное самовосприятие. Лишь постепенно ребенок научается избегать ситуаций, где может оказаться некомпетентным. Чем человек моложе, тем больше требований для него обязательны и безоговорочны. У ребенка еще нет достаточной свободы действий, и он обязан выполнять то, что предписано. Поэтому ему часто приходится признавать свою некомпетентность, в том числе и публично, что снижает самооценку и приводит к чувству неполноценности. Очень важно подчеркнуть временный характер некомпетентности и сделать ее поводом для того, чтобы чему-либо научиться, а не объяснять неудачливостью или, хуже того, непоправимым дефектом личности. Овладевая основами знаний, дети идентифицируют себя с представителями отдельных профессий.

Стадия полового созревания охватывает подростковый и юношескийвозраст и длится с 12 до 19 лет; содержание кризиса — «эго-идентичность—ролевое смешение», и продуктивный результат — верность (преданность). К ее окончанию формируется эго-идентичность, противовесом которой является ролевая спутанность (диффузия идентичности по: Эриксон, 1996). Эта стадия порождает вопросы: «Кто я?», «Как жить?», «Чему верить?», «Как отно­ситься к себе?», «Как оценивать других?». Источником формирования эго-идентичности, как уже упоминалось, становятся различные идентификации, часто уходящие в детство. Вначале образцами для подражания становятся родители с их ценностями и нормами, затем спектр ценностей и норм существенно расширяется и усложняется, в его орбиту вовлекаются братья и сестры, сверстники, значимые взрослые. Цепь идентификаций, являясь и защитным механизмом и руководством к действию, приводит к формированию «Я-идеала», после чего возникают дальнейшие возможности интенсивного развития личности. По Эриксону, эго-идентичность формируется в 4 этапа:

 Неопределенность идентичности: подросток еще не избрал для себя никаких определенных убеждений или профессионального направления, ему предстоит решить вопрос, принять ли ему тот стиль жизни и карьеру, которую бы хотели его родители, или он выберет их сам, а если так, то что следует избрать.

 Предварительная идентификация: подросток ставит перед собой определенные цели и выдвигает убеждения, являющиеся отражением выбора, сделанного другими, он как бы примеряет на себя одежду, удобную и опробованную другими.

 Психологический мораторий или кризис идентичности: подросток активно исследует возможные варианты идентичности в надежде отыскать тот единственный, который сможет считать своим (ролевое экспериментирование). Нерешительность и запутанность выбора часто приводят к тому, что молодые люди цепляются друг за друга (как в стае или клане), возникает феномен подростковых групп. Они находятся в своеобразном подвешенном состоянии между «моральностью, выученной ребенком» и «этикой, которая должна быть у взрослого». Эту подвешенность, неспособность к выбору идентичности Эриксон называет «мораторием». Это необходимый для преодоления такой неспособности переход от юности к дальнейшему взрослению. Причиной «моратория» является сочетание физической зрелости и социальной незрелости. Социальному положению и ожиданиям свойственна естественная неопределенность, а необходимость принимать на себя роли взрослого человека (например, отделиться от родителей, создать семью) еще более усугубляет неуверенность в себе. Еще одной причиной «моратория» может явиться необходимость выбора поприща или стиля поведения на фоне противоречивых ценностей или ограниченности жизненного опыта (Эриксон, 1996).

 Достижение идентичности: продвигаясь к той или иной цели, индивид выходит из кризиса и находит свою вполне определенную идентичность, на основе которой определяет для себя род занятий и ориентацию в мире. Исторический контекст является, по Эриксону, немаловажным. В средние века выбор идентификации был крайне ограничен, сегодня же он практически неисчерпаем.

Спутанность идентичности в предельных случаях предполагает целесообразность применения соответствующих психотерапевтических воздействий. Основанная на бунте и отрицании, она приводит к своеобразным проявлениям патологии идентичности: (а) регрессии к инфантильному уровню со стремлением отсрочить обретение взрослого статуса: подростки оказываются неспособными строить планы на будущее, это связано с боязнью взросления и изменений, так как они боятся и не верят, что время способно принести изменения, и в то же время опасаются, что перемены могут все-таки произойти; (б) смутному, но устойчивому состоянию тревоги: оно порождено сочетанием физической зрелости и социальной незрелости подростка и часто приводит к эмоциональной неустойчивости, демонстративности, вспыльчивости, импульсивности и неуравновешенности. Перемены в настроении, по Эриксону, приводят в действие следующий механизм. Вначале подростки, стремясь утвердить независимость, проявляют неуступчивое поведение, дерзость и доводят родителей «до ручки». Далее из-за боязни неминуемого наказания, они становятся дружелюбными и ищут примирения. В результате этого их взаимоотношения с родителями выравниваются, вновь появляется эмоциональная близость и привязанность и, как следствие, отождествление себя с образом ребенка. Последнее вызывает естественный протест, стремление разрушить эту идентификацию и вновь утвердить свою независимость. Таким образом, этот механизм превращается в подобие порочного круга; (в) чувству изоляции и опустошенности: подросток избегает близких отношений и тесных контактов из-за боязни утратить в них собственную эго-идентичность, что приводит к стереотипным и формальным отношениям с окружением; (г) ожиданию чего-то такого, что может внезапно изменить жизнь: преобладанию магического мышления, надежде на «чудо»; (д) страху перед общением; (е) боязни противоположного пола; (ж) враждебности и презрению к существующим общественным ролям: подросток не может эффективно использовать свой потенциал в работе или учебе; любая деятельность требует личной вовлеченности, а он стремится защититься от нее, что проявляется в неспособности сосредоточиться или в увлеченности с головой чем-то одним с пренебрежением к другому; (з) презрению к отечественному и переоценке всего иностранного; (и) поиску «негативной» идентичности, стремлению стать «ничем»­ как единственному способу самоутверждения; индивид стремится найти эго-идентичность, прямо противоположную той, которой отдают предпочтение значимые другие, и выражает презрение и враждебное отношение к предлагаемым вариантам (Эриксон, 1996).

Как правило, результатом этой стадии является полное освобождение от детской зависимости, человек заботится о себе и отвечает за свои поступки. У него возни­кает собственная система жизненных ценностей, о которой он судит как взрослый. Исчезают эмоциональные колебания, мешающие формировать глубокие человеческие отношения. Он полностью осознает и принимает свою половую роль и физический облик, приобретает устойчивые личностные качества, которые с этих пор будут меняться не скачкообразно, но медленно модифицироваться под влиянием накопленного опыта.

Стадия молодого взрослого возраста, или ранней зрелости, продолжается с 20 до 25 лет. В основе кризиса лежит конфликт интимности и изоляции, разрешаемый в чувстве любви. Интимность заключается в том, что нашедший свое Я делит его в глубоких дружеских отношениях или становится самовлюбленным и фиксированным толь­­ко­ на себе. Кроме того, интимность реализуется созданием семейных связей. В настоящей интимности обязательно присутствует взаимность, стремление к разделенной с другими идентичности. Если любовь и секс не отделены друг от друга в человеческих отношениях, то есть возможность создать именно такую любовь, которая может быть разделена другим человеком и возвратится миру через ­детей.

Неотъемлемой частью интимности является дистанцированность, готовность человека отвергать, изолировать и, если необходимо, разрушать те силы или людей, которые кажутся ему опасными. Потребность в укреплении и защите границ своей интимности из естественной, рационально обусловленной может превратиться в предубежденность, фанатизм или чрезмерную готовность жертвовать собой или убивать других. Избавить от этой неблагоприятной метаморфозы может только своевременное определение личных границ на основе взрослой ответственности.

Стадия взрослости занимает следующую четверть века жизненного цикла (25 лет—50-60 лет), содержание кризиса описывается понятиями «творчество—застой», а «сильной» стороной является формирование заботы. Творчество в качестве дальнейшего внутреннего саморазвития личности означает появление у человека (вне себя или семьи) жизненно важных интересов и потребностей, приводящих к формированию его уникальности. Оно проявляется в стремлении воспитывать подрастающее поколение или улучшать общество. Человек, поднимаясь над своей эго-идентичностью, обретает уникальную способность стать самим собой.

Если взрослый человек живет только для удовлетворения своих личных потребностей, для приобретения удобств и развлечений, то эта альтернатива именуется застоем. Место творчества в семейной жизни или вне ее занимает регресс к навязчивой, однообразной потребности в псевдоинтимности. Возникает скука, становящаяся почти экзистенциальной, оскудевают межличностные контакты. Суть существования заключается в повседневном потворстве самому себе, как если бы человек или семейная пара превратилась в своих собственных детей. Излишне говорить, что в этих условиях довольно быстро развивается изношенность, телесная или психологическая инвалидность. Последствия выбора этой негативной альтернативы проявляются в следующем поколении в форме еще большего отчуждения.

Стадия поздней зрелости начинается после 50—60 лет. Содержание кризиса — противоречие интеграции и отчаяния, а формирующаяся сильная сторона — мудрость. Базовое качество, приобретаемое человеком в это время, называется эго-интеграцией. Это сильное чувство целостности собственного Я и ценности прожитой жизни проявляется во внутреннем покое и внешней уравновешенности. Основой эго-интеграции является мудрость, характеризующаяся при всем своем многообразии прежде всего тщательно обдуманными суждениями и глу­боким всеобъемлющим пониманием. При личностной одаренности мудрость редко бывает собственной, чаще ее сущность составляет традиция. Эго-интеграция проявляется также склонностью к порядку, значимости, готов­ности взять на себя лидерство или, при необходимости, отречься от него. Интегрированная личность отличается прежде всего принятием жизни как одного-единственного цикла, определенного круга лиц, составляющих его окружение, личной ответственности за происходящее, собственной интегративности, которая существует и исчезнет вместе с ее носителем. Интенсивность этого чувства определяется отношением к прожитой жизни, которая принесла удовлетворение.

Если жизненный опыт человека не принимается следующим поколением, то возникает разочарование в жизни, когда человек серьезно рискует впасть в безысходное отчаяние и столкнуться со страхом неминуемой смерти. Судьба не принимается как обрамление жизни, а смерть — как ее последняя граница. Именно это отчаяние скрывается у пожилых людей за мизантропией, хроническим недовольством существующим порядком вещей, отвращением или презрением к окружающему.

Таким образом, и к концу жизни человек оказывается перед все тем же, хотя и меняющим время от времени облачения, сопровождающим его выбором, в котором состоит психологическая сущность кризиса идентичности.

 

 

Рекомендуемая литература

 

Адлер А. Индивидуальная психология: теория и практика / Пер. с нем. М.: Издат. группа «Прогресс», 1996.

Велешко Е.,Гладкий М., Евтушенко Н., Кондрат Д., Миронович А., Стамбольский Б. Периодизация развития личности по Э.Эриксону: телефон доверия и компьютер // Вестник РАТЭПП, 1995. № 1. С. 74—78.

Выготский Л.С. Собрание сочинений: в 6 т. Детская психология. М.: Педагогика, 1984. Т. 4.

Джемс У. Психология. М.: Педагогика, 1990.

Кон И.С. Дружба. М.: Политиздат, 1987.

Кон И.С. Ребенок и общество. М.: Наука, 1988.

Кон И.С. Психология ранней юности. М.: Просвещение, 1989.

Крэйг Г. Психология развития. СПб.: Питер, 2000.

Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка / Пер. с франц. и англ. М.: Педагогика; Пресс, 1994.

Тайсон Р., Тайсон Ф. Психоаналитические теории развития / Пер. с англ. Екатеринбург: Деловая Книга, 1998.

Цукерман Г.А., Мастеров Б.М. Психология саморазвития. М.: Интерпракс, 1995.

Шихи Г. Возрастные кризисы. Ступени личностного роста / Пер. с англ. СПб.: Ювента, 1999.

Эльконин Д.Б. Психология игры. М.: Педагогика, 1978.

Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис / Пер. с англ. М.: Издат. группа «Прогресс», 1996 (а).

Эриксон Э. Детство и общество. М.: Издат. группа «Прогресс», 1996 (б).

Глава 19.

Психология
семейного конфликта

Мы с тобою так странно близки,

И каждый из нас одинок.

Зинаида Гиппиус

 

Семья, как полагал Н.А.Бердяев, является социальным институтом, который создан обществом для благоустройства, биологического и социального упорядочения жизни человеческого рода. Она предназначена удовлетворять потребности ее членов и выполняет следующие функции: (а) воспитательную, состоящую в удовлетворении пот­ребности в отцовстве или материнстве, в общении и воспитании потомства и будущей самореализации в детях; (б) хозяйственную, заключающуюся в удовлетворении ма­териальных нужд и содействии сохранению здоровья и восстановлению телесных сил; (в) эмоциональную, проявляющуюся в удовлетворении потребностей в симпатии, уважении, признании, эмоциональной поддержке и защите; (г) духовную, состоящую в удовлетворении потребностей духовного роста и обогащения; (д) социального контроля, заключающуюся в обеспечении выполнения общественных норм, особенно теми ее членами, которым трудно соотнести с ними свое поведение; (е) половую, проявляющуюся в удовлетворении сексуально-эротических потребностей. Особенности личности членов семьи, взаимоотношения между ними или определенные условия жизни могут нарушать выполнение семьей этих функций и приводить к конфликтам, например по вопросам воспитания подрастающего поколения.

Хотя семья кажется вневременной биологической и психосоциальной общностью, состоящей из отца, матери и детей, ее формы менялись на протяжении человеческой истории, всегда оставляя неизменным один аспект: она образует первичную окружающую среду в развитии человека. В настоящее время различают:

нуклеарную (полную) семью, состоящую из родителей и детей и объединяющую два поколения (она является наиболее распространенной); если в ее состав входят представители еще одного поколения (бабушки, дедушки и другие родственники), она называется рас­ши­реннойсемьей;

неполную семью, в которой отсутствует один из родителей; кроме того, если условия жизни не оставляют родителям (даже если формально их двое) времени для семьи, она считается функционально неполной;

большую семью, состоящую из кровных родственников разных поколений и возглавляемую фигурой патриарха или матриарха. Обычно эта семья характерна для сельской местности.

В развитии семьи, как и в развитии человека, су­ществует свой жизненный цикл. Ее зарождение длится от момента заключения брака до появления первого ребенка. В это время происходит психологическая адаптация супругов к семейной жизни и друг другу, складываются отношения между родственниками, происходит обзаведение первым имуществом и завершается приспособление к совместной половой жизни. Основными причинами семейных конфликтов в это время является неподготовленность к совместной жизни, неудовлетво­ренность бытом и вмешательство родственников во взаимоотношения молодых супругов.

Семья с маленькими детьми составляет центральную стадию развития. В ее состав входят несовершеннолетние дети, не начавшие самостоятельную трудовую деятельность. В это время в семье преобладает хозяйст­венная активность, могут возникать трудности в совмещении домашних и рабочих обязанностей. Становится актуальной необходимость сохранения эмоциональной и духовной общности. Важное место занимает воспитание детей, которые проходят череду возрастных кризисов: каждый новый этап в жизни ребенка становится проверкой прочности семьи. Семейные конфликты в это время обусловлены снижением удовлетворенности совместной жизнью. К ним приводит физическая перегрузка супругов, перенапряжение душевных сил, необходимость перестройки эмоциональных и духовных отношений. Недостаточное удовлетворение семейной жизнью проявляется в супружеских изменах, сексуальной дисгармонии, разочаровании в характере партнера или воспитательных неудачах.

Заключительная стадия семейной жизни начинается после того, как последний из детей начинает трудовую деятельность и создает свою семью. В это время в семье происходят новые качественные изменения. Она утрачивает свою воспитательную функцию, попытки родителей ее продолжить наталкиваются на сопротивление повзрослевших детей. Хозяйственная деятельность сводится скорее к сохранению нажитого, чем к новым накоплениям. Актуализируются проблемы здоровья, поэтому все большее значение приобретает отдых. Типичной является необходимость участвовать в домашнем труде и уходе за следующим поколением. При этом нередко дети перекладывают заботы по воспитанию уже своих детей на родителей и прародителей. Этим объясняются многие конфликты. Позже это усугубляется выходом на пенсию, сужением круга возможностей самореализации, снижением самооценки, недостатком чувства востребованности и значимости.

На любом этапе жизни семьи возникающий конфликт, как считал видный французский мыслитель Г.Маркузе, имеет своим предметом вопрос о власти, о том, кто будет доминировать в браке, что и приводит к психической травме его участников. Ее особенности уже описывались ранее. Семья, как и внешние экстремальные ситуации, может быть источником травмы и вызывать у ее членов тяжелые психические переживания. В структуре семейной травмы центральное место занимают тяжелые эмоциональные переживания, нарушающие служебные, трудовые или учебные взаимоотношения пострадавшего. При этом именно роль семейного конфликта является ведущей, поскольку именно отношения в ней составляют для большинства ядро иных разнообразных межличностных контактов. Они отличаются многосторонностью, тесной взаимосвязью и взаимозависимостью, а также особой открытостью и, следовательно, уязвимостью члена семьи в отношении травмирующих внутрисемейных влияний.

Э.Г.Эйдемиллер и В.В.Юстицкис (1999) отмеча­-ют, что семейный конфликт порождает психические пе­­ре­жи­ва­ния, которые могут выражаться различными состоя­ниями.

Состояние глобальной семейной неудовлетворенности возникает в результате фрустрации из-за резких расхождений ожиданий в отношении семьи и действительной жизнью. Если эти несоответствия осознаются, то абонент открыто признается, что семейные отношения его не устраивают и не выдерживают даже минимальных требований («Наша жизнь в семье всегда одинакова плоха», «Мне не повезло в браке», «Мы ошиблись, нам никогда не было хорошо друг с другом»). Немедленно разойтись, как правило, мешают важные, психологически понятные обстоятельства. Глобальная неудовлетворенность может провоцировать возникновение агрессивных действий. Если фрустрация осознается недостаточно, то супруг может говорить об относительной приемлемости семейной жизни («Живем не хуже, чем другие»), а неудовлетворенность проявлять косвенным образом: (а) в жалобах на монотонность, скуку, бесцветность жизни, отсутствие радости или ностальгических воспоминаниях о холостой жизни («Живем не как люди», «Делаем все не так»), (б) в многочисленных нареканиях на различные частные стороны семейной жизни и (в) в особых феноменах жизни семьи, называемых «каплей дегтя», когда второстепенная проб­лема разрастается до несоответствующих размеров, серьезно снижающих удовлетворенность супругов семейными от­ношениями; нарастает фрустрация, один либо оба члена семьи утверждают, что стали «нервными» в силу какого-то частного повседневного обстоятельства; появляю­тся эмоциональные взрывы, например, если неожидан­но открывается возможность заново создать семейный очаг.


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.027 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты